History (RU)

ЛЕТОПИСЬ ЖЯМАЙТОВ

(Приводимые древнейшие точные даты и связанные с ними записи из текстов на монетах Гогорта 1266 года и Минтеля 1275 года пока необъяснимы. Они не противоречат многочисленным фактам археологии, антропологии, генетики, истории, топонимики, лингвистики и письменным памятникам.)

Введение.

Летопись жямайтов – взгляд в прошлое народов Литвы и многих других стран на основе современных знаний, артефактов и старинных письменных источников. Каждый народ имеет своё прошлое, которое можно восстановить благодаря новейшим достижениям науки.

Так прошлое становится историей, часто отличной от той, которую мы привыкли принимать без критики. Истина есть не противоречащее фактам высказывание. И когда открываются факты, противоречащие убеждениям, необходимо менять убеждения, либо упорно отрицать и замалчивать факты. Последнее рано или поздно приводит к плачевному результату.

Языки жямайтов и литвы имеют общие древние корни с разными языками мира. В их числе: санскрит, фракийские, романские, славянские, германские, кельтские, финно-угорские, тюркские и арабские, латышский, прусский, греческий, китайский, армянский, бурятский и баскский языки.

Такая общность возникла не только от взаимодействия народов, но от главной причины образования языков – болезней. В далёком прошлом сильный мор (оспа, чума, тиф и другие эпидемии) приводил к гибели почти 95 % населения. В одной деревне при средней численности жителей в 40 человек и средней продолжительности жизни в 22 года нередко выживали только двое детей. Оставаясь одни они и образовывали новый язык, близость которого к исходному зависела от их возраста. Так появились многие языки из одного первичного.

Был ли им язык литвы или жямайтов можно лишь предполагать. Очевидно, что языки этих родственных народов и их прошлое имеют очень древние корни.

Начало предков жямайтов в Африке и некоторые пояснения.

В 82 тыс. до н. э. на востоке Африки появились такие, как и мы люди, которые в 68 – 33 тыс. до н. э. расселились по Африке и западу Азии, в 58 – 30 тыс. до н. э. – в Евразии и в 63 – 13 тыс. до н. э. – в Австралии и Америке.

С 48 по 11,7 тыс. до н. э. у жителей суши между Индийским океаном и горой Килиманджаро были удлинённые головы с большимEnkapune Ya Muto 1и затылками, узкие лица и носы. Они обитали в пещерах, охотились на зебр, антилоп и жирафов, при помощи сетей, привязанных к волосу крючков и гарпунов добывали рыб, собирали в Enkapune Ya Mutoпищу улиток и растения. Их призматические ядрища, мини скребки в форме полумесяца и двусторонние ножи сделаны из кварца, кремня или обсидана. Местные женщины украшали себя бусами из скорлупы яиц страусов и шариками из бисера. Мёртвых погребали в обложенных камнями ямах в скорченной позе на левом боку и посыпали красной охрой. kenya

В 17511 году до н. э. (В тексте монете Гогорта: «в 18776-м году», 18776–1266+1=17511) предки жямайтов пришли на запад в Вингарею (земля между озером Танганьика и рекой Малагараси) из Бринкхавы (земля между Индийским океаном, реками Панзани и Галана, и Килиманджаро), где жили изначально.

Земля – территория между водными рубежами, название которой понятно из её контура и древнего английского языка. Старинные названия тысяч земель и племён Европы, Азии и Африки, а также название Туле (Thule) для Америки неоспоримо подтверждают деятельность древних англоязычных картографов. Довольно часто названия племён и земель их обитания совпадали.

В XVIII VII тыс. до н. э. между Белым Нилом, Рувумой и Индийским океаном существовала археологическая культура Магоси.

Для неё характерны раскраска тела охрой, тонкие остроконечные микролиты – миниатюрные каменные орудия размером до 3 см, обработанные отжимной ретушью листовидные и треугольные наконечники копий и стрел, а также тщательно оббитые топоры и призматические ядрища.

В 16706 году до н. э. предки жямайтов пришли с юга в Бульверию (междуречье Белого Нила, Эз-Зерафа и Собата).

В тех краях есть понятные современным литовцам названия.

По два села Аселле, Келё и Вака, asilė – ослица, kelio – пути, жямайт. vaka – ребёнка.

Селения: Алга, alga – плата, Асила, asilo – осла, Байзо, baisa – страх, Балла-Балла, bala – болото, Бамба, bamba – пуп, Банга, banga – волна, Батие, batai – сапоги, Бодупа, upė – река, Бурие, buria – гадает, Бурно, burno – рта, Бута, butas – жильё, Данго, dangus – небо, Дангуя, danguje – на небе, Дан-Гулби, gulbė – лебедь, Дебесса, debesis – облака, Дега, dega – горит, Дибила, debilo – дебила, Дибиле, debilė – дебилка, Дидинга, didinga – великая, Динга, dingo – исчез, Доба, duoba – дупло, Дора, dora – добродетельная, Дубисса и река в Литве Дубиса, Двардаго, dvaras dego – двор горел, Джугу, džiugu – радостно, Эйк, eik – иди, Габена, gabena – переносит, Гарса, garsas – звук, Гедо, gėdos – позора, Геле, gėlė – цветок, Гида, gyda – лечит, Гульба, gulbė – лебедь, Гунди, gundo – соблазняет, Игула, įgula – команда, Кабо, kabo – висит, Кака, kaka – говно, Катете, katytė – кошечка, Касама, kasama – рытая, Кервине, kervina – медленно идёт, Кибау, kybau – свисал, Коя, koja – нога, Кумо, кumo – кума, Кунтаур, kentauras – кентавр, Квале, жямайт. kvailė – глупая, Лаба, laba – добрая, Лекана, liekana – остаток, пережиток, Леле, lėlė – кукла, Лигонья, ligonė– больная, Лимбвета, vieta – место, Манкоя, жямайт. mankoja – моя нога, Маррупа, maroupė – река чумы, Мата, жямайт. mata – видишь, Маудас, maudo – купает, Мега, miega – спит, Мушима, mušima – битая, Нагара, nugara – спина, Петауке, pietų аukа – жертва обеда, Пиета, pietus – юг, Радона, raudona – красная, Рага, ragas – рог, Рунка, жямайт. runka – рука, Ружаво, ružavo – розового, Сакалунга, sakalo anga – отверстие сокола, Сала, sala – остров, Салданья, saldainis – сладость, Сена, siena – граница, стена, sena – старая, Шиуре, šiaurė – север, Таппита, tapyta – нарисована,Тариме, tarime – произносим, Тарка, tarka – тёрка, Тавета, ta vieta – то место, Вальдия, valdo – правит, Вандо, vanduo – вода, Варгэ, varge – в беде, Верда, verda – варит, Вондо.

Реки: Банга, banga – волна, Девули, dievuli – боже, Герис, gėris – питьё, Гулби, gulbė – лебедь, Кампе, kampe – в углу (эта река в Нигерии имеет форму угла), Карианга, kairė anga – левый проём (который действительно образует её русло), Кариега, kario jega – сила воина, Кунене, kūn(as) – тело, -iene – женское окончание, Саура, siaura – узкая, Тургве, turgus – базар.

Вершины: Царас (1805 м), caras – царь, Данго (821м), dangus – небо, Гера (1790 м), gera – хорошая, Мекула (1441 м), uola – скала, Саури (852 м), šiaurė – север, Шено (842 м), šieno – сена.

Мыс Верга и verga – раба.

В 16192 году до н. э. предки жямайтов ушли на восток в землю Сургорир (полуостров Сомали между океаном и реками Веби-Шебели, Фафан и Джерер, горой 2101 м и рекой Дурдур).

В 16188 году до н. э. попали там в рабство («вярговию»).

В 15998 году до н. э. освободились.

В 14137 году до н. э. вновь взяты в рабство мирегорами с северо-запада (из земли между реками Нил и Атбара, горой Киркемеше, реками Джера и Рахсу).

Jebel Sahaba Около 11790 года до н. э. на кладбище Джебель Сахаба (на севере Судана) погребены в скорченном положении на левом боку головами на восток и юго-восток десятки убитых копьями, дротиками и стрелами взрослых и детей, имевших удлинённые головы, большие затылки, узкие носы и лица.

В 11498 году до н. э. предки жямайтов пришли из рабства в Бассарию (земля между рекой Шангане, горой 511 м, реками Нванеци, Лимпопо и Сангутане).

В 10500 году до н. э. вернулись на север в Бульверию.

В 10476 году до н. э. взяты в неволю пришедшими с запада боссиями (из земли между рекой Шинко, горой Манда, реками Эль-Араб, Лоль и Рага).

В 10080 году до н. э. пришли с юга из Бульверии в Айгиповс (земля западного берега Нила, гр. Αίγυπτος Египет звучит Айгиптос).

sebilВ XIIX тыс. до н. э. в среднем течении и низовьях Нила существовала археологическая культура Себиль. Её каменные орудия схоши с микролитами культуры Магоси. Люди этой культуры были высокого роста, имели удлинённые головы с большими затылками, узкие лица и носы.

В 8290 году до н. э. предки жямайтов взяты пришедшими с юга версвонами (из междуречья Белого и Голубого Нила).

Начало в Европе.

В 8012 году до н. э., пробыв 278 лет в рабстве в Айгиптовсе, пришли на север в Савонию (земля между Лабой и Западными Судетами).

В 7522 году до н. э. взяли Савазванозию (землю между Гросс Рёдером, Шварцзе и Эльстером).

В VIIIVII тыс. до н. э.в бассейне Лабы и между Эльбой и Зале существовала Чешско-Тюрингская археологическая культура, для которой характерны тонкие остроконечные микролиты, обработанные отжимной ретушью треугольные наконечники стрел, ладьевидные каменные топоры и захоронения в обложенных большими камнями ямах со скорченными скелетами, посыпанными красной охрой. Люди этой культуры имели высокий рост, удлинённые головы с большими затылками, узкие лица и носы.

Названия немецких городов Gera, Jena и Werdau схожи с литовскими gera – хорошая, iena – оглобля, verda – кипит, река и город Weida – с vaida – призрак, река Rauda – с rauda – красная краска и плач, посёлки Aschara, Banda, Bandau, Bauda у Майссена, Dobia у Цойленроды, Dohna около Дрездена, Gohlis на Эльбе, Griebenow, Kayna у Мойзельвитца, Karwe, Kausche, Craupe возле Люббенау, Kurtschau у Грайца, Milda у Йены, Mohlis у Альтенбурга, Rodau у Плауэна, Strehle, Schwaara у Геры, Warnow, Werda у Фалькенштайна и Wilkau – с ašara – слеза, banda – стадо, bandau – пробую, bauda – штраф, duobia – выдалбливает, duona – хлеб, guolis – логово, grybiena – грибница, kaina – цена, karvė – корова, kaušė – глупая, kraupi – страшная, kurčia – глухая, Milda – богиня любви, molis – глина, rodau – показываю, strėlė – стрела, švara – чистота, varno – вóрона и vilko – волка, река Лаба в Чехии – с laba – добрая, приток Лабы Упа – с upė – река, село Růžová у Дечина – с ružava – розовая, городок Чабувец в Высоких Татрах Словакии – с čiabuvis – местный.

В 6622 году до н. э. предки жямайтов взяли германов в Сиберии (междуречье Дона, Цимлы, Чира, Калитвы и Донца).

В VIIV тыс. до н. э. в бассейне Северского Донца существовала Донецкая археологическая культура.Ax

Её микролиты и ладьевидные каменные топоры схожи с Чешско-Тюрингскими. Покойников хоронили в ямах в скорченной или выпрямленной позе вместе с инвентарём.

В LXVII LIII веках до н. э. на севере Греции существовала археологическая культура Неа Никомедия, оставленная племенем кэтов.

Между Охридским и Преспанским озёрами находится земля Кэт, имеющая форму кота (англ. cat).

Nea NikomediaДля культуры Неа Никомедия характерны прямоугольные полуземлянки с плетеными и обмазанными глиной стенами, обожженные расписные шарообразные сосуды, каменные топоры и глиняные фигурки лягушек и сидящих женщин, а также скорченные погребения без инвентаря.

Появившаяся у кэтов ещё до LIII века до н. э. письменность понятна современным литовцам.

В Индию, Крит и другие земли.

В 6508 году до н. э. предки жямайтов взяли саков в Веровалархе (междуречье Мургаба, Меймене и Ширинтагао).

В 6472 году до н. э. они взяли саков в Бактрах (междуречье Амударьи, Сурхандарьи, Карадарьи и Заравшана).

В то время в тех краях появляются многочисленные поселения по берегам рек и озёр, скотоводство, собаки, шлифованные каменные топоры, микролиты, обработанные отжимной ретушью листовидные и треугольные наконечники копий и стрел, призматические ядрища, а также захоронения скорченных скелетов на боку, посыпанных красной охрой. Эти люди имели высокий рост, удлинённые головы с большими затылками , узкие лица и носы.

В 6322 году до н. э. предки жямайтов ушли в Индию.

В 6257 году до н. э. они пришли в Индию (междуречье Инда, Луни, Бараха, Сатледжа и Панджнаба).

С LXIII по XXXIII век до н. э. в бассейне Инда существовала археологическая культура Мехргарха.

Для неё характерны кирпичные дома, медные орудия и микролиты, глиняные горшки с волнистым или круговым орнаментом, женские и мужские статуэтки, бусы из раковин, а также изображения быка или его головы.

Люди культуры Мехргарха хоронили умерших в скорченной позе на левом боку головой на юг или в вытянутом положении на спине в ямах с инвентарём, посыпая их красной охрой. Они были высокого роста с удлинёнными головами, большими затылками и узкими лицами.

В тех краях есть понятные современным литовцам названия и имена: упоминавшийся во II веке город Дабокла, посёлки Антри, Ауса, Байси, Банга, Бьяура, Дантевара, Деваданд, Девас, Гунда, Кална, Калнай, Калва, Катра, Кхулна, Лупо, Малда, Мандра, Мокама, Нагла, Намай, Паропия, Педе, Пурва, Ранка, Седа, Сунсарга на юге Тибета, Сурада и Тикри, которым соответствуют литовские слова daboklė – арестный дом, antri – вторые, ausis – ухо, baisi – страшная, banga – волна, bjaura – скверная, dantį varo – удаляет зуб, diеvo dantis – зуб бога , dievas – бог, gunda – искушает, kalnas – гора, kalnai – горы, kalva – холм, katra – которая, kulnas – пята, lupo – били, malda – молитва, mandra – нарядная, mokama – умелая, nagla – наглая, namai – дома, parapija – приход (община), pėdė – столб, purvas – грязь,ranka–рука, sėda – заход (солнца), šuns sargas – собачий страж, surada – нашла, tikri – верные, гора Педа (1360 м) и pėda – ступня, бог Шива и šyvas – седой или светло-серый, божество деторождения Праджапати и pradžia – pati – начало – жена, богиня растительности Крумай и krūmai – кустарник.

В LXIII LVI веках до н. э. в междуречье Пиньоса и Вардара существовала археологическая культура прото-Сескло. Она близка культуре Неа Никомедия.Protosesklo

Ей присущи статуэтки сидящих женщин.

Около 5922 года до н.э. на острове Спигино озера Биржулис (Тяльшяйский р-н) был похоронен древнейший найденный в Литве человек – посыпанная красной охрой среднего роста европеоидного вида женщина с коротким и широким черепом возрастом около 33 лет с 7 амулетами из просверленных звериных зубов и кремневым наконечником стрелы. Её положили на спину в вытянутом положении, головой на юго-восток. Скорее всего, она была из родственного финнам племени.

В 5886 году до н. э. предки жямайтов взяли Бевархару, Ватсу, Сурбиреру, Вартсазсихоув, Брокенхатчету (все земли находятся в северной части современного штата Бихар).

В 5868 году до н. э. они взяли видарбхов (из междуречья Нармады, Ханы, Шивнатха, Банджара и Халона).

В 5815 году до н. э. предки жямайтов взяли Гроскову (междуречье Удета, Тела, Онга и Джонка), Падвию (междуречье Арпы, Шивнатха и Курунга), Гедру (земля между Гросковой и Тракой) и Траку (точнее – Сраш, землив междуречье Шиванта, Маханади и Котри, имеющая контуры дрозда – англ. thrush).

Тогда же жители Траки назвались траками (фракийцами), точнее – сраками.

В LVIIIXXV веках до н. э. из археологической культуры прото-Сескло возникла культура Хирокития, распространённая на Кипре.

Её люди клали покойников в яму в скорченном виде на правом боку вместе с инвентарём.

В LVILIII веках до н. э. на юге и юго-западе Малой Азии существовала археологическая культура Хаджилар, близкая культуре прото-Сескло.

HacilarДля неё характерны кирпичные города и дома с покрашенными красной краской внутренними стенами и полами, глиняные головы быков, статуэтки мужчин, сидящих женщин, животных и медведей, каменные печати, полированные топоры, расписанная красной краской со спиральным и угольным узором посуда, сосуды в виде мужской головы, микролиты, а также черепа в домах и скорченные погребения.

В 5498 году до н. э. предки жямайтов взяли Гондвану (междуречье Харана, Сона, Белана, Ганга, Джамны, Кена и Бермы).

В 5471 году до н. э. они взяли Ведресию (земля восточнее реки Брахмани возле Роуркелы).

В 5390 году до н. э. предки жямайтов взяли Бовехару, Вратху, Веду и Сватхару (земли в междуречье Брахмани и Каркари).

В 5268 году до н. э. они взяли Бульвану (между реками Маханади и Хасдо, горами Хазарибаг и рекой Манд).

В LIIIXLVI веках до н. э. на западном побережье Чёрного моря существовала археологическая культура Хамангия, близкая культуре прото-Сескло.

Ей присущи каменные крепости и дома, глиняные статуэтки сидящих женщин. Умерших погребали с инвентарём в ямах в скорченном виде на правом боку. Они были высокого роста с узкими лицами, удлинёнными головами и большими затылками.

В 5228 году до н. э. предки жямайтов взяли Видеху (междуречье Ганга и Моханы) и Каши (земля между горами Хазарибаг и реками Канхар, Сон и Уттар-Каял).

В 4508 году до н. э. они взяли Магадху (земля между горами Хазарибаг и реками Арпа, Хана, Халон и Нармада).

В XXXVIII XXIII веках до н. э. в среднем течении Нила существовала близкая культуре Хирокития археологическая культура Бадари.

Для неё характерны глиняные статуэтки быков, рыб и сидGebelenящих женщин, а также лощеная посуда красного и коричневого цветов.

Её представители были европеоидами с удлинёнными головами, большими затылками, светлыми волосами, узкими лицами и носами. Их хоронили в скорченной позе на левом боку головой на юг и лицом на запад. Неглубокие могилы устилали тростниковыми циновками, ставили горшки с пищей, а тело накрывали тканью, шкурами или матами и камнями.

В XXXIII XVIII веках до н. э. между Индом, верховьями Ганга и Нармадой существовала оставленная племенем дарданов археологическая культура Хараппы, которая развилась из культуры Мехргарха. Эту культуру уничтожили арии.

Ей присущи кирпичные города, дворцы, храмы и дома, повозки, бронзовые мечи, кинжалы, топоры, булавы, зеркала и бритвы, каменные шлифованные топоры, микролиты, наконечники копий и стрел из камня или бронзы, а также глиняные статуэтки женщин, животных и печати. Плоскодонная посуда украшалась геометрическими знаками, изображениями птиц, рыб, черепах и листьев, несколькими горизонтальными полосами или рядами вертикальных линий.

Люди Хараппы хоронили покойников на спине в вытянутом положении головой на север в ямах с инвентарём. По своему виду они были европеоидами с удлинёнными головами, большими затылками и узкими лицами. Они знали золото, серебро, бронзу, медь и свинец, почитали голову быка, женские и мужские глиняные статуэтки, каменные мужские головы с бородкой.

Их письменность, содержащая более 400 знаков, понятна современным литовцам.

Harappa swastikaНа многих найденных в Хараппе печатях изображён символ счастья и добра – свастика, характерная для всех последующих археологических культур предков жямайтов и литвы.

В XXX XXIII веках до н. э. у Кандагара существовала археологическая культура Мундигак, родственная культуре Хараппы. Её могли оставить орисы.

Культуре Мундигак присущи кирпичные замки, храмы и дома, каменные мужские головки и ладьевидные шлифованные топоры, глиняные фигурки женщин, быков и других животных, расписная посуда с угольным узором, медные печати с крестом, культ голубя и змеи, а также заколки с двуспиральными головками.

В том краю встречаются понятные литовцам названия: два селения Корве, сёла Булола, Башт, Буст, Гана, Калва, Колва, Келате, Пешуйе, Раудатайп, Руда, Cена, Шарлаук, Талка и река Кела, которым соответствуют: karvė – корова, bulio ola – пещера быка, bokštas – башня, būstas – жилище, gana – достаточно, kalva – холм, kelatė – поднимаетесь, piešu jo – рисую его, rauda taip – причитает так, rūda – руда и ruda – коричневая, sena – старая и siena – граница, šarą lauk – заботу прочь, talka – толока, kyla – поднимается.

В XXX XIX веках до н. э. в дельте Хильменда существовала археологическая культура Систана, развившаяся из культуры Хараппы. Её могли оставить сабы.

Культуре Систана присущи кирпичные дома, глиняная красная посуда и фигурки животных, печати со свастикой и крестом, культ змеи и захоронения в курганах с инвентарём умерших в скорченной позе на левом боку головой на запад. Люди этой культуры были высокорослыми кроманьонцами балтийской расы и имели удлинённые головы с большими затылками, узкие профилированные лица с высоким лбом, узким носом икрупной узкой челюстью.

В XXVIII XV веках до н. э. на острове Крит существовала Br ax Messara Creteминойская цивилизация, уничтоженная греками-дорийцами.

Её посуда, орудия, двулезвCretaийные топоры, каменные или глиняные статуэтки животных, птиц и сидящих женщин, маски-личины, украшения, двуспиральные подвески, знаки и орнаменты схожи с фракийскими.

1600BCE KritМинойская письменность также понятна
нынешним литовцам.

На одном из критских сосудов под свастикой есть краткая надпись: «τουρτουΑτνεš», что сходно литовскому: «turtų atneš» – принесёт богатства.Crete swastika

Критяне, как предки литвы и жямайтов, почитали быков, голову быка и фаллос, а также голубей и змей, изображения которых помещали в своих храмах.

Им присущи высокий рост, узкие лица и удлинённые головы с большими затылками.

Snake Goddess Crete 1600BCНазвания критских поселений: Гаудос, Камара, Лангос, Маза, Мирес (Μοίρες), Сталёс и Виенос схожи с литовскими gaudo – ловит, kamara – кладовая, lango – окна, maža – малая, miręs – умер, stalius – столяр и vienos – одной.

Ответвление минойской цивилизации XXVI – XXV веков до н. э. было первым в Трое (культурный слой Троя I).

Древнее племя Крита – прасии, известное по II век н. э. обитало также и в Индии.

В XXVII XVI веках до н. э. в долине Инда существовала цивилизация города Мохенджо-Даро, родственная культуре Хараппы.

Её характерная особенность – облитые сосуды.

Письменность Мохенджо-Даро понятна современным литовцам.

Возвращение в Европу.

В 2518 году до н. э. предки жямайтов вернулись из Индии.

На пути в Европу их поселения остались в Средней Азии. Крепости Алтын-Депе, Ганур-Депе, Намазга-Депе, Улуг-Депе и другие на юге Средней Азии обнесены кирпичными стенами с мощными башнями. В их центре находился храм с изображением головы быка.

Au Altyn-DepeКолёсные повозки, орудия, украшения, фаянсовые бусы, глиняные и каменные статуэтки женщин, головки быков, изделия из слоновой кости, а также бронзовые зеркала и печати с иероглифами и свастикой свидетельствуют о связи жителей с людьми цивилизации Хараппы. Крепости существовали по XIX век до н. э.??????????????????????????????

Жители этих крепостей и селищ имели удлинённые головы с большими затылками. Они погребали умерших в ямах с инвентарём в скорченной позе головой на север и лицом на запад.

В XXVI XV веках до н. э. археологическая культура шнуровой керамики распространилась на запад от бассейна Волги до Дуная и Рейна, а также в Карелии и Скандинавии.

Антропологически люди этой культуры были кроманьонцами балтийской расы выше среднего роста, с удлинённой головой, большим затылком, высоким и крутым лбом, профилированным лицом, узким и длинным носом, узким выраженным подбородком и низкими глазными орбитами. Отношение ширины лица к высоте от вершины лба до верхних зубов – более 0,9. Генетически они наиболее близки представителям высших каст севера Индии.

По местным особенностям различают: среднеднепровскую, фатьяновскую (XXV – XVI веков до н. э.), балановскую, подкарпатскую и родственные им культуры шнуровой керамики Украины, запада России, юго-востока Прибалтики, малой Польши, Богемии-Моравии, средней Германии и Альп; ладьевидных каменных топоров Скандинавии и Эстонии, одиночных могил Скандинавии, Дании, севера, востока и центральной частей Европы; культуру Злота (XXII – XVIII веков до н. э.), Жуцевскую (между устьями Вислы и Швянтойи, от Rzucewo), приморскую и висло-неманскую культуры; культуру широкодонной керамики Нидерландов, саксо-тюрингскую (XXII – XIX веков до н. э.) и родственные ей культуры; одерскую культуру и культуру Рейнских кубков.
Axe

Всем этим культурам присущи курганные и плоские могильники с красной охрой, бронзовыми орудиями и шлифованными каменными топориками в форме лодочек с просверленным отверстием для топорища, кремневыми кельтами, бронзовыми или каменными треугольными, или форме листа ивы наконечниками копий и стрел в могилах воинов, медными кольцевидными гривнами в форме змеи и однолезвийными ножами, медными или золотыми змееподобными серёжками, кольцами и двуспиральными подвесками, серебряными спиральными браслетами с двумя спиралями на концах, Divchi Kamenянтарными ожерельями, а также глиняные пряслица, гладкостенные плоскодонные горшки и банки, орнаментированные поясами шнура, наклонной гребёнки, зубчатого штампа, насечек, ямок, ногтевидных наколок или волнистых линий. Покойников хоронили в яме или каменном ящике в скорченной позе на боку головой на запад или в вытянутом положении на спине головой на юг, либо сжигали. В ценральной части Европы мужчин погребали с оружием, молотком и кремнями на правом боку головой на запад, женщин – с посудой и украшениями на левом боку головой на восток.Sachsen-Anhalt

В тех краях есть понятные литовцам названия: приток Оки Дугна и dugnas – дно, приток Оки и город Жиздра и žizdras – крупный песок, урочище Вырва в Запорожье и virvė – верёвка, Пильна Нижегородской области и pilna – полная, Вешкайма Ульяновской области и vieš(as) kaima(s) – открытая деревня, Копа Актюбинской области и kopa – бархан, Дантиск – латинское название Гданьска и dantis – зуб, Дзиевуле (Dziewule) у Седльце и dievuli – боженька.

Также и в Скандинавии. Селения: Alga, alga – плата, Asele, asilė – ослица, Atrask, atrask – найди, Eina, eina – идёт, Garsas, garsas – звук, Gråbo, grabo – гроба, Karsta, karstas – гроб, Koja, koja – нога, Langas, langas – окно, Myre, mirė – умер, Radom, radom – нашли, Ruda, ruda – бурая, Storå, storo – толстого, Styrnas, stirna – косуля, Valo, valio! – ура!, Varnas, varnas – ворона, Varp, varpas – колокол, Varva, varva – капает, Vietas, vietos – места. Вершины Labba (1208 м), laba – добрая и Ribovardo (875 м), ribos vardo – названия рубежа.

Египет.

В XXIII в. до н. э. из археологической культуры Бадари произошла цивилизация Египта, существовавшая по 642 г. н. э.

Названия городов Египта, понятные современным литовцам: Дабурва (упомянул Ибн Хордадбех) и duob-urvas – яма-нора, Канопос и kanopos – копыта, Коптос и koptos – лестница, Сиена на южной границе и siena – граница. Столица Куша – Бедеви (Мероэ) и Egypt Nekhbetbedievė – безбожница.

Письменность цивилизации Египта также понятна литовцам и открывает многие тайны прошлого и будущего.

Философ Иммануил Кант пророчески заметил, что литовский язык является ключом к истории народов.

Священными животными Египта были бык, сокол, обезьяна и змея, а символами – свастика и фаллос.

Траки.

С XXII века до н. э. по конец V века н. э.культуру шнуровой керамики продолжили культуры, оставленные племенами траков (фракийцев), населивших земли между Южным Бугом, Чёрным, Мраморным и Эгейским морями, Пиньосом, реками По и Тибр, а также Малую Азию.

Впервые их упоминает Гомер в рассказе о Троянской войне в «Илиаде». Древнегреческий историк Геродот писал: «Народ фракийский после индийцев – самый многочисленный на земле».

Известны следующие племена траков: абенны, агасирсы (скифо-траки), агры, акрокомай, аксомы, аласоны (скифо-траки), албокенсы, алмоны, амантины, анарты, анартофракты, аоты, аппулы, апсинсы, аргеазай, армопы, арпы, артаки, асаманы, астай, авайты, авиениаты, автариаты, банты, бебрики, бенны, беттегерры, бисалты, бистоны, боттиай, бриантай, бриги, брисай, дакай, дансалетай, данубы, дарданы, дарсы, дасилы, датуленты, дафнаки, денгеры, дерреи, дерроны, дерсай, десилы, дигерры, дии, диобесы, дисоры, дивы, добериенсы, доберы, долонки, дрои, дросы, другеры, эды, эдоны, элеты, элимы, эмасы, энеты, эордай, эвтрибы, финны, фисонитай, фрагонды, фригай, фсерай, галавры, гаудай, гетай, грестоны, хари, хипсалты, хонориаты, ихнай, исмары, каберы, кайничи, каллипы (скифо-траки), карбилесы, карбилеты, кары, карпы, кавкавны, кавкоенсай, келалеты, келегеры, кены, кепнаты, кеврены, киагинсай, киконы, килалеты, кипры, клариай, коэлалетай, коэлеты, коэртовоки, кораллы, корелы, корпилы, котенсай, кранай, крестоны, кровидай, кровинги, кровисы, ксансы, ктистай, ладепсы, лайай, лелеги, летай, лиды, ликии, линкесты, магоны, мадуатены, магнеты, македоны, мандай, мариандины, меланды, меоны, мигдоны, милии, минды, миргеты, мисы, мисины, моесы, морисены, мушки, нипсай, одоманты, одрисай, орестай, орикай, оррески, оррисай, осии, пафлагоны, палары, панай, парорай, пэты, пелагоны, пеласги, пеонай, пеоплай, петай, пиефиги, пиерисы, пиеры, пигмеи-катизы, пирай, пирогеры, потулатенсай, предасенсай, прессы, прианты, прусии, псесы, рэдакенсай, сабии, сагры, сайтай, салденсай, самай, сапай, сарапары, сатрай, сатрокенты, савоки, сеелии, сейи, селлетай, семпсы, сенсай, сердай, сигинны, сикивои, синдопы, сины, синты, сисонай, скавгдай, скирмиасай, соканы, сраки, сракеси, сталеты, сукьи, сунатай, терики, теризай, термессы, тевкры, тевриски, тиды, тилатай, тимахи, тинтены, тирагеты, траки, траллай, транипсай, траспы, травсеры, травсы, трерай, трибаллы, триксай, трилатай, трисплы, уэкры, уздикенсы, вассары, верекинты, виефы, виессы, висалтай, висины, воуреденсай и воуры.

Дарданы с XIX по XIV век до н. э. жили в Трое (культурный слой Троя VI), по VII век н. э. – в Верхней Мёзии и по II век – на севере Индии восточнее Инда. Тевкры обитали в Трое после дарданов (культурный слой Троя VIIA) с XIII века по 1167 год до н. э. Киприи населяли Македонию и Кипр. Ладепсы и финны жили в те времена во Фракии и на северо-востоке Скандинавии. Корелы были во Фракии и Корелии (с 1617 года – Карелии, населявшие её с VI века корелы впервые упомянуты в Новгородской берестяной грамоте 1066 года). Название летай созвучно леттам, обитавшим с VI по XIII век в междуречье Гауи и Сусеи (в Латвии), мариандины – мадиандинам, населявшим в IV веке до н. э. земли возле Ганга, одрисай – городу Полоцкого княжества Одреск, который в 1078 году ходил воевать вместе с половцами смоленский князь Владимир Мономах, а осиев – оссиям, населявшими в II – V веках н. э. землю между Минией и Балтийским морем (на западе Литвы). Оррисай близко по звучанию названию штату Орисса в Индии и орисам, которые во II веке жили к западу от устья Инда. Пигмеи в I в. до н. э. известны у истоков Нила в Африке, в горах Кочина и Нилгири в Индии, а также во Фракии. Пиеры обитали во Фракиии и по I век н. э. – на Пиренейском полуострове. Названия городов Прусиас и Пруса (Бурса) в Малой Азии и прусиев схожи с пруссами, а также обитавшими в IV веке до н. э. около Ганга прасиями. Название населявших север Индии и Персии сабов схоже с сабиями. Сапай – также называли горы Кавказа у истоков Егорлыка, где по VI век н. э. жили потомки кэтов с Балкан кеты. В XII веке до н. э. кеты жили на западе Малой Азии. Сарапарами был и хребет на севере Армении.

В именах племён траков окончание «-ай» по-литовски соответствует русскому «-ы».

Письменность траков понятна современным литовцам.

В их краях есть литовские названия.

В Болгарии: река и село Арда, ardo – разрушает, города Тарнов (Велико-Тырново) и Варна, tarno – слуги («-в» – славянское окончание), varna – ворона, пещера Деветашка северо-восточнее Ловеча и Dieve, taško – Боже, брызгает. Сёла Валандово в Македонии и Кална в Сербии, valanda – час, kalnas – гора. Сёла Кална и Унгурени в Румынии, ungurys – угорь. Село Унгурь на Днестре в Модавии. Река Тирас (Днестр, гр. Τύρας, лат. Tyras), tyras – чистый. Украинские городки Вилково в устье Дуная и Угнив у Львова, vilko – волка, ugnies – огня, сёла Лядово на Днестре и Бедевля на Тисе, ledo – ледяная, be dievulio – без боженьки. Города Варпалота (Várpalota) и Вашарошнамень (Vásárosnamėny) в Венгрии, varpo lota – перекладина колокола, vasaros namai – летние домики, село Тарпа в верховье Тисы, tarpa – процветание. В Словакии: город Прешов, priešo – врага, сёла Вельке Траканы, Мале Траканы, Ардово, Бачка, Даргов, Лелес, Решов и Жарнов, ardo – разрушает, bačka – бочка, darga – слякоть, lėlės – куклы, riešo – запястья, žarna – кишка. Города Муров и mūro – каменной стены или дома, Ряшев (ныне – Жешув, Rzeszow), Тарнов и Тарногрод на юге Польши. Правый приток Дуная Сава и sava – своя.

В Малой Азии: город Тарны (позже – Сарны), селения Герис, Эсме, Келис, Ломе, Милас, Ола, Оленос, Плакиа, Сала, Салда, Тилос и Урва, tarnai – слуги, geris – добро, esmė – суть, kelias – дорога, laumė – ведьма, mielas – милый, ola – пещера, uolienos – горные породы, plakia – бъёт, стучит, sala – остров, saldus – сладкий, приятный, tylos – тишины, urvas – нора.

В Греции: основанный лелегами город Sparta, sparta – быстрота, города Акис, akis – око, Mandra, mandra – нарядная, по два местечка Magoula, mago uola – скала мага, Pili, pili – насыпаешь, pilis – замок, Vagia, vagia – крадёт, селения Angeranos, angis rangosi – змея свивается, Grevena, greva – увалень, Kamara, kamara – кладовая, Kamina, kaminas – труба, kamienas – ствол, Kandia, Kandila и гора Kandilo (1246 м), kandus – кусающийся, Karoutes, karutis – тачка, Keleta, keleta – несколько, Kita, kita – другая, Konopina, kanopinė – копытная, Kotas, kotas – рукоятка, Koupia, kaupia – накапливает, мотыжит, Lapas, lapas – лист, Melas, mielas – милый, Mina, mina – мнёт, Peleta, pelėda – сова, Plaka, plaka – бъёт, plakas – руно или охапка, Prastos, prastos – плохие, Sangas, sankasa – насыпь, Skiadas, skydas – щит, Skoura, skūra – обдирается, Souli, saulė – солнце, Sounio [Шунё], šunio – собаки, Stimanga, anga – отверстие, Tolo и Tholo, tolo – отдалилась, Varda, vardas – имя, Varis, varis – медь, Vassaras, vasara – лето, Verga, verga – раба, Vervena, vervena – гавкает, вершина Varnous (2177 м), varnos – вороны.

Остров Итака в Ионийском море – родина Одиссея и įtaka – влияние, два острова и селение Plati, plati – широкая.

Также и названия селений пиеров в Испании: Balta, balta – белая, Burbia, burbia – бормочет, гудит, Gatova, gatava – готова, Gedre, giedra – ясная, Geras, geras – хороший, Calvos, kalvos – холмы, Covas, kovas – грач, Laudio, liaudis – народ, Muge, mugė – базар, Riba, riba – рубеж, Roda, rodo – показывает, Royos, rojus – рай, Sela, siela – душа, Sena, sena – старая или siena – граница, Sost, sostas – престол, Soure, šiaure – север, Tarna, tarno – слуги, Tiesa, tiesa – истина, El Vacar, vakaras – запад, Varis и varis – медь. Река Anas, которая упоминалась в I веке до н.э. и anas – другой.

На Северном Кавказе: приток Кубани – Лаба и приток Терека – Малка, laba – добрая, malka – полено.

Это свидетельствует о происхождении траков из Африки, их приходе из Индии в Европу, расселении до Балкан, Балтики, Скандинавии и Пиренейского полуострова, о связи племён Балкан, Кипра и Кавказа, Amatoko cir372BC 22mm 15,15gа также о родственности траков литовцам.

Траки, как и представители минойской цивилизации Крита, имели двулезвийныThasos stater 408BC 21mm 8,5gе топоры. Нередко их монеты и другие вещи украшались свастикой.

ThraciaРасписные гладкостенные горшки и банки траков, орнаментированные поясами уголков, насечек, ямок, наклонной гребёнки, волнистыми линиями и спиралями, её форма и орнамент, орудия, культ змеи и заколки с двуспиральными головками Thracia 1схожи с мундигакскими.

Тракам присущи железные однолезвийные мечи с клинком длиной от 0,9 до 1,1 м, загнутые вверх ножи, бронзовые кельты, листовидные наконечники копий со втулкой, Niedersachen 1300 BCспиральные гривны, браслеты и кольца с двумя змеиными головками или спиралями на концах, плетёные ожерелья, каменные фигурки сидящих женщин и фаллосы, маски-личины, головы быков и кубки в форме головы ягнёнкаGold Thrak.

Умерших они хоронили в курганах с ямой, каменным ящиком либо деревянной камерой, или просто в ямах с инвентарём в вытянутом положении на спине или в скорченной позе на левом боку, либо 500BCE Thrakiсжигая и ссыпая прах в урны. В могилу воинов иногда клали коней.

По Ксенофану траки были светловолосы и голубоглазы. Они имели Lesbosрост выше среднего, большие удлинённые головы с большими затылками, узкие носы, узкие рельефные лица и крупные челюсти. Генетически траки близки представителям высших каст севера Индии. Они почитали бога на коне с копьём, голову быка и змей.

Путь на Восток.

В 2023 году до н. э. предки литвы вышли в Ахайвашу и Гудонию (в междуречьях Иртыша, Туры, Васюгана и Демьянки, а также Вагоя, Иртыша и Тобола).

В тех краях есть понятные современным литовцам названия: селения Арти и arti – вблизи, Варна и varna – ворона, Вижай и vyžai – лапти, Сага и saga – пуговица, Лаба и laba – добрая, Шаля и šalia – рядом, озеро Варга и vargas – горе, приток Иртыша Туртас и turtas – богатство.

В конце XXI – середине XVIII века до н. э. в нижнем Поволжье и бассейне низовья Тобола существовала оставленная предками литвы ташковская археологическая культура, принадлежащая индоевропейским по ладьевидным бронзовым топорам, накольчатой керамике, обычаю намеренного пожара и числовой символике.

Для неё характерны посёлки на берегах рек и озёр с расположением по окружности полуземлянок, каменные треугольные наконечники копий и стрел, шлифованные топоры и тёсла, а также плоскодонные и круглодонные гладкостенные горшки с оттисками наклонной гребёнки и шнура, налепными валиками на шейке, поясами наклонных линий, ёлочек или зигзагов, зубчатого штампа, ямок, ногтевидных наколок или волнистых линий.

В конце XXIXIII веках до н. э. в междуречье Оби и низовий Иртыша существовала родственная ташковской кротовская археологическая культура, оставленная предками литвы.

Для неё характерны селения на берегах рек с параллельными рядами юрт-полуземлянок, костяные и каменные наконечники копий и стрел по форме листа ивы или миндаля, костяные кинжалы, составные луки, фигурки змей, бронзовые кельты, остролистные втульчатые наконечники копий, обоюдоострые ножи и кинжалы с остролистными лезвиями, спиральные кольца и браслеты с конусами спиралей на концах, кольцевидные бронзовые или золотые подвески с сужающимися концами, кольцевидные бронзовые, золотые или серебряные серьги с заходящими концами, а также глиняные пряслица, фаллосы, лепные заглаженные банки с толстым дном, украшенные поясами наклонных оттисков гребёнки, шнура, насечек, ямок или ногтевидных наколок, волнистыми линиями и налепными валиками вверху. Её люди хоронили покойников головой на северо-восток в вытянутом положении на спине, реже – скорченными на правом боку в ямах с инвентарём и охрой.

Они имели длинные, немассивные узкие головы и узкие профилированные лица. Сначала часть женщин кротовской культуры имела монголоидные черты.

В те времена в южной тайге Приобья существовала самусьская археологическая культура, имеющая ряд аналогов с кротовской. Её женщины происходили из тюрков с чертами монголоидов.

Начало жямайтов.

В 1960 году до н. э. предки жямайтов взяли Берендею (междуречье Камы, Ика, Мензели и Зая).

В 1958 году до н. э. они взяли Васинабронку (междуречье Кильмези, Лекмы, Чепцы, Лозы, Нылги и Валы).

В 1724 году до н. э. предки жямайтов взяли землю Жямайт (междуречье Вянты, Дабикине, Шветя, Муши, Кулпе и Рингувы) и назвались жямайтами. Жямайт – «давить клеща» от англ. jam mite – земля вокруг городка Круопяй на севере Литвы. Она словно давит клеща Самайтен – «изгиб некоего клеща» от англ. some mite turn – землю у города Шяуляй в междуречье Дубисы и Шяуше. Иное название жямайтов – самогиты дано по их земле Самогития – «некая личинка» от англ. some maggot около города Пакруойис в междуречье Везге, Муши и Эжяреле.

Жямайты как и траки, хоронили воинов в скрюченной позе с конём и нередко на своих предметах изображали свастику. Они, подобно людям шнуровой керамики, любили спиральные украшения.

В XVIII XV веках до н. э. между Неманом, Днепром, Дубисой и верховьями Венты существовала оставленная предками жямайтов Приморская культура шнуровой керамики. Их селения были также и на Куршской косе и в Пруссии.

С XVI века до н. э. по XII век н. э. культуру шнуровой керамики продолжила культура штрихованной керамики жямайтов.

Их земли доходили до Шешупе, Юры, Акмяны и Венты, линии между Куршенай и Кокнесе, до Даугавы, Западной Двины и Днепра, линии между современными городами Орша, Могилёв, Бобруйск, Слуцк, Новогрудок, Друскининкай и Кудиркос Наумиестис.

KapasПредставители этой культуры строили деревянные замки на буграх и столбовые дома, лепили горшки, выравнивая их бока пучком травы, хоронили головы, а тела сжигали, либо закапывали мёртвых в скрюченной позе на левом боку. Они любили спиральные украшения, округлые гривны и витые браслеты с двумя змеиными головками на концах, а также изображения свастики.

Жямайты имели длинные узкие головы, большие затылки, сильно профилированные узкие лица с выступающим носом и низкими орбитами.

В XV I веках до н. э. на западе Самбийского полуострова была культура самбийских курганов, продолжившая Приморскую культуру шнуровой керамики.

Для неё характерны крупные курганы из земли и камней с трупоположениями в скорченной позе на боку, с VIII века до н. э. – в каменных ящиках, а с VI века до н. э. – с кремированными останками в урнах; шлифованными каменными топорами в форме лодочек с просверленным отверстием для топорища, бронзовыми кельтами, боевыми топорами-чеканами с лунообразным лезвием, листовидными наконечниками копий со втулкой, двулезвийными короткими мечами, выгнутыми ножами, спиральными украшениями, накладками со свастикой, булавками со спиральными головками, двуспиральными подвесками, янтарными ожерельями, а также глиняные пряслица и уплощённые плоскодонные горшки, орнаментированные отпечатками шнура. Аналогичные курганы обнаружены возле Калуги.

Куры.

В 1449 году до н. э. пришла корсь, точнее – куры. Последние упоминания о курах относятся к XIV веку н. э. Похожая на дворняжку (англ. cur) земля Кур находится между Балтийским морем, Вентой и Теброй.

С XV века до н. э. по I век н. э. в междуречье Вислы и Венты существовала оставленная курами археологическая культура западно-балтийских курганов с каменными венцами, глиняными урнами с кремированными останками, бронзовыми гривнами из кручёной проволоки и арбалетовидными фибулами. Урны с округлым дном и сужающимся кверху туловом иногда имели вертикальные двойные ручки и были украшены зигзагами. С IV века до н. э. их помещали в каменные ящики, ориентированные на юго-восток.

В тех краях сохранились названия куров: Alt Lappienen (Большие Бережки в 18 км сев.-зап. Славска, в переводе с нем. – «Старый Лаппинен» от племени лопь), Alt Lapponen (Дачное в 19 км сев. Черняховска), Curisch haff – Залив куров, Giruliai, эст. kiirul – скорое поселение, Honeda (Весёлое, после 1239 г. – Balga), эст. hooned – зданий, Klein Kuhren (Филино, 9 км зап. Светлогорска, нем. «Малый куров»), Korsze (в 23 км юго-вост. Bartoszyce), Kraam (Грачёвка, 5 км юго-зап. Светлогорска), эст. kraam – вещи, Kurische Nehrung – Куршская коса, Kurland (Васильевка, нем. «Земля куров»), Kurschen (Кузьмино в 14 км юго-вост. Черняховска и Архангельское в 11 км юго-вост. Краснознаменска, нем. «Курши»), Куршай (лит. «Курши»), Куршенай и два Куршяй в Литве, Liiva (с 4.4.1253 по 1649 г., Liepaja), Liwa (в 10 км сев.-зап. Ostroda), эст. liiva – песчаная, Loppönen (Рыбное в 2 км вост. Светлогорска), Loppinnen (Тамбовское в 17 км. юго-вост. Черняховска), Neukuhren (Пионерский, нем. «Новый куров»), Nida (в Литве и Латвии), эст. niida – косить, Palwe (Заливное в 19 км зап. Полесска), эст. palve – молитва, Memel (река Нямунас – Неман и Клайпеда), эст. mee meel – мёда в удовольствие, Tarvydai, эст. tarvid – необходимость.

На Востоке.

В 1313 году до н. э. предки литвы вышли в Нерию (междуречье Алдана, Учура, Гыныма и Или в Якутии).

В XIV VI веках до н. э. в междуречье Алдана и Вилюя существовала оставленная предками литвы усть-мильская археологическая культура, родственная ташковской и кротовской культурам.

Для неё характерны городища и селища с кольцевой планировкой из юрт на мысах рек и озёр, бронзовые, а с VII века до н. э. – и железные орудия, составные луки, обоюдоострые листовидные и кельтские мечи с прямой гардой, обоюдоострые кинжалы с закруглённой к лезвию гардой и ножи с изогнутым клинком, бронзовые ладьевидные топоры, топорики-кельты и трёхлопастные наконечники стрел, каменные треугольные наконечники копий и стрел, глиняные грузики, фигурки домашних животных, фаллосы и маски-личины, а также гладкостенная керамика: Jakutia Feкруглодонные горшки с вафельным орнаментом, налепными поясками-валиками, поясами ногтевидных наколок, ямок или зубчатого штампа, оттисками шнура или отверстиями по краю горла. Её люди сжигали покойников и их прах хоронили в ямах с инвентарём, либо закапывали умерших в неглубоких могилах с инвентарём в скорченной позе на левом боку головами на юго-восток. Они были европеоидами выше среднего роста с узкими лицами, длинными головами и большими затылками, а также среднего роста с короткими, сужающимися вниз лицами, прямыми носами и незначительной монголоидностью.

В тех краях есть понятные современным литовцам названия: Лена и lėna – медленная, Вилюй и vylius – коварство, левый приток Лены – Илга и ilga – длинная, правый приток Лены – Пилка и pilka – серая, реки Марха, Гилюй, Ципа, Туора и marga – пестрая, gilus – глубокий, cype – холодная, tvora – преграда, реки и селения Якутии Кемпендяй, Пеледуй, Жедай и kiem(as) pendėjo – двор сгнил, pelėdai – сове, žiedai – кольца, река Куойка в Якутии и kuoja – плотва (-ка – русский уменьшительный суффикс), приток Селенги в Бурятии Уда и ūda – перемёт, посёлки Итака в Забайкалье и įtaka – влияние, Байса и Гунда в Бурятии, baisa – страх, gunda – соблазняет, камчатская Малка и malka – полено, Ола возле Магадана и ola – нора, приток Зеи и посёлок Брянда, brenda – рыбачить, приток Амура и посёлок Бурея, būrėja – гадалка.

Кеты и этруски.

В XII III веках до н. э. между Кубанью и средним течением Терека существовала Кобанская археологическая культура кетов.

KobanЕй присущи высокие каменные башни, многочисленные изображения свастики, положенные в каменные склепы скорченные скелеты на правом боку, тракийская посуда, бронзовые топоры и булавы, статуэтки женщин, коней и оленей, миниатюрные головы баранов, 813 BC Kobanдвуспиральные украшения, спиральные и округлые браслеты с двумя змеиными головками на концах. Воинов погребали с оружием и иногда с конём. Как и предки жямайтов эти люди имели удлинённые головы с большими затылками, узкими вытянутыми лицами, узкими носами и подбородками.

В 1183 году до н. э. ахейцы осадили Трою, через 10 лет её взяли, а спустя 6 лет афиняне разрушили город.

В середине VIII века до н. э. из-за голода племена пеласгов, Vetulona axeретов, тусков и этрусков переселились с запада Малой Азии в междуречье По и Тибра. Пеласги назвались тирренами. Рети, туски и этруски родственны тракам. Сопоставление групп крови свидетельствует об их близости.

Письменность этрусков понятна современным литовцам.

Etrurian pendant IVBCТак, на их подвесках написано: «TIN KA», литовское слово tinka означает «подходит, нравится».

Этруски так же, как и траки, имели Etruscan pendant with swastika Bolsena 700-650 BCдвулезвийные топоры, почитали змей и украшали вещи спиралями и свастикой.
Этрусские названия и имена, понятные литовцам: города Арти, arti – вблизи, Capena, kapinės – кладбище, Siena, siena – граница, Spina, spyna – замóк, Veji, Thraciavėjo – ветра; селения Agerola – «Пещера Агера», ola – пещера, Airola, Anga, anga – вход, отверстие, Bando, bando – пытается, Busto, būsto – жилища, Cerignola, Cesena, čia siena – здесь граница или čia sena – здесь старая, Dovadola, Gerola, gera ola – хорошая нора или пещера, Grottole – грот в скале, uole, Carosino, karоsas – карась, Caulonia, kaulo – кости, Cuma, kuma – кума, Curinga, karinga – воинственная, Lenta, lenta – таблица, доска, Livorno, lyg varno – словно ворона, Magenta, maginti – прельщать, Mammola, Manduria, жямайт. man Roman Br. Broochdurys – мой вход, Mede, medis – дерево, Mesola, Mirandola, Moncalvo, жямайт. mon kalva – мой холм, Nardo, nardo – ныряет, Nogara, nugara – спина, Padula, pado uola – утёс подошвы [горы], Pesсia, pėsčio – пешего, Ouarna, varna – ворона, Rustica, rustis – гневный, rusti – ры
жеть, Sava, sava – своя, Storo, storо – толстого, Sauris, šiaurys – северный, Tramutola, Udine, uodinė – комариная, Vado, vado – вождя, Vejo, vėjo – ветра, Vigneta, viniuota – извилистая, Zeme, žemė – земля; вершины Antola (1597 м), uola – скала, Nicola (1259 м), Velino (2487 м), vėlinės – день поминовения метрвых, Zeda (2157 м), žiedo – кольца, цветка, река и гора Brenta (Museo Archeol. Nazionale Marche bracciale etrusco oro3150 м), brenda – набирает силу, река и озеро в земле сабинцев Velinus, прародитель этрусков Геркле, gerklė – горло, бог подземного царства Vejovis – «Йовис (Юпитер) ветра», vėjo Jovis, сын бога Фавна Акис и akis– око.

Даже в далёкой Сицилии есть такие названия: Авола, avaola – вон там пещера, Калтаджироне, kalta ironija – виновата ирония, южнее Сиракуз течёт река Анапус, anapus – по ту сторону, река Гела и gėla – пресная.

5 декабря 615 года до н. э. в золотой скрижале из городка Пирги в
zemaiceИталии впервые упомянуты жямайты („žemaiče“ – жямайт. žemaiče).

С Востока в Европу.

В 610 году до н. э. предки литвы, среди которых было племя якутов, пришли вместе с кельтами в Европу. Земля Якут – междуречье Лены, Каменки, Бирюка и Меличана.

Греческий историк Плутарх писал: «Галлы, народ кельтского племени, оставили, говорят, вследствие своей многочисленности, свою страну, которая не могла прокормить всех их, и отправились искать другие земли… Одни из них перевалили Рипейские (Уралские) горы, направились к берегам Северного моря и заняли север Европы, другие поселились в стране между Пиренеями и Альпами».

С конца VII века до н. э. по I век н. э. между Стырью и низовьями Десны существовала оставленная предками литвы милоградская археологическая культура. Она близка усть-мильской культуре и существовавшей в Центральной и Западной Европе с V по I век до н. э. культуре кельтов Латен. Милоградская культура распространялась на север до верховий Вилии и Сожа, а также в междуречье Припяти, Стыри и верховий Южного Буга.

Для неё характерны селища из юрт-полуземлянок на берегах рек и озёр, городища на мысах и в болотах, железные, схожие по форме с топорами шнуровой керамики боевые топоры, составные луки, скифские серпы, листовидные наконечники копий и плоские наконечники стрел, бронзовые скифские трёхгранные наконечники стрел со втулкой, топорики-кельты, кельтские браслеты, змеевидные гривны, браслеты, двуспиральные подвески и кольца, заколки со спиральной головкой, глиняные грузики, лепные круглодонные горшки с поясом ямок, наклонных оттисков шнура, гребёнки или отверстий по краю горла, костяные фигурки коней и домашних животных, кремневые ножи и скребки. А также такие, как у траков изображения свастики. Умерших по V век до н. э. хоронили в вытянутом положении на спине головой на север или юго-восток в курганах или ямах с инвентарём и кусками охры, позже их трупы стали сжигать на стороне и кальцированные кости ссыпали в ямы.

В тех краях есть понятные литовцам названия:

– притоки Березины – Ола, Снова – Руда, Удая – Руда и Немана – Сула, ola – нора, ruda – коричневая, sula – сок;

– речка, город и деревня Буча, сёла Литвиновка и Бурты в Киевской области, Смига в Ровненской, Эрков, Варва, Жадово, Жукля и Судиевка в Черниговской, Бурты, Ирклеев и река Ирклея в Черкасской областях, bučius – верша, burtai – колдовство, smigus – острый, erkė – клещ, varva – капает, žado – обещания, žuklė – рыбалка, sudiev – прощай, irklo – весла;

– две деревни Литва, посёлки Боубли, Литвинки, Литвины, Литовка, Литовск и Вешня в Брестской области, baublys – толстое дуплистое дерево, viešnia – гостья;

– посёлки Лядо и Ола в Гомельской области, ledo – ледяная;

– шесть деревень Дайнова, три – Дайновка, по две – Бакшты, Дайлидки и Мешкути, посёлки Биржине, Боубли, Букштово, Бурносы, Дайлиды, Дебеси, Дегиси, Дедуки, Довгялы, Дуда, Дуды, Дукойни, Дукрово, Гаути, Гервяты, Гирдевка, Гирдовка, Кавкели, Кенти, Кибы, Кирвели, Кломпики, Книстушки, Конвелишки, Круни, Кукли, Кукути, Курпеши, Курпи, Курпики, Линги, Литовка, Литва, Литвинки, Литвяны, Лоша, Мажули, Мергинцы, Мигдалы, Ожелишки, Пилимы, Пильвины, Плянта, Плянты, Плики, Путришки, Скерси, Скирстины, Скрунды, Смилги,Стульги, Свайгини, Шальтини, Шальтины, Шунелишки, Таврели, Трабы, Тришоки, Трумпишки, Трумпы, Ванги, Варнакели, Вашкели, Верки, Вертимы, Ворняны, Жарно, Жемойдяки, Жемойтуки, Жодишки и Жвирблишки в Гродненской области, dainavo – пели, bokštas – башня, dailidė – плотник, meškutis – медвежонок, beržynė – заросли берёзы, baubliai – выпи или толстые дуплистые деревья, būgštavo – опасался, burnos – рта, dailidės – плотники, debesis – туча, degėsiai – пепелище, diedukai – деды, daugel – много, dūda – дудка, du kojinės – два чулка, dukros – дочери, gauti – получить, gervėtas – рябой, girdė – поил, girdo – поит, kaukolė – череп, kenti – страдаешь, kibis – крючок, kirveliai – топорики, klumpės – деревянные башмаки, knisti – рыть, konvalija – ландыш, krunė – ясменник, kukli – скромная, kukutis – удод, kurpės – башмаки, kurpė – башмак, lingė – лунь, luoša – искалеченная, mažylis – малый, mergina – девушка, migdolai – миндаль, oželis – козлик, pylimai – валы, pilvina – ходит, как толстобрюхий, plento – ровной дороги, plikis – лысый, putra – похлёбка, skersi – поперечная, skirsti – растрескиваться, skrunda – пригорает, smilga – полевица, stulgiai – кинжалы, svaigini – кружишь голову, šaltinis – родник, šunelis – собачка, taurelė – чашка, troba – изба, trišakis – трезубец, trumpa – короткая, vangi – вялая, varna kėlė – ворона подняла, vaškelis – добытчик воска, verki – плачешь, vertimai – переводы, varnėnai – грачи, žarno – кишки, žemaitukai – низкорослые лошади жямайтов, žodis – слово, žvirbliai – воробьи;

– четыре деревни Лядо, три – Литва, две – Жомойдь, посёлки Бакшты, Гирди, Гуя, Дуды, Кибы, Литвинки, Литвичи, Литвяки, Литвяны, Литовцы, Милты, Минти и Вейна, приток Немана и село Лоша, озеро Селява в Минской области, girdi – слышишь, guja – гонит, miltai – мука, minti – мять, vėina (жямайт.) – одна, seliava – ряпушка;

– по две деревни Литвяки, Литвиново и Жвирбли, посёлки Берново, Брудово, Грейтево, Гули, Кякшты, Кяпсни, Кумпини, Купино, Лайбуны, Литовцы, Литовчики, Литовщина, Литвинки, Пакульня, Секлы, Скудути, Смульки, Стаклы, Вальтино, Вакары, Варганы, Вейно, Верки, Виржи, Воноги, Жауры, Жернелишки, Жини, Жвирблишки, Жвирина и Жвирине, деревня и озеро Палик, озёра Снуды и Танай, речка Пеляка в Витебской области, žvirblis – воробей, berno – батрачий, brudo – нечистот, greitas – скорый, guli – лежит, kėkštas – сойка, kepsnys – жаркое, kumpini – изгибаешь, kupino – наполненного, lai būna – пусть будет, pakulnio – каблука, sėkla – семя, skudutis – свирель, smulki – мелкая, stakla – притон, valtinė – лодочная, vakarų – западный, vargano – бедного, vėino (жямайт.) – одного, viržis – вереск, vanago – ястреба, žiauro – сурового, žirnelis – горошина, žynys – жрец, žvėrena – шкура зверя, žvyrynė – гравийный грунт, palik – оставь, snūda – дремота, tenai – там, pelekas – плавник.

В 514 году до н. э. по свидетельству Геродота войско царя Дария, преследуя скифов, перешло землю невров (гр.Νευροί – «шнуровики»). Век до того, оставив из-за змей свою отчизну, они переселились к северу от скифов в почти 976 км от устья Днепра в край лежащий между Днепром и истоками Припяти. Невры может были жрецы, ибо на несколько дней рядились в шкуры волков.

Земля Невроу находилась в междуречье Припяти, Уборти и Словенчи, там, где обитали предки литвы.

В 371 году до н. э. в надписи на стеле в городке Новилара в Италии вместе с эстами, гетами, меотами и другими племенами впервые упомянуты якуты („iakutai“).

Санскрит.

В 258 242 годы до н. э. на севере Индии появились «Надписи Ашоки» – первый письменный памятник сложившегося в смешении языков цивилизации Хараппы, ариев и других народов индоарийского языка пракрит. Два века спустя появились наскальные надписи на одном из родственных пракриту языков севера Индии санскрите, наиболее близок которому литовский язык.

Так: agni и ugnis – огонь, asi и esi – есть, aśru и ašara – слеза, aṣtan и aštuoni – 8, aśvā и ašva – кобыла, avis и avis – овца, bhutis и būtis – бытиё, dada и dėdė – дядя, danta и dantis – зуб, daśan и dešimt – 10, devas и dievas – бог, dhana и duona – хлеб, dina и diena – день, duma и dūmas – дым, dur и durys – дверь, dvi и dvi – дважды, gad и жямайт. godoti – говорить, jīvati и gyvuoti – жить, gīvana и gyvena – жизнь, ka и ka? – что?, kadā и kada – когда, kam и kam – кому, kas и kas – кто, katara и katras – который, katvāri и keturi – 4, kūrmas и kurmis – крот, madhu и medus – мёд, mirtis и mṛtyu – смерть, nakha и nagas – ноготь, nakte и naktį– ночью, navyas и naujas – новый, prabudh и prabusti – проснуться, praja – рождение и pradžia – начало, ratha и ratas – колесо, sanas и senas – старый, saptan и septyni – 7, śākhā и šaka – ветвь, sīdati и sėdėti – сидеть, sumanas и sumanus – смышлёный, sūnus и sūnus – сын, svapnas и sapnas – сон, ṣaṣ и šeši – 6, ṣaṣtha и šeštas – шестой, śvaśura и šešuras – свёкор, ta и ta – та, tad и tad – поэтому, tadā и tada – тогда, tava и tavo – твой, tri и trys – 3, vāyu и vėjas – ветер, vartula – круг и vartalioti – поворачивать, vīras и vyras – муж, viśpati и viešpati – господи, yavas и javai – зерновые.

Савроматы.

В конце III века до н. э. племена савроматов вторглись через Дон на юго-восток Европы. Они вышли из Персии и обитали тогда между низовьями Волги и Дона, Тереком и Кубанью.

Известны следующие их племена: ачисы, агаматы, аганды, агары, агды, аланы, амисэны, антсы, аорсы, апарсены, ареаты, арреи, арсы, асы, астакай, аутаки, авхаты, бастарны, боки, герры, досхи, хаоны, иксоматы, иссы, яксаматы, язаматы, язиги, катаети, конапсени, костобоки, лупионы, мессенианы, метанасты, нэйвази, навары, омброны, овгиты, периервивы (Περιερβιδοι), певкины, пикенты, роксоланы, сэлитудины, сайи, саргаты, сардаты, сарматы, саты (Thati), суарвины (Σουαρδηνοι), савдараты, савроматы, сидоны, сираки, сиракины, сирматы, сколоты, стурны, тагоры, тагры, ваны, вантерны и закаты.

Sarm. SwordОни были конными кочевниками, жили в шатрах и кибитках, носили короткие кожаные куртки, плащи и сапожки, длинные шерстяные рубахи и узкие штаны, пояс и островерхие войлочные колпаки с наушниками.

Тогда же арсы обитали на северо-востоке Персии, асы и сиракины – в Гиркании (область у юго-восточного берега Каспийского моря), саргаты – в Мидии и Ливии. Сарматы ещё в IX веке жили в городе Сукуб на северо-востоке Персии.

Умерших мужчин и женщин савроматы хоронили на холмах в курганах с каменным кольцом головой на запад, позже – на юг, с конца II века до н. э. – головой на север, а с I века – на юго-восток или юг. Их укладывали на подстилку из кошмы или камыша в глубокие ямы, перекрытые накатом брёвен, реже – в гробы вытянутыми на спину в кольчуге или панцире из бычьей кожи и костяных или железных пластин, с железными обоюдоострыми длинным (0,9-1,2 м) мечём и кинжалом, имевшими кольцевое, серповидное, угольное или Т-Sarmat Elabugaобразное навершие, узким листовидным наконечником копья, трёхлопастными наконечниками стрел с черешком, немного загнутым вверх ножом и прямоугольной пряжкой, бронзовыми зеркалом и фибулой, округлым браслетом, перстнем, фигурками коней, львов, верблюдов, орлов или грифонов, курильницей, миской с кусками Sarmat Iskrianojeмяса овец или коров, а также серыми или желтоватыми лепными горшками с зигзагообразными линейным или точечным узором. Иногда в могилу помещали коня головой на север.

В основном савроматы были среднего роста европеоидами, иногда с монголоидными чертами, широкими короткими и умеренно длинными черепами туранского либо нордического типов, средними или малыми лицами и средними носами. У роксолан были большие головы с умеренно длинным и широким черепом. Только само племя савроматов и аланы имели длинные узкие головы.

На монетах сарматских вождей видны лица Фарзоя, Инисмея и Погейтеона.Farzoi, Inismei, Pogeiteon

Потомками аланов являются современные иры и дигоры Осетии, асуды Монголии и ясы Венгрии. Благодаря филологу Иоанну Тзетзису известны несколько аланских фраз. Сохранился словарь ясов 1422 года. «Тапан хаз» аланов, «дабан хорз» ясов и «да бон хорз» дигоров – добрый день. Названия: Дон, Донец, Данаприс (Днепр), Данастрис (Днестр), Данубий (Дунай) и Эридан (возможно – Северная Двина) содержат корень «дон» дигоров или «дан» ясов – вода.

На рубеже эр.

В 89 году до н. э. этруски получили римское гражданство и вскоре были ассимилированы. Забыв свой язык, они перешли на латынь.

EtruscianНа мозаичном панно того времени со свастикой выложено латинское слово FELIX – благополучный.

В 44 году н. э. Фракия стала провинцией Рима.

В 77 году н. э. предки литвы взяли белую весь (северных финнов селян) в Бернове, Делтове, Хорнове, Занове, Зановике, Нораме, Батве, Ховкове (земли между Припятью, Березиной и верховьями Немана) в жямайтах. Тогда южными, восточными и северными жямайтами 26 лет правил 566-й вадовас (князь) Жямайтии Хорнверс. Ему шёл 56-й год.

В I XIII веках в междуречье Западной Двины, Бебжи и верховий Нарева, а также в верхней половине Даугавы существовала археологическая культура облитой керамики, имеющая аналоги в культуре Хараппы. Для горшков облитой керамики характерны форма банок и пояс отверстий по краю горла схожий с милоградским. В литовском языке слово indai – посуда и индийцы.

Это ещё раз свидетельствует о происхождении литвы и некоторых родственных ей племён из Индии.

Культуре облитой керамики присущи укреплённые валами и рвами городки на буграх с обмазанными глиной заборами из вбитых в землю кольев, срубные избы, штрихованные и гладкостенные банки, изредка украшенные рядами ногтевидных наколок, железные ножи с изогнутым клинком, подковообразные фибулы, спиральные перстни, витые браслеты и булавки из бронзы.

В тех краях с 1185 года упоминаются леттоны – племя, родственное литве, иначе – литвинам. Они имели длинные узкие головы и широкие лица. Их земля Леттон находилась в междуречье Западной Двины, Оболи и Будовицы.

В те же века милоградскую культуру продолжили её прямые аналоги. Большинство болотных городищ милоградской культуры литвы существовало и в средние века.

С I по 1-ю пол. VII века в бассейне Минии, где по конец XIII века жили самы (финское племя), курганы с покойником, положенным головой на север, окружали каменными венцами (как в Финляндии, Эстонии и на севере Латвии).

Самы оставили после себя названия: Rusnė – фин. ruusu ne – они выросли, Kintai – фин. kiint – советник недвижимости, Raganita (Неман, до 1947 г. – Рагнит) – фин. rahaa niitä – их деньги.

В то же время к северу от Минии курганы с кремированными останками куров были без каменных венцов.

В 97 году весь (финны селяне) пришла в Болдику (земля западнее реки Лесная к северо-западу от Бреста).

Эстии.

В I веке по свидетельству римского историка Публия Корнелия Тацита к северо-востоку от низовья Вислы у моря жило племя эстиев, собирающих янтарь.

Их земля Эстия находилась в междуречье Нявежиса, Левуо, Муши, Шушве, Бярже и Даугивяне на территории современной Литвы.

В I IV веках люди, жившие по Нявежису и Неману от Митувы до Няриса, хоронили мёртвых в ямах в вытянутом положении на спине с камнем в ногах. Мужчин укладывали головой на запад, а женщин – на восток. Эти люди и были эстиями.

В те же века в междуречье Немана и Лыны существовала археологическая культура городищ Занеманья, принадлежащая родственному эстиям племени хестов.

Ей присущи деревянные городища на буграх и курганы диаметром около 3 м и высотой до 0, 6 м с каменной вымосткой поверхности, венцами из крупных камней и трупосожжениями или трупоположениями на спине в заполненных камнями ямах. В ямы помещали железные двулезвийные мечи, боевые ножи, листовидные втульчатые наконечники копий, узколезвийные проушные топоры, конические умбоны, В-образные пряжки, шпоры, удила и уздечки, бронзовые трёхгребенчатые или арбалетные фибулы, манжетовидные браслеты, шейные гривны с трубковидными концами, ожерелья из стеклянных или янтарных бусин и изредка – останки коня. Головы мужчин ориентировали на северо-запад, женщин – на юго-восток.

В Европе.

В 117 году предков литвы на 58 лет и 8 месяцев покорили сарматы (стурны) Беверикса.

Во II веке в бассейне Припяти зарубинецкая археологическая культура стурнов сменила милоградскую, а через три столетия она переместилась в междуречье Немана и Няриса.

В том же веке облитая керамика предков литвы и родственных им племён появилась в междуречье Немана и Няриса.

Тогда же ятвязь – близкие жямайтам племена ятвягов, ячвингов, якутов, ятвязи и ятвенов, а также пруты – часть фракийских гетов с реки Прут, которых германцы называли «прутен», переселились в междуречье Ясельды, Нарева, Бебжи, Немана и Шары.

Пять деревень Ятвезь есть в Гродненской области, две – в Брестской. Один Ятвеск находится у Свислочи, другой – в Брестской, село Якуты – в Минской областях, а также озеро Прутас на востоке Литвы. В XIII – XIV веках Пруссию называли «Прутия», а пруссов – прутены.

В 126 году якуты выпустили золотой с надписью: 126 Hadrian«NHADRIANVSAVGIMPJAKSAR», что означает: «50 лет Адриана Августа, императора якутов и сарматов».

В середине II века географ Клавдий Птолемей писал, что по Вистуле (Висле), впадающей в залив, на берегах которого живут венеды, ниже (южнее) их находятся гисоны, финны и сулоны, к юго-востоку – галинды, судины и стафаны, на берегу моря – велтай, к северу от них – осии и карвоны, восточнее которых – кареотай, салы и гелоны.

Земля судинов была в междуречье Бебжи и Анграпы, осиев – между Дане и Ронже.

В те годы князь готов (128 – 153) и свеев Бериг, при котором они вместе с гепидами переправились через море в низовья Вистулы, разбил ульмеругов, куров и эстов.

Вельбарская археологическая культура готов и гепидов существовала в тех краях по IV век.

Тогда же сарматское племя сидонов ушло с юга Западных Бескид к устью Одера.

Во IIVII веках куры обитали между низовьями Немана и Ирбе.

Тогда в их курганах с каменными венцами стали преобладать трупоположения в вытянутой позе головами обычно на северо-запад с двумя камнями у ног или головы, железными листовидными наконечниками копий со втулкой, ножами с прямыми лезвиями, втульчатыми и миниатюрными топорами, трёхчленными удилами, бронзовыми гривнами с расширяющимися концами, браслетами и кольцами, булавками с крестовидной или кольцевидной головкой, подвесками треугольной, арочной, Λ или Ω-образной формы, шпорами, а также глиняными колоколообразными грузилами и плоскодонными сужающимися книзу мисками, украшенными несколькими горизонтальными волнистыми линиями. Куры имели средний рост, светлые прямые волосы, широкие лица и скулы, большие затылки и немного вздёрнутый нос.

В конце II века князь готов и свеев Филимер увёл их в окружённую реками и болотами землю Спал (междуречье Буга, Припяти и Выжевки). С помощью самогитов, ульмеругов и куров он разбил в кровопролитной битве гепидов Хервита.

Тогда вельбарская культура распространилась в междуречье Буга и Горыни.

В начале III века сарматы Приазовья переселились на север Германии, в Ютландию и на юг Скандинавии, где появились их артефакты и кони.

О переселении племён асов и ванов из Приазовья в страну саксов на севере Германии и в Ютландию рассказывает сага об Инглингах. Высокие асские горы за Тереком упоминает Двинский летописец в 1316 году.

В 251 году в титуле императора Гая Волусиана, судя по его монетам, есть название галиндов («ΓΑΛΙΝΔΙΧΟΣ»).

Около 341 года в своём предисловии к переводу на готский язык Библии епископ готов (341 – 383) Ульфила упомянул племена латов, летов и осиев.

В 351 году жямайты вместе с готами Германариха бились на поле Салез (плато Мангышлак) против гуннов Берха. В том бою убито 574 жямайта с их князем Саулом (575-й вадовас жямайтов, правил 7 лет, ему был 41 год).

В те же годы Германарих покорил эстов.

В 376 году гунны Баламбера покорили жямайтов на 19 лет и 5 месяцев.

Тогда многие восточные поселения штрихованной керамики жямайтов были уничтожены огнём гуннов, оставивших железные трёхлопастные наконечники стрел и пряжки, которые нашли даже в Кярнаве, Аукштадварисе и Плинкайгалисе (Кедайняйский р-н).

В то же время римский историк Аммиан Марцеллин упоминает воинов-поселенцев летов в землях аламаннов (немцев).

С IV века в бассейне Дисны (приток Западной Двины) археологические культуры облитой, шероховатой и гладкостенной керамик предков литвы и родственных им племён постепенно вытеснили штрихованную и раннюю гладкостенную керамику восточных жямайтов.

В V веке близкое сарматам племя из низовий Сейма и Десны (Киевская культура II – IV веков) переселились в междуречье Сожа, Каспли, Западной Двины, Дисны и Березены, а оттуда – и в бассейн Мяркиса и на Самбийский полуостров, где возникла существовавшая по VII век археологическая культура Тушемля. Скорее всего, это были пришедшие из земель в бассейне Самары боруски, по имени которых Пруссию называли Боруссией.

В середине V века предки литвы заселили земли жямайтов между Неманом, Швянтойи (восточной), озером Свирь и бассейнами Мяркиса и Вилии, где по XIV век и была археологическая культура восточно-литовских курганов.

Тогда часть ятвязи, скорее всего, якуты, поселившиеся в земле Литва, назвались литвой. Изначально Литва – междуречье Немана, Сервеча, Невды и Молчади. Её название означает: «Выглядит опущенной (головой)».

Люди культуры восточно-литовских курганов кремировали мёртвых, а затем хоронили останки в вытянутом положении на спине с инвентарём на уровне земли в курганах, вокруг которых выкапывали ров или выкладывали камни. Мужчин клали головой на запад, а женщин – на восток. В курганы помещали железные боевые ножи, мечеобразные или двушипные втульчатые наконечники копий, узколезвийные проушные топоры и конические умбоны, бронзовые плетёные спирали женских головных уборов, браслеты с двумя змеиными головками на концах, спиральные завитки украшений и горшки в форме банок. С IX века в некоторых курганах воинов закапывали коня.

Их письменность VII – IX веков понятна современным литовцам.

Zemait1 IV-VIIIВ середине V века в междуречье Немана, Юры и Дубисы Zemait3 V-VIIIпоявляются захоронения западных жямайтов в ямах с черепом и ногами коня, штрихованными банками, спиральными браслетами и перстнями, заколками со спиральной головкой, ожерельями из раковин каури, украшениями со свастикой и женскими головными уборами из бронзовой плетёной спирали.

Умерших в вытянутом Zemait2 IV-VIIIположении клали на спину. Мужчин хоронили головой на северо-восток, женщин – на юго-запад. Они имели удлинённые немассивные головы с большими затылкими и узкие профилированные лица.

Zemait4 V-VIIIС V по XIV век люди, жившие в бассейне Нявежиса, сожжённые на стороне останки хоронили в ямах, в которые иногда клали коня. Их спиральные браслеты, кольца и головки заколок похожи те, что были у жямайтов.

В 451 году литва и жямайты вместе с визиготами короля Теодерика бились на Каталоунском поле (земля Каталоун между Парижем и Орлеаном) против гуннов Аттилы. В том бою полегло 873 жямайта и 806 воинов Литвы с их 37-м князем Бавериксом (ему было 53 года, правил 32 года).

В 468 году гунны Трояна пригнали своих рабов склавинов, иначе – склавов (славян) из Луку моря (Балхаш) в междуречья среднего течения Горыни и верховья Роси (склавины), а также среднего течения Днестра и верховья Прута (хорваты). Там появились первые селища из 8 – 20 полуземлянок с печами-каменками, захоронения сожжённых останков в ямках или поля погребальных урн, грубые высокие лепные горшки без орнамента, проволочные височные кольца и крайне бедный инвентарь пражской археологической культуры.

В конце V VII веках население Фракии уничтожили гунны и славяне. Готский историк Иордан писал, что при императоре Юстиниане (527 – 565) гунны, склавины (славяне) и анты ежегодно совершали набеги на Иллирию и Фракию, превратив их в пустыню. Они безжалостно убивали поголовно всех, насаживая на острые колья, сжигая в домах, распиная между четырьмя столбами и колотя дубинами по голове. Вся земля тогда наполнилась трупами, в большинстве не погребёнными.

С конца V по VII век в низовьях Немана воинов хоронили в больших ямах со срубами, заплечиками, глиняными бортиками и обмазкой стенок. В них помещали боевой нож с бородками у спинки, шпоры, иногда – голову коня с удилами в зубах, множество серебряных, позолоченных и орнаментированных техникой черчения изделий, тордированную шейную гривну, ведеркообразные подвески, фибулы со звериноголовой ножкой, ритоны с серебряными орнаментированными оковками, браслеты и иногда: германский меч и коня со сбруей. Многие из этих изделий имеют аналоги в Причерноморских степях, на среднем Дунае и в Скандинавии. Эти могилы принадлежат воинам, участвовавшим в походах Великого переселения народов.

Около 509 года составлен закон салиев, в котором упоминаются воины-поселенцы леты и литы. Их названия схожи с предками латышей леттами и, возможно, с литвой.

На кладбищах у города Лёнгра (Longroy) и в Сан-Мартан-де-Фонтене (Saint-Martin-de-Fontenay) в Нормандии встречаются могилы с каменными кольцами и без них конца V – конца VI веков с предметами и обрядом погребения литвы и жямайтов. Распространённые украшения – двуспиральные подвески и янтарные бусы. Умершие – высокого роста с большими удлинёнными головами, крупными затылками и узкими рельефными лицами лежат вытянутыми на спинах в гробах или саркофагах. Значительное их большинство ориентировано головами на запад.

Около 525 года к королю остготов Теодориху в Рим прибыли послы эстиев с дарами янтаря.

В 535 году сын вождя гуннов хунугаров (506 – 523) Сумы вождь славов (507 – 541) Ульм основал городок Асилки (бугор возле Бирштонаса, городок – деревянное укрепление, бугор –насыпанное возвышение). Тогда гунны поселяли пригнанных ими из Средней Азии рабов-славов в междуречье Березины, Днепра, Сожа, Каспли, Западной Двины и Дисны, где распространилась археологическая культура гладкостенной керамики кривичей.

К этому же времени относятся найденные на юго-востоке современной Литвы длинные курганы, плоскодонные горшки, глиняные пряслица и пальчатые фибулы кривичей.

Пруссы и леттгаллы.

В 567 году кунг (вождь) пруссов (с 562 года) Уго взял Литву.

UgoНа серебряной монете Уго с его профилем виден прыгающий человек и надпись: «Уго прусу лiтvос кунг» – Уго вождь пруссов, Литвы.???????????????????????????????

 

В те времена с пруссами были племена ульмиганов и ульмигеров, получившими свои названия от сибирской реки Ульмы (приток Зеи) и германских слов gone – вышедшие и meagre – скудный.

Деревня Пруска есть в Брянской области, Прусы – в Витебской, Прусы и Пруссы – в Минской, и Пруссы – в Гомельской областях.

В 568 году леттгаллы (предки латышей) пришли в Лотею (междуречье Сарьянки, Иссы, Нисчи и Великой).

В VI веке эсты жили за обитавшими в устье Вислы видивариями.

В 618 году пруссы пришли в Пруссию.

В VII XIII веках в бассейне Преголи существовала археологическая культура пруссов.

Ей присущи: каменная облицовка кольцевых валов городищ на холмах у водных объектов; ряды овальных, ориентированных на северо-запад и выложенных камнями могил на холмах с захоронениями кальцированных костей, сожжённых фрагментов инвентаря, ланцетовидными наконечниками копий, бронзовыми свитыми из 1-3 прутов тонкого (до 3 мм) дрота квадратного сечения гривнами, аварскими браслетами с расширяющимися концами, перстнями из витого дрота, арбалетовидными и трёхлучевыми фибулами, подковообразными застёжками, ромбическими подвесками, овальными пряжками, плоскодонными горшками с расширением тулова без орнамента либо с прорезным зигзагом или линиями, и изредка – черепами и костями ног или целыми скелетами коней с трапециевидными стременами, сбруей и бронзовыми грушевидными бубенцами.

Язык пруссов, от которого до наших времён дошли несколько тысяч слов, имеет общие корни с латышским, литовским, русским и немецким языками.

В Пруссии были и ещё есть понятные литовцам названия: река Warna (Валша), varna – ворона; посёлки Budry, Karwia, Karwie и Rumy в Мазурии, Batow, Karwen (Karwno) и Swantee (Święte) в Поморье, budrus – бдительный, karvė – корова, rūmai – дворец, bato – сапога, šventė – праздник; Bauden (Никитино), Dargen (Лунино), Gallingen (Липовка), Gedau (Донское), Geidau (Прозорово), Kamanten (Климовка), Kiaunen (Ветряк), Kiauten (Лужки и Смирново), Klycken (Клюквенное), Kraupischken (Ульяново), Labiau (Полесск), Lank (Ильичёвка), Lauck (Мушкино), Linkau (Тихореченское), Plikow (Шевцово), Poduhren (Ореховка), Poplitten (Ново-Московское), Praddau (Солнечное), Tarpen (Брянское), Waldau (Низовье), Warnen (Озерки), Warschken (Вершково), Waschke (Звягинцево) схожи с bauda – штраф, dargus – скверный, galingas – могущественный, gėda – позор, geida – страсть, kamantai – деревянный хомут, kiaunė –куница, kiautas – скорлупа, klykė – кричал, kraupus – жуткий, labiau – более, lanka – заливной луг, lauk – прочь, linko – склонился, pliko – оголился, po durų – под дверьми, paplito – распространилась, prado – основания, tarpe – в промежутке, valdo – управляет, varno – вороны, varškė – творог и vaške – в воске.

Их могли оставить как пруты, так и выходцы из жямайтов, литвы и племён ятвязи.

С 668 года вождь пруссов Атлия называл себя императоромAtlia. На его бронзовой монете различима надпись: «АТЛIAIMППРYS».

В те времена города и замки пруссов находились в междуречье Преголи, Шешупе, Улы, Шары, Мухавца, Буга и Вислы.

Куры и литовская эпитафия.

С VII по XIV век куры обитали в между верховьями Минии, рекой Швянтойи (западной) и низовьем Абавы. По XI век они сжигали своих покойников в одеждах в ближайшем лесу и хоронили их в небольших курганах с железными однолезвийными мечами и ножами с прямыми лезвиями, топорами, листовидными наконечниками копий со втулкой, бронзовыми гривнами из кручёной проволоки, браслетами с головками волков, драконов или козлов, булавками с кольцевидной или крестовидной головкой, кольцевидными застёжками с закрученными концами или головками мака и с арбалетовидными фибулами. Их любимые узоры – колечки или Tjängvide stoneромбы с точкой внутри, зигзаг или ряды мелких треугольников.

11 июня 721 года поставлен камень в Шенгвиде (Tjängvide) на острове Готланд с литовской эпитафией: «LINIŠTAIGULITRIARNUKIRSTASOGIMIRĖGAILE:ΨKAsiA», что означает: «Лини вот лежит Триар, убитый остриём, вот как умер, жаль: Tjängvide stone text721.6.11» («Lini štai guli Triar, nukirstas, ogi mirė, gaila: 721.6.11»).

Саксы.

В 772 году саксы, спасаясь от вторгшегося в их земли войска короля франков Кароля, ушли на кораблях в Пруссию.

В Пруссии найдено множество длинных (лезвия 0,5-0,7 м длиной и около 5 см шириной) однолезвийных мечей и трёхлучевых фибул саксов.

В 773 году они основали замки Бакуз (бугор в 6 км западнее Йезно) в земле ятвязи Вилкенбезе и Зесберс (бугор в ~15 км севернее Алитуса, Alytus) в земле веси Стреберне.

В 775 году князь саксов Карл из Майсена основал в земле жямайтов Свайник замок Саксенборг (ныне – городище северо-восточнее Лапиай), а саксы в земле чёрной веси Бутскрук основали замок Закбулув (Пиш, Pisz).

В 777 году барон саксов Зигфрид основал замок Зибесберг (бугор в ~11 км севернее Вейсиеяй, Veisiejai) в земле хестов Оукстезе.

В 781 году в земле веси Ретчов саксы основали Свиборк (Сьциборки в 4,6 км северо-восточнее Бание Мазурские, Banie Mazurskie).

Викинги.

В 782 году варяги (викинги – пираты из племён данов, свеонов, норвегов, англов, готов и русов) покорили жямайтов.

О походах викингов в те края известно также из саг и хроник данов. В те годы сын правителя Уппсалы Эйнстейна Ингвар ходил на восток, где погиб летом в бою в земле эстов. После сын Ингвара Энунд ходил в землю эстов, откуда осенью вернулся с добычей.

Эсты тогда жили рядом со славянами.

В VIII XI веках в междуречье Вислы, Буга, Днестра, Днепра, Десны, Оки, Волги, Суды и Невы существовала археологическая культура дружинных курганов викингов.

В выложенную камнями или щебнем круглую яму викинги помещали бочкообразную урну с останками сожжённого на костре или в ладье воина и обычно: согнутый двулезвийный каролингский меч, боевой топор с полукруглой выемкой и крючком внизу, равностороннюю секиру, ланцетовидный или ромбический наконечник копья, боевTor 52mmой нож, ланцетовидные и ромбические наконечники стрел с черешком, умбон щита, полусферический шлём с полумаской, кольчугу, равноплечную, овальную или круглую пластинчатую фибулу, миниатюрные молоточки Тора, костяные гребень и фигурку утки, серебряную или железную гривну, трёхлопастной крест, железные гирьки, бритву, стремена восьмерковидной формы или с широкой ступенькой и прорезными бортиками, а также серебряные монеты. Иногда вместе с воином викинги сжигали женщину. Над ямой насыпали курган, на котором ставили большой камень. Курган обкладывали по кругу, треугольником, квадратом или по контуру ладьи камнями, либо окружали ровиком.

В тех краях сохранились их названия: города Гомель, англ. home meal – дом муки, Москов, ныне – Москва, англ. moss – мшистый, curve – изгиб, Руза Московской обл., англ. rouse – будить; посёлки Редриковы горы в Московской обл., др. англ. red – красный, rik – вождь, Ромодан в Полтавской обл., др. англ. ruma dan – влажная площадь,Териброво во Владимирской обл., англ. terry brow – ворсистая бровь; притоки Снова Бреч и Смяч, др. англ. brec – шум, smiech – пар; реки Уль, англ. owl – сова, Руть, англ. route – путь; река и город Свесса, др. англ. swaes – особенная.

У Балтийского моря: реки Danė, дат. dane – датчанин, Venta, англ. vent – выход; города Durbe, дат. dur bee – основная пчёл, Palanga, англ. pall languor – пресыщаться отсутствием движения; селния Kalotė, дат. kalot – шапочка, Nemirseta, дат. Nemir sett – брусчатка Немира, Vydmantai, дат. hvid mand – белый муж, Bodes, англ. bodes – предвещает.

40 лет.

В 783 году саксы основали замок Венгборк (Венгожево, Węgorzewo) в земле веси Судовия.

В 784 году курский (курсы – южные куры) князь Калев основал замок Калев (ныне – городище на острове Немана южнее центра Каунаса)в земле переселенцев свеев (шведов).

Калев – герой карельского эпоса Калевала. Он со своими людьми выплыл по морю, на берегу которого жили самы, и прибыл в землю, где его сын основал Калеван (русск. Колывань, теперь – Таллинн).

В 788 году жямайты покорили куров. Найденные в междуречье Дубисы и Юры артефакты подтверждают это.

В том же году в земле хестов Аустхейт (земля западной и южной частей района Лаздияй) барон саксов Зигфрид основал замки Бамбург (бугор в 4 км восточнее Лаздияй) и Губург (бугор в 7 км северо-восточнее Лаздияй), а саксы основали замок Сакс (бугор в ~12 км севернее Алитуса) в земле хестов Стреберне.

В 791 году они основали замок Бразборк (бугор в 11 км северо-восточнее Приенай) в земле ятвязи Кауве.

В 823 году ими основан замок Глимбург (бугор в 4 км юго-западнее Круонис) в земле жямайтов Вилкенбезе.

Время Рёрика.

В 852 году сын короля норманнов Годфрида герцог Фрисландии (852 – 854) Рёрик приплыл к курам, которые взбунтовались против свеонов (шведов). В бою у Апулии (бугор около 80 м диаметром и 10 м высотой у села Апуоле возле Скуодаса на северо-западе Литвы) он был разбит и потерял половину воинов. Вдобавок куры разграбили половину его дрек, захватив золото, серебро и много другой добычи. В стране куров было пять городов.

В 853 году король Олаф с войском свеонов, приплыв в землю куров, которые издавна им подчинялись, напал на городок Зеебург (уничтоженный в 1951 году бугор в 1,5 км севернее центра Кинтай), где было 70 воинов, опустошил, разграбил и поджог его. Оттуда он за 5 дней пешком добрался до Апулии, где было 150 воинов, и на 9-й день осады взял всё золото и оружие, что куры забрали у данов, и по полфунта серебра с каждого человека в городке.

В 855 году саксы основали замок Сузерен (бугор в 19 км юго-западнее Алитуса) в земле хестов Оукстезе.

В 861 году герцог Ютландии и Валярции (854 – 865) Рёрик взял Пруссию.

В те же годы сын Эмунда король свеонов Эйрик покорил земли финнов, карелов, эстов, куров и другие земли на востоке.

В 867 году уже князь Альдейгюборга (с 862 г.) Рёрик покорил жямайтов и корсь.

В 875 и 876 годы король Руси (865 – 879) Рёрик, его сын Игорь и сын ярла Мёре Грима Рёгнвальда воевода Ольг Одд Фёдор взяли городки: Пул (бугор у села Калеты в 31 км северо-западнее Гродно), Брасхи (бугор у Микитай), мазовецкий Острожек (городище у села Рутка-Тартак к северу от Сувалки), Созгарт (бугор в 7 км юго-западнее Бирштонаса), Аслы (бугор в 2 км вост. Виштитис), Торг (городище в 12,5 км зап. Жиежмаряй), Несвеж (Несвиж), Сторас (городище в ~6 км южнее Симнас), Возлоки (городище у села Бяндоряй в 13,5 км северо-западнее Вильнюса) и Струмень (город в 58 км вост. Рогатина), а также основали Рубель (город в 69 км вост. Пинска), Берстон (Бирштонас), Соляники (Шальчининкай), Совы (бугор в 6 км северо-западнее Симнас), Бубр (Дарсунишкис) и Золов (бугор у села Залавас в 10 км вост. Пабраде).

После Рёрика.

В 888 году 48-й вадовас (князь) Литвы Ховворд основал город Тверемет (ныне – городище в ~13 км к северу от Молодечно).

С 897 года на пограничных камнях Руси около современных литовских деревень Мацкялишкяй, Ляванишкяй (у Рагувы) и Сукиняй видны буквы: «Nо SoЕ» – Новгород, 897 год, у Шлавенай – «SoЗг» – 955 год, у Диджюляй – «SoЕЕоS» – 897 год, около Жижмай и Лапялишкяй – «SoЕ»– 897 год. На камне у Мяндрупис написано: «soMs мин дру пиs Nо SoЕ Фео фан vIK ROSIš sФƷи sФог soM sФЕ sos soΘ» – «938 год, Миндрупис, Новгород 897 год, Феофан викинг-росиш, 1060, 1065, 932, 997, 898, 901 годы».

Граница тогда проходила возле рек Швянтойи (восточной), Нярис и Воке.

В IX веке эсты обитали в земле Витланд (восточнее Полесска в Калининградской обл.), а Вистула впадала в Эстмере – «Море эстов» шириной более 15 миль. Тогда же упоминаются земли Эйстланд и Курланд. Первая находилась у современного города Радвилишкис в Литве, вторая – у Стенде в Латвии. По свидетельству английского путешественника Вульфстана эсты имели множество зáмков, ценили хороших коней и сжигали своих покойников.

С X века жямайты, населявшие низовье Немана, стали сжигать своих покойников, кладя с ними в могилу головы коней.

15 октября 948 года киевский князь (962 – 972) Святослав Буйфаст взял город Ноборг в Литве и дал ему новое название Новгород (Навагрудак).

В 983 году киевский князь (980 – 1015) Владимир Вальдемар покорил ятвязь.

В 1009 году Литва впервые упомянута в Кведлинбургских анналах.

Тогда архиепископ Польши, Венгрии и Руси Бонифаций Бруно из Кверфурта крестил вождя пруссов Нетимера с 300 его воинов.

9 марта того же года брат Нетимера Себеден на границе Пруссии, Руси и Литвы ударом в голову убил архиепископа, а его 18 спутников приказал повесить.

В 1038 году киевский князь (1016 – 1018, 1019 – 1054) Ярослав Светригайло покорил ятвязь.

В 1040 году этот же князь покорил литву и бортов.

В 1043 году он покорил судовов, корсь, жямайтов, латгалов (иначе – лотыгола, предки латышей, населявшие междуречье Юглы, Гауи и Огре) и сетгаллов (племя в междуречье Даугавы, Иецавы и Лиелупе).

MosedisAMГВ городке Моседис в Литве есть камень с надписью: «AMг s Авг князъ Руsi Яроsлав» – «1043 год 6 августа князь Руси Ярослав».

В Паланге на холмах Бируте и Жямайчю в XI – XIII веках были городок и поселение славян со срубными избами, купольными глиняными печами, пряслицами и плоскодонными горшками.

С 1054 года, после смерти Ярослава, все князья литвы были потомками Рёрика.

В 1058 году сын Ярослава великий князь Киева Изяслав победил голядь – родственное литве племя в верховьях Протвы. Последний раз русские летописи упоминали голядь в 1147 году.

Название района Капотня в Москве схоже с литовским словом kapotynė – рубка, левый приток Москвы в Москве – Голяданка, приток Оки Упа и upė – река, речки Можая (Можайка) и mažoji – малая, Скалба в Подмосковье и skalbia – стирает.

В 1075 году, по свидетельству Адама из Бремена земля куров простиралась на 8 дней пути, они были жестокими пиратами и идолопоклонниками, имели хороших коней, а их жрецы умели предсказывать будущее. Один купец из данов построил там церковь.

Земля сембов или пруссов граничит с областями русских и полян. Они доброжелательны, имеют священные рощи и источники, а также изобилие шкурок куниц.

В 1113 году сын Святополка волынский князь Ярослав ходил на ятвягов и победил их.

В 1130 году сын Вальдемара Володимира великий князь Киева Харальд Мстислав взял в Литву.

В начале 1132 года он ещё раз ходил в Литву, но на обратном пути был разбит и 14 апреля умер.

15 июня 1161 года даны, приплыв к Паланге, осадой взяли крепость (укрепление с 300 и более воинов, в Паланге – 242х121 м прямоугольник вала и внешний ров 12 м ширины с виллой «Анапилис» в центре), убили 3 тысячи куров и основали там епископство.

С XII века жямайты начали сжигать покойников. В могилы они клали головы коней.

30 мая 1206 года упомянуты летты (латыши). С VI по XIII век они населяли междуречье Гауи и Сусеи (в Латвии) и называли себя леттгаллами.

В 1211 году русские попы крестили жмудь. С того времени часть жямайтов до XVI века хоронила мёртвых в ямах в вытянутом положении на спине, головами на восток.

Время Миндове.

В 1215 году жямайты («жемойты») впервые упомянуты в Ипатьевской летописи.

В том году князья литвы: старейший – Живинбуд, Довиль с братом Виликаилом, Довспрунк и его брат Миндове, жямайтов (по-славянски – жемойти или жмуди) – Эрдивил и Викинт, сыны Рушко – Кинтибуд, Вонибуд, Бутовит и Вижейк с сыном Вишлием, Пликосова – Китений, Булевы – Вишимут, Девоутвы – Юдька, Пукейко, Бикша и Ликейко взяли мир с князем Владимира-Волыского Данилом и его братом князем Белгорода, Перемиля и восточных хорват Василько. Викинт был дядей Миндове по матери.

В начале 1216 года все они месте с русским князем Мстиславом Ковхорном пошли на восток Польши, где победив великого герцога Леско, завоевали Украйну (междуречье Сана и Буга до Бреста). 29 января у Буга недалеко от Угровеска их разбили ляхи (поляки) и угры (венгры). После много литвы и жямайтов полегло возле Ясельды.

В 1220 году ливонцы (крестоносцы Ливонии) убили многих жямайтов в земле Галикаукен (земля Тяльшяй).

22 сентября 1221 года Миндове вышел в Зесел (земля юго-восточнее Мажейкяй). Полонив там 535 жямайтов, 8 ноября он прибыл в Теребовль.

С 1229 по 1248 год князем жямайтов был сын Мовколда князь пруссов Минтель.

В сентябре 1236 года магистр дома милиции Христа (в Ливонии) Волквин фон Наумбург со своими, чудью, леттами, ливами (племя чуди из междуречья низовья Даугавы, Огре и Гауи) и русскими из Пскова воевал землю Сауле (междуречье Лиелупе, Тервете и Муши).

В той земле 21 сентября в болотистом месте у реки в 4 верстах от Митова (Елгава) и в 28 верстах от озера (Бибите) их разбили Минтель и Викинт с жямайтами, Ринголд с литвой и семигаллы (племя из междуречья Огре и Даугавы). В битве пали: магистр Волквин, граф Данненберга Бренно, 48 братьев госпиталя святой Марии немецкого дома в Иерусалиме, иначе – Ордена и 1074 крестоносца, а также: убитый ливами Ринголд, 557 ратных князя Киева Миндове, 570 Викинта, 728 Минтеля и 526 семигаллов.

7 октября того же года Викинт и Минтель с жямайтами взяли Новгород Литовский (Навагрудак).

21 ноября Миндове взял Новгород Литовский. Крепость града на холме со склоном длиной в 75 саженей окружала стена в 235 саженей длины с 7 башнями. Её защищали: 75 бояр, 9270 ратных и 341 холопов с 16 катапультами. В битве за Новгород пали: 13978 человек Миндове, 7208 Викинта и 2293 Минтеля.

В ту пору на территории современной Белоруссии жило несколько племён. В её центральной части – литва и славяне-дреговичи. На северо-западе – литва, там же была и Чёрная Русь западных кривичей и чёрной веси (ассимилированных кривичами финнов). Чёрный у славян означало – запад, белый – север, синий – восток, а красный – юг. Запад, примерно до 26˚ восточной долготы, населяла родственная литве ятвязь. На севере были земли восточных жямайтов, ятвязи и Белая Русь кривичей. На востоке – дреговичи и белая весь. За рекой Сож была земля славян-радимичей.

На территории современной Литвы жили родственные литве жямайты. На её западе от моря до рек Юра и Вента и нынешнего города Куршенай (Kuršėnai) – эстонское племя куров (русская корсь, по-литовски – куршиай, kuršiai). На севере к востоку от Венты – родственные эстам семигаллы. Они, куры, ливы и эсты имели разные языки. Между Минией и Куршским заливом и в низовьях Тяняниса (Tenenys) – финское племя самов. На восточных окраинах – кривичи, на юго-востоке – восточные жямайты (в северной части), ятвязь (в междуречье Немана, Вяркне и Стревы – Nemunas, Verknė, Strėva) и литва (в южной части). На юге, западнее Немана – судины (в междуречье Немана и Шяшупе – Šešupė), ятвязь (в междуречьях Йиясии и Пяршяке, Раусе и Шяшупе, и Сяйры и Немана – Jiesia, Peršekė, Rausė, Seira), западные кривичи, чёрная (западная) весь и хесты (близкое чуди племя). За ними на западе – родственные латышам пруссы.

Неславянские племена влачили жалкое существование в избах и хижинах, были язычниками, славились храбростью, выносливостью и грабительскими рейдами в земли соседей. Их мужчины были крепки, воинственны, неукротимы и жестоки.

Жямайты славились как высокорослые, хорошие и смелые воины.

Литва была высокоросла, с тёмными волосами, в высшей степени ленива в домашнем обиходе и любила крепкие напитки.

Несколько темнокожая ятвязь более напоминали литовцев.

Литва жила в поселениях на холмах или мысах с 6 – 500 избами, ятвязь – с 5 – 150, жямайты – с 7 – 36. Литва, жямайты и родственные им племена селилась также и в болотах. Низкие столбовые, сужающиеся к крыше хижины жямайтов (на их языке – nums, размерами 2-4 м, иногда до 42 м на 3,5-4 м) были с открытым глиняным круглым (диаметром 0,5 – 0,8 м) очагом в середине.

В среднем, в одном доме жило 6 человек, в десяти избах литвы и ятвязи – 78, в десяти хижинах жямайтов – 84. В длинных без перегородок хижинах жямайтов вместе с ними жил скот.

В десяти хозяйствах литвы в среднем было: 19 коров, 3 быка, 7 овец, 3 козы и 36 малых лошадей. У ятвязи соответственно: 28, 5, 10, 5 и 54, у жямайтов – 22, 3, 8, 3 и 40, а у славян – 20, 2, 39, 5 и 29 лошадей. Свиней везде было много. Пахали деревянными ралами.

Литва и ятвязь одевались в бедные чёрные одежды, жямайты – в пепельно-серые из сермяги (грубой полотняной ткани). Женщины – в длинные до пят рабочие рубища из верета (толстой рогожи) или в платья из вотола (грубой льняной ткани), белые нижние льняные рубы („руба“ – рубаха) и в шерстяные или льняные платы (платки). Мужчины – в грубые льняные надраги (штаны), белесые длинные до колен рубы („руб“) или в немного более короткие сорочки и в войлочные конусные колпаки. Все – в охабени (тулупы) с поясом и шерстяные рукавицы. Сверху охабеня надевали просторный зипун из яриги (грубого овечьего сукна). На ногах носили сапожки или лапти с онучами (портянками).

Женщины литвы были красивы и искусно причёсывались, со вкусом убирая свои головы. Они имели более свободные нравы, нежели женщины русских или русинов (потомков русских). Умело причёсанные сельские девушки литвы ходили без головных уборов. Их мужья носили бронзовые шейные гривны и вилообразные застёжки, а жёны – нитяные шапочки с подвешенными по краям на крючки бронзовыми спиралями и пластинками. Жямайты любили бронзовые шейные гривны, подковообразные застёжки, спиральные перстни и браслеты, а их жёны – нитяные шапочки с бронзовыми колечками и подвесками в виде семян клёна. Все мужи отращивали бороды.

Простой люд ел просяную похлёбку с мясом, уху или грибной суп, репу, кулеш – жидкую пшённую кашу, путру („путра“ литвы) – жидкую овсянку, яглу – просяную кашу, жареную рыбу, ржаной хлеб и лук. Пили квас, сыту – подслащённую мёдом воду, берёзовый сок, молоко и мёд. Богатые любили: жареное мясо, ковриги и калачи (круглые крендели), блины и сыр, овощи, ягоды и фрукты, пиво и вино. На сладкое подавали варёные в меду фрукты. Варяжское пиво называли „ол“.

Жямайты, как и славяне платили выкуп за невесту.

В эти земли уже несколько столетий стремилось православие, однако влияние в них попов было крайне ничтожно. Не славяне, исповедуя идолопоклонство, почитали огонь, рощи, деревья, солнце, луну, змей („гивойтес“ жямайтов) и любили гадания.

В 1238 году Миндове, полонив в Свайнике (междуречье Нявежиса, Меклы и Няриса) 2578 жямайтов, 15 сентября вернулся в Салвисове (земля Свислочи).

В 1239 году Викинт и Монтвил отбили нападение ливонцев в Жямайтии.

После того гонцы Кадана прибыли к Скирмонту и потребовали платить дань. Но тот отказался и приказал отрезать им носы и уши.

15 октября того же года Скирмонт, Эрдивил, Викинт и Живинбуд с отрядами жямайтов и литвы, а также посланный Минтелем отряд из Слонима уничтожили у устья Припяти стан Кадановой сотни, в то время как её всадники грабили окрестности, убив 27 монголов.

Со временем появились сказки „летописцев“, якобы пан Жомойтии и Литвы и первый русский великий князь Новгорода Радивил Монтвилович с русью, жмондами, литвою, новгоржанами, слонимичи и пинщаны ударил на стан, в котором лежал сам царь татар заволжских и внук Батыев Кидан. Они положили барзо много врагов, а сам царь с вельми малой дружиною еле утёк. Или: великий князь Литвы, Жомойтии, Новгорода и Руси, князь Новгорода, Турова и Пинска сын Швинторога Скирмонт уничтожил в Койданове (Дзержинск юго-западнее Минска) всю рать заволжских татар и убил их великого царя Булаклая!

В 1243 году литва и жямайты разбили ливонцев, когда те напали на куров.

В 1246 году Минтель с жямайтами и курами ходил из земли куров воевать Ливонию.

В 1247 году жямайты были разбиты в Семигаллии магистром Тевтонского дома святой Марии в Ливонии, иначе – Ливонского ордена Хенриком фон Хаймбург.

23 сентября 1248 года Викинт, взяв град жямайтов Тверемет (городище примерно в 13 км к северу от Молодечно), стал их князем и курсов.

В начале 1250 года Викинт обещаниями, дарами и сребром убедил ятвязь и половину жямайтов подняться против Миндове. Затем, когда Викинт пообещал рыцарям оплатить военные расходы и отдать им половину земель ятвязи и жямайтов, с ним в Риге взяли мир иобещали военную помощь Товтовилу.

В декабре того же года Товтовил с полком из Полоцка, отрядами Данила и Ливонского ордена, а также жямайтами, половцами и ятвязью Викинта снова воевал Литву. Распустив рать, он опустошал и жёг сёла и дворы. Тогда в бою за Новгород Литовский погибли 1275 ратных Миндове и 7675 Товтовила.

В 1251 году после продолжительной войны в Литве Товтовил с отрядами ятвязи, жямайтов Викинта, русских Данила и немцев в октябре обступил Воруту (городище возле реки в 27 км северо-западнее Гродно, славянское ворута означает ворота), в которой были Миндове, Войшелк и князь Налши Довмонт. Всего в октябре и ноябре в стычках у Воруты пали 511 ратных Миндове, 691 Товтовила и 725 Викинта.

Тем временем магистр Ливонии Андреас фон Фельфен разгромил жямайтов в Семигаллии.

7 января 1252 года Миндове с могучей ратью обступил град жямайтов Тверемет, в котором были Товтовил, отряд жямайтов, русские Данила и половцы. Тверемет стоял в болоте на холме со скатами в 8 саженей длины. Его окружала стена в 556 саженей длины с восемнадцатью башнями. Его защищали: 76 бояр, 2550 ратных и 275 холопов с 8 катапультами. Кроме того, во внутреннем городке с пятью башнями были: боярин, 75 ратных и 4 холопа с 8 катапультами.

22 января были взяты нижний вал и градская стена Тверемета.

15 февраля в стычке у моста погиб Викинт.

Спустя два дня, когда Товтовил с русскими, половцами, жямайтами и множеством пехоты вышел из града, в бою у башни городка, пущенная одним половцем стрела пронзила бедро Миндове и ранила его коня.

Тогда же град был занят. В битве за него пали: 8237 ратных Миндове, 2750 Войшелка, 2673 Довмонта, 557 Гогорта, 1861 половец Викинта, 14436 его жямайтов, 875 Свордхота и 583 Товтовила. Их похоронили в холме у градских ворот в Свирь. Викинта погребли в храме Христа Спасителя.

В том году Миндове присоединил к своим владениям корсь, неров и неромов (племена, обитавшие в землях селов), пруссов, селов (племя, жившее тогда между ливами и курами), весь и восточных жямайтов.

В начале 1253 года сбежавший от жямайтов и ятвязи Товтовил сообщил Данилу, что Миндове подкупил тех многим сребром, поэтому Данил осерчал на них.

В марте магистр Ливонского ордена граф Зайна (Sayn) Эбергард воевал жямайтов, а 4 апреля он поделил с епископом Куронии оставшиеся земли куров. Вскоре жямайты с самбами (прусское племя из земли между Нельмой и морем в Калининградской области) обложили Мемелль (крепость Клайпеды), поставив лагерь около устья реки Дагна (Дане).

12 июня в Новгороде Литовском Миндове короновали королём всех христиан Востока, Лектовии, Литвы, Северии и многих других земель, а также: русских, славян в Христовой вере, литвы, ятвязи, жямайтов, неромов, неров, пруссов, судинов, судовов, хестов, бортов, веси, селов, корси и сетгаллов. Тогда же он получил имя Франциск. На его монетах чеканили: „Миндове Изяслав Степан Пётр Франциск 1-й король Литвы, 2-с Литвос вадас (2-й владыка Литвы), 70-сис Литвос вадовас (70-й властелин Литвы), 14-й руский князь в Литве, 512-сис жямайту вадовас (512-й властелин жямайтов), 6-й руский князь в Жямайтии“.

9 августа 1255 года в Рогатине Миндове сдался сыну Данила Роману и потерял бортов, пруссов и восточных жямайтов. В конце августа против власти Романа поднялись жямайты, ятвязь и кривичи, которым активно помогали крестоносцы.

Зимой жямайты вождя Аллемана разграбили Курланд (земля Станде в Латвии).

В 1256 году папа Римский Александр IV призвал короля Богемии Оттокара II начать крестовый поход против литвы и ятвязи, а 11 марта он объявил крестовый поход в Самогитию (землю жямайтов).

В августе магистр Ливонского ордена Анно фон Зангерсхузен с курами девять дней жёг и грабил земли жямайтов. Затем с полоном, добычей и множеством скота он вернулся в Ригу.

В том же году сын Свордхота и сестры Миндове Зинаиды князь Менска (Минск) Треньйота стал князем Жямайтии.

25 февраля 1257 года за усмирение жямайтов Роман пожаловал Миндове в вотчину город и 13 городков.

17 апреля того же года в Мерске (Теплень в 36 км южнее Минска), на виду христиан Востока и представителей святой курии, Миндове второй раз короновали королём всей Леттовии. За это он пожаловал Ливонскому ордену землю Сеймет, но это не была Жямайтия, как позже полагали крестоносцы.

После 6 мая у обложенного Мемельборка (замок в устье Дане в Клайпеде) жямайты из засады разгромили отряд магистра Ливонского ордена Бурхарда фон Хорнхузен из 40 братьев и 500 ратных. Погибли 12 братьев, а тяжело раненый магистр и комтур (комендант города или замка) Мемельборка Бернгард фон Харен бежали в замок Мемелль.

Когда Бурхард вернулся в Ригу, он и архиепископ Риги взяли с жямайтами мир на два года.

Весной 1259 года магистр Бурхард ходил в землю Курсовия (междуречье Юры, Шунии, Анчи и Шяшувиса) и поставил замок Георгенбург (бугор Рякчю у Таураге).

В июне того же года жямайты, опустошив несколько земель Ливонии, вошли в Куронию, где возле села Скоден в земле Цекле (в ~15 км восточнее Кретинги на западе Литвы) три тысячи их ратных разбили рыцарей отрядов Мемелля и Голдингена (Кулдига) Берендта фон Цауэ, немецких пилигримов и куров. На этом поле пали 33 брата Ордена и многие христиане. Вскоре большое войско жямайтов и литвы по пути в Мемельборк опустошало земли куров. Тогда же сюда из Риги кораблями и по взморью прибыл магистр Бурхард со своим отрядом и множеством воинов из Германии. Возле замка Вархдах литва весь день билась с высадившимися на берег ливонцами, а ночью отступила. Завидев основные силы магистра, их войско поспешно ушло.

21 января 1260 года Бурандай, Миндове и Товтовил направились в Мазовию. Всего в рати Миндове и Товтовила было 30768 ратных Литвы, русских, пруссов, жямайтов и ятвязи. 14 февраля того же года они пожгли Плоцк. 18 февраля Миндове взял Варшов (Варшава), через два дня он и Товтовил захватили Яздов. 12 марта ляхи отбили их у стены Сулеева (Сулейув, Sulejów в 55 км юго-восточнее Лодзи).

В ту пору жямайты и литва, безуспешно напав на только что поставленный зимой рыцарями Риги и Ревеля (Таллинн) замок Доббель (Добеле в Латвии), потеряли многих своих и быстро ушли.

2 июля того же года Миндове послал боярина Бикшу с 1275 ратными в землю куров. Вскоре четырёхтысячная соединённая дружина литвы и жямайтов Треньйоты опустошала Куронию. Один отряд Бикши обступил Георгенбург. Напротив замка жямайты поставили свой городок (бугор Матишкю) и оттуда нападали на христиан, которым на помощь спешило рыцарское войско из Пруссии и Ливонии, а также король Дании Эрик V Клиппинг и сын Улфа Фасе свейский ярл (шведский герцог) Карол с отрядом из Ревеля.

13 июля оба войска сошлись у реки Дурбе (возле Лиепайи) около озера в 25 верстах от моря. Куры, когда магистр отказал вернуть им захваченных у них жямайтами жён, детей и добро, поддержали Бикшу и, ударив по рыцарям с тыла, решили исход битвы. Многие из бежавших крестоносцев были убиты. В тот день погибли 713 ратных литвы, 1532 жямайта, а также 5387 крестоносцев. В их числе: магистр Бурхард, маршал Пруссии Хенрик Ботель, ярл Карол, 150 рыцарей Ливонии и 30 Пруссии, множество рыцарей данов из Ревеля и свеев, ратных из ливов, эстов и пруссов, а также пилигримов. Из пленённых 14 братьев Ордена 8 сожгли невдалеке в городке Вартайена, а 6 четвертовали.

После Дурбе против крестоносцев поднялась пруссы, корсь и семигаллы, которым Миндове помогал во всём. Тогда литва с корсью пожгла замки Георгенбург и Голдинген.

В конце февраля 1261 года отряды Миндове с жямайтами грабили и жгли землю ливов.

16 сентября 1262 года Треньйота с полками жямайтов вышел в Венден (Цесис). Днями позже жямайты с полками Миндове и судовы обступили замок. Напрасно прождав русских, леттов и ливов, они ушли по домам.

В конце декабря того же года, узнав, что войско магистра Ливонского ордена находится в Куронии, Треньйота направился через Ливонию в земли эстов.

В начале 1263 года отряд крестоносцев Мемелля палил и грабил землю Шалов (междуречье низовья Тильжи и Немана), где бился с ратными литвы, жямайтов и судовов, которые затем обступили Мемелль. Тогда в брани у Мемельборка был убит вице магистр Ливонского ордена Эбергард фон Гольтбеке и многие другие. После долгих кровавых приступов Мемелля литва с союзниками вернулась домой.

2 февраля Треньйота с жямайтами опустошил город Пертуев (Пернау) и землю Маритима (остров Муху). Затем в земле Вик (восточнее Хаапсалу) они убили 9 рыцарей. Ночью 10 февраля у монастыря Дунамунде (на острове в устье Даугавы) в бою с отрядом из Риги погибли 9 братьев Ордена, немногие горожане и слуги.

23 августа рать Миндове и Треньйота со своими вышли в Чернигов. 18 сентября они взяли город, в битве за который пало 1812 ратных Литвы, 762 Треньйоты, а также 1288 сына Всеволода и зятя Василько Андрея. 11 октября Андрей вернул Чернигов, убив в нём ещё 738 ратных Миндове и 105 Треньйоты.

После убийства 25 ноября Довмонтом короля Миндове князь Треньйота сел вместо него в Новгороде-Литовском, а князем жямайтов стал Гогорт.

Начиная с Треньйоты католические епископы не короновали королей Литвы. Все последующие её владетели до Гедимина называли себя королями, но на самом деле ими не были.

Время Гедимина.

12 ноября 1264 года пятеро подростков-конюших Миндове с сыном Симеона боярином Святополком убили короля Литвы Треньйоту, когда тот вошёл в умывальню, и бежали к Войшелку в Пинск. Меж них был сын Сколоменда Гедимин.

25 ноября в Новгороде-Литовском вместо Треньйоты сел князь жямайтов Гогорт.

В августе 1267 года Ливонский орден полностью покорил земли куров.

В 1268 году Довмонт со своими, жямайтами и судовами опустошил грабежами и огнём земли Лёбау, Кульма и Куявию.

Весной 1269 года сын короля Миндове Давид Войшелк пошёл с ратью литвы, жямайтов и ятвягов на Волынь, чтобы отнять Владимир у сына Данила короля Руси Льва. Распустив войско, Войшелк прибыл по приглашению Василько в монастырь святого Михаила во Владимире, где Лев зарубил его саблей.

В том же году по просьбе пруссов жямайты ходили в Пруссию, где несколько раз победили крестоносцев и пленили комтура Кристбурга (Джежгонь, Dzierzgoń) Хельвига фон Гольдбаха.

В 1270 году сразу после смерти Шварна Довмонт с новгородцами, псковичами и жямайтами взял Новгород-Литовский. Уже в августе с несколькими полками литвы и 4000 жямайтов он неожиданно напал на землю Кульма и пожёг её. Затем, после тяжёлого боя взял замок Пловист (Пловенж, Powęż), предал огню укрепления у замков Ной Ляйппе, Реден (Радзынь Хелминский) и Вельзац, разрушил Турниц, Грауденц, Мариенвердер (Квидзын), Сантир и Кристбург и с большим полоном вернулся домой.

Вскоре князь Городно Тройдент изгнал того и сам стал править в Литве.

В 1272 году литва и жямайты помогали восставшим против крестоносцев пруссам.

В 1273 году жямайты опустошили земли Кульма. Затем у Лёбау (Любава) их и судовов разбили крестоносцы, но, когда преследовали их, сами потерпели поражение, при этом был убит маршал Пруссии Фредерик.

В декабре того же года литва и жямайты разбили ливонцев на льду возле Эзеля (Саарема), убив 51 крестоносца.

В 1275 году, по приказу магистра Пруссии (1273 – 1279) Конрада фон Тиберг (Thierberg) фогт Замбии (область между морем, Куршским заливом, Преголей и Деймой) Фредерикс братьями Ордена и 1000 человек пришёл на судах по Мемелю (Неману ниже устья Няриса) к городку скалвов (пруссы и куры, населявшие бассейн Немана около Юры, земли Shalow – междуречье Немана, Тыльжи и Малуна, Skalow – междуречье Акмяны, Шунии и Анчи), который защищали более 200 человек. Взяв его после осады, он убил всех мужчин, сжёг городок, а женщин с детьми отправил в Замбию и Наттангию (междуречье Майской, Корневки, Млынувки и Лыны). Затем, переправившись через реку напротив, крестоносцы стремительным штурмом в один день захватили, разрушили и спалили городок Рамиге (бугор Йиесёс), часть бывших в нём людей увели в плен, а прочих убили, потеряв более 200 своих.

В ответ скалвы, собрав 400 отборных мужей, приплыли на судах к замку братьев Лабегов, взяли и сожгли его, убив почти 200 мужей.

Тогда магистр с сильным войском огнём и мечом опустошил ту их землю, которая примыкает к Пруссии, убив многих ратных боярина Стинеготы.

В 1276 году боярин Сарека, имеющий названный его именем городок (бугор Гягужкальнис) в земле Скалов, что граничит с Литвой, послал к комтуру Мемельборка гонца с просьбой креститься и собирался коварно убить всех, но сам пал в бою, а его городок был сожжён вместе с его людьми.

Вскоре магистр с 1500 конников и иными, плывшими на 15 судах, захватил и предал огню крепость скалвов Сассовия (холм Падиевичё размером 150х200 м и 15-20 м высоты южнее Лаукувы), бояре которых Сурбант, Свисдета и Сурдета с семьями и слугами ушли к рыцарям.

После этого земли скалвов почти полностью опустели и, были разорены и завоёваны литвой.

В начале 1283 года Гедимин с 800 всадниками литвы и жямайтов через Нерингу куров (Куршская коса) вторгся в Замбию, опустошил земли Абенд (междуречье Преголи и Прохладной), Пубетин (междуречье Деймы и Овражки) и Пованд (междуречье Инструча, Писсы и Загорянки), разбил отряд крестоносцев и вернулся назад. Тогда было убито 150 христиан.

В том же году, через 53 года после начала вторжения в Пруссию, Орден покорил все её племена и начал войну с могучим, упрямым и закалённым в битвах народом, жившим за Мемелем в землях Литвы.

В декабре магистр Пруссии (1283 – 1288) Конрад фон Тиберг с сильным войском, пройдя по льду через Мемель, напал на городок Бисена (бугор Анткальнишкю до 30 м высотой и размерами 28х38 м в 4,5 км восточнее Юрбаркаса), всех бывших в нём пленил или убил, спалил городок и вернулся с большой добычей. При штурме многие были тяжело ранены, а 4 брата Ордена и кнехт (конный слуга) утонули в Мемеле.

В 1285 году скалв Гирдило, получив в помощь 100 вооружённых людей от братьев Ордена, привёл их в городок Отекайм (бугры Молавену северо-западнее Расейняй), где всех их, кроме нескольких, предательски убили.

В 1286 году литва и жямайты ходили на Ригу, но ничего не добыв, пришли через земли латгалов к Оденпе (Отепя), откуда вернулись с малым полоном. Услышав об этом, рыцари Торуна (Торунь) пошли на жямайтов и вернулись с великим полоном.

С 1287 по 1289 год князем жямайтов был сын Эрденя Володимир Буйвид.

23 апреля 1290 года магистр Пруссии (1288 – 1299) Майнхард Майнике фон Кверфурт (Meineke von Querfurt) с 500 конниками и 2000 пеших штурмовал городок Колайна (возможно – бугор Шяряйтлаукё I около устья Юры) на берегу Мемеля, который мужественно обороняли боярин Сурмин с 120 ратными. Когда стемнело, и уже все защитники, кроме 12 были ранены, конники, бывшие у стены городка, повернули вспять и напугали пеших, которые приняли их за врагов и бежали на суда. После чего магистр прекратил штурм.

Перед 10 мая того же года, по приказу магистра комтур замка Ландесхуте (в центре г. Неман) Эрнеке с братом Йоханном из Вены, 10 братьями Ордена и 25 кнехтами отправился по Мемелю в Литву на разведку. Возле Колайны литвин Нода с 60 ратными Сурмина хитростью заманил их просьбами о спасении переодетого в женское платье предателя и всех убил.

25 июня Людовик фон Либенцелль с 3 братьями Ордена и 26 кнехтами из Ландесхуте убили в поле у Ландесхуте 25 из 30 ратных Оукайма (бугор Гиланджю юго-западнее Таураге).

Перед 2 февраля 1291 года комтур Кунигесберга (Калининград) Бертольд фон Брюхафен с 20 братьями Ордена и 1500 воинов спалил пустую Колайну, а затем огнём и мечом опустошил окрестности Юнигеды (городка Писта – бугор Бургайчю у Немана возле села Бургайчяй недалеко от Юрбаркаса, англ. unihead – одновершинный), где убил или полонил 700 человек.

С 25 марта по 22 апреля того же года, когда литвины ставили городок Юнигеда (бугор Пилайте около Бургайчяй), комтур Бертольд привёл к Юнигеде 1000 человек из Замбии. Получив отпор, он пошёл к городку Медерабы (бугор Ворпилис у Немана возле Бургайчяй), взял и сжёг его, а всех бывших в нём убил или пленил.

В то же время магистр Майнхард с 100 братьев Ордена и многими конниками опустошил пожарами земли Гесове (междуречье Ашвы и Тянянис) и Пастове (междуречье Шяшувиса и Апусинаса западнее Видукле), немногих убил и пленил, и захватил небольшую добычу. На обратном пути литвины гнались за ними и не раз нападали на братьев.

Перед 29 июня комтур Бальги (Весёлое) Хенрик Цукшверт и 20 братьев Ордена с 1500 конниками направились к Юнигеде, а оттуда – к городку Оукайм, где разорив округу, многих убили или забрали в плен и с большой добычей вернулись домой.

В 1294 году комтур Ландесхуте Людовик фон Либенцелль со своими опустошил земли жямайтов к северу от леса Грауд (к северу от низовья Шешупе) до Вайкен (земля Твярай) и всех в них убил. Многие бояре были убиты им из засад.

В феврале 1295 года магистр Майнхард, разделив войско из 1000 конников на две части, предал огню земли жямайтов Пастове и Гесове, где сжёг два городка (бугры Галкайчю на левом берегу Упе западнее Расейняй и Пакисё на правом берегу Юры юго-западнее Шилале), убил и взял в плен 100 человек. При этом отряды из Ландесхуте и Замбии воевали землю Пастове.

Тем временем посланные для охраны Ландесхуте Теодерик фон Эсбех с двумя братьями Ордена и 300 конников убили у Писты многих язычников, увели 70 пленных и захватили стадо скота.

Осенью того же года Людовик фон Либенцелль со своим отрядом из братьев Ордена и 200 человек на судах пришёл в землю жямайтов Пограуд (междуречье Немана, Дубисы, Стрюны, Нявежиса и Вяйюоны), где расставив засады, разорил её и истребил почти всех преследовавших его всадников. Затем он предал огню мощный городок Кимель (бугор высотой 27 м и размерами 22х36 м Пакальнишкю в Каунасе) на берегу Мемеля, уничтожив всех бывших в нём людей. После в земле короля Литвы Аустхейт его люди сожгли город Ромена (городище и бугор Павяйсининку), где всех взяли в плен или убили.

29 сентября 1298 года комтур Брандинбурга (Ушаково) Куно с сильным отрядом напал на Писту и Юнигеду и сжёг их предместья. При этом с обеих сторон многие были тяжело ранены.

Осенью 1300 года Хенрик фон Добин из Ландесхуте и несколько братьев Ордена с 200 воинами спалили 6 деревень у городка Оукайм и, взяв в плен и убив людей, ушли. Литвины преследовали их и много раз нападали, поэтому с обеих сторон многие были тяжело ранены.

В 1301 году литвин Драйко предательски открыл ночью комтуру Ландесхуте Фольраду и его людям ворота Оукайма. Все ратные в нём были убиты, женщины и дети уведены в полон, а городок и предместье сожжены.

В начале 1303 года магистр Пруссии Конрад Зак с большим войском вторгся в Курсовию. Поскольку его проводники сбились с пути, язычники бежали в защищённые места, поэтому он только пожёг дома, взял в плен и убил немногих людей, переночевал и вернулся по тонкому льду залива Куров (Куршского) в Пруссию.

В январе 1304 года комтур Кунигесберга Эберхард фон Бирнебург с 2000 конников и граф Вернер II фон Хомберг со свитой неожиданно напали на землю Пограуд, опустошили её, а затем осадили городок Гедимина, где убили или взяли в плен 100 человек.

16 февраля того же года комтур Эберхард с ещё бóльшим войском направился в Оукайм. Предатель Свиртил сдал городок, и крестоносцы убили всех ратных, забрали в полон женщин с детьми и до основания разрушили городок. В то время другая часть войска огнём и мечом опустошила его окрестности.

В сентябре 1307 года комтур Ландесхуте Фольрад Вольц, услышав, что ратные Курсовии ушли воевать Мемелль, приказал брату Хильдебранту фон Рехберг выступить в их землю. Тот с герцогом Нижней Баварии Хенриком II, графом Йоханном II фон Шпонхайм, пилигримами и несколькими братьями Ордена с 80 людьми разграбил Курсовию, спалил оставленные городки Скронайте и Бибервате (бугры Юшкайчю и Кальнишкю), а также увёл в полон 70 человек. Остальные жители этой земли бежали в Литву.

Сам же брат Вольц, поднявшись на судне по Юре, неожиданно на рассвете ворвался в предместье городка Путеника (бугор Гряйжену на правом берегу Юры юго-западнее Таураге), всех пленил и убил, кроме тех, кто бежал в городок под защиту капитана Спудо. Превратив в прах предместье, комтур и герцог Хенрик напали на крепость Велюнь (бугор Вялюонос I высотой 30 м и размерами 25х54 м в Вялюоне). Получив отпор, они осадили её и поставили рядом два замка Фридбург (бугор Пилиес высотой 30 м и размерами 40х80 м западнее бугра Вялюонос I) и Байер (западный бугор Вялюонос II в западной части Вялюоны). Вскоре сюда пришёл князь Вильни и Трок Гедимин с большой ратью, взял за 22 дня штурмов оба замка и снёс их.

В октябре того же года жямайты разорили земли Серадза (Шерадз) и Калиша, после чего с большой добычей и без потерь вернулись домой.

В ту пору комтур Вольц ещё раз пришёл со своими братьями и конниками к Путенике, вновь сжёг восстановленное предместье со свезённым туда зерном, пленив и убив всех застигнутых в нём.

Между тем Фредерик фон Либенцелль с 21 братом Ордена и 60 воинами напали в поле у дома Кальса на возвращавшийся после службы отряд из Бисены и убили 82 литвина, кроме троих.

Спустя несколько лет старший в Путенике боярин Спудо позвал комтура Вольца и, когда тот со своими пришёл, открыл ворота. Городок был сожжён, а все бывшие в нём убиты и взяты в плен.

23 апреля 1308 года Монст и Сударг с иными боярами Жямайтии и 5000 всадников вторглись через Нерингу куров в Замбию, опустошили земли Пованд и Рудове (междуречье Немана, Дальней, Широкой, Рыбной, Хлебной, Промысловой и Старой Матросовки) и с полоном вернулись домой.

В начале 1311 года комтур Кунигесберга Фредерик фон Вильденберг, следуя за ратью короля Литвы Витена, убийствами и грабежами разорил землю жямайтов Пограуд.

В апреле того же года комтур Брандинбурга Гебхард фон Мансфельд с братьями Ордена и 1500 конников огнём и грабежами опустошили землю Пограуд. А Монст, Сударг, Масий и другие бояре с малой ратью не смогли их остановить, и рыцари с полоном вернулись домой.

В 1312 году в Пруссии, Самогитии, Литве и Ливонии были сильный мор и голод, унёсшие многие тысячи жизней. Ещё больше людей, особенно куры, уехали и многие земли тогда опустели.

В 1313 году с 8 по 22 апреля верховный магистр Ордена (1311 – 1324) Карл фон Трир с войском и и множеством судов поставил замок Кирсмиммеле (бугор в Скирснямуне в 19 км восточнее Юрбаркаса) на берегу Мемеля. Тогда из-за сильного ветра на море, разбившего грузовые суда, погибло 4 брата Ордена и 400 других.

Летом того же года маршал Пруссии (1312 – 1320) Хенрик фон Плётцкау с конниками и приплывшей на судах пехотой осадил Бисену. Сделав мост из судов от соседнего острова и поставив орудия, они долго и безуспешно штурмовали городок, а затем сняли осаду.

Осенью маршал Хенрик с братьями и людьми из Замбии и Наттангии после долгой осады, когда многие с обеих сторон были ранены, сжёг два предместья Бисены.

Перед 15 августа 1315 года посланный Витеном боярин Сурмин с сотней литвинов из Самогитии, приплыв к Ландесхуте на лодках, неожиданно штурмовали замок. Погубив хлеба у него и около замка в земле Шалов они вернулись домой.

25 сентября Сурмин с теми же литвинами, русскими и 2 катапультами осадил Кирсмиммеле. Братья Ордена, дабы избежать опасности, сожгли предместье замка. Через 16 дней на помощь осаждённым прибыли большой корабль из Ландесхуте и несколько судов из Кунигесберга с великим комтуром (1314 – 1324) Вернером фон Орзельн, 9 братьями Ордена и 150 человек. Русские, узнав, что приближается верховный магистр с 300 конниками и пехотой, завалили ров брёвнами и травой, и начали штурм замка и большого корабля. Они убили всех на корабле и подожгли его, но когда потеряли 40 человек, спалили катапульты и ушли к крепости Велюнь. Там они сожгли предместье, убили нескольких христиан, увели скот и нескольких пленных.

Карл фон Трир преследовал литвинов до Юнигеды, где опустошив округу, взял предместье и предал его огню. Затем он восстановил Кирсмеммеле и вернулся в Пруссию.

В том же году ливонцы захватили земли Куронии у жямайтов.

В начале 1316 года маршал Хенрик, разделив конницу на несколько отрядов, опустошил огнём и мечом земли к северу от леса Грауд и Пастове, а великий комтур, не взяв город Медник (Варняй), разорил его окрестности. Отряд из Кирсмиммеле попал в засаду и был уничтожен. В Пастове же было убито и пленено 500 человек.

После 2 февраля Вернер фон Орзельн с ещё бóльшим войском осадил Медник и до конца лета без результата штурмовал его.

7 декабря Фредерик фон Либенцелль с 20 братьями Ордена и 60 воинами убил возле Бисены 80 уходящих со смены литвинов, кроме 5. Между тем Теодерик фон Альтенбург и два брата Ордена с 3 кнехтами убили других 6, ещё 6 бежали. После чего братья сожгли пустой городок.

Перед 24 июня 1317 года маршал Пруссии с братьями и людьми из Замбии, Наттангии и Бартена (земля между Багратионовском и Ольштыном), разделив своих на 4 отряда, вторгся в землю Пограуд. Отряд великого комтура опустошил землю Вайкен. Комтур Ландесхуте Фредерик фон Либенцелль с 150 своих спалил предместье городка Гедимина (бугор Яучакю). А брат Ордена Альберт фон Хаген с 60 человек предал огню и мечу поместье боярина Сударга (Свирнакальнис в 0,3 км юго-западнее бугра Яучакю) и окрестные деревни, взяв в плен его жену, детей, челядь и ещё многих жён и детей.

Осенью 1318 году маршал Хенрик сжёг предместья Юнигеды и Писты, которые только пополнились привезённым хлебом.

В 1319 году, после смерти сына Сколоменда-Пукувера Витена, великим князем Литвы стал его младший брат Гедимин.

Никогда за время своего правления (с 1394 г.) Витен не смог договориться с жямайтами выступить против Ордена. Их бояре не раз подымали простой люд на войну с королём литвы, где порой в бою гибло 100, 200 или более людей с каждой стороны.

В 1320 году Гедимин стал королём Летовии (Lethovia), ойстойтов (Eustoythen), жямайтов (Samaythen), Пскова и всех русских.

В том же году жямайты с литвинами окружили в лесу Хенрика фон Плётцкау c 40 братьями Ордена и войском, когда те направлялись к Меднику. Маршал, 30 братьев Ордена и многие воины были убиты, другие попали в плен, в их числе – фогт Замбии Герхард Роде, которого жямайты сожгли вместе с его конём в жертву своим богам.

7 февраля 1322 года, пока литвины ушли воевать земли Дерпта (Тарту), войско Фредерика фон Вильденберга из 150 братьев Пруссии и Ливонии и отряда Кульма, и герцог Бернхард II фон Швайднитц с графами Харцгероде, Херольдзека и Лихтенберга, одним графом из Бохемии, сыновьями графов Юлиха и Вильденберга, а также гости из Германии, Бохемии, Австрии и Силезии, всего около 2 тысяч человек, вышли из Кунигесберга и вторглись в земли жямайтов. Огнём и мечом в 3 дня они опустошили землю Вайкен, города Расейне (Расейняй), Эрогалу (Арёгала) и городок Клёги (бугор Рочишкес на правом берегу Дубисы юго-восточнее Арёгалы), а также штурмовали Писту. На четвертый день, узнав о приближении Гедимина с войском, крестоносцы и их гости взяли в Писте заложников и 24 февраля повернули домой.

14 марта 1323 года литвины из Самогитии и жямайты взяли город Мемель (Клайпеда), сожгли его, все лодки и суда и три ближних замка, кроме замка, где жили братья Ордена, а также захватили 70 человек. Оттуда они направились к Велову (Знаменск), пожгли там деревни и увели женщин, детей и скот.

После 24 июня того же года комтур Тапиова (Гвардейск) Хенрик с 8 братьями Ордена и 300 конников, направляясь в Семигаллию, убил из засады перед городком Видукла (Видукле) 12 литвинов.

Всего только за полтора года литва и жямайты убили или увели в полон 20 тысяч христиан.

22 мая 1324 года комтур Ландесхуте брат Теодерик фон Альтенбург с 44 братьями Ордена и 400 людьми из Замбии и Наттангии, пока Гедимин ходил в Киев, неожиданно на рассвете напали на предместье городка Гедимина, спалили его и убили всех, кроме бежавших в городок.

В июле того же года 400 литвинов скрытно пришли к Кирсмиммеле и пытались взять замок, но были отбиты. При этом погиб их боярин и многие литвины были ранены.

23 декабря войско Гедимина огнём и мечом опустошило землю Росситен (земля между Кретингой и Кулупенай).

В 1326 году Гедимин направил на помощь королю Полонии Владиславу Локтику своего сына Ольгерда с 1200 всадниками из литвы и жямайтов. Вместе с ляхами они огнём и мечом опустошили более 140 деревень и множество монастырей в окрестности Франкфурда (Франкфурт на Одере), убили более 6000 христиан, после чего ушли с добычей и полоном из женщин с детьми.

В 1328 году братья Ордена из замка Раганита, иначе – Рагнита (ныне – развалины в г. Неман), названному по соседней речке (притоку Тыльжи), внезапно утром напали с 80 людьми на предместье Путеника, в который накануне пришли 200 местных мужчин, и там убили мужчин, женщин и детей, которые не смогли убежать, а после сожгли предместье. Вскоре ранним утром они спалили предместье Оукайма, где все, кроме нескольких бежавших, погибли с жёнами, детьми и животными от огня или меча.

Около 22 мая того же года сгорел замок Кирсмиммеле, который затем разрушили и 1 августа оставили.

20 января 1329 года король Бохемии Йоханн фон Люксембург со свитой из 300 конников, верховный магистр Ордена Вернер фон Орсельн с 200 братьями Ордена и 1800 воинов, герцог Силезии Болеслав II фон Фалькенберг, графы Фалькенштайна, Хонштайна, Ляйнингена, Нойенара (Neuenahr), Оттингена (Oettingen), Шауенбурга (Шаумбург), Вильнова (Вильнау), Виртемберга (Вюртемберг), бургграф Донина (Дона), правители Берга, Дамиса (Даме, Dahme), Геры, Ханова (Ханау), Холяха, Керпена, Котбуса (Cottbus), Майссена, Рерпена, Ротенштайна (ныне – руины у г. Ротвайль, Rottweil), Штауффенберга со своими отрядами и многие знатные из Англии и Германии направились из Кунигесберга в Жямайтию.

Уже 1 февраля они окружили крепость Меднаги у села Медевагел (бугор Раудонену высотой 18 м и размерами 140х160 м и близлежащее селище восточнее Юрбаркаса, эст. mede vahel – между растений), которая на другой день после многих штурмов сдалась, и 600 человек в ней крестились.

Затем войско разделили на 2 части. Король с верховным магистром повернули к Добрыну (Добжинь, Dobrzyń). А графы Марки и Мандершайда, с ними брат графа Юлиха, многие рыцари и знатные люди Германии, а также 100 братьев Ордена с 3000 людьми напали на городок Кседай (бугор Анткальнес высотой до 17 м и размерами 30х45 м). Тогда же отряд Рагнита спалил на рассвете предместье городка Гедимина со всеми, кроме 12 бежавших. После они штурмовали городок Гегусё (возможно – бугор Падубисё на правом берегу Дубисы восточнее Расейняй), по пути разорили 4 земли Жямайтии, 30 марта – землю Вайкен, а вскоре взяли землю Мединкин (междуречье Венты, Вирвичи, Патяклы и Шяркшне), где жямайты, после осады сдались и просили мира.

Между тем, несмотря на перемирие король Локтик с 6000 ратных вероломно вторгся в землю Кульма и 5 дней её разорял.

4 марта 1330 года большое войско русских и литвы вторглось в Куронию, опустошило её и с огромной добычей ушло.

20 марта того же года по перемирию на два года между Ольгердом и Орденом, который подписал высший маршал Теодерик фон Альтенбург, Ольгерд получил часть Жямайтии и городки у Велюни.

В 1331 году магистр Ливонии (1328 – 1340) Эберхард фон Монхайм, опустошив Жямайтию, с добычей вернулся домой.

В 1332 году магистр Ливонии в военном походе в край жямайтов достиг дворов Мазейке (Mažeikiai) и Виндейке (Vindeikiai в 44 км юго-западнее Мажейкяй).

2 февраля 1333 года два войска из Ливонии и Пруссии три дня огнём и грабежами разорили землю жямайтов, и вынудили бежать литву. Вследствие сильного холода многие крестоносцы погибли или обморозились.

2 октября того же года Гедимин в торговом договоре с магистром Ливонии, епископами Ливонии и Эстонии, а также горожанами Риги писал, что со стороны короля Литвы установил мир в земле уштайтов (Ousteyten, или ойстейтов – Eusteythen) и жямайтов (Sameyten), Пскова и всех русских.

15 ноября того же года император Священной Римской империи Людовик IV подтвердил право Ордена править завоёванными землями неверующих пруссов, литвы, оукштетов (Ouchsteten), жямайтов (Samayten), куров и русских.

Земля Аукштете (Ouchstethe) находилась между Неманом и озёрами Мятялис и Анчя. Судя по найденным в той земле артефактам, уштайты, оукштеты, ойстойты или ойстейты – неустоявшиеся в те времена названия ятвязи.

25 февраля 1336 года верховный магистр (1335 – 1341) Теодерик фон Альтенбург с 20 братьями Ордена и 600 воинов, маркгаф Бранденбурга Людовик, графы Намюра Ги II и Хеннеберга Йоханн, пилигримы из Франции и Австрии, всего – более 200 человек в шлёмах, осадили литовский городок Пилены («Pillenen, Pileno» –бугор Гелувос на левом берегу Дубисы высотой 7 м и размерами 80х20-30 м с двумя валами длиной по 40 м, лит. pilėnai – жители городка) в земле Траппен (междуречье Митувы, Сниеталы, Армяны и Дубисы). В нём собралось 400 язычников, часть которых прибежала из 4 соседних земель. Пруссы метали огонь, дрова и камни. И когда городок загорелся, некоторые в ужасе бежали в убежище, а жена боярина Маргера пронзила себя и бросилась в огонь. Тогда Маргер зарубил склонивших ему свои шеи защитников и сам проткнул себе саблей живот. Крестоносцы разрушили Пилены и вернулись домой с полоном и большим добычей.

30 мая того же года магистр Теодерик поставил замок Мариенбург на острове Ромайн (возможно – остров в 5 км западнее Вилькии) между Велюнью и Байсты (бугор Ринговес на правом берегу Немана высотой 20-30 м и размерами 32х135 м).

14 июня 1338 года литвины, рассчитывая на предательство двоих витингов (жителей Витинги – междуречья Шяшупе, Кирсны, Газды, Марихи, Шлямицы и Чарной Ханчи), пришли к замку Байерн (Байер в 1307 году), 24 дня безрезультатно осаждали его и ушли с приближением войска Теодерика фон Альтенбург и пфальцграфа Райна.

13 августа посланный верховным магистром маршал Пруссии Хенрик Дуземер с пфальцграфом Райна убийствами, грабежами и пожарами опустошили окрестности Видуклы, через день – Даблавки (городище и бугор Джюгинену западнее Тяльшяй), 27 августа – земли Галикаукен и Мединкин, откуда увели в полон 1220 женщин и детей.

На следующий день литва и жямайты вторглись в Пруссию и уже через три дня повернули назад.

В начале 1339 года магистр Ливонии опусошил Жямайтию, а верховный магистр с пфальцграфом Райна и другими князьями империи напали на Велюнь и с большими потерями вернулись из-за морозов.

Летом того же года крестоносцы воевали Литву и жямайтов и взяли большой полон.

Время Кейстута.

В начале 1342 года несколько отрядов литвы и жямайтов опустошили огнём многие части Пруссии, убили почти всех крестьян и вернулись домой с огромной добычей.

В начале 1343 года Кейстут с жямайтами воевал Замбию, разрушил Кунигесберг и много иных замков и с большим полоном вернулся домой без потерь.

В том же году по приказу верховного магистра (1342 – 1345) Людольфа Кёнига фон Вайтцау был снесён замок Байерн и поставлен рядом новый замок Байерсбург (восточный бугор Вялюонос II).

В феврале 1345 года верховный магистр Ордена с маркграфом Фландрии направились в Жямайтию и в марте вернулись без результата из-за разлива рек.

В январе 1346 года 4 тысячи крестоносцев опустошали земли жямайтов. 2 февраля их атаковал Ольгерд с жямайтами и отрядом Полоцка, но, потеряв 1000 своих отступил в Велюнь. Всего крестоносцы убили 4 тысячи человек.

В том же году сын Гедимина князь Городно и бортов (1326 – 1375), князь и вадовас (литовский князь) Трок (с 1337 года), Тверемета, Слонима, Паленке и Подлясья Кейстут (Case toot – “Трубящая люлька”) Савелий (1304 – 15.8.1382) стал князем всех жямайтов.

2 февраля великий князь Литвы Ольгерд, его братья Кейстут и Наримонт привели рати Смоленска, Полоцка, литвы и русских в Оукайм, и там произошёл кровопролитный бой. Спустя 11 дней, миновав Инстербург (Черняховск), Вюнсдорф и Вольмир, они разграбили и сожгли Растенбург (Кентшин), в котором всех без разбора убили или казнили. Ольгерд, пройдя через Бартен, осадил Гердов (Железнодорожный), спалил деревни вокруг, безрезультатно штурмовал Люненбург (Сонточек) и со скотом и полоном вернулся к Растенбургу. Затем он захватил город и замок Рессель, сжёг после разорения почти пустой город Велов (Знаменск) и подошёл к Вальштадту (бугор Дроздово в Журавлёвке около Полесска), где был разбит 50 братьями Ордена с 4000 человек, потеряв 1800 из 2200 своих ратных. Из тех, что бежали многие утонули в реке, в их числе – Наримонт.

В конце апреля того же года верховный магистр Ордена (1345 – 1351) Хенрик Дуземер послал высшего маршала (1347 – 1359) Зиферда Отто фон Данненфельд в Литву, и тот, опустошив огнём и грабежами Геруаре (бугор Акмянишкю возле Катичяй), Гесове, окрестности Эрогалы и Пастове, увёл с собой много людей и скота.

Летом с теми же людьми верховный магистр разорил пожарами и грабежами землю Велюни и потребовал сдать крепость. 150 её ратных сдались, их жён и детей увели в Пруссию, где крестили, а крепость сожгли и сравняли с землёй.

В 1347 году жена Кейстута Бирут Биреда (Birut – “Пиво вон”, Bered – “Розовая”) Горислава Софья (1331 – 1382) стала княгиней Трок и всех жямайтов.

В феврале 1348 года магистр Ливонии (1345 – 1359) Госвин фон Херике (Herreke) ходил против литвы (Letwinos) в Жямайтию («Samayten») во двор Гедимина (Свирнакальнис у бугра Яучакю), пройдя земли Цела (земля южнее Тукумса), Добесин (земля села Дусейкяй восточнее Тяльшяй), Книтове (междуречье Кражанте и Анчи), Шелвгалл (земля городка Видукле), городки Кроки (Кракес) и Кульн (бугор Папушю западнее Панявежиса), земли Басин (земля села Гайлюнай северо-западнее Панявежиса), Гейдегалл (земля западнее Купишкиса), Сауле и село Митов на обратном пути в Ригу.

После этого верховный магистр и высший маршал Зиферд 6 дней и ночей огнём и мечом опустошали окрестности Пернарай (Пярнарава в 21 км западнее Кедайняй), земли Пастове, Гесвенсем (междуречье Дубиссы и Шяуше), Эрагелен (земля между Риетавой и Картяной), Гесове и Парвер (междуречье Немана, Юры, Вилки и Геге).

Затем Хенрик Дуземер с прецепторами (высшими должностными лицами Ордена) и гостями из Германии и Англии 4 дня осаждал крепость Велюнь, где было 1500 человек. Когда её отряд сдался, он сжёг и разрушил крепость до основания, увёл женщин с детьми в Замлянд (междуречье Пасленки, Валши, Лавы, Витушки и Мамоновки) и там их крестил.

В начале 1352 года верховный магистр Ордена (1351 – 1382) Винрик фон Книпроде, граф Оттингена и бургграф Нурборга (Нюрнберг) воевали земли Гесове, Эрагелен и Гесвенсем, 21 февраля – город Расейне, затем – Видуклу, откуда через землю Пастове вернулись в Рагнит. На обратном пути многие кони пали от голода, затем бóльшая часть крестоносцев погибла от мороза и голода, а многие из оставшихся утонули на переправе.

Той же зимой в Жямайтии, Ливонии и Пруссии свирепствовала чума. От неё в Пруссии умерли 117 братьев Ордена и десятки тысяч людей.

Перед 2 февраля 1355 года верховный магистр и высший маршал Зиферд с войском направились в земли Мединкин, Эрагелен и Вайкен, где 5 дней грабили и жгли сёла, убивали, в том числе и стариков, многих пленили, и с полоном вернулись в Рагнит. Там во время пожара многим жямайтам удалось бежать.

В 1356 году рыцари из Германии, Бохемии, Моравии, Англии, Франции и Франконии с высшим маршалом Ордена, не встречая сопротивления, всё пожгли и многих убили в Литве и Жямайтии, и вернулись домой.

Зимой 1357 года высший маршал Зиферд с прецепторами, прибывшие из Германии князья, графы, господа, многие рыцари и кнехты, знатные гости из Франции, Англии и Нурборга 6 дней воевали землю Вайкен, окрестности Расейне, городка Субна (бугор Эржвилко севернее Юрбаркаса) и землю Галве (около 8 км севернее Юрбаркаса). Пройдя вниз по льду Метове (приток Немана Митува) к Писте, они осадили Велюнь. Когда на помощь осаждённым пришли другие литвины, братья с гостями, потеряв убитыми более 150 человек, вернулись домой.

В 1358 году Винрик фон Книпроде с магистром Ливонии Госвином нанесли большой ущерб краю жямайтов.

Весной 1360 года высший маршал Ордена (1359 – 1370) Хеннинг фон Шиндекопф с войском и граф Вертхайма Эберхард приплыли на судах к крепости Велюнь и, претерпев там большой урон, вернулись.

В том же году по приказу верховного магистра Хеннинг фон Шиндекопф ещё раз ходил на Велюнь, а маркграф Бранденбурга Людовик два раза огнём и мечом опустошал Литву и Жямайтию.

В январе 1363 года Винрик фон Книпроде с графом Баварии Волфгангом, комтуром Остероде (Оструда) и рыцарями Ливонии воевали города Эрогалу, Пернарай и землю Лабуне (между Шилале и Риетавас), без сопротивления взяли городки Швайлов (бугор Дробукшчю в 4 км юго-вост. Кведарны) и Сеттин (бугор Падиевайчё в 2 км южнее Кведарны), откуда вернулись с полоном домой.

В апреле того же года верховный магистр, великий комтур Вольфрам Люпус фон Бальдерсхайм, высший маршал и высший госпитальер Ордена Ортольф фон Трир с комтурами Рагнита и Эльбинга, графом Баварии Волфгангом и другими гостями, приплыв к острову Готис (возможно – остров в 10 км южнее Вилькии), сожгли городок, который поставил Кейстут. Затем, превратив в золу Писту, отряд которой бежал, Хеннинг фон Шиндекопф с помощью камнемётов 4 дня штурмовал недавно отстроенную Велюнь. После того, как огонь охватил подожжённую крепость и её старший боярин Гоштовт сдался и был с 100 его ратных убит, крестоносцы, пленив 500 человек, вернулись домой.

В январе 1364 года Винрик фон Книпроде с прецепторами, епископ Замбии Бартоломеус, князья Баварии Рупрехт и Вольфганг, многие гости и рыцари поднялись по Митове и полностью опустошили землю Эрогалы. В то же время 21 января высший маршал с комтурами Рагнита Хенриком фон Шёнинген, Остероде Гюнтером фон Хохенштайн и Брандинбурга Куно фон Хаттенштайн, отрядами Замбии и Кульма разорил землю Парвер и вернулся к магистру в землю Гесове возле Лабуне. Вместе они вторглись в Лабуне, опустошили Пастове, а 23 января у городка литвы Зеймы (Жяймяй, Žeimiai) встретили магистра Ливонии Арнольда фон Витингхове и маршала Ливонии с 5 знамёнами.

26 января верховный магистр направился по Наре (Нярис) и Неману в земли Свилоне (между Неманом и оз. Ильгис), Сетен (междуречье Улы, Катры, Груды и Мяркиса) и Варлава (междуречье Мяркиса, Вярсяки, Уосуписа и Улы), оттуда – вверх по Мерецу (Мяркис) в землю Стайтен (междуречье Вилии, Нарочи, Узлянки и Спорни), затем – вниз по Наре, мимо городка Каланты (холм Синьки у Сморгони) и, переправившись через Мемель ниже городка Ренсе (бугор Нямунайчё), повернул вместе с большим полоном и пленными у Писты домой.

Осенью того же года Винрик фон Книпроде с комтуром Рагнита, наведя мост через реку, захватили и сожгли только поставленный Кейстутом городок Трапе на острове Виргалле в устье Невязи (Нявежис), на обратном пути снесли Писту и вернулись домой с полоном и добычей.

В декабре высший маршал взял за три дня штурмом недавно отстроенную крепость Велюнь и спалил её.

В начале 1365 года комтур Рагнита Бургхард фон Мансфельд, фогт Замбии Ротгер Рюдигер фон Эльнер, граф Варвика Томас Бушо (Beauchamp) и паломники опустошили Эрогалу и Пастове.

Сразу после своего крещения в Кёнгсберге 15 августа того же года сын Кейстута Витовт повёл верховного магистра с прецепторами, войском и гостями Ордена в вотчины отца и Ольгерда. 12 дней они воевали городки Попарте (бугор Паулайчю у Швекшны) и Славеги (бугор Вянцку восточнее Шилуте), земли Велюн (междуречье Немана, Вейжаса, Лейте, Шиши, Эжяруоны и Вилки) и Гесове, городок Сурмин (бугор Лаздуонену), землю жямайтов Лабуне, городок Зеймы, а также земли Пастове и Гесвенсем.

В мае 1366 года герцог Берга Вильхельм с комтуром Гирдова (Железнодорожный) ходили на судах к острову Готис, но, увидев силы язычников, повернули назад.

Осенью того же года герцог Юлиха Вильхельм II и многие с ним, приплыв на судах в землю Эрагелен, бились ночью с жямайтами. Оставив запасы в реке, они поспешно вернулись в Пруссию через Рагнит.

В 1367 году верховный магистр ходил на городки Сеттин, Свинари (бугор Дапкишкес на правом берегу Юры юго-восточнее Шилале), Колайну и землю Салвисове, где полонил 800 человек.

2 марта этого же года магистр Ливонии (1364 – 1385) Вильхельм фон Фримерсхайм повёл своих в землю жямайтов Опитен (между Шяуляем и Куршенай) и четыре дня огнём и мечом разорял её. Узнав об этом Кейстут послал Витовта с лучшими боярами в разведку. Добывавший фураж для лошадей малый отряд брата Робина напал на них, нескольких людей Витовта убил и 18 человек пленил.

8 сентября Винрик фон Книпроде с прецепторами направился в Велюнь. Узнав об этом, её бояре в страхе сожгли крепость. Пройдя мимо стоящего на острове Виргале городка Новый Ковно, он 6 дней опустошал окрестности Трок, Пернарай и Эрогалы, а также земли Бостове (западнее Дубисы между Расейняй и Варняй), Собенов (междуречье Венты и Вирвичи), Галлен (южнее Варняй) и Гесове, где многих убил.

Между тем высший маршал, взяв осадой и предав огню крепость Стребы (бугор Бакайню в 20 км севернее Кедайняй) у Невязи, полонил многих и разорил огнём и убийствами окрестности Сельдвише (бугор Баймайню юго-восточнее Байсогалы), а комтур Рагнита Бурхард фон Мансфельд воевал землю Ромайне (между Аникшчяй и Субачюс).

В сентябре 1368 года Хеннинг фон Шиндекопфс прочими прецепторами, пройдя через Велюнь и Эрогалу, сжёг Новый Ковно и, поднявшись по Стреве опустошил всё по её берегам. Тогда же на берегу Мемеля он построил замок Мариенбург (бугор Картупену восточнее Юрбаркаса).

С 15 апреля по 20 мая 1369 года Винрик фон Книпроде с прецепторами и пилигримами поставил на острове Готис на Мемеле кирпичный замок Готтисвердер (возможно – остров в 10 км южнее Вилькии), где оставил капитана Куно фон Хаттенштайн с 20 братьями Ордена, 40 конниками, а также лучниками.

15 августа того же года Кейстут с ратью осадил Готтисвердер, насыпал рядом бугор, на который установил орудия, и через 5 недель взял замок, убив капитана, 53 человека и 109 пленив. Узнав об этом, Винрик фон Книпроде послал высшего маршала с войском на остров. На пятый день штурмов Хеннинг фон Шиндекопф овладел сдавшимся замком и вскоре спалил стоящую рядом крепость Баярай вместе с 900 бывших в ней человек.

2 февраля 1370 года Хеннинг фон Шиндекопф с комтурами Рагнита и Гирдова, фогтом Замбии Ротгером фон Эльнер, войском и многими пилигримами убил всех мужчин, женщин и детей около Писты, а затем, наведя мост из лодок, взял бывшую рядом на острове Мемеля (в 3 км юго-восточнее Смалининкай) крепость литвы Пасте, разрушил её и сжёг.

14 февраля Ольгерд, Кейстут, Йогайло и Витовт с литвой, русскими и жямайтами, а также татары, пройдя по льду залива Куров, вторглись двумя ратями в Замбию на 8 дней раньше, чем их ожидали. Разделившись на две части, они разграбили Каймен (Заречье в 18 км восточнее Гурьевска), Шакен (Некрасово), Повунден (Храброво), Лаптов (Муромское в 21 км севернее Калининграда). Через два дня в земле жямайтов у замка Рудов (Мельниково в 19 км севернее Калининграда) их разбили комтур Рагнита Бурхард фон Мансфельд и высший маршал с войском из 25 комтуров и фогтов, 180 братьев Ордена и рыцарей, и 5820 человек. Сначала, ранним утром клин большого отряда Рагнита выдержал удар клина литвы, построенного своим порядком. После атаки высшего маршала в тыл крыла, Кейстут и Витовт со своими сразу бежали. Многих из них пленил ждавший у Кунигесберга верховный магистр со всеми своими, знаменем (отрядом) Кульма и ополчением. Ольгерд с русскими бился до ночи и также бежал. Вечером в поединке у Мильзена (Холмы) сын Кейстута боярин Войшвилт смертельно ранил Хеннинга фон Шиндекопф, однако и сам пал. Из 6500 ратных было убито около 1000 литвы и 4500 русских. Ещё 800 умерли от ран или замёрзли. У рыцарей погибли: комтуры Брандинбурга – Куно фон Херцогенштайн, Редена (Радзин, Radzyń Chełmiński в 16 км юго-восточнее Грудзёндза) – Петцольд фон Курвитц и Штокхайма (Зайцево) – Хенрик, 21 брат Ордена, 10 рыцарей Пруссии, 3 иностранных рыцаря, брат дворян с 15 своими, 221 конник и кнехт, всего – около 3000 человек. Многие из бегущих утонули в Дейме. Рыцари ещё 5 дней преследовали их до Мемеля, многих убили и взяли в плен.

Летом того же года комтур Рагнита Бурхард фон Мансфельд три дня опустошал земли Эрогалы, Пернарай и Гесове, хотя их жители были предупреждены.

С 26 августа по 11 ноября верховный магистр и высший маршал (1370 – 1374) Ротгер фон Эльнер с прецепторами и герцогом Саксонии Альбертом, разделив войско в Рагните, воевали земли жямайтов Промедиен (междуречье Дубисы, Лаздуоны и Лашиши) и Кальктен (междуречье Шалтуоны, Бябирвы, Алсы, Митувы и Дубисы), окрестности Расейне, земли Пастен (междуречье Упины и Шяшувиса), Шохен (междуречье Упинике и Тришюкште), Гесвенсем, Вайкен, Эрагелен, Гайсов (междуречье Березины и Яршевки) и Галантен (междуречье Ислочи и Воложанки).

Вскоре и герцог Австрии Леопольд III с 4 отрядами жёг и убивал в землях жямайтов, откуда вернулся с большим полоном.

26 августа 1371 года Винрик фон Книпроде со своими людьми опустошил окрестности Расейне, а Ротгер фон Эльнер – землю Видуклы. Они находились в 5 милях (5х2000х4,3218м = 43218 м) друг от друга. Встретившись на другой день в земле Вайкен, они огнём и грабежами 8 дней разоряли окрестности Эрогалы и Пернарай, а также земли Галве, Гесове и Бостове, сожгли посевы и увели с собой большой полон.

В январе 1372 года верховный магистр Ордена воевал земли Видуклы, Эрагелен, Гесвенсем, Пастове и Галантен, приведя большой полон язычников и русских.

15 августа того же года Винрик фон Книпроде с прецепторами, герцогом Брига (Бжег, Brzeg) Людвигом и пилигримами опустошил землю Видуклы, затем переправился через реку Грезауде (Айтра) в Эрагелен, на четвёртую ночь был в Голянте (возможно – бугор Гандингос у Плунге 32 м высоты и размерами 78х33 м с площадкой 38х130 м), где повернул с пленными русскими в землю Пастове.

В марте 1373 года Кейстут с Витовтом, сыновьями Ольгерда великим князем Полоцка Андреем Вингольдом Горбатым, Дмитрием Корибутом и Йогайло, князем Друцка Дмитрием Семёновичем, другими князьями Литвы, жямайтами и ляхами пошёл на помощь великому князю Твери Михаилу. 7 апреля рать Литвы внезапно напала на Переяславль (Переславль-Залесский) и, не взяв его, пожгла посад и сёла, разграбила округу, где забрала большой полон, скот, откуп и добро. Соединившись с ратью Твери, они направились к Кашину, князь которого Михаил выплатил им откуп. Затем Кейстут и Михаил сожгли Торжок с церквями и монастырями. Тогда многие мещане сгорели в церкви святого Спаса, многие утонули в Тверце, а мёртвыми наполнили 5 скудельниц (яма на 40 тел). Разграбив город, они забрали множество людей в полон. 12 июля рать Михаила сошлась на Оке под Любутском с ратями Ольгерда, Кейстута, великого князя Смоленска Святослава, сына Ольгерда князя Брянска Дмитрия Аикши, Витовта и иных князей. Туда же, отбросив сторожевой полк Ольгерда, подошли рати князя Москвы Дмитрия, великого князя Рязани Олега и князей Владимира Серпуховского, Пронска Данила и Романа Новосильского. Была же тогда такая суматоха, что сам Ольгерд бежал, но после остановился. 18 июля они взяли перемирие до 26 октября.

В начале 1375 года комтур Рагнита Герике опустошил землю жямайтов Калден (земля юго-западнее Шилале) и с большим полоном, скотом и добычей направился домой. В одном болоте в лесу неверующие преградили им путь, но комтур с 12 господами Ордена отогнал их.

В конце января 1376 года верховный магистр разорил земли жямайтов Гесове и Эрагелен, затем пошёл к городу сына Кейстута князя Ивана Жигимонта Меднику, предал огню и мечу землю Пастове, городок Расейне, а также землю Аровистен (северо-восточнее Кедайняй). На обратном пути 10 февраля многих его людей убили при штурме Ковно.

Со 2 июля того же года комтур Рагнита Куно фон Хаттенштайн несколько дней воевал соседние земли жямайтов и привёл 53 человека в полон.

С 26 декабря комтур Бальги (1374 – 1382) Теодерик фон Эльнер, пройдя через Рагнит и Пастове, захватил городок Пелитиг (бугор Рочишкес на правом берегу Дубисы к югу от Бятигалы), многих убил и увёл 200 язычников. На обратном пути его отряд попал в засаду литвинов в лесу и потерял убитыми 20 рыцарей братьев Ордена и 500 воинов.

С 4 сентября 1377 года верховный магистр, высший маршал (1374 – 1379) Готтфрид фон Линден и другие прецепторы с войском более, чем из 3000 человек и 2000 коней, переправившись на 619 лодках и судах через Мемель, несколькими отрядами разоряли земли Эрогалы, Грогил (междуречье Вилкуписа, Шлины, Шалтуоны и Прабауды), у Расейне, Видуклы, Пастове, Кражова (Кражяй) и Кальтинян (Кальтиненай), убивая всех и всё сжигая. С ним был герцог Австрии Альбрехт III фон Хабсбург с графами Цилли (Целье в Словении) – Херманном, Хохенштайна – Гюнтером, Катценельбогена – Эберхардом, его двоюродным братом Йоханном и ещё одним графом, 7 баронами, 50 рыцарями и 100 солдат. Через 8 дней, когда Кейстут подошёл к Нерге (Нярис ниже Жеймяны), они повернули домой.

Собрав большую рать из русских, литвы и жямайтов, великий князь Литвы и господин Руси Йогайло, Кейстут из Трок, Витовт, Люборт из Луцка, его сын Фёдор из Владимира и Георгий из Белза со своими силами переправились в ноябре того же года через Сан у Завихоста. Они сожгли многие селения у Вислы и дошли до Тарнова, убивая на своём пути всех, кого не могли увести.

В декабре комтур Рагнита Куно фон Хаттенштайн с 150 человек ходил в землю Ромайне, где полонил мужчин, женщин, детей и многих убил.

В конце августа 1378 года Винрик фон Книпроде и Готтфрид фон Линден с войском, герцог Австрии Люпольд III фон Хабсбург с 5 графами, 7 рыцарями и 50 солдатами, Адольф граф Клеве со своими и рыцари из Бохемии, Колонии (Кёльна), Шотландии и Франции, имея всего 2000 коней, прошли Инстербург и, сев у устья Шешупе на 610 судов, поплыли по Мемелю. Верховный магистр и высший маршал разделили свои силы на две части. Со вторым были герцог Люпольд, граф Адольф, Херманн граф Цилли и знамя святого Георга из гостей.

Уже 4 сентября Готтфрид фон Линден высадил 1000 человек и те за день проложили путь через болото. На следующий день конники из знамени графа Херманна, в котором был 81 рыцарь, сожгли одну деревню и убили там 60 жямайтов. На другой день рыцари, обыскав несколькими отрядами окрестности, собрались к вечеру в лагере. На третий день высший маршал привёл своих к Расейне, где Конрад фон Швайнбарт нагнал и заколол воеводу язычников. За 8 дней они опустошили землю Пастове, окрестности Видуклы, Эрогалы и Кражова, и увели в полон 700 душ.

В ту пору, при пособничестве Витовта, 400 жямайтов с Жигимонтом и боярами напали в лесу на переправе через Мемель на ехавших из Кёнгсберга маршала Ливонии, комтура Гольдингена Зигфрида Хусвин фон Лянштайн и фогта Гробина (Гробиня) с 40 конными и всех, кроме маршала и одного брата Ордена, убили. Затем они ограбили земли Бартен и Галиндии (между Млавой и Рацёнжом).

В начале 1379 года высший маршал и великий комтур (1374 – 1383) Ротгер фон Эльнер разграбили земли Лабуне и Пастове, пройдя вниз по Наре, напали на Эгуле (бугор Эйгулю в Каунасе на левом берегу Няриса), Ромай (остров Нямуно в Каунасе), откуда привели пленных русских и язычников.

После 10 февраля того же года магистр Ливонии с 400 конников и комтур Бальги, полностью опустошив Азарене (Жаренай), Медник и 6 земель Самогитии, не оставили нетронутым там ни одного дома. Магистр Ливонии в этом рейде потерял 26 убитыми, захватил 700 человек и 1400 лошадей.

После 12 апреля Готтфрид фон Линден пожарами и убийствами на 28 вёрст опустошил землю Пастове, а на пути домой – Берсден (междуречье Спушанки и Котры), сделав много зла язычникам и русским. Тем временем Куно фон Хаттенштайн, Теодерик фон Эльнер со своими и переводчик Фома Сурвилло поднялись на судах по Невязе и три дня грабили землю литвы Ромайне. Тогда же брат Ордена Вигант фон Бальдерсхайм, имея отряд из 300 своих и пилигримов, огнём и убийствами разорил земли Гесове, Лабуне, Галве и Пастове, спалил 5 деревень и пришёл домой с 160 человек полона и 30 лошадьми. Другие поднялись по Нерге и, опустошив землю Персин (у Жяймяй в 20 км юго-восточнее Кедайняй) и всё на 4 мили (34574 м), сели на суда и вернулись по Невязи с пленными русскими и язычниками.

С 21 июня по 12 июля того же года брат Ордена Куно фон Хаттенштайн, комтур Эльбинга Ульрик фон Фрике и комтур Бальги, разделив войско на части, разграбили и пожгли земли Гесове, Лабуне, Пастен и Пастове, городок Маненборг (бугор Галкайчю), возле которого находился Мергенберг (бугор Ижинишкю около Видукле), земли Грогил, Эрогалы, Преван (междуречье Дубисы и Армяны) и Пернарай, за три дня – землю Персин, намеривались пойти в Аровистен и Пиадин (междуречье Швянтойи, Молюписа и Гнюже южнее Укмярге), и увели 160 человек и 40 наполненных добром телег. У Нерге Кейстут вёл с ними переговоры об обмене пленными. Затем у городка Эгуле они повернули назад.

Две недели спустя высший маршал (1379 – 1384) Куно фон Хаттенштайн и фогт Замлянда Йоханн фон Лёрих с комтурами Инстербурга, Гирдова и Тапиова всё жгли и многих убили в земле Аровистен. А отряд Инстербурга предал огню и мечу деревню Винстекайм (у бугра Пиплю у устья Нявежиса) на Мемеле в 7 верстах ниже Ковно.

24 августа комтур Мемеля Вендель фон Катценштайн и фогт Замлянда Хенрик Шуссов с 12 братьями Ордена и 600 своих пошли в Самогитию и опустошили всё у Бартихай (бугор Индиёс в 6 км юго-восточнее Шилале), Чельм (бугор Батакю в 18 км северо-восточнее Таураге) и Видуклы. Жямайты скрылись среди засек в больших лесах и болотах. Поймав 4 братьев Ордена, многих дворян и кнехтов, они сожги своим богам брата Йоханна из Юлиха вместе с конём и латами, а остальных послали Кейстуту. Тот позже обменял их на своих бояр и людей, бывших в плену у рыцарей.

В конце сентября верховному магистру составили сводку войн с жямайтами. За 85 лет погибли 5 высших прецепторов, 23 прецептора, 149 братьев Ордена, 1000 дворян, 3000 горожан, 11000 свободных, 8000 слуг, 15000 солдат и служилых, а также 68000 крестьян.

После чего он с герцогом Австрии Албрехтом III, собрав большое войско и многих гостей, напал на Кальтиняны и Велюнь, 20 дней опустошал их округи. 9 октября они потеряли убитыми комтура и нескольких братьев, после чего с большой добычей на телегах, полоном и скотом вернулись домой.

В ответ жямайты, внезапно напав на Фридлянд (Правдинск), где комтур Галлус фон Рихвальд с сильным отрядом и людьми строил замок и копал ров, многих убили, сожгли город и ушли восвояси.

Узнав об этом, комтур Мемеля с 8 братьями Ордена и 400 человек направился в Самогитию. Разделив по пути своих на 4 отряда, он всё жёг и опустошал. Жямайты спрятались в дебрях, засеках и болотах. Настилая гати, рыцари пытались добраться до них, но те, разобрав с двух сторон гать, многих убили и нескольких схватили. Комтура они сожгли, другого брата Ордена избили и повесили на дереве, а третьего, привязав к коню, разорвали. Из этого похода вернулось только 160 крестоносцев.

27 февраля 1380 года Йогайло взял перемирие до 1 июня с магистром Ливонии, но не упомянул в нём владения Кейстута и Самогитию.

31 мая того же года после трёх дней переговоров в Довидишках у Вильни Йогайло, Кейстут, Витовт и Жигимонт подписали вечный мир между землями Литвы и Пруссии с великим комтуром Ротгером фон Эльнер в присутствии комтура Эльбинга, фогтта Дирзова (Тчев) Альбрехта фон Люхтенберг, Сурвилло, Вайдило и других. Рыцари, пообещав три года не воевать Самогитию, получили право вершить там правосудие. Там же, на охоте, Йогайло и великий комтур в присутствии Витовта взяли тайный союз, по которому Орден мог воевать земли Кейстута, а Йогайло должен был помочь рыцарям, а не Кейстуту. Стороны обязались под видом выкупа вернуть друг другу пленных.

Вскоре Вильхельм фон Фримерсхайм назначил магистром Самогитии брата Ордена Бонифация Баумштока и дал ему отряд кнехтов.

Затем, собрав большую рать из литвы, жямайтов и варягов (пиратов Готланда), Йогайло пошёл с ляхами на помощь своему другу эмиру Крыма Мамаю против князя Москвы Дмитрия, а Вингольд с псковичами – к Дмитрию. Тот собрал со всех верных ему княжеств Руси большой полк, 10 полков пеших и 3 знамени кавалерии, всего: 12000 пеших и 625 всадников. У Мамая было 9 тысяч (в каждой до 910 всадников) половцев и 70 знатных, всего около 8260 всадников. Поэтому он ждал Йогайло и войско великого князя Рязани.

8 сентября Йогайло, находясь у Дона в дне пути от Куликова поля (поле между Доном и низовьем Непрядвы) узнал о поражении там Мамая. С обеих сторон в битве погибло 11000 человек, причём русские потеряли 574 всадника и около 7885 пеших. Повернув назад, Йогайло напал c примкнувшими к нему татарами на обоз Дмитрия, отнял добычу и многих убил.

После 22 апреля 1381 года, по смерти Бонифация Баумштока, магистр Ливонии Вильхельм фон Фримерсхайм назначил магистром Самогитии Галла фон Тайрихвальд. Тот жил во Фридлянде.

В конце мая и июне того же года магистр Ливонии 14 дней разорял округу Медника. Убив 36 благородных, множество мужчин, женщин и мальчиков, он увёл 350 жямайтов, столько же их жён и детей, 1400 лошадей и много другой добычи. На обратном пути он убил многих в земле Дубинок (Дубингяй), взял там 600 душ в полон и перед 13 июня вернулся домой.

Затем комтур Рагнита Вигант фон Бальдерсхайм, опустошив землю Пикегалл (между Калварией и Сейны), увёл 100 мужчин и 200 лошадей. После в земле Ромайне он убил 200 человек и ещё 50 полонил с лошадьми и крупным скотом.

В отместку Витовт напал на Фридлянд, убил Галла фон Тайрихвальд со всеми его людьми. Затем 200 его всадников сожгли город Мемель и уничтожили там много народа. За это Кейстут назначил Витовта своим наследником.

13 июня 1382 года маршал Ливонии вышел в поход и 2 недели воевал земли жямайтов.

21 июля того же года Кейстут вернулсяв Городно, послал жену в Берест и, оставив Витовта собирать рать, поскакал в Самогитию. Созвав в Меднике на совет жямайтов, он просил их помощи против Йогайло.

Около 30 июля Кейстут с 9000 жямайтами и всеми, кого смог собрать, и Витовт с ратью, сойдясь у Нерге в 16 верстах выше Ковно, пошли в Троки.

Туда же, опустошая всё огнём и убийствами, спешил через земли жямайтов и Нерге магистр Ливонии с войском.

3 августа Кейстут и Витовт с сыном Ольгерда князем Ратно и Любомля Фёдором Любортом Сангушко с одной стороны, а также Йогайло, Скиргайло, высший маршал и Робин фон Эльтц с 300 своих с другой сошлись возле Трок. Йогайло, дабы избежать битвы и кровопролития, послал к Кейстуту и Витовту Скиргайло и бояр. Скиргайло, дав присягу от себя и от имени Йогайло, убедил Витовта начать переговоры. Кейстут, видя, что не сможет избежать поражения, надеялся на примирение и милость Йогайло.

10 августа Йогайло, присягнув в своём стане Витовту, пригласил его и Кейстута в Вильню, где велел их схватить и заключить в башню замка, а после отправить в Крево. Посланные к ратям Витовта и Кейстута гонцы сообщили, что князья помирились, войны не будет и надо расходиться. Тогда же схватили 5000 воев Кейстута и Витовта. Те добровольно сдались на милость Йогайло и присягнули ему в верности и вечном подчинении. Оставшиеся разбежались.

Время Витовта.

Витовт, сбежав из заточения в замке Крево, ускакал в Инстербург, где после 12 октября его и князя Новгорода-Литовского Товтовила хорошо принял верховный магистр (1382 – 1390) Конрад Цёлльнер фон Ротенштайн. Витовт просил его: «Если мне дружески поможете, буду служить со своими землями Ордену и буду вассалом». «Достопочтенный духовный муж и брат», как назвал он верховного магистра, протянул им руку и направил ходатайство Йогайло вернуть Витовту земли Кейстута.

Конрад Цёлльнер сразу послал Витовта за помощью к жямайтам. А как тот вернулся, то сам посылал гонцов в Самогитию, и к нему поехали многие князья, бояре и жямайты. Верховный магистр снабжал их продовольствием, оружием, лошадьми и вещами.

Уже 1 ноября при встрече на острове в устье Дубиссы «великий король или герцог, господин и наследник литвы и русских» Йогайло и «герцог Трок» Скиргайло, взяв «по совету их матери Йулиании» с верховным магистром и магистром Ливонии перемирие на 4 года, пообещали помогать им, за это время креститься со своими братьями и народом, не начинать войн без согласия Ордена и передать ему Самогитию между Дубиссой и рекой Мемель до её выхода в море, как только рыцари покорят Самогитию. Вскоре Йогайло и Скиргайло с помощью рыцарей Ордена начали опустошать земли Витовта и его сторонников.

Той осенью и зимой был большой мор в Жямайти и и Пруссии.

6 января 1383 года Йогайло, отвечая Конраду Цёлльнеру, отказался вернуть Витовту и Товтовилу их вотчины, ибо не мог более верить им. Он писал, что все жямайты и Скиргайло подчинились ему, и он никогда не отдаст жямайтов.

Начав вскоре войну с Мазовией и Полонией, Йогайло с ратью литвы и жямайтов осадил захваченный герцогом Варшавы Йоханном Дрогичин. Хотя к осаждённым и прорвались сто конников Йоханна, некоторые русские в городе изменили и его отряд в феврале сложил оружие.

28 июля, после того, как Витовт согласился отдать Ордену Литву, Конрад Цёлльнер объявил в Мариенборге о походе против Йогайло, как высокомерного князя, продававшего русским пленных рыцарей, захватившего земли Ордена, неправо начавшего войну с герцогом Йоханном и не отдавшим ему земель жямайтов.Собрав 4000 человек, он пошёл в Литву.

Пройдя по Мемелю и Нерге, Конрад Цёлльнер с войском, немецкими, французскими, английскими и шотландскими крестоносцами и высший маршал Конрад фон Валленродт с другим войском, бомбардами и стрелками, а также Витовт с 3000 жямайтов, при помощи бомбард, стрелков и иными способами 11 сентября атаковали Троки. На другой день, после того, как была пробита стена замка, его защитники сдались, затем и город открыл крестоносцам ворота. Конрад Цёлльнер, оставив там фогта Йоханна Рабе и двоих братьев с 60 воинами, вручил замок Витовту, а тот, дав заложников, взял с Орденом мир.

28 января 1384 года в Кёнгсберге «герцог Трок» Витовт, его братья Жигимонт Сигисмунд и Судимонт, сын Вайдота Георгий, князь Гольшан Иван и князь Друцка Лев, бояре Юрий и Свиргайло, казначей Гибут, Рёнкут, Михаил Милеганд и другие взяли союз с верховным магистром, по которому Витовт, как законный герцог Трок, обещал ему помощь, даже если он будет воевать с Литвой, и передавал себя и свои земли под защиту Ордена, в том числе и Самогитию до Невязи с землёй Кауве (междуречье Немана, Пярсяке, Довине, Шяшупе и Сиесартиса) за помощь в добывании отчины. Он писал, что край от Ковно до владений Ордена «никогда не принадлежал нашим отцам и на него не имеем никаких прав», а также завещал после своей смерти все свои земли Ордену, если не оставит их сыну либо дочери. Конрад Цёлльнер обязался заботиться, чтобы его законные наследники получили наследство и защищать их. Тогда же он обязал некоторых прусских рыцарей верно служить Витовту и, посоветовавшись с прецепторами, отдал ему Мергенберг.

В те дни верховный магистр и фогт Витинги (1383 – 1384) Марквард фон Зальцбах, пленив в Меднике 300 ратных, отдали их Витовту, после чего напились в Мемеле.

Уже 4 февраля того же года 76000 жямайтов из Медника, Веангена (возможно – холм Наусоджё у Плунге размерами 110х54 м с площадкой 76х20 м) и Мемеля, как и ранее, клятвенно обещали высшему маршалу стоять на стороне Ордена против всех захватчиков.

3 июля Витовт с жямайтами и Судимонт с несколькими литвинами, убив у Юргенборга (бугор в 3 км юго-западнее центра Юрбаркаса) сопровождавшего их рыцаря Йоханна фон Альтенхофф и захватив в плен 11 крестоносцев, сожгли замок Байербург (Байерсбург в 1343 году). Через пять дней Витовт с 400 своих прибыл из Ной Мариенбурга ам Мемель (Новый Мариенбург на Мемеле, бугор Картупену) в Юргенборг и сказал, что Йогайло и Скиргайло с дружиной берут в плен людей и разоряют места у замков Рагнит, Нойхаус (бугор в 2 км юго-восточнее Пагегяй) и Шплиттерн (бугор в 3 км западнее моста через Неман в Советске). И прибавил: «Завтра я вместе с вами приду на помощь комтуру в Рагните против этих невернейших кузенов и предателей. Мы одержим славную победу. Пришлите мне также слуг из замка, чтобы они приготовили мне дрова и всё необходимое, ибо я намерен заночевать здесь вместе с вами». И когда ему открыли двери, Судимонт вместе с людьми Витовта захватил замок и, убив 3 рыцарей, пленил 19 рыцарей и братьев Ордена, а затем сжёг замок. Той же ночью Витовт обманом взял Ной Мариенбург, убил и схватил в нём около 60 мужей, и увёл с собой фогта и многих христиан. Затем он сообщил Конраду Цёлльнеру, что Йогайло оставил Скиргайло, и что хочет соединиться с ним и прийти в Инстербург (Черняховск). Когда Витовт пришёл к Инстербургу, то сообщил, что имеет разрешение от верховного магистра на проход. Судимонт со своими сначала убил вышедшего к ним брата Ордена Йоханна фон Альденхофф, а после – комтура и многих других, пленил вице комтура Теодерика фон Крусте с 10 братьями, ограбил замок и превратил его в пепел. Тогда Витовт с пленными и добычей быстро вернулся в Ной Мариенбург и предал замок огню. До 28 июля он так же коварно разграбил и спалил замки Бадернбург (возможно – бугор Опстайню в 8 км северо-восточнее города Неман) и Нойхаус.

В 1386 году Святослав Смоленский со своими ратями спешил на помощь Вингольду, но подойдя к Витебску, узнал, что Полоцк пал. Тогда он повернул и через Оршу пошёл к Мстиславлю против Коригайло. Начав 18 апреля бить город пороками, он распустил по округе ратных и пролил много крови. Смоляне всех бесчеловечно мучали, некоторых ловили и, заперев в избах, поджигали, другим заклинивали в клетях руки и зажигали стены, сажали на колья младенцев. Через 11 дней утром к городу пришли четыре полка Казимира Скиргайло, Корибута, Лугвеня и Витовта, а с ними – жямайты и ляхи. И сошлись в битве подле стен Мстиславля у реки Вихры.

Святослав первый с сильным криком ударил на литву Витовта и Скиргайло, но те выстояли. Когда он правил разорванные ряды переда, один литвин пробил его насквозь копьём, и тот упал c коня. Увидев, что их князь убит, смоляне бежали в соседние леса. Гоня их, ездовые Скиргайло рубили саблями и ловили бегущих. Там же мужественно бился, был ранен, бежал и был пойман Юрий Святославич. Ляхи, загнав русских в дубраву, многих посекли, а затем вместе с литвой гнали их до Смоленска. Пали: племянник Святослава Иван Васильевич, многие князья, бояре и ратные. Пленили другого сына Святослава Глеба.

Смоленцы заперлись в граде. Скиргайло и Витовт, простояв долго у его стен, отдали им тела убитых князей и взяли откуп. На обратном пути мечом и карами они усмирили Оршу и Витебск.

По 1387 год, вплоть до крещения литва почитала ужей. Жямайты – по 1417 год.

В те времена литва, жямайты и ятвязь были одним целым.

Земля литвы – Литва в междуречье Двины, Сожа, Днепра, Припяти, Буга, Лесной, Немана, Наре и Швянта (восточная Швянтойи) до городка Ненемите (Ляудишкяй в 4 км северо-восточнее Зарасай) граничила с землями Полоцка, Смоленска, Чернигова, Киева, Волыни, Подлясья, Яроконы, Судовии, Самогитии и Ливонии.

На своём языке литва называла себя «литвай», а их язык имеет много русских слов.

В молнии литва, как и жямайты почитали бога Перкуна.

Земля жямайтов – Самогития, иначе – Жямайтия – «нижняя земля», лежала между Папе на море, замками Гризе (Гриезе – село в 13 км северо-западнее Мажейкяй), Нерстен (возможно – бугор в 10 км южнее Виесите) и Ненемите, реками Швянта, Наре и Мемель, Велюнью, Котичей (Катичяй), замком Мемель и морем. Она граничила с Ливонией, Литвой, Судовией и Пруссией, и доходила до Балтийского моря, где на 28 вёрст отделяла Пруссию у Мемеля от Ливонии. Самогития имела уезды: Эосии (городище и бугор Калоте в 9 км севернее Клайпеды), Эрогала, Кальтиняны, Кнетов (бугор Упитес у Панявежиса), Кражов, Медник, Расейне, Велюнь и Видукла. Король назначал туда пожизненного старосту.

Большинство жямайтов были высокого роста, дики, непокорны и некультурны, ели простую и скудную пищу, пили воду и изредка – пиво и мёд. Они не знали золота, серебра, меди, железа и вина. Им позволяли жить с несколькими жёнами и брать в жёны по смерти брата его жену. Народ их одевался бедно, обычно – в пепельно-серые одежды из сермяги (грубой полотняной ткани). Более важные из них имели рога быков вместо кубков.

Жямайты были смелыми и хорошими воинами, в бою носили панцирь и короткое копьё. Их малые лошади служили им в походах и для пахоты деревянным ралом.

Простой люд жил с жёнами, детьми, рабами и скотом в низких и длинных хижинах из брёвен и соломы и с очагом посредине, над которым делали окно. Такие жилища постепенно суживались кверху и были без перегородок.

Этот народ был склонен к пророчествам и гаданиям. Их священный огонь на высоком холме над Невязой постоянно поддерживал жрец. Жямайты устраивали святилища на холмах или в болотах, где к югу от большого камня с выемкой в форме круга или пяты жгли костёр. В почитавшихся ими, как жилища богов, лесах у них находились семейные костры, на которых они сжигали трупы родных с конями, сёдлами и лучшей одеждой. У этих костров стояли лавки, на которые клали еду из теста, а на костёр лили мёд.

Они кормили домашних змей «гиватес». Когда те выползали к поставленному молоку, все становились на колени по лавкам и со страхом поклонялись им до тех пор, пока те не уползали. Если же у них происходило несчастье, они думали, что плохо кормили и принимали домашнее божество.

6 сентября 1388 года высший маршал (24.3.1387 – 16.11.1392) Энгельхард Рабе и высший госпитальер Зигфрид Вальпот фон Бассенхайм направились в Литву. Опустошив по пути землю Ромайне, они подошли к городку Висвальде (бугор Мажую Жинену в 20 км северо-восточнее Каунаса), где был Скиргайло. Потеряв под ядрами бомбарды и в огне пожара множество своих, крестоносцы пошли к Вилкомиру. Витовт был замечен ими в поле. Литва, увидев их войско, сожгла городок. Ограбив и предав огню его округу, на двенадцатый день пребывания в Литве они переправились через Нерге и 11 октября с большой добычей вернулись домой.

В январе 1389 года комтур Рагнита (1384 –1392) Йоханн фон Румпенхайм воевал земли жямайтов за Мемелем напротив своего замка и землю Крумбстегалл (междуречье Немана, Лейте и Вейжаса), а фогт Инстербурга – Кальтиняны. Они поймали 40 людей и 120 лошадей.

В июне того же года комтур Рагнита и фогты Инстербурга – Альфф фон Чудендорф, Тапиова – Пентц фон Труппах и Гирдова убили 40 язычников и одного пленили на бугре Нинтегет в земле жямайтов Крумбстегалл. В земле Кальтинян они убили ещё более 400 человек, других полонили и потеряли лишь 4 своих.

В конце декабря, находясь в замке Мариенборг, Витовт заключил с верховным магистром, будущим магистром Ливонии Веннемаром фон Брюггенай и пруссами союз, и обменялся с ними грамотами и клятвами, заложив им за помощь Самогитию за 300000 флоринов (золотой весом 3,53 г).

В начале января 1390 года в Кёнгсберге, на съезде бояре жямайтов и прусские рыцари торжественно провозгласили «священный» союз, восстановление беспрепятственной торговли и совместный долг выступить против общих врагов. При этом, Витовта величали королём, «прославленным лидером Литвы» и герцогом Самогитии. Тогда её населяло 40 тысяч жямайтов.

В то же время Конрад Цёлльнер назначил комтуром Самогитии брата Ордена Готхарда фон Гольнов и дал ему отряд кнехтов.

В феврале Витовт направился в Самогитию, где просил бояр помочь в память о его отце.

Затем комтур Рагнита с фогтами Инстербурга и Гирдова убили в земле Колайн (между Скуодасом и Седой) 400 жямайтов и потерял 4 своих.

4 июня в Кёнгсберге многие бояре Самогитии, по поручительству их короля Витовта, взяли в присутствии высшего маршала союз и дружбу с Орденом, а также договорились с Ливонией о свободной торговле. Жямайты могли торговать в Юргенборге, Рагните и Мемеле, а люди Ордена – в их земле. Оба народа обязались жить в мире и помогать друг другу. Договор подписали высший маршал и бояре из Медника: Майсебут, Тирксел и сын Явши Рукунд, из Кальтинян: Сквайбут, Эймунд, Тилен, Давакс, Рагел и Скуч, из Кнетова: Цилп и Пампли, из Кражова: братья Эйнур и Эйвилд, Вид, Гетез, Гитут и Рамовит, из Видуклы: Бимунд, Сургайло, Гелван и Суртен, из Эосий: Цавден, Клавсегайло и Хотштайк, и из Эрогалы: Сунд, Вилавд, Эрим Гинеот, Йотек и Драмут.

Около 24 июля Конрад фон Валленродт, взяв Витовта и собрав своих и многих иноземных рыцарей, среди которых были сын герцога Ланкастера Йоханна Гонта граф Дерби Хенрик Болингброк с 300 рыцарями и 700 лучниками Англии, камергер короля Франции Жан II ле Менгр с рыцарями Франции и 160 конниками Шотландии, маркграф Майссена Фредерик, а также многие графы и рыцари Германии, вторгся тремя отрядами в Литву. Один из них из рыцарей Англии, Германии и Франции вёл сам великий комтур, другой – магистр Ливонии, а третий из жямайтов Медника, Кальтинян, Кнетова, Расейне и Эрогалы, литвы Судимонта, русских, татар и наёмных немцев – Витовт. Всего в войске было 5200 воинов, не считая людей Витовта.

На другой стороне реки у Старого Ковно их ждал Скиргайло. Перейдя реку вброд выше городка, они убили 100 его всадников и, обратив язычников в бегство, захватили 200 их лошадей. 15 августа, после роскошного пира в Старом Ковно, Конрад фон Валленродт, маркграф Фредерик и Витовт подошли к Трокам и после двух штурмов сожгли город и замок. Послав высшего маршала и гостей в Вильню, а Витовта – в Алыты (Алитус), они направились в Вилкомир и, взяв его, двинулись в Висвальде, а затем – в Вильню.

20 августа отряд Рагнита, а за ним – Энгельхард Рабе с большим войском и обозом, и граф Хенрик с англичанами и лучниками подошли к Вильне. Из Торуна было 60 конников и 170 пехоты.

Тем временем Витовт прислал за помощью к великому комтуру и тот направил ему комтура Рагнита, фогтов Замлянда и Инстербурга, знамя святого Георга Руперта фон Шокендорф с немецкими пилигримами и англичан Томаса Перси. Соединившись, они разбили у Алыты Корибута, убив и захватив в плен около 2000 его ратных. Атака капитана Альберта Карсова решила исход боя. 4 сентября Витовт со своими, жямайтами и немцами выступил с большой добычей к Вильне, к которой подходили войска великого комтура и Ливонии. Через день войско Конрада фон Валленродт встало на виду у города.

Ранним утром 7 сентября Скиргайло, Вигант и ляхи, перейдя Нерге, стали на поле Вейсишке в Шешкине (северной части Вильнюса), а Витовт с немцами, англичанами, обозом и пушками пошёл на них от Антаколя (Антакальне) и Лысой горы. В разгаре битвы, когда немцы начали бить из пушек и многих перебили, литва разбежалась, а люди Витовта погнались за ней и многих посекли, другие утонули в Нерге. К полудню всё поле было усеяно убитыми и ранеными. Полегло 4600 военного люда Скиргайло и 1500 Витовта и немцев. Среди павших были сын Константина Смоленского князь Чарторыйска (Старый Чарторыйск на Волыни) Глеб и князь Лев Плаксива. Пленены: сын Евнутия князь Жеславля (Заславль около Минска) Симеон, князья Глеб Святославич Смоленский и сын Плаксы Лев, его сын Иван Тета, сыновья Константина Чарторыйского Василий и Глеб, и 8 бояр. Прочие разбежались. Скиргайло один переплыл реку и убежал в Кривой город Вильни. Остаток его людей собрался у Старых Трок и наезжал оттуда на немецкие обозы под Вильней.

8 сентября Витовт с литвой, русскими и жямайтами встал у Кривого города, Конрад фон Валленродт – на восточном берегу Нерге, напротив деревни Понары (Паняряй в 7 км юго-западнее замка), а магистр Ливонии – за Нерге, напротив деревни Мижехолы (скорее всего – в 1 км северо-западнее замка). Обложив город, Витовт приказал вкопать пушки на Туровой горе и бить в Кривую гору (Пилиес калнас). Вскоре их ядра, камни пороков и катапульт разбили её склон и немало городней (срубов в 1,75 – 2 сажени длины из которых составляли стены). В то время подговоренные Витовтом предатели зажгли две коморы (склада) и две башни в Кривом городе. Начав штурм, с помощью таранов, передвижных башен и крыш люди Витовта 13 сентября взяли город. Около 1400 ляхов, литвы и русских сгорели или пали от меча, ещё 600 пленены. Ляхи не впустили в верхний замок брата короля, герцога евреев Казимира Василия Коригайло. Тот, выбежав из огня, попал к немцам и Витовт велел отсечь ему голову. Её насадили на копьё и показывали защищавшим верхний замок ляхам, убеждая сдаться. Тело казнённого четвертовали и волочили на виду осаждённых. Во главе ляхов был подканцлер Полонии Николай из Москоржева. Нижний замок кафедрального собора с русскими и литвой оборонял Скиргайло.

К тому времени крестоносцы построили мост через Нерге и по нему пошли отряды на штурм. Хотя ядра пушек разрушили большую часть каменной стены, капитан Клемент приказал заделывать проломы землёй и навозом, и развесить в местах пробоин шкуры, так что в них терялись удары стрел и ядер. Ляхи внезапными вылазками и огнём своих пушек наносили ощутимый урон осаждавшим и их орудиям. Около 30 крестоносцев были убиты, в том числе Альгард граф фон Хохенштайн, а 24 сентября ядром пушки – герцог Конрад Товтовил. Тогда же немцы поймали герцога Пинска и замков короля сына Наримонта Михаила, когда тот переходил из нижнего замка в верхний. Витовт велел повесить того за ноги на ветви вяза, а его лучники и сам Витовт убили герцога стрелами.

5 октября осаждавшие внезапно ворвались в нижний замок кафедрального собора и пленили Скиргайло, но их сбросили со стен. Тогда Витовт и крестоносцы, видя, что осада безуспешна и закончился порох, день спустя предали огню Кривой город, костёлы и окрестные дома и, посадив на колья детей и кормящих матерей, 16 октября ушли в Пруссию, куда вернулись 26 октября. С Витовтом пришло 2000 его людей. На обратном пути они опустошили пограничье Самогитии. Всего в этом походе крестоносцы и люди Витовта убили более 5000 человек и 2000 пленили.

После похода в Литву верховный магистр Конрад фон Валленродт дал в помощь Витовту и его 150 всадникам комтура Рагнита с 250 конными и фогта Замлянда с иноземными рыцарями, и они часто воевали земли Литвы и Самогитии, забирая в плен и убивая народ, сжигая и грабя селения.

19 мая 1391 года Витовт и комтур Рагнита с отрядами крестоносцев вторглись в землю Велкан (междуречье Юры, Акмяны и Жюржмотиса), где огнём и мечом сделали много зла, поймали капитана, 120 мужчин и 400 коней.

7 августа 1392 года князь Городно и Трок Витовт, признав власть короля и высшего герцога Литвы Владислава Йогайло, получил от него титул герцога Литвы, великого князя Руси, а также господина Луцка и Трок. Король, передав Витовту правление Литвой и Русью, и власть над её герцогами, вернул ему отчину и Берест, Городно, Каменец на Лесной, Кернов, Крево, Луцк, Сураж на Нареве, Троки, Владимир-Волынский, Вильню и другие замки Руси, Литвы, Самогитии и Подлясья. Витовт поклялся владеть ими от имени короля, храня ему верность, и никогда не покидать королей и Королевство Полонии, а также навсегда оставаться в союзе с ним и Короной.

По этому договору Киев, Галиция, Холм и Белз отходили к Полонии, Волынь, Луцк и Владимир-Волынский – Литве, а после смерти Витовта все его земли и города оставались королю.

Из-за частых войн казна была пуста, и Витовт, решив пополнить её, послал Корибуту в Новгород-Северский, Олерко в Киев и сыну Кориата Фёдору в Понизье (Подолье) требование присягнуть ему в верности и подданстве, и назначил им дань.

Корибут гордо отказал, сказав, что признает его власть, если будет побеждён оружием. Витовт немедля направился с ратью литвы и жямайтов в Северию (волость между Сожем, Десной, Угрой, Окой, Осетром, Доном, Сеймом). Корибут, собрав рать, пошёл навстречу. Сойдясь возле Докудово (возможно – Докудово в 27 км северо-восточнее Борисова), они бились с переменным успехом, но русские смешались и начали отступать. Тогда литовские полки воевод Гинвило и сына Борейко Василия смелее стали напирать, прорвали их центр и разгромили. Многие русские пали. Корибут с малой дружиной ускакал в Новгород-Северский.

Похоронив своих, Витовт преследовал его до города и осадил со всех сторон. Постоянно штурмуя башни и проломы, подкапывая деревянные стены и подкладывая под них огонь, его ратные взяли кремль и поймали Корибута с женой и детьми. Забрав у него Северию, Новгород-Северский и Брянск вместе со скарбом, риштунками (снаряжением) и земельными наделами, Витовт оставил в городе свой отряд и назначил по всем местам своих старост.

После 15 августа 1393 года высший маршал (1392 –1404) Вернер фон Теттинген с прецепторами, войском и гостями, имея знамёна святого Георга и блаженной Богородицы, и прибывший в Пруссию с 200 лошадьми граф Вюртемберга Эберхард IV, пройдя через лес из Инстербурга в Рагнит, сели на суда и по Мемелю и Дубиссе приплыли в землю Расейне. Весь день они жгли всё в округе, ловили и убивали жямайтов. Утром второго дня те напали и убили 12 из них. На третий день, захватив 350 человек, много лошадей и добра, крестоносцы вернулись к судам и направились в Пруссию.

16 октября того же года жямайты внезапно напали на город Мемель, спалили его с недавно построенной на холме башней, подожгли замок и, убив 60 человек и одну госпожу, ушли с большой добычей.

В начале 1394 года после 15 ночей, проведённых в Литве, крестоносцы, ведомые высшим маршалом, сели на суда около Мереца (Мяркине) и по Мемелю достигли Самогитии. Имея впереди отряд Витинги (её знавшие языки литвы и ляхов воины были в авангарде), они четырьмя отрядами убийствами и грабежами разорили округу Расейне и в марте вернулись домой с 400 душ полона.

25 июля того же года Конрад фон Юнгинген с высшим маршалом, великим комтуром графом Вильхельмом фон Хельфенштайн, прецепторами, знамёнами епископа Помезании Йоханна и епископа Замбии, блаженной Богородицы господина Руса Петцелера Франчигены и святого Георга Эберхарда фон Этценберг, в котором были маркграф Майссена Фредерик, граф Руперт и многие гости из Франции и Германии, с 150 стрелками из Женевы и бомбардами вышел из Мариенборга через Кёнгсберг и Лабиов (Полесск) в Риттерсвердер (замок на островке Мемеля в полутора милях ниже Ковно – в 6 км юго-восточнее центра Каунаса). К 9 августа к нему присоединились фогты Бартена и Инстербурга, знамя Эльбинга, комтуры Бальги – граф Конрад фон Киборг, Брандинбурга – Йоханн фон Штрайфен, Кёнгсберга – Марквард фон Зальцбах, Рине – Фредерик фон Валленродт и Рагнита. Через три дня войско крестоносцев было у Риттерсвердера, где начало восстанавливать замок. Туда же по Мемелю приплыли суда с провиантом и всем необходимым. 17 августа Витовт, приведя 1500 человек литвы, жямайтов и ляхов, после недолгих переговоров обстрелял бомбардой палатки верховного магистра (1393 – 1407) Конрада фон Юнгинген, высшего маршала и отряда Бальги. Тем временем его люди подожгли брёвна для замка и начали переходить через Мемель на остров по двум бродам. Но рыцари, хотя и имели на острове только 400 вооружённых людей, атаковали нападавших, когда те были по колено в воде. Отряд Брандинбурга немедленно пришёл своим на помощь. Витовт, как не раз уже делал, бежал в самом начале битвы, а за ним – и другие. В бою пали 500 ратных Витовта, многие были пленены и захвачено одно знамя. От пленных крестоносцы узнали, что между Ковно и Вильней Витовт приготовил 9 засек с бомбардами, пороками и отрядами жямайтов.

22 августа, оставив для восстановления замка 300 человек, верховный магистр направился мимо Ковно другим путём через Папарчай (село в 7 км северо-западнее Кярнаве) в Вильню. Между тем в Старом Ковно с судов на телеги погрузили провиант на 5 недель. По пути крестоносцы поймали боярина Стеву из Лердентрага, а у Папарчай – Судимонта. Конрад фон Юнгинген, по совету своих людей, приказал повесить предателя за ноги. На другой день в засаде пленили мужа сестры Витовта герцога Варшавы Йоханна и бояр Вейдбута и Гайлдиса. Уже 25 августа французы на закованных в броню конях приблизились к Кривому городу, но некоторых из них пронзили пули. Позади его стены, за рекой Вильня на Туровой горе ставили деревянное укрепление из 10 башен, стен и ворот, и стрелки начали оттуда обстрел и атаки. Там же на срубные оплоты поставили бомбарды. В завязавшихся схватках погибло, ранено и пленено много литвинов. Но и частые вылазки ляхов наносили большой урон осаждавшим. Надежда на предательство русских схизматиков, которым Светригайло многое сулил, сорвалась, ибо Витовт покарал и казнил тех.

Тогда верховный магистр, направив вперёд знамя епископа Замбии из 400 конников, оставил у Рудамины (в 11 км юго-восточнее города) знамёна епископа Вармии, графа Фредерика фон Цоллерн и комтуров Бальги, Брандинбурга, Бартена, Рине и Кёнгсберга в засаде, всего – 3600 своих, чтобы напасть на Витовта, которому через своих шпионов сообщил о малой силе нападавших. Витовт с жямайтами и Корибут с русскими с двух сторон ударили по ним, и, преследуя бегущих в тумане, были заманены в болото (в 13 км южнее города). Комтуры и граф Фредерик со своими атаковали их, и Витовт первым бежал, как и русские. Погибли 500 его ратных, взят в плен князь Бельска Иван Юрьевич и 6 знамён.

На восьмой день осады прибыло войско магистра Ливонии и начало ставить два моста через Нерге ниже города. Через неделю защитники, пленив рыцаря, трёх немцев и 50 человек из Ливонии, сожгли эти мосты, осадные башни, а также ворота и малые башни лагеря. Однако и сами понесли большие потери убитыми и пленными. Вслед за тем срубные оплоты передвинули к башням Вильни и, день и ночь паля из бомбард, разрушили каменную башню, а также зажгли многие деревянные укрепления города. Пруссы же начали делать новый мост через Нерге, а осаждённые так защитили прорехи навесами, что ядра бомбард не могли их пробить. 9 сентября литва скрытно подожгла жилую башню в лагере, в которой сгорели многие французы и провиант. Бывший в ней порох взорвался, и она упала в воду. Некоторые были покалечены или убиты язычниками. Пруссы тогда отказались копать ров и делать новое укрепление для стрелков, а в войске звучали призывы вернутся. Потеряв 46 человек, одного рыцаря и трёх немцев, через три дня Конрад фон Юнгингенвзял с Витовтом перемирие. Французы хотели сразиться с ляшскими рыцарями, но Конрад фон Юнгинген запретил им.

16 сентября крестоносцы ушли. На обратном пути через Троки и Ковно многие рыцари были убиты часто нападавшими ночью жямайтами. Но и те лишились у Лянтвере (Лянтварис) 250 своих. В лесу у Стревы их поджидал большой отряд жямайтов, но стрелки из Женевы и залп бомбард обратили их в бегство. У Старого Ковно верховный магистр, Светригайло и войско с большим полоном сели на суда и 25 сентября приплыли в Рагнит. В лесу, по пути в Инстербург на них напали 400 ездовых и были отбиты с большими потерями. В то время Витовт огнём и мечом опустошал местечки и сёла Пруссии, и с большой добычей и в целости вернулся домой. Тогда же 50 ратных из Городно, разорив пожарами и убийствами окрестности Визны, увели с собой 40 лошадей. Отряд Бартена убил двоих из них и ещё двоих взял в плен.

В начале января 1395 года фогт Замлянда Ульрик фон Юнгинген с прецепторами и пилигримами направился через земли жямайтов в Литву и, стоя возле Расейне, оставил большую добычу и спешно вернулся, ибо узнал, что Витовт начал огнём и мечом разорять окрестности Инстербурга и Юргенборга.

В 1396 году магистр Ливонии Веннемар фон Брюггенай выбил вторгшиеся в его земли отряды литвы и жямайтов.

После 29 сентября того же года на острове Дубиссы Витовт, называвший себя великим князем Литвы, с четырьмя боярами взял до 23 апреля следующего года перемирие с Орденом, который представляли высший интендант, комтур Дантцика граф Альбрехт фон Шварценбург, высший госпитальер Конрад граф фон Киборг, комтур Торуна и комтур Брандинбурга Йоханн фон Румпенхайм. Витовт обещал также не пускать своих людей в Ливонию. Верховный магистр не верил ему и без доказательств его христианства не хотел этого мира. Поэтому Витовт должен был не только исполнять данную шесть лет назад присягу, но и как другие государи христиан совместно с святой Римской Церковью и империей делать христианскую жизнь ещё более христианской. Ему вменялось восстановить Ордену предательски сожжённые и разрушенные им замки, предоставить Тевтонским братьям обещанные привилегии, вернуть им пустоши между его и их землями, и Самогитию, которая уже много лет отдана и утверждена за ними папами и королями Рима, а также не иметь никаких связей и отношений с неверующими, схизматиками и отступившимися христианами.

Тем временем комтур Рагнита Марквард фон Зальцбах воевал жямайтов.

16 января 1397 года Витовт с послами Ордена комтуром Рагнита и Сурвилло подписали в Ковно перемирие до 23 апреля, которое не касалось Самогитии. Они также договорились о заключении вечного мира.

16 июня Конрад фон Юнгингенписал герцогу Витовту, что предлагает ему перемирие до 15 августа. Тот согласился. Взятое после с высшим маршалом перемирие не касалось жямайтов.

В ноябре комтур Рагнита с 400 своих и с гостями, имея более 1000 конников, снова воевал Самогитию, убил и полонил 200 язычников и увёл 500 лошадей. 21 ноября он попал в засаду и его рыцари, обратившись в бегство, бросили оружие и оставили коней. Часть из них была убита, а остальные вернулись домой.

В начале января 1398 года рыцари Ливонии внезапно напали на земли жямайтов и взяли там 700 душ полона и 550 лошадей.

2 апреля того же года Конрад фон Юнгинген объявил в Мариенборге о перемирии до 20 апреля 1399 года с великим князем Литвы Витовтом, которое распространяется на литовские и русские земли Витовта, и на жямайтов Ордена, Пруссию и Ливонию. А также о том, что никому не позволено вредить им через их земли.

23 апреля по вечному миру с Орденом в Городно Витовт со своими людьми, обязавшись оказывать помощь крестоносцам, не пропускать через свои земли в Пруссию и Ливонию войско их врагов и восстановить сожжённые им замки рыцарей, отказался от Самогитии до Невязи и претензий на Псков за помощь в захвате Новгорода. Договор подписали Вернер фон Теттинген, великий комтур, высший госпитальер, комтур Рагнита и комтур Остероде Йоханн фон Шёнефельд, а также Витовт и его бояре.

В конце сентября жямайты разрушили Таплаукен и ещё несколько замков Ордена, а старосты Витовта в Самогитии сделали рыцарям большой ущерб.

12 октября на Салине (остров в устье Нявежиса) Конрад фон Юнгинген и «высший герцог Литвы и Руси» Александер, иначе – Витовт, с его герцогами и боярами, именем святой и неделимой Троицы заключили вечный мир и согласие между Литвой, Русью, Пруссией, Ливонией и другими землями Ордена.

Витовт клялся: изменить отношение к ортодоксальной вере; увеличивать в своих землях и среди своих людей католическую веру вместе со святой Римской Церковью и с Римской империей; делать то, что делают другие христианские государи; не воевать ни на одну христианскую страну и не допускать того через свои земли; отказаться от насилия и несправедливости; и слушаться указаний Ордена. Кроме этого он обещал добросовестность и отказ от хитрости и обмана.

Границы с Орденом устанавливались навечно от рубежа Ливонии с Псковом (Робежинеки в 27 км северо-восточнее Краславы), по речке Эглофе (Вилейка, впадает в Двину в 4,5 км юго-восточнее Краславы), через пустошь, исток Борне (16 км юго-западнее Краславы), Ненемите язычников, путь Пренгелише (Дюненборх – Вилкомир), озеро Апейте (Рубикяй), по речке Смарде (Аникшта), через камень Рода (Пунтуко, 6 км южнее Аникшчяй), речку Роде (Юостинелис), Висвильте (бугор Ляванишкю в 25 км западнее Аникшчяй), по Невязе через священный лес до Салина; и вверх по Мемелю до острова Ромай (Нямуно в Каунасе), по рекам Супе (Йиеся), Мете (Довине, Жувинта, Спярня), озеру Мете (Дуся), рекам Мете (Анчя), Бебру, Нареву до Визны. После выкупа Визны у герцога Семовита граница до неё будет уточнена. Все перечисленные рубежи навечно отходили Ордену.

Стороны обещали: не создавать ни с кем союзов друг против друга; не иметь отношений с Псковской землёй, которая навечно доставалась рыцарям после её завоевания ими; не принимать преступников другой стороны и не наказывать их повторно у себя; справедливо делить военную добычу; не пропускать противника через свою землю и не проходить через земли другой стороны, без её согласия, а в случае прохода не причинять вреда другой стороне. Орден обязался помочь Витовту в покорении земли Новгорода.

В их землях вводилась свободная торговля для людей, которые освобождались от налогов и иных сборов. Договор должны были вечно и твёрдо соблюдать все люди, наследники, сонаследники и преемники Витовта и никто никогда не должен его преступать.

В декабре того же года крестоносцы увели 700 жямайтов и около 700 лошадей, перебив еще больше жителей Самогитии.

Со 2 февраля 1399 года Вернер фон Теттинген 5 дней опустошал землю Медника и взял 900 душ в полон. В те же дни рыцари Ливонии 10 дней воевали Самогитию, многих убили и увели с собой 1000 человек и 500 лошадей. Хотя жямайты преследовали их, те удачно вернулись домой.

После 19 февраля того же года Витовт со своими и герцог Лотарингии Карл II с рыцарями вступили в Самогитию и, нанеся там большой ущерб, увели около 900 душ в полон, перебили многих ратных и лошадей.

В начале мая Витовт, желая опустошить землю татар, убить их султана и вернуть Токтамыша, чтобы тот посадил его править всей Русью, собрал все силы под Киевом. Токтамыш со своими уланами (сыновьями ханов) и мурзами (боярами) прибыл к нему из Лиды.

Около 8 мая, послав вперёд Промчислава и князя Глеба Святославича, Витовт с герцогами Сигисмундом и Светригайло, 48 князьями и 50 знамёнами вышел через Киев вниз по берегу Днепра. Одним из них было знамя святого Георга комтура Рагнита из 30 рыцарей и конников, 70 кнехтов Ордена, 5 рыцарей из Франции и 400 жямайтов. В войске Витовта было около 44000 человек.

Перед 19 июня верховный магистр с большой силой вступил в Самогитию, 12 дней жёг там посевы, но, так как жямайты попрятались в болотах, не слишком там преуспел.

Перейдя через Сулу и Псёл, 5 августа в земле татар у устья Ворсклы Витовт встретил Темир-Кутлуга, приведшего с собой 4 тумана и отряд улан. Через день всё его войско встало возле реки.

Султан, ожидая Идике с 4,5 туманами татар из Матреги (Тамани), Каффы (Феодосии), Крыма, Азака (Азова) и Причерноморья, сказал посланному Витовту Спытко, что хочет мира. Тогда Витовт приказал Спытко передать ему слова: «Господь дал мне владычество над миром. Плати мне дань и будь моим сыном», а кроме этого – требование чеканить на своих монетах знак Литвы. Темир-Кутлуг согласился, прося несколько дней на обдумывание размера дани. Через три дня пришёл Идике и у татар оказалось уже около 78000 всадников. Витовт немедля послал Спытко к эмиру просить мира, на что тот ответил, что султан может признать Витовта отцом и господином, как старшего по возрасту; но он старше, поэтому Витовт должен признать его отцом и господином.

Утром 12 августа, когда молодые русские бояре, держа в руках обнажённые сабли, кричали старшим: «Мы хотим биться, a не мириться, биться! Биться пришли мы! Биться!», Витовт, весело ответив им: «Вижу вашу рыцарскую доблесть, смелость к бою и мужественное сердце. Покажите полностью своё мужество, a я вас не выдам», дал сигнал к наступлению.

Хриплые звуки труб возвестили начало сражения. Им вторили татарские бубны, крики: «Алла, Алла!» и ржание коней. Как только войско Витовта перешло реку, Идике атаковал. Пехота Витовта, стреляя из пушек, пищалей и самострелов, громко взывая: «Господи, помогай!», наступала на поочерёдно атакующие её и отступающие лавы татар. Те также беспрестанно стреляли из луков. И начали ляхи превозмогать самострелами всадников Идике. Корибут на 3 мили въехал со своими в середину татар и там долго сёкся, но начал слабеть от их массы и повернул назад. Тогда погибли Друцкие князья Иван и Андрей. Татары всё чаще налетали и многих убили. Едва через два часа после начала сражения всадники Темир-Кутлуга, обойдя с двух сторон и окружив противника, постреляли под находившимися на флангах конниками коней и прижали перешедших реку к берегу. В то время пал Спытко, большая часть рыцарей и жямайтов. Через несколько часов лютого боя и очень злой сечи первым ускакал Токтамыш со своими татарами и потоптал много народа. За ними устремились другие.

Мало кто спрятался в высокой траве или бежал. Погибло 20 знамён Витовта и 25 князей. В сражении также убиты: 53 боярина, Стефан Мушат, Спытко, Соха, Варш, Йоханн Гловач, 9 братьев Ордена и почти все ляхи и рыцари. Татар полегло около 10000, а Темир-Кутлуг был смертельно ранен.

Спаслись лишь 1/4 из войска Литвы, Марквард фон Зальцбах и ляшские рыцари Остророг и Шамотульский. Едва не утонув, раненый Витовт в малой дружине ускакал со своим братом Сигисмундом и Светригайло в Киев.

Со 2 февраля 1400 года Вернер фон Теттинген с герцогом Лотарингии, имевшим 100 конных, с комтурами и иными гостями полторы недели опустошал землю жямайтов. На девятый день другую их землю до Кражова жёг и воевал Витовт с комтуром Рагнита. Затем Витовт с ратью и войсками Ордена и ливонцев одновременно вторглись в Самогитию и подчинили большую часть жямайтов. Те дали в заложники детей лучших бояр. Конрад фон Юнгингенназначил фогтом края Дионисия фон Анделов, дал ему отряд и казначея, и позволил строить там замок Юнг Ковно.

6 января 1401 года в Мариенборг прибыли более 15 лучших бояр из Самогитии и позволили крестить себя и своих детей, находящихся там в заложниках. По этому поводу рыцари устроили праздник, подарили им соль и ткани, и послали с ними к их детям и жёнам священников и монахов. А верховный магистр пожаловал жямайтам права жителей Пруссии.

Через день Конрад фон Юнгинген ответил «велико могущественному особо дорогому» герцогу Витовту, что хотя тот из-за глубокого снега не может приехать на встречу в Инстербург, он приглашает его на встречу 30 января в Пейтмеди на Писсе (приток Анграпы) и, что высший маршал уже выслал ему продовольствие. В ту зиму в Самогитии был голод, поэтому Конрад фон Юнгингени руководители Ордена снабжали жямайтов лошадьми, коровами, зерном, мукой, маслом, мясом, селёдкой, солью и тканями. Тогда же умер фогт Дионисий Самогитии фон Анделов и его сменил брат Ордена Хиллебранд фон Фаров.

В марте того же года Витовт жаловался монархам Европы на несправедливое требование Конрада фон Юнгингена выдать беглых жямайтов, ибо он отдал ему Самогитию, но не её народ. Бояр он отказался вернуть, а лишь тех, кто принадлежал им и платил чинш. В свою очередь Конрад фон Юнгинген писал папе, курфюрстам Германии, герцогу Бургундии и епископу Бреслова (Вроцлав) о вероломстве Витовта. Тогда Витовт послал Николая из Москоржева с жалобой курфюрстам, графам и господам Германии на Орден, люди которого незаконно задерживают в Самогитии его сборщиков чинша, избивают и ранят на границе многих едущих в Литву и возвращают их обратно. Он просил наложить на Орден суровый штраф и предупреждал, что рыцари вновь готовят войну.

К тому времени жямайты с помощью братьев Ордена за короткое время построили тем два замка (бугры на левом берегу Немана Марвялес в Каунасе и Пиплю у устья Нявежиса), а князья, старшие и бояре жямайтов были уже крещены. Один из этих замков, который у Невязи, помог строить Витовт.

В те дни, после того, как крестоносцы взяли в заложники и увели в Пруссию всех боярских детей из Самогитии, жямайты восстали. Витовт немедля направил к ним большую группу бывших у него жямайтов со своими главными людьми. Те сожгли два построенных для рыцарей замка на Мемеле и у Ковно и, захватив всех находившихся там братьев и иных людей Ордена, посадили их в темницы.

20 марта Витовт объявил войну Ордену и выступил со своим братом Сигисмундом и жямайтами против рыцарей. Уже через несколько дней они спалили два замка, построенных для крестоносцев, и взяли в плен всех, кто там был. Крестоносцы в ответ 3 апреля заковали в кандалы всех заложников жямайтов и на другой день двоих из них повесили в Торуне. Тогда жямайты, взяв с помощью литвы Мемельборк, сожгли город, переправились воевать за Мемель и с большой добычей и полоном ушли в Литву.

Между тем руководство Ордена сообщило христианским государям Европы о новом предательстве Витольда, который называет себя господином и высшим князем Литвы. Ежедневно заявляя и говоря о большой пользе в возрастании святого христианства, в своей обычной злобе изменника он всегда ненавидел, противился и унижал его. Несмотря на заверенный печатями договор, Витовт не собирался отдавать Ордену Самогитию и, обещая жямайтам большую свободу, тянул их к себе. Он слал к верховному магистру послов, а тот к нему, и они уже решили встретиться для решения всех спорных вопросов. Но всё, что подлый изменник Витовт обещал и в чём он клялся, оказалось ложью.

Около 23 апреля Конрад фон Юнгинген со многими прецепторами вёл переговоры с Йогайло у Рацёнжа. Витовт же, пообещав королю без его согласия не заключать союзы и соглашения ни с Конрадом фон Юнгинген, ни с магистром Ливонии, 1 мая обсуждал с верховным магистром вопрос о свободных и крепостных жямайтах.

22 мая 1402 годав Рацёнже Витовт и Конрад фон Юнгинген подтвердили вечный мир 1398 года, взятый на Салине. На другой день король подписал этот договор и обещал утвердить новую границу Самогитии.

25 мая того же года, пока Конрад фон Юнгингенвёл переговоры с Йогайло у Торуна, Витовт с литвой, русскими и татарами неожиданно ночью, с помощью жямайтов ворвался в Мемель, сжёг и разрушил город и, не пощадив ни детей, ни женщин, истребил всех жителей. На обратном пути, используя мортиры, деревянные щиты и многие пищали, они в три дня штурмом взяли Готтисвердер, убив комтура и три госпожи, а после захватили Мариенвердер и Риттерсвердер, пленив и перебив многих рыцарей, видных мужей и жён. Затем Витовт захватил два замка в Ливонии, взяв в плен и истребив всех, кто там был.

Тогда верховный магистр послал к Витовту великого комтура графа Вильхельма фон Хельфенштайн и комтура Брандинбурга Маркварда фон Зальцбах, и Витовт, обвинив во всём жямайтов, просил прощения за причинённый ущерб. Поэтому братья пожаловались на жямайтов и Витовта папе, а тот поручил королю Сигисмунду их рассудить. Сигисмунд же признал Витовта невиновным.

За 23 года войн с жямайтами Орден лишился 161 своего брата и 5021 мужчины.

Перед 24 декабря литва и жямайты внезапным набегом сожгли кирпичный амбар и палисад перед Рагнитом.

В 1403 году крестоносцы, вырубив священную рощу в Кейданах (Кедайняй), построили на её месте каменный костёл.

11 января того же года Конрад фон Юнгингенписал высшему маршалу Ордена, что Витовт жёг костёлы и стрелял из мортир изображения Христа, Марии и святых. Он жаловался герцогу Лигница Рупрехту, что Йогайло, имея претензии на заложенную им Ордену землю Добрына, поддерживает людьми, оружием, доспехами, лошадьми и орудиями открытую войну называющего себя высшим герцогом литвы и русских Витовта и жямайтов против святой Церкви и Ордена.

12 июля верховный магистр объявил, что на острове Дубиссы высший маршал Ордена с иными главами Ордена взяли перемирие по 18 сентября с герцогом Витовтом, всеми его землями и с литвой, русскими и жямайтами. Он также просил предоставить проход магистру Ливонии через его земли. Стороны договорились об обсуждении границ, восстановлении мира, свободной торговли, полном возмещении ущерба и обмене пленными.

8 сентября на Салине Витовт в присутствии посла короля говорил с Конрадом фон Юнгинген, его комтурами и епископами Пруссии о Самогитии, возвращении беглых жямайтов, границах и мире, и, сославшись на отсутствие полномочий от короля, согласился на перемирие до Рождества и встречу с верховным магистром и Йогайло до 28 мая следующего года.

31 декабря, поблагодарив Витовта за помощь, Конрад фон Юнгинген просил подчинить жямайтов Ордену, ибо они не желают слушаться Ордена и, к тому же, хотели убить его возле Ковно.

19 мая 1404 года на островок Высиля у замка Рацёнж приехали: Йогайло с герцогами, подканцлер Николай Тромба, маршал двора Литвы Шапорн, архиепископ Гнезно Николай Куровский, епископы Кракова Пётр Выш и Познани Альберт, а также лучшие паны и бояре. От Ордена прибыли: Конрад фон Юнгинген, епископы Кульма (Хевно, Chełmno) Арнольд Штапель и Помезании Йоханн, великий комтур Конрад Куно фон Лихтенштайн, Вернер фон Теттинген, высший госпитальер Йоханн фон Румпенхайм, высший интендант Бургхард фон Вобеке, казначей Арнольт фон Хекке, комтур Торуна, рыцари, прелаты и иные люди. 22 мая они подтвердили вечный мир, взятый в 1398 году на Салине и мир 1343 года, подписанный в Калише. Великий князь литвы и Руси Витовт навечно уступал Ордену большую часть Самогитии и обязал жямайтов присягнуть рыцарям в верности. Без просьбы верховного магистра он не должен оружием принуждать жямайтов подчиниться рыцарям. Стороны обязались совместно предоставить Ордену заложников от жямайтов, освободить пленных, а также не принимать и не оказывать покровительства перебежчикам и изгнанникам. С 4 июля всем людям Витовта возбранялись связи и торговля с жямайтами, тем запрещалось покупать и продавать в его землях, а Самогития с 24 июня в течение года передавалась Ордену. В случае неисполнения своих обязательств Витовт должен выплатить ордену штраф, а рыцари вправе объявить ему войну.

24 мая того же года Йогайло заверил этот договор и взял союз с Конрадом фон Юнгинген, пообещав повелеть Витовту передать Ордену Самогитию, если тот этого не сделает.

В то время посол Витовта каштелян Вильни Монивид и Конрад фон Юнгинген договорились о перемирии для Самогитии до 15 августа.

15 августа в Риттерсвердере Витовт и верховный магистр дали слово не брать 10 лет чинша с жямайтов. Там же бояре Самогитии обещали послушание рыцарям и, что они принудят иных подчиниться им.

После 25 декабря высший маршал Ульрик фон Юнгинген с сильным войском опустошил Видуклу, Расейне и Эрогалу, но не преуспел там. Витовт же со своими помогал рыцарям покорять жямайтов, которые лишь тревожили неприятелей из засад.

В начале января 1405 года, когда Йогайло направил в Литву многих рыцарей, высший маршал спешно покинул Самогитию.

В июне Витовт со своими и ляхами короля помогал рыцарям подчинять жямайтов.

Вернувшись домой, Витовт пригласил Конрада фон Юнгинген в Ковно и при встрече с ним грамотой на латинском и немецком языках навечно дарил Ордену Самогитию. Витовт же получил право переселить 250 жямайтов в свои земли. Йогайло тщетно возражал этому дару.

Так как жямайты отвергли власть Ордена и стали убивать его людей, 25 июля высший маршал Ульрик фон Юнгинген с большим войском вступил в Самогитию. В силу условия мира к нему примкнул с вдвое большей ратью Витовт и передал её города и городки рыцарям. Его люди за пять дней построили им у Невязи замок Ной Кёнгсберг (бугор Пиплю) из дерева, в котором разместили отряд ратных Литвы с крестоносцами. Рядом, 29 сентября – ещё один (бугор Бярнатоню в 4 км севернее устья Нявежиса). Его за 8 дней возвели 400 человек Витовта, работая день и ночь заступами и щитами с помощью барок. Рыцари оставили в нём 60 пруссов из Витинги. Третий замок Добисхайм поставили на Мемеле у устья Дубиссы (бугор Жуклию II).

Жямайты сильно тревожили рыцарей ночными нападениями и засадами, поэтому те удвоили ночную стражу. К Витовту же и его войску жямайты взывали из лесов с жалобными мольбами и плачем, чтобы он не отделял их от литвы, с которой они едины и сходны по языку и обычаям. Они не хотели подчиняться крестоносцам с их жестоким и горемычным «вакс» – дитём-Иисусом. Вскоре жямайты осадили Добисхайм на Невязи и стали копать насыпь, но, потеряв многих от ядер мортир и стрел, ушли.

К концу года магистр Ливонии Конрад фон Фитингхофф и Витовт силой принудили жямайтов подчиниться и дать своих сыновей в заложники. Тогда же в присутствии Витовта, бояр и послов короля Ульрик фон Юнгинген и фогт Самогитии Михаэль Кёхмайстер фон Штернберг поклялись соблюдать права и привилегии жямайтов.

В зиму 1406 года, когда рыцари решили идти с большим войском на жямайтов, те сами пришли к ним и сдались, дав тем многих заложников и обещая всегда свою верность.

После 14 апреля того же года рыцари с людьми из Пруссии и жямайтами начали строить у устья Дубиссы замок Подди (бугор в западной части Сяряджюса).

Перед 25 июля Витовт с большим войском и отрядом ляхов, комтур Рагнита Фредерик фон Цоллерн с рыцарями Ордена, Михаэль Кёхмайстер с жямайтами и Светригайло с валахами вышли на Москву.

7 сентября Василий, собрав войско, пошёл против Витовта и спустя 8 дней встал у Плавы (приток Упы юго-западнее Тулы), где к нему в помощь прибыли татары Шадибека.

13 сентября Витовт взял Одоев и через два дня со всей силой расположился на Пешковой гати возле Опатькова (городище на мысу у устья Плавы). Встретив там войско Василия и потребовав от него выдачи беглых Юрия Смоленского и Александра Нелюба, он взял перемирие до 1 июня следующего года и перед 6 ноября без потерь вернулся домой.

В 1407 году жямайты разослали письма по Европе о жестокости и гнёте крестоносцев.

В начале января старосты жямайтов с их фогтом были в Мариенборге и просили для своих купцов права Кульма (аналог прав Магдебурга).

Тем же летом отряды Дантцика из 1200 человек, Эльбинга из 600, Кёнгсберга из 800, Кульма из 200 и Торуна из 400 человек вошли в Самогитию и к 15 августа на берегу Мемеля около устья Дубиссы построили деревянный замок Дубисса (бугор в южной части Сяряджюса) и, в миле от него в глубине страны – ещё один (бугор Пашилю на правом берегу Дубиссы в 8 км северо-восточнее), длиной в 30 ляхтеров (58 м). Оставив в них небольшие отряды, они вернулись домой.

Весной 1408 года Витовт жаловался Ульрику фон Юнгингену на запрет въезда литвы в Самогитию.

В ответ на беззаконие Витовт, с тайного согласия Йогайло, послал в Самогитию маршала Румбольда с отрядом. Тот, захватив там один замок, внезапно напал на Мемель, который тогда укреплял Йоханн Лянков, убил часть крестоносцев, некоторых из них пленил, всё ограбил и предал город огню. На жалобу Михаэля Кёхмайстера Витовт ответил, что Румбольд ходил без его ведома, и пусть ему пришлют список литвинов для наказания. Тогда верховный магистр (1407 – 1410) Ульрик фон Юнгинген прислал к королю и панам Полонии комтура Торуна графа Альбрехта фон Шварцбург с жалобой на мятеж и предательство жямайтов, а также на Витовта, который посадил у них своего наместника. Он заявил, что рыцари будут воевать литву от имени христиан. Йогайло пообещал сам ответить верховному магистру, а тот после направил к королю ещё несколько послов и грозился передать свою жалобу третейскому суду.

В конце июня того же года Витовт, собрав у Смоленска войско из русских, литвы, волынцев, жямайтов, ляхов и рыцарей Ордена, вновь пошёл на Москву.

Тем летом на берегу Мемеля рыцари построили замки Тильзит (Советск), а у жямайтов – Фредеборг (возможно – холм Рамбинас в 8 км восточнее).

Меж тем Йогайло согласился передать третейскому суду жалобу Ульрика фон Юнгинген на жямайтов и Витовта, просил не воевать их до вынесения приговора.

В конце августа Василий со всей силой и Светригайло со своими и татарами выступили против Витовта. 1 сентября рати Василия встали на Угре (левый приток Оки). На следующий день на другую сторону реки пришло войско Витовта. Его люди уже не имели ни пищи, ни фуража, поэтому Витовт послал знамя ездовых в торон (рейд) на заготовки. Василий просил мира и через 12 дней стояния они взяли его по давнему договору, установив рубеж между Литвой и Москвой по Угре и у Можайска. Тогда же Витовт потребовал выдать Светригайло, но Василий ответил отказом.

На обратном пути литва повоевала волости Москвы, ограбила сёла и увела много пленных. Москвичи же и отряды Светригайло, пойдя на них, одних убили, других прогнали, а их воеводу Миромобочга поймали.

В октябре идущие домой отряды Витовта с немцами опустошили псковские земли. Из-за большой дальности похода у многих немцев пали кони. И поскольку сами они не могли нести оружие, то побросав его, утопили в реке, предали огню или зарыли. Так пешком и с большими трудностями они вернулись домой, потеряв более 2000 коней.

В начале 1409 года верховный магистр послал к Витовту Михаэля Кёхмайстера и Маркварда фон Зальцбах с просьбой выдать всех беглых, забрать 250 жямайтов и разрешить переход границы только по пропускам. Витовт ответил, что выдаст лишь беглых холопов, но не бояр, ибо они свободны и Самогитии не принадлежат. После того Михаэль Кёхмайстер выслал из Самогитии литвинов, запретил жямайтам ездить в Литву, продавать там хлеб и ввёл пропуска на границе. Их выдавали только прецепторы Ордена или старосты Вильни и Ковно.

На Пасху 1 апреля того же года в костёл в Кейданах пришли лишь несколько жямайтов.

21 апреля к Витовту прибыли высший маршал Фредерик фон Валленродт, комтур Рагнита Герхард фон Валленфельс и комтур Брандинбурга с просьбой забрать 250 жямайтов и запретить пересечение границы без пропусков.

Примерно 26 мая по приказу Витовта жямайты вновь отпали от Ордена и нанесли рыцарям большой урон. Посланные им бояре сын Надама Гайлемин и сын Сагота Трумпе с отрядами говорили жямайтам, что Витовт приказал воевать крестоносцев. Ульрик фон Юнгинген просил его совета о том, как поступать в Самогитии, но Витовт ответил, что он не следует его советам. Поэтому верховный магистр, увидев вероломную измену, решил выступить против жямайтов и Витовта.

2 июня комтур Шветца (Свеце, Świecie) бургграф Хенрик фон Плауэн писал Ульрику фон Юнгинген, что его шпион сообщил о разногласиях Йогайло с Витовтом. Ради мира король хочет уступить ему Подолье, и они согласились разрушить все замки в Самогитии.

15 июня Ульрик фон Юнгинген направил Йогайло письмо, в котором обвинял его и Витовта в помощи мятежникам в Самогитии и укрытии беглых жямайтов.

Тогда же подговорённые Витовтом и королём жямайты сожгли двор фогта в Кирсмиммеле (бугор в Скирснямуне в 19 км восточнее Юрбаркаса), захватили его гостей и многих убили. 16 июня они окружили и сразу набросились на строивших Фридбург (5 бугров в Вялюоне в 33 км восточнее Юрбаркаса) людей, из них 800 убили, остальные разбежались. Жямайты сожгли там кирпичный сарай и причинили огромный вред. После они напали на замок Дубисса.

Узнав о намерении Йогайло воевать Померанию и другие земли Ордена, верховный магистр отправил к нему комтура Штаргарда (Старогард-Гданьски) Эберхарда фон Иппинбург и комтура Торуна выяснить, окажет ли тот Витовту и жямайтам помощь. Перед 24 июня в Оборниках они жаловались королю, что Витовт отнял у рыцарей Самогитию и они, требуя возместить ущерб, вынуждены силой вернуть её, и поэтому просят короля объявить, желает ли он помогать Витовту. На что Йогайло ответил, что 17 июля созовёт сейм и даст ответ по его решению.

Меж тем Румбольд с боярами Васибутом, Клавсигайло, Гетотом и Галеминне захватили Самогитию и отослали в Литву детей бояр Нигайло, Лауксвида и Аргала. А Витовт, назначив Румбольда старостой Самогитии, готовился к войне, говоря, что пойдёт на Русь. 20 июля в лесу Вольгерья между Румшишки и Жижемаре (Жиежмаряй) он со своими боярами, под видом строительства крепости, собирал войско.

1 августа послы короля явились к Ульрику фон Юнгинген в Мариенборг и передали ему, чтобы он воздержался от войны и встретится с Йогайло, а тот обещает уладить конфликт, побудит Витовта вывести своих людей из Самогитии и впредь не защищать жямайтов. Ульрик фон Юнгинген сказал, что примет посредничество короля и всеми силами усмирит жямайтов и их подстрекателей. Отвечая на его дерзость и высокомерие, архиепископ Гнезно добавил от себя, что «если против жямайтов будут воевать, то король сам присоединится к ним и поможет Витовту в войне. Много раз угрожая нам войной, жди, магистр: если только пальцем шевельнёшь, увидишь нас с оружием в своей земле». Поблагодарив его за откровенность, верховный магистр сказал: «Будучи предупреждён, я обращу свой меч лучше на голову, чем на туловище, на заселённые земли, вместо пустырей».

В те дни, отвечая Ульрику фон Юнгинген, Витовт объявил о присоединении Самогитии к его владениям. В письме верховному магистру Йогайло также заявил, что если против жямайтов будут воевать, то он присоединится к ним.

9 сентября Витовт в своём обращении на латыни правителям, графам, баронам, высокородным, воинам и городским общинам Европы заявил, что он с королём всегда вовремя и отважно оказывает помощь Ордену в завоевании Самогитии, и, где может, преданно смотрит за его выгодой, а также постоянно заботится об усилении католической веры.

8 октября Йогайло утвердил перемирие с Орденом до 24 июля следующего года и обещал освободить всех пленных и не помогать жямайтам.

В ноябре в Ковно к Витовту приехали бояре из Самогитии и он, на виду бывших при нём рыцарей, бранил их за мятеж, но, пригласив их в Вильню, обещал помощь. К тому времени Румбольд захватил замки Ордена в Самогитии.

Узнав об этом, Ульрик фон Юнгинген в письмах католическим государям писал, что жямайты – не допускавшие крещения язычники.

4 января 1410 года в Прагу к королю Бохемии прибыли знатнейшие магнаты Полонии, высший госпитальер с комтуром Торуна и послы герцогов Мазовии. От Витовта приехали маршал Бутрим и нотарий (писарь) Николай Цибулка. 10 дней спустя король Венцеслав присудил Ордену Самогитию и Судовию до Городно.

8 февраля того же года Венцеслав, проведя совет с маркграфом Моравии Йодоком, синьорами, многими иными рыцарями и дворянами, в присутствии обеих сторон перед толпой рыцарей и дворян объявил своё решение. Полония навечно лишалась Самогитии и никогда более не могла избирать себе короля из Литвы или восточных стран, а только западных государей. Йогайло и его наследники должны никогда не нападать и не посягать на Самогитию, и не оказывать неверным помощи и содействия людьми, оружием и иными средствами. Но обязаны совместно с рыцарями Ордена, честно помогая друг другу, сражаться против неверных.

10 июля войска Йогайло и Витовта вступили в земли Ордена. Войско Ордена, перейдя Древенц у Лёбова (Любава), спешно прошло 15 вёрст до деревни Марвальд. Узнав, что лагерь врагов пуст, Ульрик фон Юнгинген перевёл своих через речку к северу от города Гильгенбург и на рассвете 15 июля встретил врагов у деревни Грюнфельде (Грувальд, Grunwald).

Верховный магистр собрал 58 знамён конных, 5 полков пехоты из наёмных солдат, пруссов, угров и воинов Готланда, 30 пушек и более 7350 ремесленников, слуг, возниц, поваров и иной прислуги в обозе из почти 2000 телег. Всего – около 34000 человек, из них 15000 конников Пруссии и Ливонии, 6000 конников гостей из баронов и знати Майссена, Баварии, Рейна, Бохемии, Силезии, Хунгарии (Венгрии) и Саксонии, и 5000 пехоты.

В войске Йогайло было 50 знамён конных, знамя ездовых Новгорода-Северского сына Корибута Сигисмунда, 6 полков пехоты, отряд конных Александра с 200 валахами, отряд ездовых литовского князя Феодосия, коморная (дворцовая) хоругвь рыцарей маршала двора Спытко III, хоругвь конных Семовита младшего, около 40 пушек и бомбард, и 5000 человек в обозе. Всего Йогайло имел 28000 человек, из них – около 15660 конных и 476 ездовых. Гетманом его войска был Зиндрам из Машковиц.

В рати Витовта было 40 знамён. 30 полков пеших из: Береста, Вильни, Витебска, Волковыска, Волыни, Городно, Дрогичина, Киева, Ковно, Кременца, Лиды, Луцка, Медеников, Мельника, Менска, Мозыря, Новгорода-Литовского, Орши, Пинска, Полоцка, по 3 из земель Слонима и Смоленска; Слуцка, Трок, Турова и Чернигова. И 10 знамён ездовых: святого Георгия, Мстиславля Лугвеня, 4 из Самогитии – из Медника, Расейне, Эрогалы и Велюни, Стародуба сына Кейстута Сигисмунда и 3 тысячи татар сыновей Токтамыша Джелал-ад-дина, Керим-Берды и Зелени. А также: дворцовая хоругвь конных маршала двора герцога Гольшан Ивана, около 30 пушек и бомбард, и до 5500 холопов в обозе. Всего в его рати было около 43000 русских, литвы, жямайтов, татар и евреев, из них около 127 конных, 2710 всадников и 1680 ездовых.

Как только зазвучали трубы, пушки ляхов и литвы произвели залп, так что задрожала земля. Тут же, ударяя в котлы и трубя в сурмы (загнутые в конце медные трубы), ездовые Витовта и татары ринулись вперёд. Часть из них остановили копейщики и арбалетчики пешего центра крестоносцев.

Когда пушки крестоносцев сделали два ответных залпа, рыцари высшего маршала с более высокого места бросились в атаку на литву. Поднялся страшный грохот, ломались копья, людей давили конями, но они упорно бились почти час, поднимаясь на тела упавших. Литва, русские и татары, не имея сил выдержать натиск, отошли на дюжину саженей. Когда же их стали сильнее теснить, они снова и снова отступали и, наконец, когда рыцари напирая проломили их ряды, вместе с татарами Керим-Берды бежали врассыпную. Витовт видя, что многие его погибли, примчался к Йогайло и сказал ему, что едва не все его уже убиты, а ляхи не хотят им помогать.

Витовт с немногими скакал по всему своему и ляшскому войску, восстанавливал расстроенные ряды своих и, громкими криками и побоями до самого конца тщетно удерживал своих на месте. В бегстве они увлекли с собой многих помогавших им рыцарей. Крестоносцы, преследуя их несколько вёрст, рубили и забирали в плен бегущих. Полки Вильни, Волыни, Новгорода-Литовского, Самогитии и Трок утратили свои знамёна. Многие в страхе бежали до самой Литвы, где сообщили, что король и Витовт убиты, а их войска истреблены. Лишь три полка из смоленской земли не обратились в бегство и упорно сражались, хотя один из них жестоко был изрублен и его знамя втоптано в землю.

В тот день Витовт потерял 21000 человек, в войске короля убито 5000, из них 12 знатных рыцарей и 703 рыцаря. В живых осталось лишь 8 татар. Хенрик фон Плауэн сообщил папе Римскому, что в сражении пало 13000 христиан. Среди них: 300 братьев Ордена и 303 рыцаря. Ещё около 1000 раненых умерло позже и почти 14000 крестоносцев попало в плен. Также были захвачены 3 предводителя знамён-отрядов, 44 знамени и все пушки.

5 сентября маршал Ливонии Херманн фон Бинткимше, в надежде помочь осаждённым в Мариенборге, прибыл с епископом Вармии Хенриком и комтуром Гольдингена Якобсом и 500 конными к Кёнгсбергу. Узнав об этом, король послал против него Витовта с 12 хоругвями ляшских рыцарей. Встретив маршала за Холлянтом на реке Пассарге, Витовт собирался напасть на него, но тот, попросив встречи, предложил Витовту Самогитию и Судовию, и снова переманил его на сторону Ордена.

В январе 1411 года жямайты, не желая быть в подчинении у рыцарей, избили их наместников и сожгли Нойхаус. Тогда в Паланге начали собираться войска Пруссии и Ливонии. Однако жямайты разбили их там и послали к Витовту, говоря, что если он хочет владеть ими, то чтобы он никому не отдавал их в залог, а правил сам и был их государем.

1 февраля того же года на острове у Торуна Йогайло, Витовт и его брат Сигисмунд, Лугвень, герцоги Варшавы, Мазовии и Столпа, маршал Астик Радивил, боярин Гедиголд, а также верховный магистр (1410 – 1413) Хенрик фон Плауэн с магистром Ливонии Конрадом фон Фитингхофф, епископом Вюрцбурга Йоханном фон Эглёффштайн и своим двоюродным братом Хенриком подписали мир, по которому стороны возвращали друг другу пленных и все захваченные города, замки и земли. Орден уступал королю Добрын, а Витовту – Самогитию, которая должна быть возвращена Ордену после смерти Йогайло и Витовта. Все споры выносились на суд папы. Восстанавливалась свобода торговли, а перебежчики получали прощение. Стороны обещали заботиться об обращении неверных и, в случае нужды, помогать друг другу оружием. Стараниями Витовта тогда был подписан мир на невыгодных для короля условиях, а из-за их неразумного решения победа при Танненберге сошла на нет.

30 января 1412 года Сигисмунд обратился к подданным империи о возможной войне против Литвы и Полонии из-за убийств в Пруссии неверующими литвинами, татарами и жямайтами детей, девушек, женщин и вдов, разрушения ими костёлов и нахождении 600 пленных христиан в темницах короля Полонии.

В июле того же года два шпиона Ордена сообщили верховному магистру, что Витовт поставил крепость в Велюне для 400 ратных и ещё одну у Дубиссы (холм Алкос и бугор в 3 км юго-западнее Бятигалы).

24 августа в Офене (крепость в Буде Будапешта) Сигисмунд постановил, что Самогития подлежит возврату Ордену в 6 месяцев после смерти Витовта и Йогайло, а вопрос о спорном береге Мемеля, где Витовт поставил свои замки, решит на месте его посредник.

Той осенью в Пруссии многие умерли от мора.

В декабре в Вильню к Витовту прибыл посредник Сигисмунда доктор права Бенедикт фон Макра и рыцари сразу же, ссылаясь на прежние договоры, стали настаивать, что им принадлежит правый берег Мемеля, и требовали, чтобы Витовт срыл Велюнь и свои новые замки на Мемеле.

25 января 1413 года Йогайло и Витовт вручили посреднику Сигисмунда доктору права Бенедикту фон Макра акт о том, что Самогития принадлежит им пожизненно и после их смерти она должна отойти Ордену. Тогда дочери и бояре Самогитии пожаловались Сигисмунду на несправедливость, утверждая, что более 100 лет у жямайтов не было князей и господ, они свободны и никому не дали права присваивать их.

В том же месяце на Салине Витовт обсуждал с высшим маршалом Ордена Михаэлем Кёхмайстером выдачу Ордену пленных. Рассердившись на напоминание о Велюни, он сказал, что Пруссия до Осы – также земля его предков и, пока он отдаст Велюнь, не одна голова упадёт с плеч.

24 февраля того же года верховный магистр не принял акта Йогайло и Витовта о Самогитии из-за ошибок и малых печатей.

Весной Йогайло и Витовт послали королю Сигисмунду письма с требованием отдать им навечно Самогитию и замок Мемель.

В апреле Йогайло, Витовт и Хенрик фон Плауэн встретились в Ковно, где представили Бенедикту фон Макра документы и свидетелей их прав на Велюнь. Король и Витовт поклялись, что этот замок находится в их отчине.

3 мая на съезде в Гневкове (Gniewkowo) Бенедикт фон Макра объявил, что Велюнь и Мемель построены в Самогитии, которая 168 лет назад была отчиной Йогайло и Витовта.

С 6 июня верховный магистр писал Сигисмунду и монархам Европы, что о сговоре Витовта с Новгородом, Псковом и большой Русью ему сообщил магистр Ливонии и, что Витовт хочет изгнать Орден, а Велюнь поставлена им на земле рыцарей в 6 милях от рубежа и что придётся воевать Белую Русь (территория между Псковским озером, Гауей и Эмайыги – Emajõgi), поэтому нужна их помощь.

В сентябре Йогайло и Витовт с сыном Валимонта старостой Вилкомира боярином Михаилом Кесгайло, панами, настоятелем Трок Матфеем, проповедником короля братом ордена предикаторов магистром Николем Вензыком и миссионерами приплыли к холму над Невязой, где был священный огонь жямайтов. Король сам погасил его и поджёг стоявшую там башню, а его жолнеры (солдаты) срубили священные леса. Собрав народ, сначала он научил их молитве «Отче наш», потом – Символу веры и велел всем омыться в воде. Так были крещены жямайты. Затем, приплыв в Бетигалу (Бятигала), они велели креститься всем собравшимся, а спустя неделю вер­нулись в Троки. Благодаря этому тогда стали считать, что в тот год жямайты стали христианами. Тогда же Витовт назначил Кесгайло старостой Самогитии.

2 октября на совместном сейме в Городло (на Западном Буге у Владимира-Волынского) король Полонии и высший герцог Литвы Владислав Йогайло, великий герцог Литвы Витовт, герцоги и князья Киева, Волыни, Гедройца, Збаража, Вишневца и Жеславля, вельможи и 47 бояр подписали договор и две грамоты.

Вместо уделов создавались палатинаты (воеводства) Вильни и Трок. Уделы сохранялись в Бересте, Витебске, Владимире, Городно, Подолье в Каменце, Киеве, Ковно, Кременце, Курске, Лиде, Луцке, Медениках, Менске, Мозыре, Мстиславле, Новгороде-Литовском, Новгороде-Северском, Орше, Пинске, Полоцке, Самогитии в Меднике, Слониме, Слуцке, Смоленске, Сокале, Стародубе, Туровае и Чернигове.

Кроме Великого Герцогства Литвы были или образовывались герцогства: Белая Русь, Волынь, Киевское, Северия, Подолье, Самогития, Слуцкое, Смоленское, Червонная Русь (между Серетом, Горынью, Острогом, Росью, Днепром, Десной, Сеймом, Ворсклой и Каменцом) и Черниговское.

Герцоги руководили герцогствами, палатины – палатинатами, каштеляны – каштелянствами (районами) с их крепостями и замками, старосты – поветами (подрайонами). При этом на должности палатинов и каштелянов король и великий герцог назначали только католиков. В случае войны герцоги приводили по знамени кавалерии, уделы и палатины – по полку пеших. Каждый палатинат включал 4 каштелянства из городского и земского поветов. Бояре, шляхта, мещане и татары служили в кавалерии, холопы и невольная челядь – в пехоте. Права жаловались привилеями, которые давались Литве, Руси, Северии, герцогствам, палатинатам, каштелянствам, поветам, городам, храмам, монастырям, народам, сословиям, горожанам и отдельным боярам.

После сейма Йогайло и Витовт направили в Самогитию четырёх миссионеров с множеством подарков, один из которых Иероним из Праги, сообщил, что туда очень трудно ехать летом из-за рек и болот, и лишь зимой можно добраться по льду до редких городов и деревень. Не зная денег, жители добывают звериные шкуры, наполняя ими своё жилье, собирают мёд и воск диких пчёл. Они выращивают коз и коров и пекут чёрный хлеб. Многие говорят по-славянски и повторяют ошибки греков в вере. Там было много язычников, большинство которых уже приведено ко Христу. Поклоняясь солнцу, они почитают огромный молот, который сокрушил темницу, поэтому солнце вновь появилось. Видя в огне тени умерших предков, они узнают их волю. У них есть священные леса, где по их убеждению обитают боги. Они кормят ужей, которых держат в своём жилье.

Миссионеры, приказав вырубить всю священную рощу, срубили главную святыню жямайтов – старый священный дуб, погасили огонь и публично сжигали на площади домашних ужей. Тогда множество причитающих женщин пришли к Витовту, сетуя, что вырублены священные рощи и уничтожены дома богов, где они привыкли приобщаться к божьей силе, чтобы получить дождь и солнце. Они обещали уехать, если Иеронима с его людьми не вышлют. Поэтому Витовт приказал старосте Медника Кесгайло более не помогать миссионерам, а тем – покинуть Самогитию.

В конце апреля 1414 года Йогайло начал готовиться к войне. Поэтому верховный магистр (1414 – 1422) Михаэль Кёхмайстер обратился за помощью к магистру Тевтонского ордена в немецких и кельтских землях Конраду фон Эглёффштайн, магистру Ливонии Дидерику Торку, бургграфу Нюрнберга и королю Англии. И в начале мая, согласившись сначала с присланным папой Бенедиктом XIII легатом о присоединении замков Мемель и Велюнь к Самогитии, расторг мир и послал войско в Добрын, велев повесить там всех ляхов. А в Дантцике, Рагните и других городах Пруссии он приказал убить ляшских и литовских купцов и отнять их товары.

Йогайло, объявив в Ленчице Ордену войну, 15 июля того же года переправился по мосту через Вислу в Варшаве, и с 8 герцогами, валахами и наёмниками из Силезии и Моравии пошёл в Пруссию. Через день к королю прибыл Витовт с ратью, жямайтами и татарами сына Токтамыша Джаббар-Берды. В тот же день им навстречу выступило войско рыцарей. Но, не желая нового сражения, Михаэль Кёхмайстер распустил отряды по городам и замкам. В приграничье их защищали 900 наёмников из Бохемии и Майссена с ополченцами. Рыцари хорошо подготовились к обороне.

С 25 июля по 5 августа союзники осаждали Найденбург и потеряли 400 человек, пока город не сдался им. Затем Витовт, опустошив Вармию до Брунсберга и Эльбинга, потерял многих у Холлянта, который защищали гости Ордена. Его нехристи убивали и жгли многих людей, насиловали беременных, женщин и девушек, пронзали и затаптывали ногами детей, предавали огню дома и костёлы, разбивали изображения святых и издевались над святынями. Рыцари пленили его маршала Бутрима и воеводу Ницюма, когда те грабили их сёла.

Витовт, найдя пепелище Прюшенмаркета, несмотря на перемирие, сжёг пустой Кристбург и Ризенборг. Подойдя к Мариенборгу, он увидел его восстановленным и ещё более укреплённым. Когда мортиры открыли огонь с башен города, Витовт повернул назад, спалил Розенберг (Суш, Susz) и Фрайштадт (Киселице), а после взял Бишофсвердер (Бискупец) и испепелил его.

15 мая 1415 года Собор в Констанце поручил Йогайло и Витовту распространять крещение в Самогитии.

6 февраля 1416 года бояре Самогитии разослали по Европе жалобу на крестоносцев, в которой писали, что по примеру родственной им литвы уже почти все стали христианами. Но рыцари Ордена отвращали их, стремясь захватить чужие владения и имущество, лишить их свободы и притеснять. Крестоносцы – не врата христианства, а только препятствие и преграда ему. Бояре просили принять их свободными в Церковь, защитить их от рабства Ордена и помочь крестить их народ.

В свою очередь, Михаэль Кёхмайстер писал папе, Собору и монархам Европы, что Йогайло не прибыл креститься в условленное время к его предшественнику, многократно обещал привести схизматиков в послушание папе, но не исполнил этого, и что он и Витовт дружны с татарами. Жямайты же во время голода получили от Ордена зерно и скот на более, чем 40000 флоринов Хунгарии (100 пудов зерна или корова стоили около 8 ¼ флорина). Взятые у них заложники жили лучше, чем у себя на родине. А Витовт, видя, что жямайты довольны правлением Ордена, стал их настраивать против рыцарей.

1 марта того же года делегация бояр Самогитии выехала в Констанц. Они жаловались, что рыцари не желают обращать их в христианство, просили помощи в крещении их народа, и чтобы Йогайло и Витовт возводили у них храмы. Чтобы выяснить положение в Самогитии, Собор послал туда в конце марта архиепископа Рагузы кардинала Иоанна с двумя священниками и боярами из Самогитии.

11 августа, по просьбе делегации бояр Литвы и Самогитии, Собор в Констанце назначил апостольскую комиссию для слушания дела Ордена, Полонии, Литвы и Самогитии под председательством кардинала Флоренции Франческо Забарелла.

В августе Йогайло обещал Собору в Констанце не допускать распространения ереси в своём государстве, благодарил за помощь в крещении жямайтов, а также просил направить священников для обращения русских схизматиков в католичество. В ответ Собор поблагодарил его и Витовта за их усердие в преследовании еретиков и обращении неверных, а также за стремление к миру с Орденом. Тогда же синод Собора признал Самогитию за Римской империей и разрешил иметь в ней епископа и священников.

В том же месяце в Самогитию прибыли миссионеры, а осенью – епископ Вильни Пётр из Кустыни со своими священниками. По повелению короля они основали в Меднике кафедральный собор в честь святых мучеников Александра, Феодора и Эвантия, а в Эрогале, Видукле, Кальтинянах и Лубниках (Луоке) – приходские костёлы, назначив им содержание.

С 13 по 15 октября, благодаря магистру Ливонии, король, Витовт и Михаэль Кёхмайстер с епископом Помезании, бургомистрами больших городов, прелатами и рыцарями съехались в Велюне. Предъявив друг другу претензии, они не договорились. Йогайло опять требовал Самогитию. Витовт же дружески решил вопрос границ с магистром Ливонии. Всё же, 2 ноября в Вильне король продлил перемирие, хотя и жаловался Собору в Констанце и Сигисмунду на верховного магистра.

2 января 1417 года Йогайло сообщил Собору в Констанце, что крещено 2000 бояр и шляхтичей Самогитии.

В начале того же года послы Ордена напомнили Витовту, чтобы он вернул 300000 флоринов, за которые ему была отдана в залог Самогития. Он ответил, что заложил и не отнимает её, а денег у него нет. Но, быстро собрав деньги, отослал их. И рыцари после этого оставили Самогитию в покое.

Вскоре Витовт заложил костёл святого Петра в Меднике, основал там же епископство и послал ещё одну делегацию в Констанц, чтобы папа утвердил новое епископство. Тогда же он назначил каноников и, окрестив всю землю жямайтов до Нерге, поставил костёлы в Кражове, Расейне и Велюне. Тем временем послы Витовта бояре Гедиголд и сын Надобы Георгий Болимин, а также лях Николай Сепинский призвали делегатов Собора в Констанце запретить Ордену нападать на жямайтов и утвердить епископство в Самогитии. Король Сигисмунд поздравил Йогайло и Витовта с крещением жямайтов, сравнив их деяние со свершением Константина Великого.

В августе в сопровождении Витовта в Самогитию вернулись участники Собора в Констанц­е. Они избрали епископом Самогитии немца каноника Матфея из Трок. Он был магистром теологии, уроженцем Вильни и знал язык литвы и жямайтов.

25 августа Йогайло и Витовт сообщили Собору в Констанце, что попы, не желая вторично креститься, противятся унии с католичеством.

24 октября епископы Львова – Йоханн Жешувский и Вильни – Пётр рукоположили Матфея в епископы Самогитии. Витовт на­значил ему кафедральный собор в Меднике и ренту деньгами и натурой.

25 апреля 1418 года в Бересте Йогайло и Витовт продлили с Михаэлем Кёхмайстером перемирие на год с 20 июля, а тот жаловался Витовту на грабежи жямайтов.

13 мая того же года в Констанце папа Мартин V установил перемирие на один год с 20 июля между Орденом, королём Полонии Владиславом и герцогом Литвы Витовтом. А также утвердил Йогайло викарием Римской Церкви в Полонии и Литве, а Витовта – в Пскове, Новгороде, Самогитии и Дерпте для их обращения в католичество и объединения Церквей.

В июле жямайты восстали против Витовта и требовали от короля дать им вместо него Светригайло. Они прогнали своего епископа и священников и сожгли их костёлы. В августе Витовт и староста Кесгайло жестоко подавили мятеж жямайтов, убив их вождя и 59 зачинщиков. 10 августа верховный магистр благодарил его за наказание виновных в грабежах жямайтов.

29 сентября Витовт снова позволил строить костёл в Велюне.

С 13 по 22 октября на встрече в Велюне Михаэль Кёхмайстер, магистр в немецких землях и магистр Ливонии требовали от Йогайло и Витовта вернуть Ордену Самогитию, а также возместить причинённый четыре года назад ущерб.Стороны решили взять вечный мир и вынести споры на суд 12 представителей во главе с папой. Витовт уже направил к верховному магистру своего писаря для составления текста мира, уточнения границ Самогитии и других земель, и они договорились подписать его к 16 ноября.

5 февраля 1419 года высший маршал сообщил Михаэлю Кёхмайстеру, что жямайты просят, чтобы рыцари помогли им изгнать 140 людей Витовта и хотят иметь Светригайло своим господином.

В начале мая того же года в Гневкове послы Витовта потребовали от легата папы передачи замка Мемель Самогитии. Получив отказ Ордена, 29 июня войско Полонии и Литвы направилось в Добрын к границе. Тогда же войско рыцарей, гостей и наёмных солдат наводило большой мост через Вислу у Нессова. Они уже стояли друг против друга, но король Сигисмунд, легат Бартоломео Капра и послы короля Англии настояли на мире.

6 января 1420 года в Бреслове при многих свидетелях король Сигисмунд объявил решение по миру между Орденом, Полонией и Литвой. Стороны должны соблюдать условия мира в Торуне, христианскую дружбу, прежние границы, в 3 месяца освободить всех заключенных и сохранять свободу передвижения и торговли. Ордену принадлежат право на Самогитию. Жямайты остаются у Йогайло и Витовта на время их жизни. Доходы от них присуждаются Ордену. Ни Йогайло, ни Витовт не могут строить замки и города в Самогитии. Все спорные вопросы решает Сигисмунд. За нарушение правил грозил штраф в 10000 марок серебра.

11 марта того же года Витовт в письме Сигисмунду, говоря о его расположении к Ордену и несправедливости, настаивал на отмене приговора и признании за ним Самогитии. Она – его наследство от предков и дедов, которым он ныне владеет. Самогития едина с Литвой, там тот же язык и те же люди. Издревле называя себя литвой, жямайты свою землю именуют нижней, а Литву – «Аукстоте», то есть высокой. И так как это – одна земля, то она и доходы с неё должны навечно принадлежать Литве. Рыцари же – пришельцы из Германии и решение не должно наносить ущерб исконным владельцам.

В апреле Йогайло послал к королю Сигисмунду своего секретаря Збигнева из Олесницы, а Витовт – Николая Цибулку с просьбой изменить приговор о границе и о доходах с жямайтов. Сигисмунд отказал им, говоря, что рыцари потом и кровью приобрели эти земли. С той же жалобой Витовт обратился к папе. Йогайло также направил к Мартину V послов с просьбой отменить решение Сигисмунда. Папа ответил им, что надо быть в мире с Орденом и выполнять вердикт Сигисмунда.

С 8 по 11 сентября на съезде в Велюне Витовт снова требовал отдать ему Самогитию и, ради доброго мира, согласился, что город Мемель остаётся за Орденом.

20 января 1421 года Витовт просил папу посвятить настоятеля церковной коллегии Трок Николая в епископы Жямайтии («Жамайчя») в Меднике вместо Матфея, ставшего епископом Вильни.

31 мая того же года, по просьбе Витовта, папа велел архиепископу Риги с епископами Ливонии и Пруссии не притеснять новообращённую литву, жямайтов и перешедших в католичество схизматиков. Их жалобы и обиды должны рассматривать архиепископ Апулии (Puglia в Италии) и епископы Вильни и Медника.

22 июня Витовт пожаловал привилегии, земли и крестьян епископу и священникам Самогитии.

11 сентября папа послал буллу жямайтам, в которой радовался их обращению, за которое они должны благодарить Йогайло и Витовта и брал их под своё покровительство.

27 сентября 1422 года в лагере короля у озера Мёллен (Мельно, Mielno в 18 км юго-восточнее Грудзёнца) по вечному миру с Йогайло, Витовтом и его братом Сигисмундом, верховный магистр (1422 – 1441) Пауль фон Русдорф навечно отказался от Самогитии, дал королю и Витовту Судовию, землю Нессова, Орлово, Мурзино и Нойендоф и обещал вернуть награбленное. Границы отдаваемой Самогитии установили по Мемелю, Наре, Швянте, от её истока (озеро Вайсинис в 6 км юго-восточнее Зарасай) 2 мили (около 14 км) на север, оттуда прямо до места в 1 миле севернее истока Юры, по Юре до Мемеля, везде граница лежит в 2 милях слева. Это же касалось замка Мемель, обжалованной Глаупеды в Самогитии с землёй на 3 мили слева от залива и Мемеля до Юры. Все другие части отдавались Ливонии. Рыцари обязались разрушить Нессов. Восстанавливались свобода торговли и выдача беглецов. Подданные нарушившего мир государства освобождались от повиновения их государю.

Перед 1 ноября Светригайло с жямайтами нанёс вред замку Мемель.

В 1424 году в Литве и у немцев начался мор.

31 мая 1426 года Витовт заявил послу Ордена комтуру Бальги Йосту фон Штрупперг, что если ляхи в 4 дня не привезут положительного ответа о Любиче, то он подарит Ордену Палангу. Йогайло ответил тогда Витовту, что если он отдаст Палангу, то будут плакать Литва, жямайты и он.

В том же году в Литве и у немцев перестал мор.

26 сентября 1427 года Витовт уточнил рыцарям границу Литвы в земле жямайтов по Мемелю, заливу, морю, и от Свентаа (река Швянтойи на северо-западе Литвы) вверх к Винде (Вента) и далее – на восток в 19 литовских милях (147,76 км) от Мемеля. Их восточный рубеж начинался в 3 милях ниже Велюни и шёл мимо камня Рода до Родды (Рауда в 15 км западнее Даугавпилса).

До наших дней.

2 декабря 1432 года сын Кейстута князь Стародуба Жигимонт смелой атакой меньших сил литвы и жямайтов разбил у Ошмяны войско герцога Светригайло из 40 тысяч воинов Полоцка, Смоленска, Мстиславля, Киева, Волыни, Москвы, Рязани, Твери, Ливонии и некоторых литовских вельмож. Из них 10 тысяч погибли, а 4 тысячи были пленены.

В конце августа 1434 года 3 отряда ливонцев вторглись в землю жямайтов Опит (междуречье Венты, Рингувы, Дубисы и Шоны), где почти все были истреблены в засадах в лесах.

В начале 1441 года жямайты избрали своим князем сына Жигимонта Михаила Довмонта. Весной того же года сын Йогайло великий герцог Литвы Казимир пришёл с войском к Невязи, где по совету воеводы Трок Иоанна Гоштовта предложил жямайтам Контовта вместо Довмонта, и те с удовольствием согласились.

До 1515 года была написана латиницей молитва на “дзукийском” диалекте литовского языка на последней странице выпущенной в городе Аргентина (Штрасбург) книги «Tractatus sacerdotalis».

В 1522 году в Вильне вышла первая в Литве книга на русском языке «Малая подорожная книжица» Франциска Скорины.

В 1547 году в Кёнигсберге («Karaliavczvs») издана первая книга на языке жямайтов «Catechizmvsa praſty Szadei, Makſlas ſkaitima raſchta yr gieſmes del krikſczianiſtes bei del berneliu iaunu nauiey ſugulditas» – «Простые слова катехизиса, наука чтения, письма и песни по христианству и для молодых парней заново сложенный» Мартинуса Мосвидиуса в которой приведён алфавит из 23 больших и 25 малых букв.

4 июля 1569 года король Полонии и великий герцог Литвы Сигизмунд II Аугуст ратифицировал принятую 1 июля того же года в Люблине на общем сейме Полонии и Литвы унию Королевства Польского и Великого герцогства Литовского в республику Речь Посполита (польск. Rzeczpospolita – «Общее дело» от лат. Res publica).

В 1595 году в Вильнe напечатана первая в Литве книга на литовском языке «Kathechismas arba mokslas kiekwienam krikszczioniɪ priwalvs» – «Катехизис или наука каждому христианину необходимая», которую перевёл с польского языка Микалоюс Даукша.

7 августа 1625 года король Швеции Густав II Адольф с 8-тысячным корпусом осадил Бирже (Биржай). Спустя месяц гарнизон сдался, шведы захватили 60 пушек и разрушили замок.

В 1629 году в Жямайтии, Ливонии и Пруссии был сильный мор.

31 января 1656 года шведский генерал-лейтенант Магнус Габриэл Де ля Гарди со 2-й армией выступил из Пруссии в Самогитию и расположился в гарнизоне Санкт Ровле. Шведы обложили жямайтов налогами и жестоко карали возмущённых бояр и крестьян, расстреляв многих мужчин и спалив в большом доме почти 500 женщин и детей. Уже в апреле жямайты взялись за оружие и изгнали захватчиков.

24 января 1657 года Магнус Габриэль Де ля Гарди занял без боя Бирже, после чего шведы сожгли замок и город.

В октябре того же года польный гетман литовский Винцентий Корвин-Гонсевский с дивизией в 5000 человек вторгся из Жямайтии в Ливонию, взял Кирххольм (Саласпилс) и осадил Ригу.

18 мая 1659 года литовская дивизия Самуэля Александра Коморовского разбила у городка Скуды (Скуодас) в Курляндии войско фельдмаршала Швеции Роберта Дугласа.

20 августа того же года посланный генерал-губернатором Пруссии Богуславом Радзивиллом полк драгун освободил Бирже.

В 1695 году датский дипломат Эберхард Исбрант Идес писал, что якуты, живущие по Лене у Якутска и Амги, как в Индии сжигают покойных на кострах вместе с жёнами.

14 сентября 1704 года Уппландский пехотный полк генерал-майора Адама Людвига графа Левенхаупт взял Бирже, после чего шведы взорвали дворец и здания замка.

В 17091710 годах в Жямайтии, Ливонии, Пруссии и Литве свирепствовала чума.

В 1750 году в тех же краях был сильный мор.

22 сентября 1772 года Россия, Пруссия и Австрия ратифицировали конвенцию, по которой Россия получила захваченные ею земли Литвы до Западной Двины, Друти и Днепра вместе с Гомелем, Могилёвым, Мстиславлем, Полоцком и Витебском, а Австрия – большую часть Червонной Руси с Львовом и Галичем.

23 января 1793 года Россия и Пруссия подписали конвенцию, по которой Россия получила захваченные ею земли Литвы до линии от поселения Друя, находящегося на оконечности Семигаллии на левом берегу Двины через Нароч и Дубраву, по границе Виленского воеводства через Столпегу, Несвиж, Пинск, Кунев (село в Хмельницкой обл.), между Вышгородом и Новогробли близ границы Галиции, и по Днестру до Егорлыка (Ягорлык) вместе с Минском, Слуцком и Пинском, а также Подольем и Волынью.

24 октября 1795 году Россия, Пруссия и Австрия подписали конвенцию, по которой Россия получила захваченные ею земли Литвы до названной в декларации от 3 января того же года между Россией и Австрией границы между Волынией и Галицией до Буга, по нему до Брест-Литовска и до границы одноимённого воеводства и Подляхии, затем границами воеводств Брестского и Новгородского (Навагрудак) до Гродно, откуда вниз по Неману и по прежней границе с Пруссией до Полангена (Паланги), вместе с Вильно (Вильнюс) и Гродно, а также западом Волыни, герцогствами Самогития, Курляндия и Семигаллия.

С этого времени по 15 марта 1917 год титулы правителей России: «император и самодержец Всероссийский … великий князь Литовский … князь Самогитский … государь и великий князь Полотский, Витебский, Мстиславский».

14 декабря того же года указом императрицы Екатерины II образована Виленская губерния, включавшая Браславский, Ковенский, Ошмянский, Россиенский, Шавельский, Тельшевский, Трокский, Упитский, Виленский, Вилькомирский и Завилейский уезды.

23 июня 1812 года Великая армия императора Франции Наполеона Бонапарта начала переправу через Неман у Ковно и движение на Москву. На другой день в Тильзите Неман пересёк 10-й корпус маршала Этьена Макдональда и направился к Мемелю и далее – на Ригу.

14 декабря того же года остатки французской армии перешли через Неман у Ковно в Великое Варшавское герцогство.

26 декабря 7-я пехотная дивизия генерала Шарля Луи Гранжана из состава 10-го корпуса перешла через Неман и взяла занятый конным отрядом генерал-адьютанта Павла Голенищева-Кутузова Тильзит.

13 марта 1819 году указом императора Александра I местечко Поланген (Паланга) передано Гробинскому уезду Курляндской губернии.

29 ноября 1830 года в Варшаве подпоручик Пётр Высоцкий начал восстание за свободу Речи Посполитой.

В марте 1831 года в армии восставших было 18272 кавалериста, 57924 солдата, 3 тысячи волонтёров и 158 орудий.

25 марта того же года шляхта во главе с Бенедиктом Доброславом Калиновским взяла Россиены (Расейняй).

Через 3 дня 1500 повстанцев захватили Шавли (Шауляй).

К концу марта восстание охватило Тельши (Тяльшяй) и Шавли в Самогитии, Браслав, Дисну, Ковно, Ошмяны, Уцяны (Утяна) и Вилейский уезд в Литве, а также Волынь и Подолье.

В апреле повстанцы захватили всю Самогитию.

15 апреля отряд из 200 человек, в котором были солдаты из Либавы (Лиепая) и таможенники из Юрбурга (Юрбаркас) взял Поланген, 2 пушки и убил многих мятежников.

22 апреля восставшие штурмовали Мариямполе, где было три с половиной пехотных полка и 256 казаков. 300 повстанцев погибло, многие утонули в Шешупе (Шяшупе), ещё 1170 схватили.

К концу мая сопротивление продолжалось только в Поневеже (Панявежис).

2 июня в Литву вступил 12,6-тысячный корпус генерал-майора Антония Гиелгуда. К нему примкнули малый корпус полковника Дезидерия Адама Хлаповского и отряды повстанцев, насчитывавшие 12 тысяч офицеров, шляхтичей, учащихся, мещан, солдат и крестьян. Генерал-фельдмаршал граф Фабиан фон дер Остен-Сакен отступил к Вильне, где численность русских войск по прибытии подкреплений также дошла до 24 тысяч.

19 июня у Вильно Гиелгуд атаковал русских и, потеряв около 2 тысяч своих, ушёл в Пруссию. Лишь отряд капитана Хенрика Дембинского из 3800 человек отступил к Гродно.

В августе русские войска подавили сопротивление в Литве.

В сентябре армия повстанцев насчитывала 80821 человек.

21 октября восстание было подавлено. Тысячи его участников бежали с семьями за границу, тысячи были сосланы в восточные губернии России или забраны в солдаты.

Согласно указа императора Николая I от 15 апреля принимавших участие в восстании шляхтичей судили и лишили поместий.

К концу 1832 года в Литве закрыли 206 монастырей.

До 1837 года только в Литве конфисковали 115 поместий с 38544 мужиками.

18 декабря 1842 года указом императора Николая I из Ковенского, Поневежского, Шавельского, Тельшевского, Вилькомирского, Россиенского и Новоалександровского уездов Виленской губернии образована Ковенская губерния.

22 января 1863 года отряды Стефана Бобровского напали на гарнизоны русских войск в Плоцке, Кельцах, Лукове, Курове, Ломазах и Россоше.

В феврале повстанцы появились в Виленской губернии, а в первой половине марта – в Ковенской. Между тем, к 60-тысячам русских войск Виленского округа прибыли подкрепления.

26 апреля у деревни Гудишки Вилькомирского уезда отряд генерал лейтенанта Николая Гонецкого из пяти с половиной рот, эскадрона и 120 казаков обратил в бегство 1,5 тысячи человек капитана Сигизмунда Сераковского. На другой день у деревни Ворсконишки мятежники снова бежали, а раненый Сераковский с 120 своими был схвачен и 27 июня казнён в Вильно.

Повстанцы убивали русских помещиков, попов и тех, кто не поддерживал мятеж.

Русские военные отряды преследовали повстанцев до их уничтожения, а уличённых в их поддержке помещиков и деревни штрафовали. Польских помещиков обложили 10% сбором с доходов, русских – 1,5%. В первый год это дало 2,6 миллиона рублей. На содержание сельской стражи и караулов на дорогах со шляхты взыскали 800 тысяч рублей, с католических священников для их же высылки – ещё 68 тысяч. Для избежания засад на 50 сажен от дорог вырубили деревья, которые отдали рубщикам.

В Ковенской губернии мятеж был подавлен в ноябре.

С 13 мая по 29 апреля 1865 года при Виленском генерал-губернаторе Михаиле Муравьёве казнено 128 человек, до 12,5 тысяч отправлено в ссылку и арестантские роты, ещё 800 – на каторгу. Многие повстанцы выехали за границу.

В 1864 году Михаил Муравьёв запретил печатать буквари латиницей.

После 20 января 1865 года он запретил печатание латиницей, а 6 сентября генерал-губернатор Северо-Западного края Константин фон Кауфман распространил этот запрет на Гродненскую, Ковенскую, Минскую, Могилёвскую, Виленскую и Витебскую губернии.

По XX век в области Абруццо, что в центре Италии почитали ужей.

7 мая 1904 года Комитет министров Российской империи разрешил литовскую печать латиницей.

В конце августа 1914 года войска Германии заняли Самогитию с городами Шавли и Поневеж, но уже 28 сентября русская армия выбила германские части за её пределы.

23 марта 1915 года немецкие войска вошли в Палангу.

21 июля того же года 10-я армия Германии генерал-полковника Херманна фон Айххорна взяла Шавли, 6 дней спустя – Поневеж, 18 августа Ковно, 18 сентября – Вильно, а к концу ноября – почти всю территорию Виленской и Ковенской губерний.

16 февраля 1918 года в Вильне Совет Лиетувы подписал акт о провозглашении восстановления независимого государства Лиетува со столицей в Вильнюсе. Её территория включала Виленскую и Ковенскую губернии.

25 марта того же года в Минске Рада Белорусской Народной Республики провозгласила независимую Белорусскую Народную Республику. Её территория включала Минскую, Могилёвскую и Витебскую губернии.

11 июля Совет Лиетувы избрал генерала кавалерии герцога Вильхельма II фон Урах графа фон Вюрттемберг королём Лиетувы Миндове II.

2 ноября Совет Лиетувы отменил это избрание.

16 декабря в Двинске (Даугавпилс) Временное революционное рабоче-крестьянское правительство Литвы опубликовало манифест о создании Литовской Советской Республики.

31 декабря немецкие части оставили Вильнюс.

1 января 1919 года в Смоленске был обнародован «Манифест Временного рабоче-крестьянского правительства Беларуси» о провозглашении Белорусской ССР.

В тот же день польские части генерала Владислава Вейтко заняли Вильнюс.

2 января, с переездом из Вильнюса временного правительства, столицей Лиетувы стал Каунас.

Через два дня Вильно взяла 1-я армия Красной Армии РСФСР Гайка Бжишкяна, после чего на территории Виленской губернии существовала Литовская Советская Республика.

27 февраля в Вильне объединённое заседание центральных исполнительных комитетов Литовской СР и Белорусской ССР провозгласило образование Литовско-Белорусской ССР на территории Виленской, Гродненской, Ковенской, Минской и Сувалковской губерний.

19 апреля польская кавалерия Литовско-Белорусского фронта генерал-лейтенанта Станислава Шептицкого взяла Вильно.

26 июля Западная добровольческая армия полковника Павла Бермондта захватила Куршенай.

В октябре его армия заняла запад Самогитии, Шяуляй, Биржай и Радвилишкис, в ноябре Паланга была передана Курляндской губернии, а 15 декабря последние части Бермондта покинули Литву и ушли в Германию.

15 июля 1920 года 3-й кавалерийский корпус Красной Армии Гайка Бжишкяна занял Вильно.

9 октября того же года 1-я Литовская-белорусская дивизия генерала брони Люциана Мечислава Желиговского взяла Вильно, где через два дня он образовал Срединную Литву на востоке Виленской губернии по линии западнее железной дороги Двинск – Гродно на землях Ошмянского, Свенцянского и Виленского поветов (районов) и трёх гмин (волостей) Трокского повета.

8 января 1922 года жители Срединной Литвы избрали сейм, который 22 февраля постановил, что Виленский край является частью Польской Республики.

15 января 1923 года 1090 военных под руководством премьер-министра Лиетувы Эрнестаса Галванаускаса захватили Мемель, который защищали 250 французских солдат, 350 полицейских и 300 добровольцев. Убито 12 военных, 2 француза и полицейский. Мемель был переименован в Клайпеду.

30 марта Латвия вернула Лиетуве Палангу и Швянтойи.

В том же году в Каунасе издана учебная карта Лиетувы, на которой в междуречье Немана и Швянтойи (восточной) впервые большими буквами нанесено слово аукштайчяй (Aukštaičiai – «верхние»), а между Минией и Шяркшне – скромное жямайчяй (Žemaičiai – «нижние»). Нововведение “аукштайчяй” для жителей северо-восточной трети Лиетувы до сих пор не устоялось и вызывает серьёзные споры, так как ещё в 1845 году жямайтийский историк Шимон Довконт писал, что они называют себя “калненай” – горцами или “аукштеяй” – ставшими выше. А слово “жямайчяй” не совпадает с самоназванием «жямайтя» (žemaitee).

В последующие годы в Лиетуве внедрялись такие названия, как: айсчяй, сувалки, дзуки, йотвинги и Малая Лиетува. Айсчяй (aisčiai) – безграмотное искажение названия племени эстиев (aesti). Сувалкия – название Сувалкской губернии России, существовавшей с 1867 по 1917 год. Дзуками поляки, произносившие латинское ducis как дзуки, называли подданных герцога (ducis) Литвы. Йотвинги – искажение названия ятвягов, которое “приблизили” к мифическим йотунам. Некоторые, приняв всерьёз шутку Симона Грунау, называют Малой Лиетувой бывшую Пруссию. С таким же успехом Малой Лиетувой можно назвать и другие страны, где проживают литовцы. От этого ни одна из них не стала Лиетувой.

22 марта 1939 года в Берлине подписан договор о возвращении Лиетувой Мемеля, иначе – Клайпеды с его областью Германии.

23 августа того же года председатель Совета народных комиссаров и народный комиссар иностранных дел СССР Вячеслав Молотов и министр иностранных дел Германии Ульрих Йоахим фон Риббентроп подписали в Москве договор о ненападении и секретный протокол, по которому северная граница Литвы являлась границей сфер интересов Германии и СССР. При этом признавались интересы Литвы по отношению Виленской области.

18 сентября 3-я армия комкора Василия Кузнецова и 11-я армия комдива Никифора Медведева Белорусского фронта Красной Армии взяли Вильно.

28 сентября в Москве Молотов и Риббентроп подписали договор «О дружбе и границе» и секретный протокол, по которому Литва отошла в сферу влияния СССР, а Люблинское и Варшавское воеводство к востоку от Вислы отошли Германии.

10 октября Молотов и министр иностранных дел Лиетувы Юозас Урбшис подписали в Москве договор на 15 лет по которому СССР вернула Литовской Республике Вильно и Виленскую область с правом СССР держать в Литовской Республике ограниченное количество вооружённых сил.

С ноября по декабрь 16-й стрелковый корпус, 10-й истребительный и 31 скоростной бомбардировочный авиаполки разместили в Новой Вильне, Алитусе, Приенай и Гайжюнай.

14 июня 1940 года Молотов предъявил ультиматум правительству Литовской республики о провокациях против советского гарнизона в Литве с требованием немедленно сформировать способное обеспечить честное проведение в жизнь договора о взаимопомощи правительство и пропустить на территорию Литвы дополнительные воинские части.

На другой день 3-я и 11-я армии вошли в Литву.

Президент Литвы (4.4.1919 – 19.6.1920, 19.12.1926 – 15.6.1940) Антанас Сметона настаивал на сопротивлении, но получив отказ командующего армии Литвы дивизионного генерала Винцаса Виткаускаса, бежал в ночь на 16 июня в Германию.

17 июня в Литве сформировали правительство во главе с Винцасом Креве-Мицкявичюсом, а Юстас Палецкис начал исполнять обязанности президента.

21 июля выбранный за неделю перед тем из коммунистов и их пособников Народный сейм Литвы единогласно провозгласил образование Литовской ССР, и уже 3 августа Верховный Совет СССР включил её в состав СССР.

С 14 по 17 июня 1941 года из Литвы в лагеря Казахской ССР, Коми АССР, Красноярского края, Архангельской, Вологодской и Горьковской областей высланы на сроки от 5 до 25 лет 4663 арестованных и 12832 ссыльных из министров, офицеров, членов партий, журналистов, учёных и учителей.

15 июня за один год в Литве арестовали 6606 человек, из них 3565 выслали в тюрьмы и лагеря.

К 17 июня в ходе репрессий «антисоветских, уголовных и социально опасных элементов» только народный комиссариат внутренних дел СССР арестовал в Литве 5664 человека и 10187 выселил на 20 лет в Казахскую ССР, Коми АССР, Алтайский край, Новосибирскую и Гурьевскую области, причём уголовников – в «лесные исправительно-трудовые лагеря».

Более половины из них погибло и около 1/3 через многие годы вернулось в Литву.

С 22 по 29 июня того же года группа армий «Север» Германии генерал-фельдмаршала Вильхельма Йозефа фон Лееб захватила Литовскую ССР.

С 24 июня полицейские группы вступления и подразделения местных наёмников начали аресты и массовые убийства евреев. С 2 июля по 25 ноября 3-я команда вступления уничтожила: 46403 мужчины, 55556 женщин и 34464 ребёнка евреев, 1064 коммуниста, 653 психически больных и 134 прочих.

С июля по 20 октября 1944 года 1-й Прибалтийский фронт генерала армии Ованеса Баграмяна и 3-й Белорусский фронт генерал-полковника Ивана Черняховского изгнали группу армий «Север» генерал-полковника Фердинанда Шёрнера из Литовской ССР.

Всего за время войны в Литве погибло до 206 тысяч евреев.

7 июля того же года в Шяуляе бригадный генерал Мотиеюс Пячюлёнис начал организацию сопротивления оккупации.

С октября 1947 года министерство государственной безопасности СССР начало массовые депортации в Сибирь родственников и сочувствующих партизанам Литвы.

В 1948 году по этой «статье» в Сибирь сослали 44 тысячи человек.

В 1949 году таких было ещё 33,5 тысячи.

Ещё около 150 тысяч литовских «кулаков» выслали в Сибирь, Казахскую ССР и другие отдалённые области СССР. К ним относили не только зажиточных крестьян и тех, кто не хотел вступать в колхозы, но и противников власти, бывших полицейских и офицеров, крупных землевладельцев, предпринимателей, арендодателей помещений, имеющих нетрудовые доходы людей, репатриантов и активистов религиозных общин. Их лишали имущества и выселяли с семьями.

В 1950 году в Литовской ССР жило 2573 тысяч человек, а в 1940 году – 2925 тысяч.

По 1954 год партизаны Лиетувы активно сопротивлялись Советской власти, по данным МГБ СССР за этот год их количество сократилось с 142 до 51.

6 июля 1965 года погиб последний партизан Жямайтии Пранас Кончюс. Всего с 1944 года в Лиетуве погиб 20101 партизан.

11 марта 1990 года Верховный Совет Республики Лиетува провозгласил восстановление независимости Лиетувы.

10 января 1991 года президент СССР Михаил Горбачев потребовал от Верховного Совета Литовской ССР «незамедлительно восстановить в полном объеме действие Конституции СССР и Конституции Литовской ССР, и отменить ранее принятые антиконституционные акты».

На следующий день десантники 7-й дивизии СССР заняли Дом Печати и департамент охраны края в Вильнюсе, телеузел в Нямянчине, и некоторые здания в Каунасе, Алитусе и Шяуляе.

13 января, выполняя приказ Михаила Горбачёва, усиленные танками десантники 7-й дивизии и офицеры группы «А» КГБ СССР захватили телебашню Вильнюса. Погибло 14 человек и офицер группы «А».

19 сентября Белорусская ССР переименована в Республику Беларусь.

31 августа 1993 года Россия вывела последнюю воинскую часть из Лиетувы.

29 марта 2004 года Лиетува стала членом НАТО.

1 мая Лиетува вступила в Европейский союз.

В том же году исследования генов восточных литовцев подтвердили их происхождение из Африки и из северо-востока Азии.

Современные жямайты – ростом выше среднего, светло-русые со светло-голубыми глазами, крупным высоким и узким лицом, удлинённой головой и большим затылком.

Литва («аукштайчяй») – среднего роста, с светло-каштановыми волосами, карими глазами, короткими, сужающимися вниз лицами и прямыми носами. Согласно анализа генофонда она имеет незначительную монголоидность и выраженный кельтский тип в ходе смешения с тюрками и кельтами в бронзовом веке.

Литовский врач Йонас Басанавичюс, живший с 1880 по 1904 год в Болгарии, писал: «Можно наверняка утверждать, что язык народа траков ещё не исчез и живёт в наречиях прусов, литовцев и латышей». «Величайшей и важнейшей работой моей жизни считаю тот труд, если мне удастся навести нерушимые основания в доисторической этнологии о близком родстве и несомненном тождестве траков и сегодняшних литовцев».

ЛИТЕРАТУРА

  1. Acta Praehistorica et Archa № 42. Berlin, 2010.
  2. Alberto Wiivk Koialowicz. Historiae Litvaniae. p. I, Dantisci, 1650, p. II, Antwerpiae, MDCLIXX.
  3. Алексеев А. Древние культуры Якутии. Новосибирск, 1994.
  4. Алексеев М. Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и писателей. XIII-XVII вв. Новосибирск. 2006.
  5. Алиман А. Доисторическая Африка. М., 1960.
  6. Аммиан Марцеллин. История. Вып. 1-3. Киев, 1906-1908.
  7. Английские средневековые источники IX-XIII вв. М., 1979.
  8. Арабские источники о тюрках в раннее средневековье. Баку, 1993.
  9. Археологическое наследие Тюменской области. Новосибирск, 1995.
  10. Археологическое памятники Якутии. М., 1983.
  11. Археология Прикарпатья, Волыни и Закарпатья. Киев, 1990.
  12. Археология Украинской ССР. Т. I, Киев, 1985 Т. II, III, Киев, 1986.
  13. Археология зарубежной Азии. М., 1986.
  14. Balthasar Rüssouw. Chronica der Provintz Lyffland. Rostock, MDLXXVIII.
  15. Basanavičius J. Rinktiniai raštai. Vilnius, 1970.
  16. British state Papers, Vol. XXXVIII p. 495, Copenhagen, May 8 1656.
  17. Bruns F. Hansische Handelsstrassen. Weimar, 1967.
  18. Буданова В. Варварский мир эпохи Великого переселения народов. М., 2000.
  19. Чекишева Т. Динамика антропологической дифференциации населения юга Западной Сибири в эпохи неолита – раннего железного века. Новосибирск, 2010.
  20. Caspar Schütz. Historia Rerum Prussicarum. Dantzig, MDXCIX.
  21. Claudii Ptolemaei. Geographia. T. I, II, Lipsiae, 1843, 1845.
  22. Cornelii Taciti. De origine et situ Germanorum. Lipsiae, 1878.
  23. Денисова Р. Антропология древних балтов. Рига, 1975.
  24. Diodurus Siculus. Bibliotheca Historica. Vol. 1 – 5 Lipsiae, 1888, 1890, 1893, 1906, 1906.
  25. Домокош Варга. Древний Восток. Будапешт, 1979.
  26. Древности Белоруссии. Минск, 1966.
  27. Древности Белоруссии. Минск, 1969.
  28. Дионисий Галикарнасский. Римские древности. Т. I – III, М., 2005.
  29. Джаксон Т. Исландские королевские саги о Восточной Европе. М., 1994.
  30. Эгейское искусство. М., 1972.
  31. Эртюков В. Усть-мильская культура эпохи бронзы Якутии. М., 1990.
  32. Финно-угры и балты в эпоху средневековья. М., 1987.
  33. Галл Аноним. Хроника или деяния князей или правителей польских. М., 1961.
  34. Геродот. История. М., 1999.
  35. Гомер. Илиада. Одиссея. М., 1967.
  36. Heinricus de Lettis. Chronicon Livonicum vetus continens res gestus trium primorum episcoporum. Lipsiae, MDCCXL.
  37. Hermanni de Wartberge Chronicon Livoniae. Leipzig, 1863.
  38. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. М., 1986.
  39. История и культура Древней Индии. М., 1990.
  40. Историки эпохи каролингов. М., 1999.
  41. Изборник. М., 1969.
  42. Jordanis. De origine actibusque Getarum. Freiburg, 1882.
  43. Caii Plinii Secundi.Naturalis historiae.T. I. Roterodami, 1669.
  44. Калевала. СПб., 1888.
  45. Калевипоэг. Таллин, 1979.
  46. Кларк Дж. Доисторическая Африка. М., 1977.
  47. Claudii Ptolemaei Geographia. T. II, III. Lipsiae, 1845.
  48. Косарев М. Бронзовый век Западной Сибири. М., 1981.
  49. Крупнов Е. Древняя история Северного Кавказа. М., 1960.
  50. Кулаков В., Седов В. Древности пруссов VI – XIII вв. М., 1990.
  51. Codex Argentus. Uppsala, 1927.
  52. Kulikauskas P. Užnemunės piliakalniai I – XIII amžiuje. Vilnius, 1982.
  53. Kultūros paminklų enciklopedija. Rytų Lietuva I, II, Vilnius, 1996, 1998.
  54. Квинт Курций Руф. История Александра Македонского. М., 1963.
  55. Латиноязычные источники по истории Древней Руси. М.-Л., 1989
  56. Летопись византийца Феофана от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта. М., 1884.
  57. Lietuvos archeologija. Т. 3, Vilnius, 1984.
  58. Lietuvos archeologija. Т. 8, Vilnius, 1992.
  59. Lietuvos archeologija. Т. 14, Vilnius, 1996.
  60. Marshall J. Mohenjo-Daro and the Indus civilization. London, 1931.
  61. Массон В. История Афганистана. Т. I, М., 1964.
  62. Массон В. Первые цивилизации. Л., 1989.
  63. Матэрыялы па археалогii Беларусi. Вып. 19, Мiнск, 2010.
  64. Мелюкова А. Скифия и фракийский мир. М., 1979.
  65. Митрофанов А. Железный век средней Белоруссии. Минск, 1978.
  66. Молодин В. Бараба в эпоху бронзы. Новосибирск, 1985.
  67. Молодин В., Елушков И. Самусьская культура в Верхнем Приобье. Новосибирск, 1989.
  68. Монгайт А. Археология Западной Европы. Т. I, II, М., 1973, 1974.
  69. Monumenta Germaniae Historica. Bd. III, Hannover, 1839.
  70. Monumenta Germaniae Historica. Bd. XIX, Hannover, 1866.
  71. Olechnowicz W. Charakterystyka antropologiczna Litwinów z okolic m. Olity. Kraków, 1895.
  72. Очерки по археологии Белоруссии. Ч. 1, Минск, 1970.
  73. Павел Орозий. История против язычников. Т. I – III, СПб., 2001, 2002, 2003.
  74. Пендлбери Д. Археология Крита. М., 1950.
  75. Petri de Dusburg. Ordinis Teutonici Sacerdotis, Chronicon Prussiae. Francofurti-Lipsiae, 1679.
  76. Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Т. I – III, М., 1961, 1963, 1964.
  77. Поболь Л. Археологические памятники Белоруссии: Железный век. Минск, 1983.
  78. Полибий. Всеобщая история. Т. I, СПб., 1994.
  79. Полное собрание русских летописей.
  80. Прокопий из Кесарии. Война с готами. М., 1950.
  81. Прокопий Кесарийский. История войн римлян. Т. I – III, СПб., 1876, 1880, 1881.
  82. Recent studies in Indian archaeology. New Delhi, 2002.
  83. Rimbertus. Vita sancti Anskarii, a Rimberto et alio discipulo Anskarii conscripta. Hannoverae, 1829.
  84. Рейтенфельс Я. Сказания светлейшему герцогу Тосканскому Козьме III о Московии. М., 1906.
  85. Российская археология. №1, М., 2000.
  86. Российская археология. №2, М., 2001.
  87. Saxonis Grammatici. Gesta Danorvm. Strassburg, 1886.
  88. Scriptores rerum Germanicarum in usum scholarum separatim editi 72: Annales Quedlinburgenses. Hannover, 2004.
  89. Scriptores rerum Livonicarum. Bd. I, II, Riga-Leipzig, 1853, 1848.
  90. Scriptores rerum Prussicarum. Bd. I – V, Leipzig, 1861, 1863, 1866, 1870, 1874.
  91. Шадыро В. Белорусско-литовско-латышское порубежье в эпоху железа и раннего средневековья. Минск, 2006.
  92. Смирнов К. Савроматы. М., 1964.
  93. Снорри Стурлусон. Круг Земной. М., 1980.
  94. Свод памятников археологии Калининградской области. Т. IV, Калининград, 2005.
  95. Шноре Э. Асотское городище. М., 2012.
  96. Thietmar von Merseburg. Chronik. Berlin, 1966.
  97. Тит Ливий. История Рима от основания города. Т. I – III, М., 1989, 1991, 1994.
  98. Туаллагов А. Сарматы Северного Кавказа по данным археологов. Владикавказ, 2011.
  99. Творения Св. Дионисия Великаго, епископа Александрийского. Казань, 1900.
  100. Valatka V. Žemaičių žemės tyrinėjimai. K. I. Vilnius, 2004.
  101. Веренич В. Заметки о генетике. Анализ аутосомного генофонда балтийских этносов: эстонцев, латышей, литовцев. Ч. III, Тарту, 2011.
  102. Вестник археологии, антропологии и этнографии. № 3, М., 2012.
  103. Voyages et ambassades de messire Guillbert de Lannoy, 1399-1450. Mons, MDCCCXL.
  104. Žulkus V. Palangos viduramžių gyvenvietės. Klaipėda, 1997.

                                                                               НОВАЯВОРУТА

nauja-voruta-1На холме Шейминишкелю в Аникщай ЗАО „Povilo Gurklio firma“ строит деревянный замок Ворута. Для этого в 2016 году из районного бюджета выделено 160000 евро. В соответствии с историческими источниками в стоявшем на этом холме замке росла будущая королева Морта и, согласно легендам, был убит король Миндаугас с сыновьями. Часть историков считает Воруту важнейшей резиденцией Миндаугаса. http://alkas.lt/2016/05/22/anyksciuose-netrukus-prasides-medines-vorutos-pilies-statybos/

Холм Шейминишкелю находится на окраине Аникщай у речек  Варялис и Волупис. Его 12–15 м высоты площадка имеет 80 м длины и 23–35 м ширины. На юго-восточной стороне насыпан вал высотой в 5 м и 15 м ширины. На противоположной стороне – вал в 2 м высоты и 12 m ширины. Холм с двух сторон около валов имеет рвы, за которыми были укрепления. Западнее находится селище  XIII–XIV веков площадью в 2 га. За ним – кладбище XIII–XVIII веков. На насыпанном 1232 г. холме стоял крепкий деревянный замок, который был перестроен в XIV в. https://lt.wikipedia.org/wiki/%C5%A0eimyni%C5%A1k%C4%97li%C5%B3_piliakalnis http://www.piliakalniai.lt/piliakalnis.php?piliakalnis_id=47

„Деревянный замок Ворута на холме Шейминишкелю станет внушительным и исключительно оглашающим историю Аникщайского края объектом, который может заинтересовать как самих жителей Аникщай, так и гостей города“, – сказал мэр Аникщайского района Кястутис Тубис. Уверены, что стоящий в подлинной среде замок Ворута станет школой познания живой истории Литвы, объектом туризма, развивающим патриотизм и пестующим историческую память края. До ноября следующего года запланировано построить две башни замка и часть забора.  Для этого предусмотрено выделить 308558 евро.  http://www.15min.lt/verslas/naujiena/kvadratinis-metras/nekilnojamasis-turtas/anyksciuose-pradedama-statyti-vorutos-pilis-973-688703

Единственное упоминание города Вороута есть в Ипатьевской летописи (ПСРЛ. т. II, СПб, 1908) на с. 274: „Въ лѣт̑  ҂s҃ ѱ҃ ѯ҃  (6760 = 1.9.1251–31.8.1252 г.)… Миндъвгъ же собралсѧ бѣ и оумысливъ же собѣ не битисѧ с ними полкомъ нъ вниде во град̑ именемь Вороута и въıсла шоурина своего нощь и розгнаша и Роусь и Ӕтвѧзѣ наоутрѣӕ же выѣхаша Нѣмцѣ со самострѣлы и ѣхаша на нѣ Роусь с Половци и стрѣлами и Ӕтвѧзи со сүлицами и гонишасѧ на поли подобнои игрѣ ѿтоуда же вратишасѧ“.

Итак, „Миндовг“, замыслив не биться полком, вошёл в город Вороута. В те времена в полку был воевода и до 3400 ратников. Как они все вместились на маленькой площадке примерно в 2000 м² (80х23–35 м минус площадь стен толщиной 2 м)? Вороута в летописи названа “град”. А кроме того, в летописи нет фантазий о том, что “Ворута” почему-то оказалась в Жемайтии, а также о “Морте”, убийстве “Миндаугаса с сыновьями” и о “важнейшей его резиденции”.

Из этих фактов понятно, что разговоры о “Воруте” в Аникщай, “Миндаугасе” и “Морте” – жалкая ахинея. Город Вороута  была гораздо больше и в другом месте. На самом деле “Миндаугас” был Миндове, а его жена – Марта. Сам же проект деревянного замка напоминает современный концлагерь с амбразурами для пушек крупного калибра. Его авторы даже не удосужились посмотреть, как выглядят средневековые стены, башни и бойницы. Вот и получится школа познания “истории Лиетувы” на откровенных искажениях исторических фактов. И в Аникщяй собираются не только “патриотизм” собираются развивать, но и этим строительством “замка” посмеяться над историей Литвы.

P.S. Из документа 1260 г.: Вороута – город (теперь – городище в Белоруссии) у реки в 28 верстах северо-западнее Городно (ныне – Гродно. По-славянски „вороута“ – ворота). Город 8.4.1228 г. в земле Катбелова поставил Миндове. Вороута имела 6 башен со стеной длиной в 288 сажени на холме высотой 7 сажень, 18 домов, 5 боярских домов, баню и отряд из 5 бояр, 250 ратных и 8 холопов с 8 катапультами. На месте холма Шейминишкелю был городок Заварув, который в 1087 г. в земле литвы Зиксак поставил князь литвы Радуль. В 1260 г. Заварув имел: 3 башни со стеной длиной в 80 саженей на холме высотой 7 сажень, 37 домов, боярский дом, храм, торг, 2 бани, колодезь, темницу, 223 жителя, 5 купцов, 7 славов, 3 судна, 6 лодок и 8 хак (почтовых лошадей). А также отряд из боярина, 75 ратных и 8 холопов с 7 аркбаллистами. Этот замок в 1252–1254, 1259–1260 гг. принадлежал Миндове. Сам король жил в Новгороде (теперь – Навагрудак в Белоруссии).