Witowt (RU)

                                                              Витовт Андрей Хенрик Александр Витольд

                                                                     Юрий Александер Дмитрий Виганд

                                                                     (27.12.1351 Троки – 27.10.1430 Троки) 

Витовт на псковской куне 1382 годаНовый рисунок

Материал из текстов: «Академической летописи», акта Кревского договора 1385 г., «Актов исторических» т. I, СПб., 1841, «Актов, относящихся к истории Западной России» т. I, СПб., 1846, «Актов, собранных в библиотеках и архивах Российской Империи» т. I, СПб., 1836 г., «Ältere Hochmeisterchronik», «Ältere Livländishe Reimschronik», «Анналистических  заметок Тевтонского ордена», «Анналов Прусских походов», анонимного письма магистру 1411 г., «Арундельского манускрипта», «Berner chronik» Diebold Schilling, буллы папы Иоанна XXIII 1412 г., «Chronik» Detmar von Luebeck, «Chronik» Konrad von Bitschin, «Chronik des Konstanzer Konzils 1414-1418» Ulrich von Richental, Augsburg, MСDLXXXIII, «Chronik des Landes Preussen» Johann von Posilge, MCDXX, «Chronica nova Prutenica» Wigand von Marburg, MCD, «Chronica Visbycensis», «Chronicon Livoniae» Hermanni de Wartberge, MCCCLXXVIII, «Codex diplomaticus Lithuaniae», Vratislaviae, 1845, «Codex diplomaticus Poloniae», Varsaviae, t. I, 1847, «Codex diplomaticus Prussicus», Königsberg, 1853, «Cronica conflictus Wladislai Regis Poloniae cum cruciferis anno Christi MCDX», «Die littauischen Wegeberichte», «Dis ist Witoldes sache wedir Jagaln und Skargaln» 1390, «Дополнений к актам историческим» т. I, II СПб., 1846, «Ермолинской летописи», «Евреиновской  летописи», «Geschichte Thorns Aus Urkunden, Dokumenten Und Handschriften: Die Jahre 1531-1840» Julius Wernicke, грамоты от 4 августа 1392 г. в архиве Кракова, «Густынской летописи», «Historiae Litvanae» p. I, Alberto Wiivk Koialowicz, Dantisci, 1650, «Historia Rerum Prussicarum» Caspar Schütz, Lipciae, MDXCIX, «Холмогорской летописи», «Хроники Быховца», «Хроники капитула пражской митрополии», «Хроники Литовской и Жмойтской», «Истории Ордена Тевтонских крестоносцев» Лаврентия фон Блюменау, «Kodex Dyplomatyczny litwy» Wrocław, 1845, «Кошицкого привилея» короля Людовика от 17 сентября 1374 г., «Краткой хроники Баварского анонима», «Летописи Археологического товарищества», «Летописи Авраамки», «Летописца Литвы и хроники Русской», «Летописца великих князей Литовских», «Лимбургской хроники», «Liv-, Est- und Curländisches Urkundenbuch» Reval, 1857, «Lites ac res gestae inter Polonos Ordinemque Cruciferorum» t. II-IV Posnaniae, MDCCCLV, «Liv-, Est- und Curländisches Urkundenbuch», Dorpat, B. III, 1857, B. IV, 1859, Reval, B. V, 1862, Riga, B. VI, 1875, B. VII, 1881, «Львовской  летописи», «Малопольских анналов», «Monumenta Livoniae antiquae» Bd. 1-2, Riga-Leipzig, 1835, «Monumenta medii aevi historica» Cracoviae, t. II, 1876, t. VI, 1882, t. XI, 1888, t. XII, 1891, «Monumenta Poloniae historica» Lemberg, t. I, 1864, t. II, 1872, t. III, 1878, Cracowie, t. IV, 1884, «Меховских анналов», «Никифоровской летописи», «Никоновской летописи», «Новгородской первой летописи», «Новгородской четвёртой летописи», «О мужах выдающихся», «О Ливонии» и «О Литве» Энеа Сильвио Пикколомини, «О Ливонии» компилятора Пия II, «О нравах татар, литовцев и московитян» Михалона Литвина, «Opera omnia» Joannis Dlugossii, «Описания Литвы, Самогитии, Руссии и Московии» Себастиана Мюнстера, «Описания Польского Королевства» Блеза де Виженера, «О Владиславе, короле Польши», «Палатинской хроники», «Памятников древнерусского канонического права» т.VI ч. 1, СПб., 1880 г., печати Витовта 1430 г., писем Йогайло Конраду Цёлльнеру от 6 января 1383 г., королеве Анне и епископу Познани Альберту от 16 июля 1410 г., «Пискарёвского летописца», письма Витовта Ливонскому магистру Александру от 14 апреля 1427 г., «Похвалы о великом князе Витовте», полугрошей Константина Чарторыйского, «Польской хроники» Йоханна из Чарнкова, послания Менгли-Гирея к панам рады Литвы от 1506 г., «Preußische Chronik» Lucas David, Königsberg, Vol. VII, 1815, Vol. VIII, 1817, «Preußische Chronik» Simon Grunau, B. I, Leipzig, 1876, «Preußische Chronik» Stanislaus von Bornbach, Danzig, 1587, «Preußische Urkundenbuch», «Псковских летописей», Псковской куны 1382 г., «Путешествий и посольств» Жильбера де Ланнуа (Gilbert de Lannoy), «Рогожского летописца», «Russisch-Livländische Urkunden» St. Petersburg, 1868, «Сборника Муханова» М., 1856, «Scriptores rerum Prussicarum» Leipzig Bd. II-V, «Симеоновской летописи», «Сказания про битву на Ворскле», «Слова Софония Рязанца о великом князе Дмитрии Ивановиче и брате его Владимире Андреевиче», «Смоленских грамот XIII-XIV вв.» М., 1963, «Собрания  государственных Грамот и Договоров» т.1, М., 1813, «Софийской второй летописи»,  «Софийской  летописи старшего извода», «Sommersbergii scriptores rerum Silesicarum» t. II, «Списка Рачинского», «Супрасильской летописи», «Типографской летописи», «Трактата о двух Сарматиях» Матвея из Мехова, «Троицкой летописи», Трокской куны 1350 г., «Тверской летописи», «Wandalia» Alberti Crantz, Coloniae MDXVIIII, «Виленской летописи», «Волынской краткой летописи», «Воскресенской летописи», «Чигизского манускрипта», «Życie domowe Jadwigi i Jagiełły z rejestrów skarbowych z lat 1388-1417» Warszawa 1854, «Записок о  Московии» Сигисмунда фон Херберштайна и ярлыка Токтамыша к Йогайло.

 

Имя Витовт в переводе с древнеанглийского означает «Знающий предстоящее» (Wit toward), Витольд – «Знающий прежнее» (Wit old), Виганд – «Крошечная рука» (Wee hand).

Его титулы: князь Пскова 7.1369 – 1375, 1378 – 8.1382, Городно (Гродно) 1375 – 8.1382, 8.1384 – 6.1389, Береста (Бреста) 1375 – 8.1382, 8.1384 – 2.1390, Трок (Тракай) 12.9.1383 – 20.2.1387, 5.8.1392 – 1413, Дрогичина (Дрохичин, Drohiczyn на Буге) 8.1384 – 1.1390, с 8.12.1429 г., Владимира-Волынского 5.1387 – 3.1389 и с 7.8.1392 г., и Кернова (Кярнаве) 1388 – 3.1389;

Герцог Литвы 3.1372 – 6.1377, 1388 – 3.1389, 7.8.1392 – 1411, Луцка 5.1387 – 3.1389, 6.1389 – 1.1390 и с 7.8.1392 г., Городно 6.1389 – 16.4.1390 и с 26.12.1391 г., Самогитии 1.1390 – 19.9.1398 и с 1.2.1411 г., Полоцка с 8.1399 г. и Подолья (Понизья) с 1411 г.,

Великий князь Руси с 7.8.1392 г. и Киева (Кыйив, Київ) 1 – 5.1397 и с 1411 г.,

Великий герцог Литвы 4.11.1386 – 1388 и с 1411 г.

Его отец – сын Гедимина князь Городно и бортов (1326 – 1375), князь и вадовас (литовский князь) Трок (с 1337 г.), Тверемета, Слонима, Паленке, Подлясья и всех жямайтов (с 1345 г.), высший князь Литвы (1381 – 1382) Кейстут (Case toot – “Трубящая люлька”) Савелий (1304 – 15.8.1382),

Мать Витовта – дочь сына Харта и внука Смуга боярина Видмунта Звинара из Паланги княгиня Трок и всех жямайтов (с 1347 г.) Бирут Биреда (Bir ut – “Пиво вон”, Be red – “Розовая”) Горислава Софья (1331 – 1382).

Его жёны:

С осени 1368 г. – дочь князя Лукомля и Стародуба Андрея Фёдоровича Мария Опрассия, скончалась через 17 месяцев после свадьбы при родах дочери Анастасии в начале 1370 г.

С 1370 г. – дочь великого князя Смоленска (1359 – 1386) Святослава Ивановича Ишва Варвара Маргрета Анна (1355 – 31.7.1418 Троки),

С 25.12.1418 – дочь герцога Гольшан Ивана Ульяна (1378 – 1448).

Дети Витовта:

Вайдут (1369 – 1402),

Анастасия Софья (1370 – 15.6.1453 Москва), с 9.1.1391 – жена великого князя Москвы (1389 – 27.2.1425) Василия,

Яннут Иван (1374 – 8.1392),

Юрий Георг (1379 – 8.1392),

Ефросинья (1380 – около 1382).

 

27 ноября 1351 года в Троках в семье князя Городно и бортов (прусское племя, переселившееся в Городно), князя и вадово (литовского князя) Трок, Тверемета, Слонима, Паленке, Подлясья и всех жямайтов Савелия Кейстута и его второй супруги княгини Трок и всех жямайтов Бирут Гориславы Биреды Софии родился Витовт. В греческом (“православном”) крещении мальчик получил имя Андрей.

Кроме Витовта в семье Кейстута выросли старшие сыновья от первой жены: Войшвилт, Вайдот Владимир и Сигирд Патрик. Детьми Бирут были старший брат Витовта Сурвилло Фома и младшие: Товтовил, Монтвил Довйота, Судимонт Довойта и Жигимонт Иоанн, а также сёстры: Данут, Микловса и Рингайл. Их воспитывал в Троках пленный брат Ордена братьев госпиталя святой Марии немецкого дома в Иерусалиме Виндитхайм.

В июле 1365 года Витовт и сын его дяди, великого князя Литвы (1345 – 1377), Вильни, Брянска (с 1356 г.) и прочих Ольгерда боярин Василий Коригайло сговорились с несколькими боярами принять католичество. Об этом было доложено воеводе Кейстута Дирсуну. Заговорщиков схватили и заковали в Вильне (Вильнюс), однако верные им бояре, убив Дирсуна, освободили Витовта.

25 июля Витовт со своим братом Сурвилло и 14 людьми прискакал в Инстербург (Черняховск), где их хорошо приняли и обучали христианской религии и науке. Затем фогт (управляющий) города Хенрик фон Шенинген проводил беглецов к верховному магистру Ордена (1351 – 24.6.1382) Винрику фон Книпроде в Мариенборг (Мальборк) и там на созванной консистории (совете Ордена) им были весьма рады.

15 августа того же года в Кёнгсберге (Калининград), в присутствии епископа Замбии (область между морем, Куршским заливом, Преголей и Деймой, 1358 – 1378) Бартоломеуса, английских графов Варвика и Томаса Уффорда, многих гостей из Германии и братьев Ордена, епископ Вармии (область между Пассарге – Пасленкой, Pasłęka, Рёсселем – Решелем и Брунсбергом – Бранево, 1355 – 1373) Йоханн Штрипрок крестил Витовта, дав ему имя Хенрик. Сурвилло получил имя Ханс.

Сразу после крещения Витовт повёл верховного магистра с прецепторами (высшими должностными лицами Ордена), войском и его гостей в вотчины своего отца и Ольгерда. 12 дней они воевали городки Попарте (бугор Паулайчю у Швекшны) и Славеги (бугор Вянцкю восточнее Шилуте), земли (территории междуводными рубежами) Велюн (междуречье Немана, Вейжаса, Лейте, Шиши, Эжяруоны и Вилки) и Гесове (между Русне и Таураге), городок Сурмин (бугор Лаздуонену), землю жямайтов Лабуне (между Таураге и Риетавас), городок литвы Зеймы (Жяймяй, Žeimiai), а также земли Пастове (возле Видукле) и Гесвенсем (междуречье Дубиссы и Шяуше). В одну ночь 4 слуги Витовта, забрав коней, бежали к язычникам и сообщили им о планах рыцарей. На седьмой день, при переходе через Нерге (Нярис ниже Жеймяны) литва спалила их мост. Здесь же комтур (комендант города или замка) Рагнита (Неман, 1365 – 1370) Бурхард фон Мансфельд с 50 конными разбил 400 ездовых (лёгких всадников литвы, имевших копьё, саблю и боевой топор) воеводы Буско, убил 150 из них, но потерял убитыми 27 своих.

Затем верховный магистр и высший маршал Ордена (1359 – 1370) Хеннинг фон Шиндекопф опустошили всё у Швянтупе (село возле Укмярге) и Вилкомира (Укмярге), предали огню Кернов, окрестности Вильни и землю Кунов (междуречье Няриса, Ширвинты и Мусе). Тогда же комтуры Эльбинга (Эльблонг, 1354 – 1371) Ортульф фон Трир и Кристбурга (Дзежгонь, Dzierzgoń) Вернер фон Румдорф разорили земли Кейстута к югу от Трок, включая Слоасс (~60 км южнее Трок). А епископ Замбии Бартоломеус сжёг Мейсегале (Майшягала). Почти через месяц с начала похода, полонив много народа, убив иных и освободив из плена многих христиан, крестоносцы через Лабуне вернулись в Кёнгсберг.

23 октября Витовт со своими людьми покинул Пруссию.

28 февраля 1367 года высший маршал с рыцарями, разделив войско на три части, опустошил городки Калевист у Ковно (Каунас) и Славосе (возможно – бугор Будялю на левом берегу Няриса к северу от Электренай), землю Павунде (севернее оз. Гальве), городки Свинары и Калейнауда, а также земли Варлава (у Варены), Свилоне (к северу от Мяркине) и Салвисове (междуречье Росси, Нарева и Волпянки) у старой крепости Кайне (бугор Замчище в д. Рыбаки к западу от Мосты). Захватив 50 княжеских кобылиц в земле Лердентраг (междуречье Свислочи, Немана, Росси, Волпянки и Веретейки), Хеннинг фон Шиндекопф с более, чем 800 пленными повернул в земле Вирсвин (междуречье Немана, Котры, Спушанки и Турьи) назад. 40 дней он воевал Литву.

2 марта магистр (1364 – 3.1385) Тевтонского дома святой Марии в Ливонии, иначе – Ливонии Вильхельм фон Фримерсхайм повёл своих в землю жямайтов Опитен (между Шяуляем и Куршенай) и четыре дня огнём и мечом разорял её. Кейстут послал Витовта с лучшими боярами в разведку. Добывавший фураж для лошадей малый отряд брата Робина, напав на них, нескольких убил, а 18 человек пленил.

Весной того же года москвичи начали ставить каменный кремль.

8 сентября этого же года Винрик фон Книпроде с прецепторами направился в Велюнь. Узнав об этом, её бояре в страхе сожгли крепость. Пройдя мимо стоящего на острове Виргале городка Новый Ковно, он 6 дней опустошал окрестности Трок, Пернарай и Эрогалы, а также земли Бостове (западнее Дубисы между Расейняй и Варняй), Собенов (междуречье Венты и  Вирвичи), Галлен (южнее Варняй) и Гесове, и многих там убил.

24 июня 1368 года Кейстут со своими вторгся в Мазовию и, разорив большую её часть, напал на Пултуск. Хотя ляхи упорно его защищали, литва, подложив под стены охапки осмоленных веток, подожгла их. Огонь охватил весь город и внутренний замок, и все бывшие там сгорели. Кейстут же увёл из Мазовии большой полон.

В сентябре того года высший маршал с прочими прецепторами, пройдя через Велюнь и Эрогалу (Арёгала), сжёг городок Новый Ковно (Каунас) и, поднявшись по Стреве опустошил всё по её берегам. Тогда же на берегу Мемеля (Неман ниже устья Няриса) он построил замок Мариенбург (бугор Картупену восточнее Юрбаркаса).

15 ноября Ольгерд с сыновьями, Кейстут, Витовт и все князья Литвы, выслав вперёд 2000 ездовых с копьями для охраны тысячи черни, которая готовила мосты через реки и болота, втайне вышли из Витебска в Москву. По пути к ним примкнули князь Твери (1368 – 1399) Михаил Александрович и рать Смоленска. Разбив в конце ноября в области Холхле у Волока Ламского заставу князя Стародуба (с 1363 г.) Симеона Дмитриевича Крапивы и рать Серпухова воеводы Окинфа Фёдоровича Шубы со многими иными из Москвы, Коломны и Дмитрова, они убили Симеона и Окинфа, а также многих посекли и пленили.

Затем в Оболенске они убили князя Константина Юрьевича, а 21 декабря у озера Тростна (70 км западнее Москвы) разбили Московский сторожевой полк Дмитрия Никитича Минина и заставу с князьями Коломны и Дмитрова, убили Дмитрия и всех бояр, и многих пленили. Оттуда они направились к Москве, где великий князь (1363 – 19.5.1389) Владимирский и князь Москвы (с 1359 г.) Дмитрий Иванович пожёг посад града и затворился с князем Серпухова (1358 – 1410) Владимиром Андреевичем и митрополитом Руси (1353 – 1378) Алексием в Кремле. Три дня и три ночи союзники стояли с обозом на Поклонной горе, спалили остаток посада, соседние церкви и монастыри, и, сделав много зла, 31 декабря ушли с большим полоном и добычей домой. На всём их пути в Московских пределах они секли людей, палили и грабили дворы, сёла и места.

После 9 октября маршал Ливонии (1354 – 1375) Андреас фон Штайнберг со своими из Зегевальда (Сигулда), Роситена (Резекне), Ашерадена (Айзраукле) и Дюненборха (Даугавпилс) направился в землю Велиен (между Псковским озером и Псковой) и за три дня всех там посёк, всё уничтожил и увёл около 100 пленных. Среди них был и князь Пскова, которого немцы затравили в неволе. Князь Владимир Андреевич ходил тогда к псковичам на помощь, но не успел.

В июне 1369 года магистр Ливонии и епископ (23.10.1346—1373) Дерпта (Тарту) Йоханн фон Фиффхузен с комтурами и войском из леттов, ливов и эстов, имея с собой 180 братьев Ордена и 8000 конных, из которых половина плыла на судах, вторглись в Псковскую землю. С 25 июня они 18 дней большими пороками (камнемётами с рычагом и пращой, иначе – требушетами), возградами (большими щитами из досок) и таранами осаждали Изборск.

Тем временем верховный магистр со своими 9 дней творил зло в волостях до Великой реки и у Пскова. Русские сожгли деревянный город, а рыцари осадили его кремль. Когда на помощь Изборску прибыли новгородцы, немцы посекли свои пороки и бежали. Псковичи с новгородцами на 5 насадах (ладьях с наращенными бортами) погнались за 800 крестоносцами и победили их.

В июле того же года Витовт был крещён в Пскове, получив имя Александр.

К тому времени верховный магистр с высшим маршалом и 5000 своих за 23 недели на своей стороне построил из брёвен на острове Мемеля на реке Боки замок Готтисвердер (возможно – остров в 10 км южнее Вилькии) и оставил в нём брата Ордена Тимотео фон Дильхаузен с отрядом.

24 сентября в Псков приехал посол князя Москвы Никита.

В ту же ночь отряд из Вельнева (Фелин, ныне – Вильянди), разграбив перед тем округу Изборска, спалил посад города за Псковом и Полонище и до рассвета ушёл.

Тогда же пришедшая из Нальши (земля между Минском и Навагрудком) погоня немцев разбила возле Вельи (29 км севернее Опочки) рать Витовта и посадника Лентея, убив там многих псковичей.

В ответ Витовт с псковичами и новгородцами воевал чудь (финно-угорское племя) у Нойхаузена (ныне – руины замка в районе Вастселиина на юго-востоке Эстонии), но не взял его. Новгородцы, простояв три дня и потеряв несколько человек убитыми, ушли домой. А охочие псковичи с воеводой Селилой Скертовским отъехали тороном (в рейд) и, спалив посад Кирьяпиги (городище Кирумпяэ, Kirumpää в км севернее Выру), взяли много полона и добычи, но были разбиты немцами. Тогда Витовт приехал, взял мир с немцами, похоронил убитых, собрал по лесу раненых и вернулся.

Той же осенью псковичи сделали вред Нарве.

20 января 1370 года фогт Нарвы Арнольд фон Альтен со своими людьми, убив за Наровой (река Нарва) в новгородской земле нескольких псковичей, привёл с собой 200 душ полона.

30 января того же года посланные архиепископом Новгорода Алексеем попы освятили церковь святой Троицы в Пскове.

2 февраля направленный в разведку к Ковно Хеннинг фон Шиндекопф, застав врасплох отряд литвы, разбил его, пленив 12 бояр и 208 ратных. Узнав от них о сборе большой рати, верховный магистр собрал в Кёнгсберге братьев и ополчение.

14 февраля Витовт с отцом, Ольгердом и его сыном Яковом Йогайло, пройдя по льду залива Куров (Куршского), вторглись в Замбию на 8 дней раньше, чем их ждали. Они разграбили Каймен (Заречье в 18 км восточнее Гурьевска), Шакен (Некрасово), Повунден (Храброво) и Лаптов (Муромское в 21 км севернее Калининграда).

Через два дня в земле жямайтов у замка Рудов (Мельниково, 19 км севернее Калининграда) их разбили комтур Рагнита и высший маршал с войском из 6000 человек. Сначала, ранним утром клин большого отряда Рагнита выдержал удар клина литвы, построенного своим порядком. После атаки высшего маршала в тыл крыла, Кейстут и Витовт со своими сразу бежали. Многих из них пленил ждавший у Кёнгсберга верховный магистр со всеми своими, знаменем (отрядом) Кульма и ополчением.

Ольгерд с русскими бился до ночи и также бежал. Вечером в поединке сын Кейстута боярин Войшвилт смертельно ранил Хеннинга фон Шиндекопф, но и сам пал. Из 6500 ратных было убито около 1000 литвы и 4500 русских. Ещё 800 умерли от ран или замёрзли. У рыцарей погибли: комтуры Брандинбурга (Ушаково, с 1360 г.) – Куно фон Херцогенштайн, Редена (Радзин, Radzyń Chełmiński в 16 км юго-восточнее Грудзёндза, с 1360 г.) – Петцольд фон Курвитц и Штокхайма (Зайцево), 21 брат Ордена, 10 рыцарей Пруссии, 3 иностранных рыцаря, брат дворян с 15 своими, 221 конник и кнехт (конный слуга), всего – почти 3000 человек. Многие из бегущих утонули в Дейме. Рыцари преследовали их до Мемеля, многих убили и взяли в плен.

В то лето псковичи начали ставить каменную церковь святого Георгия.

С 25 ноября Ольгерд и Кейстут с прочими князьями Литвы и великими князьями Михаилом Тверским и Святославом Смоленским два дня осаждали Волок и не взяли его. Тогда же один литвин смертельно ранил сулицей (коротким копьём) на мосту князя Березуйска Василия Ивановича. 6 декабря союзники подступили к Москве, простояли там 8 дней, спалили часть посада и, не взяв Кремля, пожгли сёла, посекли много людей, а иных полонили. Когда подошли рати Владимира Андреевича Серпуховского, Владимира Дмитриевича Пронского и великого князя Рязани (1351 – 1371, 1372 – 1402) Олега Ивановича, Ольгерд взял с Дмитрием перемирие до 12 июля следующего года и ушёл в свою землю, пообещав выдать за Владимира Андреевича свою дочь Елену.

В 1371 году немцы простояли три дня у Пскова и вернулись домой.

23 июня у замка Фрауэнбург (Салдус) съехались магистр Ливонии со своими людьми, епископ Дерпта с канониками, викарий и пробст (Церковный начальник) Риги со своими, ратман (член магистрата) Любека Йоханн фон Шепенстеде и немецкие купцы. Туда же прибыли Витовт с боярами и купцами Пскова и Новгорода. 28 июля, после переговоров и обсуждения спорных дел, магистр и епископ простили русским все убытки и несправедливости. Магистр вернул их купцам 30000 марок (1 прусская марка = 1 флорину или 40 шиллингам по 1,67 г серебра), задержанных во время войны. Было определено, что обе стороны удержат свои земли и границы в рыболовстве, реках и всё как было.

В конце того же года Витовт и Вайдот выехали в Прагу к императору Священной Римской империи (5.4.1355 – 29.11.1378) и королю Германии (с 11.7.1346) и Бохемии (Чехии, с 26.8.1346) Карлу IV и остановились у него во дворе.

В конце марта 1372 года в Праге император Карл за усердие для Римской Церкви и защиту её интересов, особенно в борьбе с татарами, произвёл Витовта в герцоги Литвы. Вайдот также получил титул герцога. Тогда же немецкие гости подарили им множество подарков.

В 1373 году псковичи поставили две каменные церкви апостолов Петра и Павла, и святого Власия.

В марте того же года Витовт с отцом, сыновьями Ольгерда великим князем Полоцка (1343 – 1378) Андреем Вингольдом Горбатым, Дмитрием Корибутом и Йогайло, князем Друцка (1372 – 1399) Дмитрием Семёновичем, другими князьями Литвы, жямайтами и ляхами (поляками) пошёл на помощь великому князю Твери Михаилу.

4 апреля Михаил неожиданным нападением взял Дмитров, забрал из города многих людей и откуп, а также пожёг сёла. Через два дня рать Литвы внезапно напала на Переяславль (Переславль-Залесский) и, не одолев его, предала огню посад с сёлами и разграбила всё в округе, забрав с собой большой полон, скот, откуп и добро. После они соединились и направились к Кашину, князь которого Михаил выплатил им откуп.

Затем Кейстут с Михаилом сожгли Торжок с церквями и монастырями. Тогда многие мещане сгорели в церкви святого Спаса, многие утонули в Тверце, а мёртвыми наметали пять скудельниц (ям на 40 тел). Разграбив город, они забрали множество людей в полон. Михаил, посадив наместников в Торжке, опустошил его сёла и, взяв с Переяславля откуп, увёл с собой бояр и многих иных. Тем временем литва взяла город Любутск (ныне – городище на правом берегу Оки у устья Любутки в 4 км ниже Дугны). Витовт же в гневе хотел задушить двоих юных князей из Подолья (край между Днестром, рекой Коропец, Збаражем, Днепром ниже Ворсклы и морем), но Кейстут вступился за них. В те же дни Вингольд с князем Дмитрием, проследовав мимо Твери, сделал там много зла.

12 июля рать Твери сошлась на Оке под Любутском с ратями Ольгерда, Кейстута, Витовта, великого князя Смоленска Святослава, сына Ольгерда князя Брянска Дмитрия Аикши и иных князей. Туда же, отбросив сторожевой полк Ольгерда, подошли рати князя Москвы Дмитрия, великого князя Рязани Олега и князей Владимира Серпуховского, Пронска (1372 – после 1378 г.) Данила и Романа Новосильского. Была же тогда такая суматоха, что сам Ольгерд бежал, но после встал.

Через несколько дней, 18 июля они взяли перемирие до 26 октября. Михаил обязался свести всех своих наместников и волостелей с отчины Дмитрия, не грабить его и вернуть захваченное, а князья Литвы не должны были вступаться и обязались оставить наместника Дмитрия в Ржеве.

В 1374 году в Пскове поставили каменные церкви святого Кирилла и святого Тимофея Довмонта.

В 1375 году в Пскове был посажен князь Тимофей с посадником Григорием Остафьевичем. Псковичи заложили тогда подле дубовой стенки посада между реками Великая и Пскова четвёртую стену, кирпичную. Витовт тогда получил от отца Городно и Берест.

В августе того года литва пришла на помощь осаждённой Твери и бежала, испугавшись ратей Дмитрия и 30 служащих ему князей Москвы, Новгорода, Смоленска, Суздаля, Белозёрска, Борисоглебска, Брянска, Городца, Кашина, Можайска, Мологи, Новосиля, Оболенска, Романова (Тутаева), Ростова, Серпухова, Стародуба, Тарусы и Ярославля.

В конце января 1376 года верховный магистр разорил земли жямайтов Гесове и Эрагелен (земля между Риетавой и Картяной), затем пошёл к городу сына Кейстута князя Ивана Жигимонта Меднику (Варняй), предал огню и мечу землю Пастове, городок Расейне (Расейняй), а также землю Аровистен (северо-восточнее Кедайняй). На обратном пути 10 февраля многих его убили при штурме Ковно.

После того высший маршал Ордена (1374 – 25.7.1379) Готтфрид фон Линден с графом Клеве Адольфом фон Марк, многими баронами и 10000 крестоносцев опустошил берега Нерге и, потеряв в бою в земле Павунде у Трок своих судовов (жителей Судовии – междуречья Шяшупе и Немана), подошёл к Вильне. Не взяв города, он из-за сырой зимы вернулся домой.

7 июня того же года Ольгерд, Кейстут, Витовт и воевода Свердейка внезапно напали на Инстербург, разорили его землю и стояли там, убивая и захватывая людей, лошадей и скот. После 24 июня они опустошили земли Ордена у Рагнита. В отместку им со 2 июля комтур Рагнита (1374 – 5.1379) Куно фон Хаттенштайн несколько дней воевал соседние земли жямайтов и привёл 53 человека в полон.

7 июля в земле Нервекете (севернее Гусева) рать литвы разделили на три части. Ольгерд, пройдя мост в Нервекете, разорил землю Надрове (восточнее Олецко). Кейстут же, за отказ сдаться, сжёг замок Таплаукен (Талпаки) и пошёл к Велову (Знаменск), где предал огню деревни и храмы, всех убивал и брал в полон.

Витовт и Свердейка опустошили окрестности Залова (Каменское в 18 км западнее Черняховска), вернулись и 24 июля, убив у Инстербурга 50 косарей, забрали почти 400 человек с детьми, 50 кобылиц, 2 коня, 60 жеребцов, весь скот и много имущества. Затем они напали на замок Таммов (Тимофеевка в 5 км восточнее Черняховска).В то же время Кейстут разграбил окрестности Хамсборга. Взяв там много добычи и убив 900 христиан, кроме сгоревших в огне, они не пощадили землю Валков (~10 км южнее Юрбаркаса) и с большим полоном по двум наведённым мостам через Мемельвозле Юргенборга (бугор в 3 км юго-западнее центра Юрбаркаса) ушли домой.

После 1 августа литва сожгла сено и посад Митова (Елгава), угнала скот и лошадей. Затем, спалив у замка Доблин (Добеле) сено, они увели около 40 пленных.

С 23 сентября, пройдя чрез Мазовию и землю Солидов (южнее Ольштына) в комтурстве Остероде (Оструда, Ostróda) до Пассенхайма (Пасым) и Найденбурга (Нидзица), Кейстут с Витовтом, разделив рать на три части, сожгли 39 дворов и деревень, убили или увели в полон 818 человек. Многие также сгорели в огне. В то время Ольгерд разорил сёла у Инстербурга и Велова.

В ту пору герцог (1356 – 1401) Оппельна (Ополе) Владислав, которому король Хунгарии (Венгрии,1342 – 1382) и Полонии (Польши, 1370 – 1382) Людовик, пожаловав некоторые земли сына Наримонта князя Белза (1340 – 1377) Георгия и его дяди сына Гедимина великого князя Волыни и Луцка (1340 – 1385) Симеона Кодара Дмитрия Люборта, дал титул владыки и господина всей Руси, начал враждовать с ними и делать нападения на их земли. Тогда Люборт и Георгий призвали Кейстута, и тот с Ольгердом, Йогайло из Вильни, Витовтом из Городно и всеми силами Литвы прибыл им на помощь.

Ночью с 28 на 29 октября они вместе с сыном Люборта Фёдором неожиданно напали на селения у Вислы перед Сандомиром и, перейдя 2 ноября Сан у Завихоста, грабя и убивая, направились вверх по берегу Вислы до Тарнова. Опустошив огнём и мечом всё на сто вёрст, они увели 2300 человек, часть их перебили и в 34 верстах от Кракова повернули назад. На обратном пути 28 ноября Кейстут вновь внезапно ворвался в землю Сандомира, сжёг многие селения и предал смерти народ, священников и благородных с жёнами и детьми, уведя с собой остальных.

2 февраля 1377 года высший маршал Готтфрид и великий комтур (1374 – 1383) Ротгер фон Эльнер с Эберхардом графом Катценельнбогена, многими прецепторами, гостями, несколькими баронами и 10000 крестоносцев вышли в Литву. Через 12 дней, разделив силы на правое войско с отрядами Брандинбурга и Эльбинга, и левое – с отрядами Кёнгсберга и Бальги (Весёлое), они ограбили землю Вейгов (южнее Пиша), уничтожили городок Семелишки на Стреве (Сямялишкес в 18 км западнее Тракай), миновали Троки и Рудники (Рудамина), а затем 12 дней осаждали Вильню. Пока Ольгерд вёл с прецепторами переговоры в Вильне, а Кейстут – в Троках, Витовт со своими уничтожил в округе весь фураж и продовольствие на четыре дня пути. Не взяв города и разорив огнём и мечом его окрестности, крестоносцы, испытывая голод, направились домой, а Витовт с 500 ездовыми преследовал их. Шесть дней они голодали, а после атаки литвы бросили добычу и еле успели бежать.

10 февраля того же годамагистр Ливонии вторгся в земли Литвы, пять дней убивал и жёг, и взял в плен и убил около 300 душ.

В ответ, 20 марта Кейстут, взяв своих сыновей, с большой ратью и сыновьями Ольгерда вторгся в землю куров и причинил огромный вред Гольдингену (Кулдига), убив и полонив там до 700 человек. Тогда же попал в плен его воевода Трок боярин Пексте.

После 24 мая маршал Ливонии (1375 – 1385) Робин фон Эльтц вышел с отрядами Вендена (Цесис), Зегевольда (Сигулда), Кандова (Кандава), Митова и Доблена в землю Опитен, где огнём и мечом всё опустошил, и увёл с собой 120 человек, 280 коней и 260 голов крупного скота.

В те же дни умер сын Гедимина Ольгерд Александр. На похоронах в Вильне с торжественным шествием сожгли тело покойного, убранное в расшитую золотом пурпурную одежду и затканный жемчугами и драгоценными камнями мятель (кафтан) с серебряным позолоченным поясом, его вещи и 18 коней. Затем его останки положили в поставленную им же церковь Пречистой Богородицы.

После того, в присутствии всех князей, многих господ и бояр литовских и русских Кейстут посадил убранного в шаты (символы княжеской власти татар), в шапке и с мечом Якова Йогайло на великое княжение Литвы. Там же Кейстут со всеми сыновьями, все князья, бояре и народ присягнули в верности Йогайло. А тот назначил Кейстута главным князем рати Литвы.

Летом того года бежавший в Псков Вингольд получил от псковичей княжение.

В ту пору, разорив часть Лодомерии (земли Галича), король Людовик с уграми (венграми) осадил Белз, к которому подошли взявшие Холм отряды Кракова, Сандомира и Серадза. Через семь недель осады князьГеоргий сдал город. В то же время король послал свои отряды и те взяли Грабовец, Додею и Селвич. Тогда ему добровольно поклялись в верности Люборт и сын Koриата князь, помещик и хозяин Смотрича (1362 – 1392) Константин Чарторыйский.

С 4 сентября верховный магистр, Готтфрид фон Линден и другие прецепторы с войском более, чем из 3000 человек и 2000 коней, переправившись на 619 лодках и судах через Мемель, несколькими отрядами разоряли земли Эрогалы, Грогил (междуречье Вилкуписа, Шлины, Шалтуоны и Прабауды) у Расейне, Видуклы, Пастове, Кражова (Кражяй) и Кальтинян (Кальтиненай), убивая всех и всё сжигая. С ним был герцог Австрии (18.11.1364 – 29.8.1395)  Альбрехт III фон Хабсбург с графом Цилли (Целье в Словении) Херманном, 4 другими графами и 7 баронами, 50 рыцарями и 100 солдат. Через 8 дней, когда Кейстут подошёл к Нерге, они повернули домой.

В отместку Людовику, собрав большую рать из русских, литвы и жямайтов, великий князь Литвы и господин Руси (1377 – 1381, 1382 – 1392) Йогайло, Кейстут из Трок и Витовт, а с ними Люборт из Луцка, его сын Фёдор из Владимира и Георгий из Белза со своими силами вновь переправились в ноябре через Сан у Завихоста, опустошили огнём много селений у Вислы и дошли до Тарнова, убивая всех, кого не могли увести.

В декабре Витовт с отцом ходил в Пруссию, где они сожгли замок Эккерсбург (на северо-восточном берегу оз. Снярдвы).

24 декабря их разбили комтур Бальги (1374 – 19.9.1382) Теодерик фон Эльнер с 500 воинами и 100 валахов (жителей междуречья Сирета, Черемоша и Днестра от Хотина до Бендер) герцога Австрии.

26 декабря отряды комтуров Рагнита с 150 конниками и Инстербурга (1370 – 23.4.1379) Виганда фон Бальдерсхайма с 450 конниками неожиданно вторглись в землю Салвисове и, опустошив её грабежами и убийствами, схватили 500 женщин и мужчин, и 40 убили.

8 января 1378 года комтур Бальги, разграбив за два дня окрестности Бельска (Bielsk Podlaski), увёл 100 мужчин, 105 женщин, 1000 голов крупного скота, 40 коней и 60 лошадей.

После 2 февраля того же года высший маршал, великий комтур, герцог Альбрехт с солдатами, племянник папы (30.12.1370 – 27.3.1378) Григория XI, комтур Остероде (28.7.1374 – 19.4.1379) Бурхард фон Мансфельд, фогт Гирдова (Железнодорожный) Йоханн Франке, комтур Бальги и многие гости, поделив свои силы на три части, шесть дней воевали литву. Опустошив за два дня землю Перлайн (между Лидой и Городно), они были у Береста и Припяти, и увели почти 100 душ в полон.

С 12-го февраля магистр Ливонии 9 дней воевал земли Линков (у Йонишкелис), Опитен и окрестности Вилкомира, затем – земли Санденизен (юго-западнее Эйшишкес), Рудене (южнее), Локене (восточнее Санденизен), Ландукте (у Меркине), Буллеле (между Илгувой и Неманом) и, наконец, Минанен (у Игналины), уведя боярских жён Шовеминне с сыном, Маптеминне, Ранкене, Дунгеле, Биллене, Гегерт и Вилегайлене с тремя сыновьями и дочерью, всего: 521 человек и 723 лошадей.

В конце августа Винрик фон Книпроде и Готтфрид фон Линден с войском, герцог Австрии (1365 – 9.7.1386) Люпольд III фон Хабсбург с 5 графами, 7 рыцарями и 50 солдатами, Адольф граф Клеве (1368 – 7.9.1394) со своими и рыцари из Бохемии, Колонии (Кёльна), Шотландии и Франции, имея всего 2000 коней, прошли Инстербург и, сев у устья Шешупе на 610 судов, поплыли по Мемелю. Верховный магистр и высший маршал разделили свои силы на две части. Со вторым были герцог Люпольд, граф Адольф, Херманн граф Цилли (1359 – 21.3.1385) и знамя святого Георга из гостей.

4 сентября Готтфрид фон Линден высадил 1000 человек и те за день проложили путь через болото. На следующий день конники из знамени графа Херманна, в котором был 81 рыцарь, сожгли одну деревню и убили там 60 жямайтов. На другой день рыцари, обыскав несколькими отрядами окрестности, собрались к вечеру в лагере. На третий день высший маршал привёл своих к Расейне, где Конрад фон Швайнбарт нагнал и заколол воеводу язычников. За 8 дней они опустошили землю Пастове, окрестности Видуклы, Эрогалы и Кражова, и увели в полон 700 душ.

Тем временем верховный магистр предал огню и мечу землю Ведуклен (~ 16 км юго-западнее Юрбаркаса), и в 10 дней разорил земли русских и язычников Тромен (северо-восточнее Навагрудка за Неманом) и Галлантен (юго-западнее Воложина). Затем большая часть войска приплыла в Рагнит и, пройдя лес, вернулась в Кёнгсберг.

В ту пору, при пособничестве Витовта, 400 жямайтов с Жигимонтом и боярами напали в лесу на переправе через Мемель на ехавших из Кёнгсберга маршала Ливонии, комтура Гольдингена (с 1365 г.) Зигфрида Хусвин фон Лянштайн и фогта Гробина (Гробиня) с 40 конными и всех, кроме маршала и одного брата Ордена, убили. Затем они ограбили земли Бартена (между Багратионовском и Ольштыном) и Галиндии (между Млавой и Рацёнжом).

11 ноября Виганд фон Бальдерсхайм с 60 своими поймал лучшего разведчика Кейстута боярина Малдена с 18 его людьми.

13 декабря высший маршал и великий комтур с сильным войском, графом Катценельбогена Эберхардом, комтурами Бальги и Брандинбурга (1370 – 22.7.1380) Гюнтером Августом графом Хохенштайна (Ольштынек), фогтами Инстербурга и Растенбурга (Кентшин, Kętrzyn), и гостями, миновав озеро Ринг (круг озёр южнее Вейсеяй), разделил свои силы на три части. Ротгер фон Эльнер огнём и убийствами опустошил землю до крепости Трок у нового замка на острове. Договорившись с собиравшем рать у Вильни Кейстутом о перемирии, он повернул обратно. Во время переговоров крестоносцы ограбили половину города, другую зажгли и даже штурмовали верхний замок. Меж тем отряды Бальги, Инстербурга и Растенбурга многих убили и взяли в плен в пригороде и на мосту Перлая (Перлоя в 10 км западнее Варены), а затем разграбили всё у Шальченик (Шальчининкай). Готтфрид фон Линден с гостями 6 дней воевал земли Алыты (Алитус) и Мереца (Мяркине).

Кейстут же, выйдя из Трок и поделив свою рать на три отряда, с 500 ездовыми ещё раз взял Эккерсбург. Другие спалили всё возле Инстербурга, Залова и Велова.

В начале 1379 года высший маршал и Ротгер фон Эльнер разграбили земли Лабуне и  Пастове, пройдя вниз по Наре, напали на Эгуле (бугор Эйгулю в Каунасе на левом берегу Няриса), Ромай (остров Нямуно в Каунасе), откуда привели пленных русских и язычников.

После 10 февраля того же года магистр Ливонии с 400 конников полностью опустошил Азарене (Жаренай), Медник и 6 земель Самогитии, и не оставил нетронутым ни одного дома, но потерял там 26 своих.

С 16 февраля высший маршал с комтурами Бальги, Брандинбурга, Рагнита и фогтом Замлянда (Замбии, 21.10.1372 – 4.7.1389) Йоханном фон Лёрих, пройдя через землю Лабуне, спустился по Нерге к Эгуле, где разделил своё войско на две части. В конце февраля комтур Остероде, разорив за три дня убийствами и пожарами округу Каменца на Лесной, увёл 200 человек, столько же лошадей и 240 коров.

После 12 апреля Готтфрид фон Линден пожарами и убийствами на 28 вёрст опустошил землю Пастове, а на пути домой – Берсден (междуречье Спушанки и Котры), сделав много зла язычникам и русским. Тем временем Куно фон Хаттенштайн, Теодерик фон Эльнер со своими и переводчик Фома Сурвилло поднялись на судах по Невязе (Нявежис) и три дня грабили землю литвы Ромайне (севернее Аникшчяй). Тогда же брат Ордена Вигант фон Бальдерсхайм, имея отряд из 300 своих и пилигримов, огнём и убийствами разорил земли Гесове, Лабуне, Галве и Пастове, спалил 5 деревень и пришёл домой с 160 человек полона и 30 лошадьми. Другие поднялись по Нерге и, опустошив землю Персин (у Жяймяй в 20 км юго-восточнее Кедайняй) и всё на 4 мили (4х2000х4,3218м = 34574 м), сели на суда и вернулись по Невязи с пленными русскими и язычниками.

29 мая большой отряд литвы и русских, спалив до основания город и разрушив замок Мемель (Клайпеда), был отбит.

Затем Кейстут с 500 своих атаковал Эккерсбург и когда поджёг его, фогт Йоханн фон Сурбах сдал замок.

С 21 июня по 12 июля того же года брат Ордена Куно фон Хаттенштайн, комтур Эльбинга Ульрик фон Фрике и комтур Бальги, разделив войско на части, разграбили и пожгли земли Гесове, Лабуне, Пастен и Пастове, городок Маненборг (бугор Галкайчю), возле которого находился Мергенберг (бугор Ижинишкю около Видукле), Грогил, Эрогалы, Преван (междуречье Дубисы и Армяны) и Пернарай, за три дня – землю Персин, намеривались пойти в Аровистен и Пиадин (междуречье Швянтойи, Молюписа и Гнюже южнее Укмярге), и увели 160 человек и 40 наполненных добром телег. У Нерге Кейстут вёл с ними переговоры об обмене пленными. Затем у городка Эгуле они повернули назад.

Две недели спустя высший маршал (1379 – 1384) Куно фон Хаттенштайн и фогт Замлянда Йоханн фон Лёрих с комтурами Инстербурга, Гирдова и Тапиова всё жгли и многих убили в земле Аровистен. А отряд Инстербурга предал огню и мечу деревню Винстекайм (возле бугра Пиплю у устья Нявежиса) на Мемеле в 7 верстах ниже Ковно.

Между тем 3 июля сын Ольгерда Скиргайло Жедевич с 30 своими прибыл в Ризенборг (Прабуты) и, пообещав принять католичество, взял мир с верховным магистром и добивался прекращения поддержки Орденом его брата Вингольда. После, щедро одаренный, он отправился к королю Хунгарии, а затем – к Римскому королю, где получил титул герцога Руси.

С 25 июля Витовт воевал земли Инстербурга и Тапиова, и через Инстербург вернулся в Литву.

С 28 июля Куно фон Хаттенштайн и фогт Замлянда с комтурами Инстербурга, Гирдова и Тапиова всё жгли и многих убили в земле Аровистен. А отряд Инстербурга предал огню и мечу деревню Винстекайм (возле бугра Пиплю у устья Нявежиса) на Мемеле в 7 верстах ниже Ковно.

В то же время верховный магистр с сильным войском пошёл на Русь. 3 августа комтур Бальги напал на Берест, на другой день – на Каменец на Лесной, а 5 августа осадил Мельник. Тем временем комтур Грудентца (Grudziądz, Грудзёндз, 1379 – 1382) Йоханн фон Шёненвитц и Арнольд фон Бургельн с сотней своих были у Дрогичина, затем пришли к Мельнику и общими силами разграбили и сожгли до основания городок, пленив в нём 100 человек. Тогда же комтур Остероде (20.4.1379 – 17.5.1383) Куно фон Либенштайн с гостями и фогт Эйлова (Багратионовск) Йоханн фон Леве с 500 своими опустошили его округу. После того, предав огню и мечу земли Бельска и Городно, крестоносцы с 400 пленными по Неману и Мемелю вернулись домой. Литва и жямайты повалили много деревьев и преградили пути в их земли.

24 августа комтур Мемеля (с 1.1379 г.) Вендель фон Катценштайн и фогт Замлянда Хенрик Шуссов с 12 братьями Ордена и 600 своих пошли в Самогитию и опустошили всё у Бартихай (бугор Индиёс в 6 км юго-восточнее Шилале), Чельм (бугор Батакю в 18 км северо-восточнее Таураге) и Видуклы. Жямайты скрылись среди засек в больших лесах и болотах. Поймав четверых братьев Ордена, многих дворян и кнехтов, они сожги своим богам брата Йоханна из Юлиха вместе с конём и латами, а иных послали Кейстуту. Тот позже обменял их на своих бояр и людей, бывших в плену у рыцарей.

В сентябре высший маршал (25.7.1379 – 28.9.1382) Куно фон Хаттенштайн с бургграфом Нюрнберга (1357 – 21.1.1398) Фредериком V и гостями из Франции ходил в землю литвы Берсден и Ковно, и сжёг там Эгуле. Спустя 11 дней он направился в Пруссию по берегу Мемеля. Витовт с 500 ездовых, лишив крестоносцев хлеба и фуража, 6 дней преследовал их до Таммова.

29 сентября в Троках между высшим князем Литвы Йогайло, его братом Симеоном Лугвенем, князем Трок Кейстутом, Витовтом и высшим маршалом, в присутствии: комтура Брандинбурга, фогтта Дирзова (Тчев,1376 – 8.12.1381) Альбрехта фон Люхтенберг, переводчика Сурвилло, высших бояр Юрия Касушны, Вайдило и сына Ольгимонта Ивана, а также бояр сына Гирдута Саймонта и сына Суркаута Ядута взято десятилетнее перемирие между некоторыми частями земель Руси и Пруссии с обменом пленными. На Руси это: Бельск, Берест, Городно, Дрогичин, Каменец на Лесной, Мельник, Сураж на Нареве (у Белостока, Białystok) и Вилковишки (Вилкавишкис), а в Пруссии – по южной границе: Остероде, Ортельсбург (Щитно, Szczytno), Алленштайн (Ольштын), земля Гунлаукен и Зеебург (Ежёраны, Jeziorany).

Тогда же верховному магистру составили регистр войн с жямайтами. За 85 лет погибли 5 высших прецепторов, 23 прецептора, 149 братьев Ордена, 1000 дворян, 3000 горожан, 11000 свободных, 8000 слуг, 15000 солдат и служилых, а также 68000 крестьян.

После чего он с герцогом Австрии (27.7.1365 – 29.8.1395) Албрехтом III, собрав большое войско и многих гостей, напал на Кальтиняны и Велюнь, 20 дней опустошал их округи, 9 октября потерял убитыми комтура и нескольких братьев, и с большой добычей на телегах, полоном и скотом вернулся домой.

В ответ жямайты, внезапно напав на Фридлянд (Правдинск), где комтур Галлус фон Рихвальд с сильным отрядом и людьми строил замок и копал ров, многих убили, сожгли город и ушли восвояси.

Узнав об этом, комтур Мемеля с 8 братьями Ордена и 400 человек направился в Самогитию. Разделив по пути своих на 4 отряда, он всё жёг и опустошал. Жямайты спрятались в дебрях, засеках и болотах. Настилая гати, рыцари пытались добраться до них, но те, разобрав с двух сторон гать, многих убили и нескольких схватили. Комтура они сожгли, другого брата Ордена избили и повесили на дереве, а третьего, привязав к коню, разорвали. Из этого похода вернулось 160 крестоносцев.

26 января 1380 года Александр Витовт, назвав себя князем Литвы, подарил за службу Николаю Нассуте Шемпарту деревню Шерешево (17 км западнее Пружан) у Каменца на Лесной.

27 февраля того же года Йогайло, отняв у Вингольда Полоцк, взял перемирие до 1 июня с магистром Ливонии, и не упомянул в нём владения Кейстута и Самогитию.

В то же время высший маршал, пройдя через землю Вейгов до городка Новпил (“Навенпил” или “Наупиллен”, возможно – двор Булгакова у Лаздияй), повернул назад.

31 мая того же года, после трёх дней переговоров в Довидишках у Вильни Йогайло, Кейстут, Витовт и Жигимонт подписали вечный мир между землями Литвы и Пруссии с Ротгером фон Эльнер в присутствии комтура Эльбинга, Альбрехта фон Люхтенберг, Сурвилло, Вайдило и других. Рыцари, пообещав три года не воевать Самогитию, получили право вершить там правосудие. Кейстут на три года освободил от половины чинша (дани с земли) свои владения в земле наттангов (прусское племя, населявшее земли между Прегелем – Преголей, Алле – Лавой и Пассарге).

Там же, на охоте, в присутствии Витовта, Йогайло и великий комтур взяли тайный союз, по которому Орден мог воевать земли Кейстута, а Йогайло должен был помочь рыцарям, а не Кейстуту. Стороны обязались под видом выкупа вернуть друг другу пленных.

Вскоре Вильхельм фон Фримерсхайм назначил магистром Самогитии брата Ордена Бонифация Баумштока и дал ему отряд кнехтов.

Затем, собрав большую рать из литвы, жямайтов и варягов (пиратов Готланда), Йогайло пошёл с ляхами на помощь своему другу эмиру Крыма Мамаю против князя Москвы Дмитрия, а Вингольд с псковичами – к Дмитрию. Тот собрал со всех верных ему княжеств Руси большой полк, 10 полков пеших и 3 знамени кавалерии, всего: 12000 пеших и 625 всадников. У Мамая было 9 тысяч (в каждой до 910 всадников) половцев и 70 знатных, всего около 8260 всадников. Поэтому он ждал Йогайло и войско великого князя Рязани.

8 сентября Йогайло, находясь у Дона в дне пути от Куликова поля (поле между Доном и низовьем Непрядвы) узнал о поражении там Мамая. С обеих сторон в битве погибло 11000 человек, причём русские потеряли 574 всадника и около 7885 пеших. Повернув назад, Йогайло напал cпримкнувшими к нему татарами на обоз Дмитрия, отнял добычу и многих убил.

2 февраля 1381 года тайком ушедший из дома сын Витовта Вайдут прибыл в Ризенборг, желая отправиться к Римскому королю и там креститься.

В ту пору Йогайло, встретив комтура (1380 – 6.1.1383) Брандинбурга герцога Саксонии Альбрехта, также изъявил желание креститься.

11 февраля того же года верховный магистр и Куно фон Хаттенштайн с великим комтуром, маркграфом Бадена, многими гостями и с большими бомбардами (литые чугунные, калибров 163,4 и 245,1 мм, длиной ствола 58 и 116 см для стрельбы каменными ядрами на дальность до 628 м со скоростью 1 выстрел в 15 минут) вошли в земли литвы Вейгов и Ленкискен (между Сувалками и Голдапом), и уже через день осадили Новпил. После боя с литвой городок сдался. Полонив там около 3000 душ, крестоносцы сожгли его, а после – и пустой городок Дерсунишки (Дарсунишкис), ещё называемый Сунерпил, и 24 февраля вернулись домой.

После комтур Рагнита (1380 – 5.6.1384) Виганд фон Бальдерсхайм со своими и пилигримами, имея 250 пеших и 50 конных, прошёл 42 версты по земле Шалов (земле Рагнита) возле Мемеля, сжёг 5 деревень, всё грабил, убивал всех мужчин и женщин, кроме тех, что с детьми, и увёл с собой их и 30 лошадей.

Вскоре Кейстут восстановил Новпил.

После 22 апреля, по смерти Бонифация Баумштока, Вильхельм фон Фримерсхайм назначил магистром Самогитии Галла фон Тайрихвальд. Тот жил во Фридлянде.

В конце мая и июне того же года магистр Ливонии 14 дней разорял округу Медника. Убив 36 благородных, множество мужчин, женщин и мальчиков, он увёл 350 жямайтов, столько же их жён и детей, 1400 лошадей и много другой добычи. На обратном пути он убил многих в земле Дубинок (Дубингяй), взял там 600 душ в полон и перед 13 июня вернулся домой.

Затем комтур Рагнита, опустошив землю Пикегалл (между Калварией и Сейны), увёл 100 мужчин и 200 лошадей. После в земле Ромайне он убил 200 человек и ещё 50 полонил с лошадьми и крупным скотом.

Тогда Кейстут послал Витовта с отрядом на лодках в Юргенборг. Пойманный его людьми на Мемеле келарь из Мергенбурга (на острове Немана у устья Дубиссы) рассказал ему, что в замке Байерн (новый каменный замок в Тапиове на левом берегу Дайме, который строили на месте старого деревянного) из 10братьев Ордена остались лишь четверо здоровых с малым числом народа. Витовт сообщил это отцу, а тот – Йогайло, который спешно послал туда Кейстута и князя Новгорода-Северского (1380 – 1392) Дмитрия Корибута с ратью. Осадив Байерн, они заполнили рвы замка и сожгли его пригород, но спустя пять дней, с приближением войска высшего маршала и комтура Рагнита, ушли домой.

Меж тем Витовт напал на Фридлянд, убил Галла фон Тайрихвальд со всеми его людьми. Затем 200 его всадников сожгли город Мемель и уничтожили там много народа. За это Кейстут назначил Витовта своим наследником.

После этого крёстный дочери Кейстута Данут комтур Остероде известил князя о том, что Йогайло часто посылал к рыцарям своего секретаря Вайдило и уже сговорился, как изжить Кейстута. Кейстут передал это Витовту, но тот посоветовал не верить, поскольку комтур живёт с ним в дружбе, и сам сказал бы ему. Вайдило же был посадником Лиды и мужем дочери Ольгерда Марии.

В то время Йогайло, отняв у Вингольда Полоцк, дал его Скиргайло, но жители не приняли того. Тогда Йогайло послал туда свою рать со Скиргайло. Тот 16 августа осадил город, но русские стойко оборонялись, поэтому он обратился за помощью к магистру Ливонии, обещая ему навечно небольшую землю. Магистр со своими прецепторами и войском пришёл к городу и, получив от Скиргайло землю, через 11 дней с частью своих направился к Нерге, где начал строительство крепости.

Кейстут опять пожаловался Витовту, что они уже третий раз воюют с немцами, а Йогайло с теми Полоцк добывает, и совершенно ясно, что он вместе с немцами против них. Витовт ответил: «И тому не верю».

Затем Кейстут, собрав рать из бояр, 300 конников, 1000 ездовых и 600 пеших, направился с бомбардами через Дородишки (возможно – бугор Пилюнай в 15 км юго-западнее Казлу-Руды) в Инстербург. Из посланных им вперёд 60 ездовых с проводником Лаппо, 10 пленили в Таммове, иные ускакали. Сказав жямайтам Медника, что идёт в Полонию или в землю Бартена, в ночь с 19 на 20 октября он неожиданным нападением сжёг новый и старый замки Остероде.

Тогда же Кейстут отправил в Вильню несколько людей с оружием под одеждой и, повернув внезапно перед Инстербургом, в конце октября, благодаря измене, взял со своими конниками и ездовыми город и замок Вильни. Захватив Йогайло с матерью, братьями и сестрой Марией, он нашёл договоры с немцами и письма от них, и сразу же объявил себя высшим князем Литвы. Узнав об этом, Витовт за один день примчался к отцу из Городно и вступился за Йогайло.

Тот, присягнув Кейстуту, что не будет его противником и всегда будет поступать по его воле, получил от него Крево, Витебск, все города своего отца и был отпущен с матерью, братьями, деньгами и драгоценностями. Витовт проводил Йогайло в Крево.

Тогда же Кейстут послал двух человек к Полоцку, и 22 ноября рать отступилась от Скиргайло и ушла к Кейстуту. За ней и войско магистра вернулось домой, а сам Скиргайло с небольшим числом слуг ускакал в Ливонию.

Меж тем, признав власть дяди, Вингольд вернулся в Полоцк. Иные внуки Гедимина последовали его примеру.

В декабре высший маршал Ордена, разделив войско на три части, первую направил в Берест, но вскоре отозвал, вторую – в Пунов (Пуня) и Бирстон (Бирштонас), а третью – в Алыты. В Семеничках (35 км восточнее Пуни) у озера отряд Витинги (земли восточнее Сувалок, её воины, знавшие языки литвы и ляхов, были в авангарде) с некоторыми прецепторами и гостямиотбил ночную атаку Витовта с 300 ратных. Витовт бежал, а многие его были убиты. Пали 4 брата Ордена и один попал в плен. Дойдя после до Трок и всё по пути разграбив, на девятый день крестоносцы с 600 человек полона повернули домой.

В конце года Кейстут, взяв мир с Дмитрием, отказался от прав на Смоленск и княжества в верховьях Оки (Карачевское, Новосильское, Тарусское и другие).

В 1382 году патриарх Константинополя (1379 – 1.2.1388) Нил Керамей обратился к боярам и пастве Пскова с осуждением еретиков и латинской Церкви папы. Ещё многие десятки лет Псков привлекал особое внимание греческих и русских иерархов.

Около 11 января того же года Кейстут, выйдя с ратью из Новпила, через семь дней внезапно напал на Велов. Захватив большой полон в Велове (земля Велова), он грабил, жёг и убивал у Тапиова, в земле Вонес (Курортное у Правдинска) и у Фридлянда, и увёл с собой 500 христиан.

В отместку, 14 февраля Куно фон Хаттенштайн и великий комтур с прецепторами, графами Марка (1346 – 1391) Энгельбертом III и Клеве направились в Шальченики и через неделю двумя войсками вошли в землю литвы. На другой день у Перелая (Пярлоя) посланный Кейстутом Витовт с 500 ездовыми напал на фогта Помезанской Церкви Экхарда Рабе с 12 людьми. Услышав шум боя в 3,5 верстах, высший маршал и гости погнались за литвой, многих убили и взяли в плен. Витовт в самом начале боя бежал. У крестоносцев же убили лишь двух рыцарей и ещё троих пленили. В то время другое войско 10 дней опустошало земли у Трок. Так как их ждали и литва лишила их еды, рыцари вскоре повернули домой.

6 апреля Кейстут и Витовт с бомбардами приплыли по Мемелю на судах к Юргенборгу. Увидев их рать, комтур Йоханн фон Мельдинген сжёг пригород. Атаковав на третий день замок, они многих потеряли и были отбиты. Между тем, приплывший на двух судах к Чупе (Митува) фогт Инстербурга (по 14.7.1385) Йоханн фон Пфирт с 60 мужами из Витинги у озера Сальчиде убил 17 язычников, 16 пленил и 18 обратил в бегство. Кейстут, взяв перемирие с высшим маршалом, с которым были великий комтур, комтур Бальги и комтур Брандинбурга, вернулся с Витовтом домой.

В те же дни Йогайло и Корибут осадили замок Байерн, взяли мир и ушли.

В начале мая Кейстут с боярами и ратью навёл мост через Писсу и вторгся в землю Лавкискен (земля Пиша), а другой его отряд вступил в Надрове. Получив перед 4 июня вести о том, что по наущению Вайдило Корибут занял несколько его городков около Новгорода‑Северского, а Йогайло задержал его послов, Кейстут перед Кулейн (Двинское, 9 км севернее Гусева) повернул своих назад. Прискакав с конной дружиной домой, он велел повесить пойманного в Вильне Вайдило и ограбить ехавших к Йогайло русских послов.

25 мая, заручившись поддержкой своего брата Люборта и оставив в Литве Витовта, Кейстут с малыми силами направился в Новгород‑Северский против Корибута, велев и Йогайло следовать с ним.

Йогайло же подговорил мещан Вильни и через несколько дней немецкий староста купец Хануль с горожанами захватил город.

12 июня Йогайло со всей своей дружиной спешно прибыл из Витебска в Вильню и тут же отправил гонцов к верховному магистру, в Ливонию и к султану Дашт-и-Кыпчака («Степи кыпчаков» – так называлось государство татар, 1379 – 1395) Токтамышу. Винрик фон Книпроде немедля послал в помощь Йогайло высшего маршала с великим комтуром, комтурами Бальги и Брандинбурга.

Узнав о захвате Вильни, Витовт послал к отцу в Новгород-Северский и, приведя из Трок более 1000 своих, осадил Кривой город Вильни (вокруг подножия замковой горы – Pilieskalnas). Когда с обеих сторон пало 300 человек, он ускакал обратно.

Тем временем маршал Ливонии, выйдя 13 июня в поход, две недели воевал земли жямайтов, а комтур Рагнита – землю Ромайне и Виесвилле (севернее Укмярге). В Ромайне он убил 200 человек, а 50 с множеством скота и лошадей увёл.

В те же дни у Новгорода-Северского Корибут разбил Кейстута, убив 500 его ратных.

30 июня высший маршал сжёг замок Эголь (Ейгуляй в северной части Кунаса) Кейстута и перебил всех бывших в нём 40 ратных, пленив двоих, в том числе – боярина. Затем по Неману и Стреве он направился с бомбардами в Троки. 5 июля в городке Бражуоле Йогайло и Скиргайло взяли с ним перемирие до 8 августа.

Меж тем Витовт, услышав о том, что немцы идут воевать Троки, а Йогайло – из Вильни на соединение с ними, испугался и уехал с матерью в Городно.

8 июля Йогайло, Скиргайло и крестоносцы осадили Троки и, установив бомбарды, стали часто их штурмовать. Уже через день, после того, как ядра бомбард разбили стены замка, защитники покинули его. Куно фон Хаттенштайн, изгнав жителей Трок, отдал сожжённый город и замок Йогайло, а тот пожаловал их Скиргайло.

10 июля высший маршал повёл своих в земли Слоасс и Стреберне (западнее Алитуса).

Прибыв 21 июля в Городно, Кейстут послал жену в Берест и, оставив Витовта собирать рать, поскакал в Самогитию. Созвав в Меднике на совет жямайтов, он просил их помощи.

Около 30 июля Кейстут с 9000 жямайтами и всеми, кого смог собрать, и Витовт с ратью, сойдясь у Нерге в 16 верстах выше Ковно, пошли в Троки.

Туда же, опустошая всё огнём и убийствами, спешил через земли жямайтов и Нерге магистр Ливонии с войском.

В то же время зять Кейстута герцог Варшавы (1374 – 8.12.1429) Йоханн вместо того, чтобы прийти тестю на помощь, захватилу того с помощью ляхов Дрогичин, Сураж на Нареве и Каменец на Лесной, затем осадил Берест и, не добыв его, осадой взял Мельник.

3 августа Кейстут и Витовт с сыном Ольгерда князем Ратно и Любомля Фёдором Любортом Сангушко с одной стороны, а также Йогайло, Скиргайло, высший маршал и Робин фон Эльтц с 300 своих с другой, сошлись около Трок. Йогайло, дабы избежать битвы и кровопролития, послал к Кейстуту и Витовту Скиргайло и бояр. Скиргайло, дав присягу от себя и от имени Йогайло, убедил Витовта начать переговоры. Кейстут, видя, что не сможет избежать поражения, надеялся на примирение и милость Йогайло.

10 августа Йогайло, присягнув в своём стане Витовту, пригласил его и Кейстута в Вильню, где велел их схватить и заключить в башню замка, а после отправить в Крево. Посланные к ратям Витовта и Кейстута гонцы сообщили, что князья помирились, войны не будет и надо расходиться. Тогда же схватили 5000 воев Кейстута и Витовта. Те добровольно сдались на милость Йогайло и присягнули ему в верности и вечном подчинении. Оставшиеся разбежались.

В пятую ночь в Крево коморники (слуги дворца) Йогайло: Прокоша, Белик, сын Мостева Якутчик и Жибентяй задушили Кейстута. Его тело с вещами, оружием, конями и собаками торжественно сожгли в Вильне. Тогда же в Бересте утопили его жену Бирут. Чтобы отомстить за Вайдило, Йогайло велел казнить её дядю Видимонта, родича Бутрима и многих бояр, а ещё двоих – изломать на колесе.

В тот же день высший маршал, уводя своих обратно, оставил в дар Йогайло несколько бомбард.

Тем временем бояре Литвы и верховный магистр Ордена просили Йогайло отпустить Витовта. В начале сентября Витовт, переодевшись в платье служанки своей жены, вышел ночью из камеры между женой и дочерью, спустился по верёвке со стены замка и ускакал из Крево. В ту же ночь уехала в карете и княгиня Ишва с дочерью Софией, но в дороге их схватили люди Йогайло.

Витовт со своим братом князем Новгорода-Литовского (Навагрудак) Товтовилом прибыл к герцогу Варшавы Йоханну. Тот холодно принял беглеца и, после того, как Витовт отказался принять крещение, отправил его прочь. Товтовил же был крещён, получив имя Кон­рад. Затем, получив отказ у герцога Плоцка (1381 – 21.1.1426), Равы (с 1373 г.) и Визны (1381 – 1382, 1401 – 21.1.1426) Семовита IV, Витовт ускакал в Инстербург, где после 12 октября его и Товтовила хорошо принял верховный магистр (2.10.1382 – 20.8.1390) Конрад Цёлльнер фон Ротенштайн. Витовт просил его: «Если мне дружески поможете, буду служить со своими землями Ордену и буду вассалом». «Достопочтенный духовный муж и брат», как назвал он верховного магистра, протянул им руку и направил ходатайство Йогайло вернуть Витовту земли Кейстута.

Витовта сразу послали к жямайтам за помощью. А как вернулся, сам слал гонцов в Самогитию и к нему поехали многие князья, бояре и жямайты. Конрад Цёлльнер снабжал их продовольствием, оружием, лошадьми и вещами. Витовта разместили в Тапиове, а его супруга получила замки Гремиттен (в 10 км северо-западнее Гвардейска) и Легиттен (Победино в 17 км восточнее Калининграда) с их землями.

Уже 1 ноября при встрече на острове в устье Дубиссы «великий король или герцог, господин и наследник литвы и русских» Йогайло и «герцог Трок» Скиргайло, взяв «по совету их матери Йулиании» с верховным магистром и магистром Ливонии перемирие на 4 года, пообещали помогать им, за это время креститься со своими братьями и народом, не начинать войн без согласия Ордена и передать ему Самогитию между Дубиссой и Мемелем до его выхода в море, как только рыцари покорят её. На печати Йогайло с всадником с поднятым над головой мечом и открытым забралом была надпись: «JagaldeigratiarexinLettovia» – «Йагал, Божьей милостью король в Леттовии», а у Скиргайло: «Skyrgaldeigraduxdelittaw» – «Скиргал, Божьей мил. герцог литвы».

Вскоре они с помощью рыцарей Ордена опустошали земли Витовта и его сторонников.

Осенью того года и зимой из-за большого мора в Пруссии умерли высший маршал, комтур Альбрехт, многие другие прецепторы, братья и люди Ордена.

6 января 1383 года, отвечая верховному магистру, Йогайло отказался вернуть Витовту и Товтовилу их вотчины, ибо не может верить им. Упрекнув Конрада Цёлльнера в покровительстве беглецам, он предложил взять после 31 марта трёхсторонний мир с герцогами Мазовии, с условием возращения захваченных рыцарями в Вильне людей, имущества и товаров. Он писал, что все жямайты и Скиргайло подчинились ему, и жямайтов он никогда не отдаст.

Начав вскоре войну с Мазовией и Полонией, Йогайло с ратью литвы и жямайтов осадил захваченный Йоханном Дрогичин. Хотя к осаждённым и прорвались сто конников герцога, некоторые русские в городе изменили и его отряд сложил в феврале оружие. Через несколько дней сдался Сураж на Нареве. Затем Йогайло неожиданным штурмом вернул Мельник, в восемь дней взял Каменец на Лесной, а после спалил Завихост, Опатов и иные города и сёла до Вислицы. Установив рубеж по Висле, с большим полоном, множеством золота, серебра, дорогих камней и сокровищ он вернулся в Вильню. Поэтому, назначенная на 20 мая на острове Дубиссы встреча с Конрадом Цёлльнером была отложена.

19 июля того года верховный магистр с епископами Вармии (1373 – 1401) Хенриком Зорбом и Помезании (1376 – 7.3.1409) Йоханном, прецепторами, аббатами и рыцарями прибыл на остров Кирсмемель на Мемеле в 4 верстах ниже устья Дубиссы, желая крестить Йогайло, Скиргайло и других их братьев, а также вести с ними переговоры. Однако Йогайло со своей матерью и братьями не захотел проехать к нему верхом всего несколько вёрст.

28 июля, после того, как Витовт согласился отдать Ордену Литву, Конрад Цёлльнер объявил в Мариенборге о походе против Йогайло, как высокомерного князя, продававшего русским пленных рыцарей, захватившего земли Ордена, неправо начавшего войну с герцогом Йоханном и не отдавшим ему земель жямайтов.Собрав 4000 человек, он пошёл в Литву.

Тогда, в знак примирения, Йогайло отпустил княгиню Анну и, ссылаясь на понятия чести и летописи, укорял Витовта за предательство и нарушение традиций.

Пройдя по Мемелю и Нерге, верховный магистр с войском, немецкими, французскими, английскими и шотландскими крестоносцами и высший маршал (12.10.1382 – 24.3.1387) Конрад фон Валленродт с другим войском, бомбардами и стрелками, а также Витовт с 3000 жямайтов, при помощи бомбард, стрелков и иными способами 11 сентября атаковали Троки. На другой день, после того, как была пробита стена замка, его защитники сдались, затем и город открыл крестоносцам ворота. Конрад Цёлльнер, оставив там фогта Йоханна Рабе и двоих братьев с 60 воинами, вручил замок Витовту, а тот, дав заложников, взял с Орденом мир.

12 сентября верховный магистр послал в Вильню Витовта и комтуров Эльбинга, Бальги (с 5.10.1382) Маркварда фон Лархайм, Брандинбурга (1383 – 17.5.1392) Фредерика фон Венден и Кристбурга (30.9.1382 – 1.1.1385) Ханса фон Вебирштете.Придя к городу, они устремились на мост, но литва сбросила их, убив комтура Бальги. Хотя три атаки рыцарей были отбиты, им удалось спалить «русский» город Вильни. Затем подошли и приплыли на судах по Нерге Хупорт фон Зендендорф со знаменем святого Георга и верховный магистр с пилигримами. Но из-за нехватки пороха и камней, а также приближения ратей Йогайло, 22 сентября крестоносцы, так и не взяв замок Вильни, спешно ушли. При переходе вброд Нерге у Ковно на 2000 из них напал вернувшийся из рейда в Пассенхайм и Ниденборк (Нидзица) боярин Вайдибут. Другая часть войска спешно пришла им на помощь и разбила его.

Спустя два дня Йогайло и Скиргайло с двумя осадными и одной метательной машинами осадили Троки, которые защищал отряд в 500 человек, и начали их каждый день штурмовать.

21 октября Витовт с супругой и несколькими боярами был крещён в Тапиове магистром Вигандом фон Бальдерсхайм и исповедником Тапиова, получив имя Витольд. Его крёстным отцом был Конрад фон Валленродт. Ишва взяла имя Маргрета. Верховный магистр передал Витовту замок Ной Мариенбург ам Мемель (Новый Мариенбург на Мемеле, бугор Картупену), иначе – Мергенбург. Сюда к нему прибыли князья и многие бояре с жёнами и имуществом, среди них: братья Жигимонт и Судимонт Довойта из Эйсишек (Эйшишкес), племянник – сын Вайдота князь Новгорода-Литовского Георгий, князья Гольшан – сын Ольгимонта Иван и Друцка – Лев.

3 ноября защитники Трок, после того, как была разбита и разрушена стена, сдали замок, при условии, что смогут свободно уйти с имуществом. Йогайло вновь пожаловал его Скиргайло.

Вскоре через гонцов Йогайло тайно сообщил Витовту, что в обмен на верность даст ему Городно с волостями, а также Берест, Волковыск, Дрогичин, Мельник, Бельск, Сураж на Нареве и Каменец на Лесной.

1 января 1384 года Конрад Цёлльнер обещал помощь Витовту в добывании отчины.

Через пять дней он с епископами Замбии (2.2.1379 – 2.1.1386) – Тило Теодериком фон Штобенхайн и Констанца (Konstanz, 1383 – 4.1387) – Николаем фон Ризенборг прибыл в Бишавны, надеясь склонить Скиргайло на свою сторону, но тот не захотел предавать своих.

В том же году Йогайло с братьями Скиргайло и Корибутом взяли мир и целовали крест князю Москвы Дмитрию и князю Серпухова Владимиру. Тогда же мать Йогайло Йулиания обязалась женить его на дочери Дмитрия Софии при условии подчинения Йогайло Москве и признания греческой веры религией Литвы.

28 января в Кёнгсберге «герцог Трок» Витовт, его братья Жигимонт Сигисмунд и Судимонт, сын Вайдота Георгий, князья Гольшан – Иван и Друцка – Лев, бояре Юрий, Свиргайло, казначей Гибут, Рёнкут, Михаил Милеганд и другие взяли союз с верховным магистром, по которому Витовт, как законный герцог Трок, обещал ему помощь, даже если он будет воевать с Литвой, и передавал себя и свои земли под защиту Ордена, в том числе и Самогитию до Невязи с землёй Кауве (междуречье Немана, Пярсяке, Довине, Шяшупе и Сиесартиса) за помощь в добывании отчины. Он писал, что край от Ковно до владений Ордена «никогда не принадлежал нашим отцам и на него не имеем никаких прав», а также завещал после своей смерти все свои земли Ордену, если не оставит их сыну либо дочери. Конрад Цёлльнер обязался заботиться, чтобы его законные наследники получили наследство и защищать их. Тогда же он обязал некоторых прусских рыцарей верно служить Витовту и, посоветовавшись с прецепторами, отдал ему Мергенберг.

В те дни верховный магистр и фогт Витинги (1383 – 1384) Марквард фон Зальцбах, пленив в Меднике 300 ратных, отдали их Витовту, после чего напились в Мемеле.

Уже 4 февраля 76000 жямайтов из Медника, Веангена (возможно – холм Наусоджё у Плунге размерами 110х54 м с площадкой 76х20 м) и Мемеля, как и ранее, клятвенно обещали высшему маршалу стоять на стороне Ордена против всех захватчиков.

В марте Витовт и фогт Витинги с 40 крестоносцами из Рагнита прибыли в Мергенберг. Оттуда они и капитан Нартант с 150 своих направились в Литву, где у Вепри (Батегала в 20 км северо-восточнее Каунаса) разбили отряд из 400 ратных Йогайло, убив 120 из них. Отправив назад капитана с 8 пленными, 200 лошадьми и большой добычей, они сделали много зла в землях Литвы и в Шервенте (Ширвинтос).

Весной Йогайло, тайно предложив Витовту Луцк со всей Волынью (область между Бугом, Городло, Ковелем, Коростенем, Бердичевым и Каменкой) и Подольем, обещал вернуть ему Троки и его отчину в Литве, как только Скиргайло возьмёт у Вингольда Полоцк.

12 мая верховный магистр с великим комтуром (1383 – 1387) Куно фон Либенштайн, Конрадом фон Валленродт и с большим войском приплыл на судах в устье Нерге. Вскоре Витовт и граф Вильхельм фон Катценельнбоген принудили к сдаче защитников города и детинца Ковно. Затем на его месте, по внушению Витовта, рыцари за 4 недели построили сильно укреплённый кирпичный замок Сенте Мариенвердер (замок в центре Каунаса). Рядом с ним, на островке у Старого Ковно начали строить из кальки и камня замок Йоргенсвердер (возможно – на островке Няриса в 1,7 км от Немана). Меж тем Витовт со своими доставлял им рабочих и пищу.

25 мая комтур Рагнита и фогт Витинги с 500 крестоносцами, 8 знатными гостями и Судимонт со своими направились в Вилкомир, и по пути резали, жгли и грабили, а при приближении рати Скиргайло повернули с добычей назад. На обратном пути 5 июня комтур, 4 брата Ордена и 7 благородных пилигримов были убиты литвой в земле Кулве (~ 30 км юго-восточнее Рагнита), а Марквард фон Зальцбах и граф Райнека попал в плен. Орден лишился 29 коней.

В начале июня Витовт огнём, убийствами и грабежами разорил землю Вандеигел (севернее Каменца на Лесной), а фогт Витинги, получив ещё 36 крестоносцев, уничтожил там всех, кроме детей и 60 женщин. Они увели с собой 300 человек, в том числе – 96 мужчин.

14 июня в замке Сенте Мариенвердер Витовт и Конрад Цёлльнер согласились о возвращении Витовту вотчины его отца, которую он, в благодарность за помощь Ордена, примет как лён, чтобы вступить в борьбу против врагов веры и Ордена. Витовт обязался верно служить и помогать Ордену. Ему наследовала его дочь, но ни один сын, и брат Сигисмунд, если примет христианскую веру, а при отсутствии наследников вотчина Витовта отходила Ордену. В случае наследования Сигисмунду переходили все права и обязанности Витовта. По смерти Витовта верховный магистр обещал выдать его дочь замуж за равного ей по состоянию, но её муж не наследует ей. Свидетелями были: великий комтур, высший маршал, высший интендант (16.10.1382 – 15.4.1387) Хеннрик Ганс фон Веберштетен и комтур Кристбурга, комтур Бальги (1383 – 1387) и фогт Нотангии Фредерик фон Эглёффштайн, комтуры Брандинбурга, Мемеля (1380 – 2.1389) – Марквард Николаус фон Рассов и Рагнита (1384 – 19.11.1392) – Йоханн фон Румпенхайм, фогт Замлянда Йоханн фон Лёрих и многие другие.

В эти дни Йогайло ещё раз послал к Витовту послов с миром, обещая ему вернуть земли отца.

29 июня Конрад Цёлльнер, сообщив папе (20.9.1378 – 16.9.1394) Клементу VII о последних событиях, и, что с мая литва захватила или убила 23 брата Ордена, 8 благородных пилигримов и 50 иных, оценил силы неверных в 60000 человек (10000 ратных, 25000 ополчения и 25000 – резерв) и 80000 лошадей (по две для 4000 ратных и 8000 ополченцев, 8000 обозных, остальные – резерв).

3 июля Витовт с жямайтами и Судимонт с несколькими литвинами, убив у Юргенборга сопровождавшего их рыцаря Йоханна фон Альтенхофф и захватив в плен 11 крестоносцев, сожгли замок Байербург (3 км западнее Вялюоны). Через пять дней он с 400 своих прибыл из Ной Мариенбурга в Юргенборг и сказал, что Йогайло и Скиргайло с дружиной берут в плен людей и разоряют места у замков Рагнит, Нойхаус (бугор в 2 км юго-восточнее Пагегяй) и Шплиттерн (3 км западнее моста через Неман в Советске). И прибавил: «Завтра я вместе с вами приду на помощь комтуру в Рагните против этих невернейших кузенов и предателей. Мы одержим славную победу. Пришлите мне также слуг из замка, чтобы они приготовили мне дрова и всё необходимое, ибо я намерен заночевать здесь вместе с вами». И когда ему открыли двери, Судимонт вместе с людьми Витовта захватил замок и, убив 3 рыцарей, пленил 19 рыцарей и братьев Ордена, а затем сжёг замок. Той же ночью Витовт обманом взял Ной Мариенбург, убил и схватил в нём около 60 мужей, и увёл с собой фогта и многих христиан. Затем он сообщил верховному магистру, что Йогайло оставил Скиргайло, и что хочет осоединиться с ним и прийти в Инстербург. Когда Витовт пришёл к Инстербургу, то сообщил, что имеет разрешение от верховного магистра на проход. Судимонт со своими сначала убил вышедшего к ним брата Ордена Йоханна фон Альденхофф, а после – комтура и многих других, пленил вице комтура Теодерика фон Крусте с 10 братьями, ограбил замок и превратил его в пепел. С пленными и добычей Витовт быстро вернулся в Ной Мариенбург и предал замок огню. До 28 июля он так же коварно разграбил и спалил замки Бадернбург (возможно – бугор Опстайню в 8 км северо-восточнее города Неман) и Нойхаус.

Вернувшись в Вильню и признав власть Йогайло, Витовт получил обещанные ему Городно, Берест, Волковыск, Дрогичин, Мельник и Подлясье (междуречье Буга, Нарева и Влодавки). Он обязался быть верным «главному князю Литвы», не принимать без его разрешения послов и не требовать возвращения всей вотчины отца. Йогайло пообещал вернуть ему Троки, и 23 августа Витовт, «нареченный в святом крещении Александром» дал городу грамотой на русском языке некоторые права и льготы.

Между тем Конрад фон Валленродт с тремя отрядами, поднявшись по Нерге, опустошил шесть земель и землю жямайтов Мединкин (между Мажейкяй и Тяльшяй), и через четыре недели, 19 сентября вернулся домой.

В тот же день Йогайло, Скиргайло и Витовт с тяжёлыми осадными орудиями, пороками, пушками (кованые железные, калибра 100 мм и длиной ствола 2,29 м для стрельбы каменными ядрами на дальность до 628 м со скоростью 1 выстрел в 6 минут) и со стрелками осадили замок Сенте Мариенвердер, в котором были комтур Хенрик фон Клеен, 150 стрелков, 6 братьев Ордена и два пилигрима, а также бомбарды. Нападавшие быстро сожгли палисад, взяли ров, сделали мост через Мемель, две башни, склад оружия и два тарана. Большой отряд Скиргайло с двумя орудиями много раз безуспешно штурмовал замок. С другой стороны Йогайло и Витовт с ещё большим количеством орудий пробили в стене брешь и через неё атаковали всадниками, но те были отбиты. Защитники поливали их смолой и многих убили. Брат Ордена магистр Херманн со своими сломал забор и стоявшее на берегу реки большое орудие, убил 6 литвинов и вернулся в замок, но вскоре был убит камнем бомбарды. 16 октября Конрад фон Валленродт на судах высшим госпитальером (1384 – 1.5.1396) Зигфридом Вальпотом фон Бассенхайм, комтурами Кристбурга и Остероде (1383 – 1391) – Йоханном фон Беффорт, отрядом из Нидерландов, лошадьми и с продовольствием приплыл из Готтисвердера на помощь замку. Несмотря на измену, он предлагал Витовту мир на более выгодных условиях. В то время защитники замка голодали, многие были ранены, а выпущенный пороком камень оторвал голову их комтуру. Тогда же старшему фогту Замлянда (21.10.1372 – 4.7.1389) брату Йоханну фон Лёрих и двум пилигримам удалось выбраться из замка. Спустя две недели, из-за нехватки фуража и начала холодов, высший маршал с войском отступил. А через 4 дня осаждавшие уложили стволы сосен на ров и на другой день 6 ноября ворвались через проломы в замок, убив двоих братьев Ордена и 29 стрелков. Взяв в плен братьев Ордена Тегарта и Хенрика Свельборна с 55 стрелками, они сожгли и разрушили его до основания. Витовт, держа двумя руками меч, отрубил голову Тегарту и приказал казнить ещё нескольких пленных. Кроме того, за время осады были убиты и пленены ещё 4 брата Ордена и 250 крестоносцев.

Вернувшись домой, Витовт просил у матери Йогайло Йулиании Луцк, и она обещала, если тот крестится.  В конце декабря в Городно по желанию Йогайло и Йулиании Витовт перешёл в греческую веру, получив имя Юрий. Йогайло письменно обещал ему Литву, если станет королём Полонии.

Вянваре 1385 года князь Береста Витовт, Иоанн Скиргайло с братьями князем Кернова (с 1377 г.) Александром Василием Фёдором Вигантом и Борисом Светригайло, сыном Ольгимонта Иваном и старостой Вильни Ханулем прибыли в Краков сватать дочь короля Людовика королеву Полонии (с 16.10.1384 г.) Ядвигу за Йогайло. Паны собрали сейм в Пётркове и решили взять его королём при условии, что он крестится и женится на Ядвиге.

9 февраля того же года в Женове (Генуе) папа (8.4.1378 – 15.10.1389) Урбан VI дал послабления и льготы в отпущении грехов тем, кто помогает Ордену и Церкви в Пруссии, Ливонии, Померании (область между морем, Жарновец, Хойнице, Мальхином и Бартом) и других землях братьев, и воюет против врагов веры – неверных литвинов.

14 августа в Крево Йогайло с Юрием Витовтом и братьями Иоанном Скиргайло, Дмитрием Корибутом, Лугвенем и от имени других не присутствующих братьев просил у послов королевы Хунгарии (1382 – 16.1.1387) Елизаветы Котроманич руки Ядвиги. В подписанном договоре он обещал навечно присоединить свои земли Литвы и Руси к короне Полонии, вернуть все земли, кем-либо взятые у него, крестить Литву, освободить всех захваченных и переселенных на войне христиан, а также выплатить 200000 флоринов (золотой весом 3,53 г) герцогу Австрии Люпольду за нарушение брачного соглашения между Ядвигой и сыном герцога Вильхельмом.

17 августа верховный магистр с Конрадом фон Валленродт, прецепторами, войском и знаменем святого Георга из почти сотни гостей, имея 4000 своих, выступил из Мариенборга и 1 сентября прибыл к броду через Нерге у Старого Ковно. Посланные им комтур Рагнита, старший фогт Замлянда и фогт Тапиова Альфф фон Чудендорф обратили в бегство рать Скиргайло, хотя тот поставил на валу много бомбард, метательных орудий и стрелков. При переходе реки в 4 милях от устья Нерге из-за давки утонул граф Вильхельм фон Катценельнбоген, трое братьев, двое гостей и несколько кнехтов. Затем Конрад Цёлльнер, пройдя возле Трок, тремя отрядами опустошил 6 земель Литвы до Медеников (Мядининкай) и Ошмена (Ошмяны) в 49 верстах за Вильней, и пред речкой Судена повернул назад и 19 сентября вернулся домой.

Тем временем Йогайло, Скиргайло и Витовт укрепили отрядами, оградами, кольями, рвами и другими укреплениями броды через Нерге и Неман. Верховный магистр послал знамёна Померелии (область между Вислой, Вежицей и Померанией) и Нидерландов, комтуров Бальги, Остероде, Дантцика (Гданьск, 1385 – 1389) – Вольфа фон Цольнхарт и Шлёхова (Члухов, 1383 – 1392) – Йоханна фон Шёнефельд взять брод через Неман. И они, перебив возле Румшишки (Румшишкес в 20 км восточнее Каунаса) много ратных литвы, овладели им. Но и там утонули 4 рыцаря Ордена и 3 простых рыцаря. Тогда брат Сурвилло указал другой брод. 19 сентября войско Ордена перешло реку в миле (7 км) ниже, на другой день село на суда и вернулось в Рагнит. 21 день крестоносцы разоряли земли Литвы, потеряв всего около 100 человек.

9 октября в Недрице Вингольд, передав себя и всё княжество Полоцка под защиту магистра Ливонии (1385 – 1388) Робина фон Эльтц при условии, что тот будет поддерживать и защищать его и его потомков, обязался защищать и добросовестно помогать магистру.

В декабре Святослав с князьями, боярами и с ратью Смоленска, побывав под Витебском, причинил много зла Орше и ушёл с полоном, ничего не сделав городам. Его люди, мучили мужиков и малых детей, собирая жителей, запирали в избах и поджигали их, поливали горячей смолой, а иных хватали, и, приподняв крышу, клали на стены головами и, сдавив крышей, сзади жгли, а других мужчин, жён и детей натыкали на колы.

В январе 1386 года раздосадованный предстоящим усилением Полонии и Литвы верховный магистр предложил Витовту помощь в получении вотчины, но тот отказался. Зная, что князья и главные бояре Литвы уедут в Краков и, несмотря на просьбу быть крёстным отцом Йогайло и прибыть в Краков на его венчание и коронацию, он собрал рыцарей Пруссии, Ливонии и всех латгалов (латышей востока современной Латвии) воевать Литву.

В те дни в Волковыске послы ляхов заверили Йогайло, что он избран господином и королём Полонии и вскоре это утвердит сейм, и, что в жёны ему отдаётся Ядвига.

В начале февраля сейм панов в Люблине выбрал Йогайло королём и господином Полонии. Тогда же Йогайло, взяв Витовта, Скиргайло, Виганта, Коригайло, сына Вайдота Георгия, князя Гольшан Ивана, сыновей Владимира князей Бельска Ивана и Могилёва Андрея, а также многих бояр уехал из Вильни через Сандомир в Краков.

2 февраля Конрад Цёлльнер с высшим маршалом и отступником Вингольдом в свите с его братом князем Трубчевска Дмитрием Аикшей, хотя о его походе узнали за две недели, двумя войсками вторгся в Литву. Разделив своих на мелкие отряды, за 21 день он огнём и грабежами разорил 16 земель Литвы, сжёг Мейсегале, Друю и многие сёла, достиг Медеников и Ошмена, взял Дриссу (Новодвинск),Лукомль (138 км северо-восточнее Минска) и, оставив в нём свой отряд, дал городок Вингольду. Убив множество людей и скота, рыцари увели 200 душ и 2000 лошадей. В то же время горожане Полоцка сдали Вингольду свой город и землю.

12 февраля Йогайло прибыл в Краков. Через два дня в соборе святого Станислава Вавеля архиепископ Гнезно (1382 – 1388) Бодзанта крестил его, дав имя Владислав. С ним крестились его братья Фёдор Люборт, Иоанн Скиргайло, Василий Коригайло, Борис Светригайло и Фёдор Вигант, сын Евнутия Михаил, Витовт с братьями Жигимонтом и Довйотой, иные родственники, бояре и большая часть двора. Витовт, третий раз переходя в католичество, получил имя Александер.

Тогда же Витовт, князь Литвы, господин Трок и Полоцка Скиргайло и другие князья Литвы и Руси со всеми их землями и княжествами присягнули королю, королеве и Короне в вечной верности. По подписанному ими миру Литва и Русь вошли в состав Королевства Полонии.

18 февраля архиепископ Бодзанта обвенчал Владислава Йогайло с тринадцатилетней Ядвигой, а 4 марта короновал его королём Полонии, высшим герцогом Литвы, господином Руси и других.

В те же дни в Новом Месте Корчин (Nowy Korczyn) Йогайло, подтвердив данный 17 сентября 1374 года в Кашове (Кошице) королём Людовиком привилей, установил, что война за границей должна оплачиваться также, как платят наёмным солдатам, что её убытки покрываются из казны, и, что преступления шляхты (дворян, рыцарей и кметов) должнырассматривать только суды шляхты. Тогда в походе наёмный солдат получал 1/24 флорина в день, стрелок – 1/16, кмет (панцирный пеший) и малый кнехт – 1/8, кнехт – 1/4, рыцарь – 1/2 – 4/5 и знаменосец – 1 флорин в день. В мирные дни им платили в 15 раз меньше.

Между тем в Подолье к воеводе и господарю (герцогу) Молдавии (Moldaviaили Молдва – междуречье Олта, Дуная, Сирета и Тротуша, 1375 – 1391) Петру Мушате прибежал из Дашт-и-Кыпчака сын великого князя Москвы Дмитрия Василий.

Узнав о вторжении крестоносцев, Йогайло послал Витовта и Скиргайло с большим числом ляшских рыцарей. Вернувшись из Кракова, они 12 марта пошли с Корибутом, Лугвенем и сыном Кориата князем Чернигова и князем, помещиком и хозяином Подолья (1377 – 1392) Константином Чарторыйским в Мстиславль (Мсці́слаў). Услышав, что враги уже вернулись в Пруссию, они в несколько дней приступом взяли Лукомль, перебив в городе русских и ливонцев. Около 1 апреля, после недолгой осады, с помощью немцев был возвращён Полоцк. Поймав Вингольда и убив его сына Михаила, они казнили изменников на плахе. Оставив в Полоцке Светригайло Сигисмунда с сильным отрядом, Скиргайло уехал в Троки, Витовт – в Городно, а Лугвень – в Мстиславль.Вингольд после провёл три года в темнице Хенцин (Chęciny у Кельце) и по просьбе Витовта был помилован королём.

Святослав Смоленский со своими ратями спешил на помощь Вингольду, но подойдя к Витебску, узнал, что Полоцк пал. Тогда он повернул и через Оршу пошёл к Мстиславлю против Коригайло. Начав 18 апреля бить город пороками, он распустил по округе ратных и пролил много крови. Смоляне всех бесчеловечно мучали, некоторых ловили и, заперев в избах, поджигали, другим заклинивали в клетях руки и зажигали стены, сажали на колья младенцев. Через 11 дней утром к городу пришли четыре полка Казимира Скиргайло, Корибута, Лугвеня и Витовта, а с ними – жямайты и ляхи. И сошлись в битве подле стен Мстиславля у реки Вихры.

Святослав первый с сильным криком ударил на литву Витовта и Скиргайло, но те выстояли. Когда он правил разорванные ряды переда, один литвин пробил его насквозь копьём и тот упал c коня. Увидев, что их князь убит, смоляне бежалив соседние леса. Гоня их, ездовые Скиргайло рубили саблямии ловили бегущих. Там же мужественно бился, был ранен, бежал и был пойман Юрий Святославович. Ляхи, загнав русских в дубраву, многих посекли, а затем вместе с литвой гнали их до Смоленска. Пали: племянник Святослава Иван Васильевич, многие князья, бояре и ратные. Пленили другого сына Святослава Глеба.

Смоленцы заперлись в граде. Скиргайло и Витовт, простояв долго у его стен, отдали им тела убитых князей и взяли откуп. На обратном пути мечом и карами они усмирили Оршу и Витебск.

Вылечив Юрия от ран и взяв с него присягу о верности, Скиргайло привёз его в конце мая в Смоленск к его матери и посадил на княжении, ибо женой Юрия была дочь сестры Скиргайло Ефросиньи. Взяв откуп с града, Скиргайло вернулся в Троки, а в Вильню король послал своего старосту.

Тем летом в Смоленске был сильный мор. В ту пору Дмитрий Московский послал старейших бояр за своим сыном Василием в Подолье.

16 сентября великий князь Смоленска Юрий с его князьями Фёдором Романовичем и Михаилом Ивановичем Вяземским, и со своими боярами дал королю Польскому, Литовскому, Русскому и иных земель господарю Владиславу и его брату «великому князю» Скиргайло крёстное целование в том, что он с ними заодно и до конца жизни не изменит и будет помогать, а с Андреем Полоцким и с полочанами не будет держать мир.

В октябре Йогайло с супругой, архиепископом Гнезно, епископами Кракова (1382—1392) – Йоханном Радлицей и Познани (1384 – 1395) – Доброгостом, многими герцогами и панами прибыл в Луцк, где князья Северии – Корибут, Пинска (около 1354 – 1392) – внук Наримонта Василий Михайлович и другие присягнули ему и королеве.

4 ноября король пожаловал Витовту титул великого герцога Литвы. В тот же день они дали князю Фёдору Даниловичу городок Острог (39 км юго-восточнее Ровно, Рiвне).

В январе 1387 года, когда во время смуты в Хорватии убили королеву Хунгарии, Йогайло с войском вошёл в принадлежавшую ей Красную Русь (между реками Вислок, Сан, Любачиевка, Вепш, Волица, Буг, Коропец, Днестр, Белелуя, Черемош и горами Карпат). Её палатин (с 1383 г.) Эмерик Хенрик Бебек признал его власть, а после прибытия Витовта с ратью капитан осаждённого ляхами Галича сдал город.

19 января того же года сын Дмитрия Василий вернулся в Москву в сопровождении Йогайло с Ядвигой, архиепископом Гнезно, герцогами Мазовии – Семовитом IV, Варшавы – ляшских князей, панов, литвы и ляхов.

В феврале Йоханном и Олесницы – Конрадом, епископом Кракова, воеводой Познани Балтрамеем фон Визенбург, с многими другими вельможами, рыцарями и священниками прибыл в Вильню и 1 марта собрал съезд. Туда же съехались герцог Городно Витовт и сыновья Ольгерда: князь Киева (с 1367 г.) Олерко Владимир, Скиргайло и Корибут, а также множество бояр и люда.

17 февраля король пожаловал многие земли и дворы католической Церкви Литвы, велев освободить её владения от податей, налогов, сборов, обязательств, поставок, постоев и всех обыкновенных и чрезвычайных тягот.

Через два дня он навечно пожаловал князьям и боярам Литвы земли и личные права при условии принятия ими католичества. Они получили права свободно распоряжаться своими землями и выдавать замуж своих дочерей и родственниц, не иметь никаких сборов, взносов и податей, а лишь военную службу, строительство и ремонт укреплений. Тогда же король дал Вильне и Мерецу самоуправление мещан по магдебургскому праву, и подписал акт о том, чтобы католики избегали браков с отступниками.

22 февраля Йогайло запретил идолопоклонство, браки между католиками и неверными, и велел всех в Литве и Руси «призвать и даже силой заставить принять католическую веру и послушание святой Римской Церкви» под страхом телесного наказания. А архиепископ Бодзанта объявил о строительстве храма святого Станислава на площади у Кривого города.

Несколько дней король, знавший язык литвы, сам убеждал народ принять веру и велел погасить поддерживаемый днём и ночью жрецами огонь на Туровой горе (Трию крижиу калнас) в Вильне, разрушить капище и жертвенник, вырубить священные рощи в лесах, уничтожить большой дуб с выдолбленными в нём изображениями громовержца Перкуна, повелителя мёртвых старца Патола и юного Потрима, и иных идолов, а также перебить домашних ужей и змей. Литва покорно приняла веру и половина города была крещена. При этом каждому простолюдину вручали привезённые из Королевства новые суконные рубашки, шерстяные штаны и белые плащи. Поэтому бедно одетый в льняные одежды народ стекался толпами на крещение ради получения одежд. Их делили на отряды и после крещения каждому отряду давались имена: Пётр, Павел, Иоанн, Иаков и Станислав, а женщинам: Екатерина, Маргарита, Доротея, Анна и Мария. Боярам и достойным давалось особое крещение, и те, взяв семьи и родню съезжались в Вильню. Крестилось около 30000 мещан и крестьян.

Тогда же в городе на месте святилища Перкуна заложили храм святого Станислава и основали епископство, а первым епископом Вильни стал францисканец Андрей Васило. Король также основал епископства в Луцке и Киеве, и велел всем старостам и тиунам повиноваться епископам и всячески содействовать им. А Витовт дал прелатам Вильни некоторые земли.

После того, с середины марта Йогайло за четыре месяца объехал почти все земли Литвы. Он посещал волости, города, селения и деревни, и понуждал людей к крещению, воздвигал во многих местах храмы, одаривал и обеспечивал их. Тогда были основаны приходы в Вилкомире, Неменчине (Нямянчине), Мейсегале, Медениках, Крево, Обольцах (36 км севернее Толочина) и Хайно.

Вместе с тем, король, как и Витовт, оберегал и лелеял схизматиков (раскольников – “православных”) и еретиков.

 

В те времена литва, жямайты и ятвяги были одним целым.

Земля литвы – Литва в междуречье Двины, Сожа, Днепра, Припяти, Буга, Лесной, Немана, Наре и Швянта (Швянтойи) до городка Ненемите (Ляудишкяй в 4 км северо-восточнее Зарасай) граничила с землями Полоцка, Смоленска, Чернигова, Киева, Волыни, Подлясья, Яроконы, Судовии, Самогитии и Ливонии.

На своём языке литва называла себя «литвай», а их язык имеет много русских слов.

Они носили короткие волосы и бороды, были скупы в пище, и у них она была сурова и скудна. Стряпали её в посуде и горшках, причём чаще пекли, чем варили. Их женщины усердны и заботливы, стряпали, делали льняные ткани, но были склонны к пьянству.

Литва горячо и усердно предана государству, но склонна к пьянству, лести и похоти, привержена гаданию, колдовству и ворожбе. Их дух спесив, мятежен, дерзок, лжив, нечестен и скареден. Они неразговорчивы и шаловливы с детьми.

Хотя там было много вроде бы христиан, но их вера была смешана с язычеством. Церкви посещали лишь попы и их близкие, иные же оставались в своих суевериях. В молнии литва, как и жямайты почитали бога Перкуна. На главный праздник в первый день октября они, взяв жён, детей и домочадцев, питьё и пищу, отправлялись в священные леса и три дня жгли богам быков, баранов и прочих животных, а после три дня праздновали в играх и плясках, пиршестве и пьянстве.

Покойников они сжигали в особых лесах на кострищах с конём, быком или коровой, седлом, оружием, поясом, ожерельем и кольцом. Вернувшись из земель врага с победой и добычей, они водили хороводы и сжигали самого красивого и знатного пленника.

В Литве держали много рабов, а рождённые от рабов разделяли ту же участь. Некоторые свободные, не имея возможности уплатить весьма великих податей или судебной пени, обращались в рабов или продавались в рабство. Часто это происходило насильно, по клевете или несправедливости. Большую часть войска Литвы составляли рабы, которые строили, исполняли домашние обязанности и давались как приданное, причем господа были к ним чрезмерно суровы и скаредны.

Земля жямайтов – Самогития – «нижняя земля», лежала между Папе на море, замками Гризе (Гриезе – село в 13 км северо-западнее Мажейкяй), Нерстен (возможно – бугор в 10 км южнее Виесите) и Ненемите, реками Швянта, Наре и Мемель, Велюнью, Котичей (Катичяй), замком Мемель и морем. Она граничила с Ливонией, Литвой, Судовией и Пруссией, и доходила до Балтийского моря, где на 28 вёрст отделяла Пруссию у Мемеля от Ливонии. Самогития имела уезды: Эосии (городище и бугор Калоте в 9 км севернее Клайпеды), Эрогала, Кальтиняны, Кнетов (бугор Бакайню в 20 км севернее Кедайняй), Кражов, Медник, Расейне, Велюнь и Видукла. Король назначал туда пожизненного старосту.

Большинство жямайтов были высокого роста, дики, непокорны и некультурны, ели простую и скудную пищу, пили воду и изредка – пиво и мёд. Они не знали золота, серебра, меди, железа и вина. Им позволяли жить с несколькими жёнами и брать в жёны по смерти брата его жену. Народ их одевался бедно, обычно – в пепельно-серые одежды из сермяги (грубой полотняной ткани). Более важные из них имели рога быков вместо кубков.

Жямайты были смелыми и хорошими воинами, в бою носили панцирь и короткое копьё. Их малые лошади служили им в походах и для пахоты деревянным ралом.

Простой люд жил с жёнами, детьми, рабами и скотом в низких и длинных хижинах из брёвен и соломы и с очагом посредине, над которым делали окно. Такие жилища постепенно суживались кверху и были без перегородок.

Этот народ был склонен к пророчествам и гаданиям. Их священный огонь на высоком холме над Невязой постоянно поддерживал жрец. В почитавшихся ими, как жилища богов, лесах у них находились семейные костры, на которых они сжигали трупы родных с конями, сёдлами и лучшей одеждой. У этих костров стояли лавки, на которые клали еду из теста, а на костёр лили мёд.

Они кормили домашних змей «гиватес». Когда те выползали к поставленному молоку, все становились на колени по лавкам и со страхом поклонялись им до тех пор, пока те не уползали. Если же у них происходило несчастье, они думали, что плохо кормили и принимали домашнее божество.

 

25 марта Конрад Цёлльнер, великий комтур (1387 – 12.3.1391) Конрад фон Валленродт и высший маршал (24.3.1387 – 16.11.1392) Энгельхард Рабе с прецепторами и многими гостями превратили в пепел Мейсегале и увели в Пруссию 1340 человек, кроме тех, что сгорели в огне.

23 апреля в Рацёнже (Raciąż) король взял на год перемирие с верховным магистром и обещал на Рождество освободить пленных христиан Ордена.

Через четыре дня Йогайло, подписав на охоте привилегию, пожаловал Скиргайло титул главного герцога Литвы с городами: Бобруйск, Игумен, Логойск, Любеч, Любошаны,Менск (Минск), Полоцк, Пробойск, Речица и Свислочь. А в Вильню король направил своего старосту, ляха.

Узнав об этом, Витовт отказался 3 мая от присяги королю. Тогда Йогайло ради примирения пожаловал ему обещанные Луцк, Владимир и Волынь.

Витовт в обиде, что Скиргайло получил Литву, начал советоваться с князьями и боярами. Тогда же, находясь в Луцке, он посватал свою дочь Софию за бежавшего от татар сына Дмитрия Московского княжича Василия и дал ему бояр и отряд для сопровождения в Москву.

До 5 июня рыцари отстроили сожжённый Витовтом Юргенборг.

9 июля Скиргайло, назвав себя высшим князем Литвы, взял перемирие с магистром Ливонии.

Тем же летом митрополит Малой Руси и Литвы (1380 – 1389) Киприан, привезя в Луцк княжича Василия, убедил Витовта изменить королю и обручил того с Софией. Тогда же Витовт в третий раз оставил католичество и перешёл в греческую веру, получив имя Дмитрий.

Отпраздновав в новом кафедральном соборе Вильни Рождество, Йогайло с герцогами и вельможами поехал в Витебск.

21 января 1388 года верховный магистр жаловался королеве Дании (10.8.1387 – 23.1.1396) Маргарите на вероломство Витовта.

В ту зиму Йогайло с герцогами подавил мятежи в Витебске и Полоцке.

Вернувшись в Вильню, король поставил Скиргайло верховным герцогом Литвы, велев всем другим герцогам и князьям ему повиноваться. Он также выдал свою сестру Александру за Семовита IV, а сестру Витовта Данут Анну – за герцога Варшавы Йоханна. Приехав в Луцк, Йогайло дал город каштеляну (комендант района) Сандомира Чеславу из Курозвенки, а Белз – Семовиту.

12 марта папа утвердил Андрея Васило епископом Вильни.

7 мая Конрад Цёлльнер послал жалобу папе Урбану VI о том, что, несмотря на обещание, Йогайло не освобождает пленных братьев и людей Ордена.

1 июля Витовт, назвав себя великим князем Литвы и дедичем (прямым наследником) Городно, Береста, Дрогичина, Луцка, Владимира и иных, подписал хартии, дающие евреям свободу вероисповедания, защиту жизни и имущества, права принятия на службу, ведения торговли и ремесла. Их мог судить только суд герцога или суды старост-евреев, и их запрещалось обвинять в жертвоприношении людей.

27 июля Витовт, герцог Новгорода-Литовского Конрад Товтовил, Александр Вигант, Корибут и Георгий с большим войском из литвы, русских и ляхов, благодаря предательству живших около Визны ляхов, взяли её замок у Семовита.

10 августа верховный магистр снова жаловался папе, что Витовт и его сообщники отняли у Семовита Визну.

6 сентября высший маршал с высшим госпитальером направились в Литву. Опустошив по пути землю Ромайне, они подошли к городку Висвальде (бугор Мажую Жинену в 20 км северо-восточнее Каунаса), где был Скиргайло. Потеряв под ядрами бомбарды и в огне пожара множество своих, крестоносцы пошли к Вилкомиру. Витовт был замечен ими в поле. Литва, увидев их войско, сожгла городок. Ограбив и предав огню его округу, на двенадцатый день пребывания в Литве они переправились через Нерге и 11 октября с большой добычей вернулись домой.

10 ноября на острове Дубиссы верховный герцог Литвы, князь Трок и Полоцка Скиргайло и герцог Литвы, и князь Кернова Александер Витовт взяли двухнедельное перемирие с великим комтуром, высшим маршалом и казначеем Ордена (1381 – 12.1389) Ульриком фон Хахенберг.

В те же дни Конрад Цёлльнер сообщил коллегии кардиналов, что за два месяца литва убила или пленила 150 его отборных мужей и всё ещё держит 55 братьев Ордена с 250 иными благородными христианами. В письмах папе и королю Рима (10.6.1376 – 20.8.1400) и Бохемии (29.11.1378 – 16.8.1419) Венцеславуон жаловался, что Йогайло снова хочет вернуть его пленных за деньги или путём обмена, что литва может отпасть от веры и до сих пор приносит жертвы своим богам, а он снабжает её оружием, лошадьми, бомбардами и мортирами.

В январе 1389 года войско Ливонии, опустошив земли между Нявязью и Швянтой, убило почти 3000 человек, захватило 700, и с ними множество лошадей и скота.

Тем временем комтур Рагнита воевал земли жямайтов за Мемелем напротив своего замка и землю Крумбстегалл (междуречье Немана, Лейте и Вейжаса), а фогт Инстербурга – Кальтиняны. Они поймали 40 людей и 120 лошадей.

Витовт, ненавидя смелого, свирепого, скорого во всём и часто пьяного Скиргайло, который в гневе на многих бросался с оружием, и подозревая, что тот жаждет любым способом, оружием или ядом погубить его вместе с родными, тайно послал в началегодак верховному магистру своего брата, герцога Мозыря (1385 – 1401) Конрада Сигисмунда с предложением союза против Йогайло.

4 февралякомтур Мемеля Марквард фон Рассов с войском, в котором были фогт Замлянда (1389 – 3.2.1392) Конрад Куно фон Лихтенштайн и отряд Торуна (Торунь) из 6 братьев, 96 тяжёлых конников, 50 вепенеров (лёгких конников) и 130 арбалетчиков, вышел из Мемеля в Вилкомир. В пути, в одном болоте, литва пленила Маркварда фон Рассов, двоих рыцарей и одного тяжёлого конника. Привязав комтура за ноги и руки к четырём берёзам, язычники сожгли его вместе с четырьмя лошадьми в жертву своим богам, а остальных убили. Крестоносцы взяли город и верхний детинец Вилкомира, и ещё 11 других городков в Литве. 28 февраля, лишившись в бою у Медеников братьев Ордена Виганда фон Марбург и Альбрехта фон Кверфурт, 60 тяжёлых конников, 76 вепенеров и 200 коней они повернули домой.

В марте Витовт, обещая верховному магистру через освобождённых из плена Маркварда фон Зальцбах и графа Райнека верность, союз против Полонии и крещение Литвы, предложил оставить в залог Ордену свою супругу Анну, дочь Софию, брата Сигисмунда с сыном и сестру Рингайл.

Тогда же он задумал обманом завладеть Вильней и под видом свадьбы Рингайл отправил в город 300 саней с 400 своих людей и со спрятанным под тушами животных оружием. Судимонт, узнав об этом, сообщил Корибуту. И когда обоз подъехал к Вильне, не пустил его в замок и велел всех схватить. В схватке часть людей Витовта была перебита, а остальные бежали. Узнав, что обман раскрыт, Витовт сразу же послал из Городно к верховному магистру герцога Гольшан Ивана с вестью, что Светригайло объявил ему войну, что тот знает о их переговорах и Корибут – начеку. В страхе за свою участь, оставив в Городно и Бересте сильные отряды, он снова бежал с супругой Анной, друзьями, боярами и челядью в Мазовию к Йоханну. Не получив там ожидаемого, Витовт направился к Семовиту и, ничего не добившись, прибыл в Пруссию к Конраду Цёлльнеру, у которого нашёл милость и внимание.

Йогайло послал тогда в Вильню подкрепление с подканцлером Николаем из Москоржева с несколькими отрядами, пушками, баллистами и снаряжением.

19 апреля папа Урбан VI признал Литву католической.

Взяв с Орденом вечный союз и единение, Витовт уже тогда задумал изменить, поэтому отправил тайных послов к королю, чтобы с ним примириться. Йогайло принял его предложение и обнадёжил, но испугался вероломства Витовта.

Вскоре Витовт тайно выступил из Мариенборга, захватил обманом замки Юргенборг, Ной Мариенбург ам Мемель и Наваз (возможно – бугор Бургайчю в 9 км юго-западнее Юрбаркаса), сжёг их, убил бывших в них братьев Ордена, а остальных увёл с собой в Городно. Оттуда он послал королю письмо, но тот не захотел отдавать Витовту власть Скиргайло.

Прибыв в Люблин, 29 мая герцог Городно и Береста Витовт в своей грамоте герцогу Литвы и господину Трок и Полоцка Скиргайло клялся в постоянной верности, братской любви и помощи против всех врагов, кроме короля Полонии. Он обязался никогда более не доверять наветам на него. Тогда Скиргайло послал королю просьбу помиловать Витовта. Тот также направил к Йогайло через старосту русских Ясько из Тарнова и палатина (воеводы) и капитана Кракова Спытко из Мельштына письма с просьбой вернуть его земли, или дать те, что имел на Руси Люборт. Но король не отвечал, а говорил всем, что уже дал ему землю, сколько хотел, и если пожелает, то может забрать её. Тем временем он велел схватить бояр Витовта. Их мучали водой, заковали в железо и посадили в темницы. Благодаря заступничеству друзей, брата Товтовила и герцога Гольшан Ивана, Йогайло простил Витовта и дал ему свободу, вотчину отца и титул герцога Луцка и Городно.

5 июня в Хмелинах Скиргайло, заменяющий Витовта герцог Гольшан Иван, Семовит, епископ Познани (1384 – 1395) Доброгост, палатины Калиша – Сендзивой и Ленчицы – Йоханн, а также епископ Помезании Йоханн, великий комтур, высший госпитальер, высший интендант (15.4.1387 – 1390) Йоханн Ханс фон Фробург, комтур Торуна (24.12.1384 – 1389) Людовик Вафелер и Бальдевин фон Франкенхофен обсудили возврат пленных и согласились на переговоры в Найденбурге.

6 июня в Найденбурге палатин Сендзивой прервал переговоры с послом Ордена из-за взятия Фалькенборга (Злоченец, Złocieniec) герцогом (1377 – 16.2.1402) Гельдерна Вильхельмом и Эккардом фон Вальде.

Чуть позже фогты Растенбурга (30.11.1382 – 29.6.1389) – Готфрид фон дер Куле и Бартена – Йоханн фон Штрифен отбили большой отряд литвы, грабивший Пруссию. 12 язычников было убито и лишь один сбежал. В то же время комтур Рагнита и фогты Инстербурга – Альфф фон Чудендорф и Тапиова (30.3 – 2.7.1389) – Пентц фон Труппах в земле жямайтов Крумбстегалл на бугре Нинтегет убили 40 язычников и одного пленили.

28 августа Лугвень приехал в Новгород и получил Ладогу, Орешек, Корелу и половину Копорья. Пославшим его Йогайло и Ядвиге он обещал быть вместе с ними и Короной Полонии со всеми его землями, городами и людьми.

Со временем Витовт увидел, что надежды получить Великое княжение в Литве рассеиваются, ему не верят, следят и притесняют. Воспользовавшись тем, что Скиргайло отбыл перед Рождеством в Полоцк, он приехал с отрядами из Городно и Подлясья к Вильне, но стража не впустила его. Мещане с помощью ляхов из верхнего замка дважды отбили его от стен, и Витовт вернулся в Городно. Он сразу же послал к верховному магистру своего брата Сигисмунда и герцога Андрея с запечатанным письмом, в котором подтвердил все свои прежние обещания. Тот немедля направил к нему комтура Бальги (1387 – 14.3.1392) Арнольда фон Бюргельн, Маркварда фон Зальцбах, господина Сурвилло и фогта Растенбурга.

25 декабря, оставив в Луцке, Городно, Бересте, Сураже на Нареве и Каменце на Лесной сильные отряды с пушками и пищалями (кованые железные ружья калибра 13 мм, длиной ствола 74 см и весом 1,4 кг для стрельбы свинцовыми пулями со скоростью 1 выстрел в 2 минуты на дальность до 251 м), Витовт снова бежал к Йоханну в Варшаву, а после – в Мариенборг. Приведя с собой супругу, сыновей Ивана и Юрия, 5 родных братьев с их жёнами, сестру Рингайл и многих бояр, он, обещая за помощь всю свою отчину, просил у верховного магистра прощения, которое было ему дано.Конрад Цёлльнер и братья Ордена ласково обошлись с беглецом и посоветовали ему воевать Литву. Письменно оправдываясь в измене Витовт утверждал, что не имел ни малейшего доверия ни в чём, в Литве был словно пленник, его обижали и притесняли, что поступал против своей воли и боялся Скиргайло, и, хотя тот приказал ему принять русскую веру, он всё равно тайно придерживался своей веры.

Находясь в замке Мариенборг, Витовт заключил с верховным магистром, будущим магистром Ливонии (5.1.1390 – осень 1401) Веннемаром фон Брюггенай и пруссами союз, и обменялся с ними грамотами и клятвами, заложив им за помощь Самогитию за 300000 флоринов.

В начале января 1390 года в Кёнгсберге, на съезде бояре жямайтов и прусские рыцари торжественно провозгласили «священный» союз, восстановление беспрепятственной торговли и совместный долг выступить против общих врагов. При этом, Витовта величали королём и «прославленным лидером Литвы», и герцогом Самогитии. Тогда её населяло 40 тысяч жямайтов.

Назвав себя великим князем Литвы, Витовт, иначе – Александер, его сторонники и другие поклялись по настоянию Бога во всех своих землях вечно утверждать христианскую веру и исключить в них насилие и несправедливость; преданно поддерживать католическую Церковь; крестить тех своих подданных, кто ещё не крещён; постоянно и смиренно подчиняться Римской Церкви; никогда не нападать на христианские земли; не допускать нападения на них неверующих и схизматиков, с которыми не иметь никаких отношений; и ревностно внедрять истинную веру совместно с главами христиан, католическим войском и с Божьей помощью.

После этого в Мариенборге Витовт в четвёртый раз вернулся в католичество, получив имя Виганд в честь Виганда фон Бальдерсхайм.

В то же время Конрад Цёлльнер назначил комтуром Самогитии брата Ордена Готхарда фон Гольнов и дал ему отряд кнехтов.

19 января, взяв на реке Лик у Городно вечный мир с Орденом, «герцог Луцка и Городно» Витовт, отдавая себя и своих людей «Богу и высокоуважаемому духовному господину» Конраду Цёлльнеру, подтвердил ему все прежние обязательства и отдал рыцарям Городно и другие замки на Руси. Договор скрепил печатью герцог Гольшан Иван. Они письменно обязались оплатить верховному магистру в течение года посланный им провиант. Тогда же Витовт оставил в залог жену, сына, брата Сигисмунда с его сыном Михаилом, сестру Рингайл и более сотни иных, в их числе герцогов и многих бояр.

В тот же день Энгельхард Рабе с 4000 своих и Витовт с отрядами Городно, Бальги и Растенбурга направились по Неману и Нерге в Литву, где сожгли Мейсегале с 340 язычниками и пустой Кернов. Многих гостей Ордена убили в пути, но ещё больше погибло язычников. Аппиль Фокс фон Франкен со знаменем святого Георга, граф Морса (Moers, 1372 – 12.5.1417) Фредерик III и господин Марки увели 2000 человек в Пруссию. Крестоносцы были в Литве 12 ночей и убили 3000 язычников. Витовт вернулся в Городно, откуда послал супругу с дочерью в замок Рине (Рин) в Пруссии. Затем он направился в Самогитию, где просил бояр помочь в память о его отце.

В ответ Скиргайло послал в Свейгрувен (замок возле Инстербурга) 60 всадников с бомбардой. Те, неожиданно напав на замок, сожгли его плетёный палисад, убили одного крестоносца и шестерых пленили. 28 конников из Инстербурга настигли их на третий день, убили четверых, двоих проводников пленили и за ноги повесили, отняли добычу и 16 лошадей.

Затем комтур Рагнита с фогтами Инстербурга и Гирдова убили в земле Колайн (между Скуодасом и Седой) 400 жямайтов и потерял 4 своих.

В начале февраля Йогайло пошёл против Суража на Нареве, Береста, Луцка, Каменца на Лесной и Городно, из которых герцоги Конрад Товтовил, Георгий Бельский и Иван из Гольшан с отрядами Витовта нападали на Литву. Взяв за 10 дней штурмом Берест, из-за недостатка провизии и падежа коней он отпустил войско. Тогда же король пожаловал городу право Магдебурга и оставил в нём отряд Хинчи из Роскович. Имея 130 конных и всего менее 900 человек, Йогайло с большим трудом взял осадой Каменец на Лесной, где оставил Зиндрама из Машковиц. Уже 26 февраля он осадил Городно (старый замок), который рыцари хорошо укрепили припасами и людьми. Через несколько дней к нему пришли Скиргайло, Олерко из Киева, Корибут из Новгорода-Северского, князья Слуцка, Збаража и Вишневца и многие отряды. В то же время пали Луцк и Сураж на Нареве. А Товтовил с женой, князь Георгий и герцог Иван со своими боярами и слугами ускакали в Пруссию.

10 апреля Витовт прибыл с высшим маршалом, отрядом из Нидерландов и крестоносцами из Пруссии и, встав на другой стороне Немана против Городно, начал насыпать холм и ставить на нём новую крепость. Король, находясь в Мереце, послал против них Скиргайло с сильным войском, а его люди взяли тем временем приступом нижний город. Из-за обстрела пушек многие защитники детинца были ранены или убиты и, впав в отчаяние, собирались сдаться. Тогда крестоносцы, протянув железную цепь через Неман, начали наводить мост из вицин (большие парусные лодки) и лодок, чтобы доставить им свежие силы и пищу. Но ляхи, срубив много сосен и связав плот, спустили его по течению и тот, разорвав цепь, потопил несколько вицин и лодок с людьми. На другую ночь Витовт ушёл, а 16 апреля брат Ордена комтур Вильхельм из Бальги с 30 своими взяли мир и сдались. Тогда же король пожаловал Городно право Магдебурга. Корибут же за взятие города получил от него Лиду.

1 мая в Торуне многие герцоги короля вели переговоры с Конрадом Цёлльнером и ничего не решили.

В те же дни герцог Кернова Александр Вигант получил Куявию (область между Плоцком, Венцборком и Ленчицей).

4 июня в Кёнгсберге многие бояре Самогитии, по поручительству их короля Витовта, взяли в присутствии высшего маршала союз и дружбу с Орденом, а также договорились с Ливонией о свободной торговле. Жямайты могли торговать в Юргенборге, Рагните и Мемеле, а люди Ордена – в их земле. Оба народа обязались жить в мире и помогать друг другу. Договор подписали высший маршал и бояре из Медника: Майсебут, Тирксел и сын Явши Рукунд, из Кальтинян: Сквайбут, Эймунд, Тилен, Давакс, Рагел и Скуч, из Кнетова: Цилп и Пампли, из Кражова: братья Эйнур и Эйвилд, Вид, Гетез, Гитут и Рамовит, из Видуклы: Бимунд, Сургайло, Гелван и Суртен, из Эосий: Цавден, Клавсегайло и Хотштайк, и из Эрогалы: Сунд, Вилавд, Эрим Гинеот, Йотек и Драмут.

В ту пору Витовт захватил с помощью немцев половину земель Литвы до Нерге и Вилии (Нярис выше Жеймяны и Вилия), и Полоцк поддался ему.

24 июня он занял в Мариенборге у верховного магистра 1000 марок.

Около 24 июля Конрад фон Валленродт, взяв Витовта и собрав своих и многих иноземных рыцарей, среди которых были сын герцога Ланкастера Йоханна Гонта граф Дерби Хенрик Болингброк с 300 рыцарями и 700 лучниками Англии, камергер короля Франции Жан II ле Менгр с рыцарями Франции и 160 конниками Шотландии, маркграф Майссена (1381 – 4.1.1428) Фредерик, а также многие графы и рыцари Германии, вторгся тремя отрядами в Литву. Один из них из рыцарей Англии, Германии и Франции вёл сам великий комтур, другой – магистр Ливонии, а третий из жямайтов Медника, Кальтинян, Кнетова, Расейне и Эрогалы, литвы Судимонта, русских, татар и наёмных немцев – Витовт. Всего в войске было 5200 воинов, не считая людей Витовта.

На другой стороне реки у Старого Ковно их ждал Скиргайло. Перейдя реку вброд выше городка, они убили 100 его всадников и, обратив язычников в бегство, захватили 200 их лошадей. 15 августа, после роскошного пира в Старом Ковно, Конрад фон Валленродт, маркграф Фредерик и Витовт подошли к Трокам и после двух штурмов сожгли город и замок. Послав высшего маршала и гостей в Вильню, а Витовта – в Алыты, они направились в Вилкомир и, взяв его, двинулись в Висвальде, а затем – в Вильню.

20 августа отряд Рагнита, а за ним – Энгельхард Рабе с большим войском и обозом, и граф Хенрик с англичанами и лучниками подошли к Вильне. Из Торуна было 60 конников и 170 пехоты.

Тем временем Витовт прислал за помощью к великому комтуру и тот направил ему комтура Рагнита, фогтов Замлянда и Инстербурга, знамя святого Георга Руперта фон Шокендорф с немецкими пилигримами и англичан Томаса Перси. Соединившись, они разбили у Алыты Корибута, убив и захватив в плен около 2000 его ратных. Атака капитана Альберта Карсова решила исход боя. 4 сентября Витовт со своими, жямайтами и немцами выступил с большой добычей к Вильне, к которой подходили войска великого комтура и Ливонии. Через день войско Конрада фон Валленродт встало на виду у города.

Ранним утром 7 сентября Скиргайло, Вигант и ляхи, перейдя Нерге, стали на поле Вейсишке в Шешкине (северной части Вильнюса), а Витовт с немцами, англичанами, обозом и пушками пошёл на них от Антаколя (Антакальне) и Лысой горы. В разгаре битвы, когда немцы начали бить из пушек и многих перебили, литва разбежалась, а люди Витовта погнались за ней и многих посекли, другие утонули в Нерге. К полудню всё поле было усеяно убитыми и ранеными. Полегло 4600 военного люда Скиргайло и 1500 Витовта и немцев. Среди павших были сын Константина Смоленского князь Чарторыйска (Старый Чарторыйск на Волыни) Глеб и князь Лев Плаксива. Пленены: сын Евнутия князь Жеславля (Заславль около Минска) Симеон, князья Глеб Святославович Смоленский и сын Плаксы Лев, его сын Иван Тета, сыновья Константина Чарторыйского Василий и Глеб, и 8 бояр. Прочие разбежались. Скиргайло один переплыл реку и убежал в Кривой город Вильни. Остаток его людей собрался у Старых Трок и наезжал оттуда на немецкие обозы под Вильней.

8 сентября Витовт с литвой, русскими и жямайтами встал у Кривого города, Конрад фон Валленродт – на восточном берегу Нерге, напротив деревни Понары (Паняряй в 7 км юго-западнее замка), а магистр Ливонии – за Нерге, напротив деревни Мижехолы (скорее всего – в 1 км северо-западнее замка). Обложив город, Витовт приказал вкопать пушки на Туровой горе и бить в Кривую гору (Пилиес калнас). Вскоре их ядра, камни пороков и катапульт разбили её склон и немало городней (срубов в 1,75 – 2 сажени длины из которых составляли стены). В то время подговоренные Витовтом предатели зажгли две коморы (склада) и две башни в Кривом городе. Начав штурм, с помощью таранов, передвижных башен и крыш люди Витовта 13 сентября взяли город. Около 1400 ляхов, литвы и русских сгорели или пали от меча, ещё 600 пленены. Ляхи не впустили в верхний замок брата короля, герцога евреев Казимира Василия Коригайло. Тот, выбежав из огня, попал к немцам и Витовт велел отсечь ему голову. Её насадили на копьё и показывали защищавшим верхний замок ляхам, убеждая сдаться. Тело казнённого четвертовали и волочили на виду осаждённых. Во главе ляхов был подканцлер Полонии Николай из Москоржева. Нижний замок кафедрального собора с русскими и литвой оборонял Скиргайло.

К тому времени крестоносцы построили мост через Нерге и по нему пошли отряды на штурм. Хотя ядра пушек разрушили большую часть каменной стены, капитан Клемент приказал заделывать проломы землёй и навозом, и развесить в местах пробоин шкуры, так что в них терялись удары стрел и ядер. Ляхи внезапными вылазками и огнём своих пушек наносили ощутимый урон осаждавшим и их орудиям. Около 30 крестоносцев были убиты, в том числе Альгард граф фон Хохенштайн, а 24 сентября ядром пушки – герцог Конрад Товтовил. Тогда же немцы поймали герцога Пинска и замков короля сына Наримонта Михаила, когда тот переходил из нижнего замка в верхний. Витовт велел повесить того за ноги на ветви вяза, а его лучники и сам Витовт убили герцога стрелами.

Между тем легатам папы (2.11.1389 – 1.10.1404) Бонифация IX удалось уговорить верховного магистра встретится с Йогайло в Торуне 13 октября, но рыцари не хотели мириться.

5 октября осаждавшие внезапно ворвались в нижний замок кафедрального собора и пленили Скиргайло, но их сбросили со стен. Тогда Витовт и крестоносцы, видя, что осада безуспешна и закончился порох, день спустя предали огню Кривой город, костёлы и окрестные дома и, посадив на колья детей и кормящих матерей, 16 октября ушли в Пруссию, куда вернулись 26 октября. С Витовтом пришло 2000 его людей. На обратном пути они опустошили пограничье Самогитии. Всего в этом походе крестоносцы и люди Витовта убили более 5000 человек и 2000 пленили.

Когда Витовт вернулся в Мариенборг, к нему прибыли послы из Москвы от великого князя Владимира и Москвы (с 15.8.1389 г.) Василия Дмитриевича бояре Александр Поле, Александр Белеут и Селиван, прося его дочь Софию замуж за великого князя, а также освобождения Глеба Смоленского. Витовт, рассчитывая на помощь Василия в войне против Литвы, послал дочь с герцогом Гольшан Иваном, и они пошли на больших кораблях из Дантцика морем к Пернов (Пярну) и Пскову, а оттуда до Новгорода и Москвы.

После похода в Литву верховный магистр дал в помощь Витовту и его 150 всадникам комтура Рагнита с 250 конными и фогта Замлянда с иноземными рыцарями, и они часто воевали земли Литвы и Самогитии, забирая в плен и убивая народ, сжигая и грабя селения. Витовт тогда с женщинами и слугами жил в лагере у замка Бартенштайн (Бартошице), его герцоги Иван и Георгий – в Морунгене (Morąg, Моронг) и Кристбурге, а Яннут с женой и слугами – в Мариенборге.

В ноябре Йогайло с герцогами и с большим количеством оружия, пушек, баллист, стрел, тканей, одежды и продовольствия прибыл в Литву и поручил Вильню Йоханну из Олесницы (Олещницы).

Вернувшись, он послал в Литву новых рыцарей и воинов с военными орудиями и продовольствием.

9 января 1391 года митрополит Киевский и всея Руси (1389 – 1406) Киприан с князьями Серпухова и Боровска (1378 – 5.1410) – Владимиром Андреевичем, Можайска (14.8.1382 – 9.7.1432) – Андреем Дмитриевичем, Юрием и иными, боярами, архиепископами, епископами, архимандритами, игуменами и со всем священным чином с почётом и крестами встретили перед Москвой Софию. Затем он повенчал с ней Василия, и была свадьба.

8 апреля послы Йогайло договорились в Мариенборге о встрече 13 июля короля с верховным магистром (12.3.1391 – 23.7.1393) Конрадом фон Валленродт для подписания перемирия.

В мае того же года Конрад фон Валленродт дал Витовту замки Мариенбург ам Мемель и Сенте Мариенвердер. Он был суров, смел, искренен, хитёр и покорен, любил торжества и пиры, и ненавидел священников и монахов.

19 мая Витовт и комтур Рагнита с отрядами крестоносцев вторглись в землю Велкан (междуречье Юры, Акмяны и Жюржмотиса), где огнём и мечом сделали много зла, поймали капитана, 120 мужчин и 400 коней.

Через семь дней послы короля ещё раз подтвердили договор о встрече 13 июля.

В июне Витовт и верховный магистр, собрав сильное войско, по суше и рекам вновь пошли к Вильне. Тогда староста Йоханн из Олесницы сжёг город и устроил много засек из дубов. Когда крестоносцы приблизились, отряд рыцарей короля атаковал их и, нанеся им большой ущерб, вернулся без потерь. Затем ляхи, скрытно напав на поставленный у костёла святой девы Марии лагерь немцев, многих убили и без потерь вернулись, приведя с собой пленных. Узнав, что к городу идёт Скиргайло со своими и с ратью из Киева, после трёх безуспешных штурмов Конрад фон Валленродт и Витовт сняли осаду и на обратном пути в несколько дней взяли приступом, разрушили и сожгли Вилкомир и недавно построенный Скиргайло Новгород на Нерге (бугор в Кармелаве). Здесь их нагнал Скиргайло, но был разбит и бежал в Троки. Перебив там много народа, они увели с собой в Пруссию многих ляхов.

В начале августа Йогайло послал в Пруссию для переговоров о мире сына герцога Мазовии Семовита III епископа (с 18.3.1391– 7.1392) Плоцка Хенрика.

15 августа Конрад фон Валленродт с войском, Витовт со своими, маркграф Фредерик с 250 конниками, графы Гляйхена (1385 – 1415) – Хенрик VII, Плауэна и Шварцбурга, сын графа Нитсдейла (графство на юге Шотландии) Вильям Дуглас, бароны и рыцари из Германии, Франции, Англии и Шотландии скрытно приплыли на судах к Старому Ковно. Всего в войске было 4600 воинов Ордена и 1800 гостей с людьми Витовта.

Сделав нескольких штурмов Старого Ковно, они пошли к Трокам и, обнаружив, что город сожжён, миновали Папарчи (Папарчай) и вновь осадили Вилкомир. Овладев им за три дня, верховный магистр отдал городок Витовту, который оставил в нём небольшой отряд. Повернув из-за недостатка продовольствия, они направились к Висвальде, в котором было 300 человек, за три дня взяли и сожгли его, многих убили и взяли в плен. На обратном пути крестоносцы построили Витовту новые деревянные замки Нойервердер и Риттерсвердер на островках Мемеля в полутора милях ниже Ковно (6,48 км юго-восточнее центра Каунаса). Витовт поставил в Риттерсвердере свой двор. 21 сентября они сели на суда и уплыли в Пруссию.

Из Риттерсвердера Витовт со своими князьями, боярами и рыцарями часто скрытно набегал на земли Литвы, грабил и жёг их, а крестоносцы двух других замков помогали ему. 30 ноября они захватили Мерец и взяли там в плен ляхов и русских.

В декабре Витовт и верховный магистр поставили на Мемеле у Ковно ещё два деревянных замка: Новгород на Мемеле (вероятно – бугор Виешкуну в 10 км восточнее центра Каунаса) и Метемборк (возможно – бугор Аукштую Санчю в 3,5 км восточнее центра Каунаса) на речке Мете (Гирступис).

В те дни Йоханн из Олесницы послал герцога Виганта с 3 отрядами пехоты ляхов и несколькими отрядами ездовых литвы взять эти замки. Он осадил Новгород на Мемеле и Риттерсвердер штурмовал их, но был отбит и ушёл.

22 декабря Витовт и Энгельхард Рабе с прецепторами, войском, бомбардами и стрелками, а также Марквард фон Зальцбах с 500 своих, поднявшись по Мемелю к Городно, после трёх дней осады штурмом взяли город и детинец, и подожгли их. Людям Витовта помогли бывшие в городе русские и литвины, которые заперли ляхов в детинце. 32 из них поймали пруссы и 15 отрубили головы. Витовт просил людей потушить огонь и высший маршал отдал ему Городно.

Узнав об этом, Йогайло пожаловал герцогу Варшавы Йоханну спорное Подлясье с Дрогичином, Мельником и Бельском. Всё это время из-за творимых Витовтом опустошений и пожаров он направлял в Литву боеприпасы, воинов, оружие, много хлеба, сала, скота, проса и другого продовольствия.

В 1392 году Витовт помирился с великим князем Василием.

Зиму и весну со своими слугами и женой он провёл в замке Гремиттен, который ему дал верховный магистр, откуда наезжал к своим в Риттерсвердер, Юргенборг и к Глебу Святославовичу в Мариенборг. По приказу Конрада фон Валленродт его двух сыновей держали и воспитывали в Кёнгсберге.

С 7 по 16 мая Йогайло и легат папы в Полонии, Пруссии, Литве и Ливонии архиепископ Мессины (9.3.1392 – 1.12.1402) Филиппо Криспо не договорились о мире с верховным магистром из-за спорных замков Слотория (в устье Дрвенцы) и Бобровники (15 км юго-западнее Липно).

Уже 19 мая того же года Витовт и комтур Марквард с отрядом из 500 своих и многих гостей вышли в Вилкомир, опустошили его окрестности, затем взяли и сожгли детинец Медеников, и через 9 дней вернулись в Риттерсвердер с 300 пленными и богатой добычей.

В том же месяце король тайно послал к Витовту епископа Хенрика, прося не разорять больше свою и их отчину Литву, пойти на мир и быть в братской любви, взяв себе Великое княжение в Вильне с престолами Ольгерда и Кейстута.

В июне Витовт, Марквард и герцог Гольшан Иван опустошили Лиду, Меденики и землю Велсан (южнее Молетай) и, захватив большие полон и добычу, вернулись домой. Посланный королём Корибут не успел их догнать. В то же время комтур Кристбурга (1.5.1390 – 7.1392) Вернер фон Теттинген при помощи комтура Бальги (1392 – 12.3.1396) графа Конрада фон Киборг построил замок Нойгартен (новый замок Гродно) против Городно. А комтур Брандинбурга (1392 – 1393) Йоханн фон Шёненфельд завершил строительство Метемборка.

В те дни внезапно умер герцог Вигант. Он был палатином короля в Бромберге (Быдгощ) и Ново Владиславе (Иновроцлав). По слухам, его отравили люди Витовта.

Потеряв брата, король решил примириться с Витовтом, ибо большинство сыновей Ольгерда предаваясь пьянству и охоте, и мало подходили для правления народом. Витовт же был умён и управляем, и Йогайло тогда не мог найти более способного правителя Литвы. Поэтому Йогайло ещё раз послал к Витовту в Риттерсвердер епископа Хенрика. А тот, пробыв три недели в замке, женился на сестре Витовта Элизабет Рингайл и уехал в Луцк.

Посоветовавшись в Юргенборге c сыном Наримонта Георгием и сыном Ольгимонта Иваном, а также с боярами, Витовт решил вновь изменить крестоносцам и помириться с королём. Немедля он отправил гостей с Томасом Перси и выслал в укромное место в Самогитии свою жену Анну со скарбом (казной).

Узнав об этом, король с королевой Ядвигой в конце июля выехал в Литву.

31 июля Витовт, пригласив на празднество крестоносцев, рыцарей и немецких купцов в Риттерсвердер, велел схватить их и, перебив часть рыцарей, предал замок огню. Приказав сбросить тела убитых в Мемель и связать знатнейших гостей, он с ними и со всеми князьями, боярами, челядью, снаряжением, пушками и баллистами направился в Вильню. В то же время по его приказу были схвачены немцы в Городно. Меж тем выступившие против него отряды Новгорода на Мемеле и Метемборка были им уничтожены в засадах. После Витовт разорил и сжёг их замки и прибыл в Вильню, куда его по указанию короля впустил капитан Йоханн Олесницкий.

Так, уже в который раз, Витовт предал братьев Ордена.

5 августа в Острове (23 км южнее Клёцка) Витовт просьбами и со слезами умолял на коленях короля простить его и всех его людей. Он был в небрежной одежде и с бородой. Йогайло ласково принял его. В тот же день Витовт, назвав себя великим герцогом Литвы, присягнул на верность Ядвиге.

Затем они поехали в Вильню, где 7 августа князь Городно и Трок Витовт, признав власть короля и высшего герцога Литвы Владислава Йогайло, получил от него титул герцога Литвы, великого князя Руси и господина Луцка, Трок. Король, передав Витовту правление Литвой и Русью, а также власть над её герцогами, вернул ему отчину и Берест, Городно, Каменец на Лесной, Кернов, Крево, Луцк, Сураж на Нареве, Троки, Владимир-Волынский, Вильню и другие замки Руси, Литвы, Самогитии и Подлясья. Витовт поклялся владеть ими от имени короля, храня ему верность, и никогда не покидать королей и Королевство Полонии, а также навсегда оставаться в союзе с ним и Короной.

По этому договору Киев, Галиция, Холм и Белз отходили к Полонии, Волынь, Луцк и Владимир-Волынский – Литве, а после смерти Витовта все его земли и города оставались королю. Тот, пообещав уже князю Литвы Скиргайло Киев, пожаловал ему Кременец, Стожек (в 19 км северо-восточнее Кременца), Стародуб и Старые Троки.

Вместе с Витовтом приняли присягу сын Наримонта князь Бельска Георгий, герцог Гольшан Иван и с ними – его бояре и двор. Тогда же и супруга Витовта герцогиня Трок и Луцка Анна обещала нерушимо соблюдать всё, что тот клятвенно обещал королю и оказывать короне Полонии содействие против всех врагов.

После того, в присутствии Йогайло, королевы и всего сената Витовт был проведён в костёл святого Станислава и там епископ Вильни (1388 – 14.11.1398) Андрей Васило возложил на него шапку князя и вручил ему шаты. И жену его Анну возвели в княгини Литвы. Там же великий маршал Литвы вручил Витовту обнажённый меч, жезл и печать. Тогда король, все литовские бояре, паны, служащие и жители радовались долгожданному покою.

В то время ночью умерли два сына Витовта Иван и Георг, отравленные кнехтом из Рагнита за его измену. А брат Витовта Сигисмунд и другие заложники были закованы в цепи.

Как только Йогайло с королевой уехал в Полонию, Скиргайло и Светригайло начали скрытую войну за власть в Литве.

Из-за частых войн казна была пуста и Витовт, решив пополнить её, послал Корибуту в Новгород-Северский, Олерко в Киев и сыну Кориата Фёдору в Понизье (Подолье) требование присягнуть ему в верности и подданстве, и назначил им дань.

Корибут гордо отказал, сказав, что признает его власть, если будет побеждён оружием. Витовт немедля направился с ратью литвы и жямайтов в Северию (волость между Сожем, Десной, Угрой, Окой, Осетром, Доном, Сеймом). Корибут, собрав рать, пошёл навстречу. Сойдясь возле Докудово (возможно – Докудово в 27 км северо-восточнее Борисова), они бились с переменным успехом, но русские смешались и начали отступать. Тогда литовские полки воевод Гинвило и сына Борейко Василия смелее стали напирать, прорвали их центр и разгромили. Многие русские пали. Корибут с малой дружиной ускакал в Новгород-Северский.

Похоронив своих, Витовт преследовал его до города и осадил со всех сторон. Постоянно штурмуя башни и проломы, подкапывая деревянные стены и подкладывая под них огонь, его ратные взяли кремль и поймали Корибута с женой и детьми. Забрав у него Северию, Новгород-Северский и Брянск вместе со скарбом, риштунками (снаряжением) и земельными наделами, Витовт оставил в городе свой отряд и назначил по всем местам своих старост. Корибута с семьёй посадили под стражу в верхний замок Вильни, пока его тесть Рязанский князь Александр не выпросил их у Витовта.

Вскоре Витовт лишил Болеслава Светригайло Витебска, а сына Кориата Фёдора – Понизья. Сын Люборта великий князь Фёдор вместо владений на Волыни получил Новгород-Северский.

Тогда сын Кориата Фёдор послал за помощью к королю Хунгарии (31.3.1387 – 9.12.1437) Сигисмунду и присягнувшему на верность Йогайло великому воеводе и господарю Молдавии (1391 – 1394) Роману.

Тем временем герцог Полоцка и Витебска Светригайло, видя, что ему предпочли Витовта, из злобной зависти бежал к верховному магистру в Пруссию и с его помощью стал нападать на Литву.

18 ноября того же года Энгельгард Раве, решив отомстить Витовту, собрал многих прецепторов, своих и иноземных рыцарей в замке святого Иоханна (Пиш, Pisz) и поспешил со знамёнами Гельдерна, Холландии и святого Георга господина Аппиля Вокса фон Франкен в Сураж на Нареве. Захватив сдавшийся им городок, они сожгли его, пленили там зятя Витовта Хенрика и всех 200 горожан, и повернули назад.

6 декабря в Острове Анна поручилась королеве Ядвиге за верность своего супруга Витовта.

В том месяце высший маршал (1.11.1392 – 21.9.1404) Вернер фон Теттинген, великий комтур (10.4.1391 – 3.2.1404) граф Вильхельм фон Хельфенштайн, герцог Гельре (провинция Гельдерланд в Нидерландах, 1379 – 16.2.1402) Вильхельм ван Гулик, комтуры Дантцика (11.1392 – 1396) – Йоханн фон Румпенхайм, Кристбурга, Рагнита (19.11.1392 – 1396) – Куно фон Лихтенштайн и Торуна (30.11.1392 – 1397) – Энгельхард Рабе, отряд святого Георга, знамёна рыцарей Франции и многих других государств с бомбардами вышли в Городно.

К тому времени в Медениках построили каменный замок.

1 января 1393 года войско высшего маршала осадило Городно.

Через 7 дней туда же направился Конрад фон Валленродт с Светригайло, рыцарями из Дании, Франции и отрядами Эльбинга и Нижней земли (приморье Польши северо-восточнее Пасленки). На третий день осады они штурмом взяли город, сожгли его с детинцем и полностью их разрушили. Убив более 1000 человек, крестоносцы полонили более 3000 душ и увезли богатую добычу. 2 февраля они взяли и сломали до основания принадлежащий городу Мащину Страмель (Селище у Слуцка) и 11 февраля вернулись домой.

Тогда Йогайло и Витовт пожаловались легату Филиппо и просили его назначить с Орденом переговоры.

В январе, по смерти своей сестры, суздальской княгини Марии Агриппины, Йогайло отдал Витебск сокольничему Фёдору Весне. Узнав об этом, Светригайло с русскими боярами, казаками и несколькими отрядами, присланными верховным магистром, быстро взял штурмом город и детинец Витебска, имевшего три каменные стены, и убил Фёдора, приказав сбросить его со стены. Затем он захватил каменный замок Орши и другие городки. Тогда Йогайло написал Витовту, чтобы он отомстил. И тот, взяв Скиргайло, собрал литовскую и русскую рать и направился к Друцку, князья которого и бояре ударили ему челом. Оттуда он пошёл к Орше, которая через два дня сдалась. Потом Витовт, взяв с собой отряды Друцка и Орши, осадил Витебск, где затворился Светригайло с немцами. На помощь к нему прибыл великий князь Смоленска Юрий с ратью и признал власть Витовта, за что тот был весьма ему благодарен. Установив пушки, начали стрелять и через четыре недели взяли штурмом нижний город. А как с каменной церкви начали бить стену детинца и среди осаждённых начался голод, Светригайло через пару дней вышел и покорился. Его отправили к королю в Краков.

В феврале Витовт послал многих людей восстановить Городно.

Оставив в Витебске свой отряд, он повёл рать в Вильню, а Юрий на обратном пути взял несколько его городков возле Орши и посадил в них своих бояр. Когда гонец Витовта получил от него отказ повиноваться, Витовт повернул рать на Оршу, вернул свои городки и пошёл в Смоленск. Когда град сдался Витовту, Юрий покорился ему. Простив его, Витовт дал ему вместо Смоленска Рославль, а его брату Глебу – град и великое княжение.

Услышав о строительстве Городно, верховный магистр послал Вернера фон Теттинген с знамёнами святого Георга из гостей, фогта Замлянда и комтура Бальги в Литву. Из замка Рине они на судах по Писсе, Нареву и Бебру (Бебжа, Biebrza) добрались до озера (Августова), а затем ехали на телегах 52 версты до Городно, где при переправе через половодную реку утонули 6 братьев Ордена. Фогт Замлянда всё разрушил и сжёг. Тогда напали язычники и в рукопашном бою убили двоих пилигримов. После чего с большими опасностями крестоносцы ушли в Пруссию.

В апреле Витовт, стремясь к самовластию в Литве и на Руси, снова направил послов в Киев к Олерко, требуя послушания, присяги, подданства и дани. Но тот решил обороняться.

6 мая на съезд в Торун прибыли: верховный магистр, магистр Ливонии, епископы Реваля (Таллинн) – Йоханн, Помезании – Йоханн, Вармии и Замбии (13.3.1387 – 1395) – Хенрик Куваль, Вильхельм фон Хельфенштайн, Вернер фон Теттинген, высший госпитальер, высший интендант (1392 – 24.8.1399) Иоаханн фон Беффарт, казначей (1391 – 30.11.1393) Конрад фон Юнгинген, комтур Торуна и другие прецепторы Ордена. Йогайло с братьями и Витовт пришли в Леслов (Влоцлавек). Но, поскольку король хотел получить землю Добрына (Добжинь, Dobrzyń), заложенную в апреле прошлого года Ордену герцогом Оппельна за 500000 флоринов, то, ничего не решив, 17 мая они разъехались. Тогда же король, ласково приняв Светригайло, простил его и дал ему Брянск и Новгород-Северский.

20 мая Токтамыш, приняв послов Йогайло, подписал в генуэзской крепости Тана (Азов) свой ярлык (грамоту вассалу, устанавливающую его владения, обязанности, налоги и налоговые льготы), в котором велел королю собирать дань с подвластных им народов и передавать её через послов в казну, а также разрешал разъезжать его купеческим артелям.

В конце весны Витовт с ратью и Скиргайло направился в Понизье и почти месяц спустя взял у Олерко Вручий (Овруч).

11 июня фогт Инстербурга (21.1.1391 – 21.6.1394) Йоханн Коспот послал 6 разбойников к Кирсе и Чупе против литвы. Те часто убивали и грабили язычников.

18 июля Вингольд бежал от своих братьев из Литвы в Псков, где вскоре его избрали князем.

23 июля неожиданно умер Конрад фон Валленродт.

В ту пору господарь Молдавии Роман прибыл в Понизье на помощь сыну Кориата Фёдору.

В конце июля Витовт взял у Олерко Житомир и, отдав его и Вручий Скиргайло, повёл войско в Киев, где Олерко уже собрал свою рать.

Вняв просьбе короля, приславшего своих вельмож, в начале августа Олерко сам явился к Витовту и вместо Киева получил Копыль с землями до 30 вёрст от города. Скиргайло же, взамен Трок и Вильни достался Киев со всеми пригородами.

15 августа на острове Дубиссы Витовт и Скиргайло встретились с великим комтуром и говорили с ним об освобождении пленных.

Тем временем высший маршал с прецепторами, войском и гостями, имея знамёна святого Георга и блаженной Богородицы, и прибывший в Пруссию с 200 лошадьми граф Вюртемберга (15.3.1392 – 16.5.1417) Эберхард IV, пройдя через лес из Инстербурга в Рагнит, сели на суда и по Мемелю и Дубиссе приплыли в землю Расейне. Весь день они жгли всё в округе, ловили и убивали язычников. Утром второго дня те напали и убили 12 из них. На третий день, захватив 350 человек, много лошадей и добра, крестоносцы вернулись к судам и направились в Пруссию.

В сентябре, велев Скиргайло воевать Звенигород (Вiта-Поштова, 17 км юго-западнее Киева) и Черкассы, которые Олерко не хотел отдать, Витовт с литовской и русской ратью взял с ляхами Брацлав. Фёдор хотел отбить его, но был разбит и бежал в Каменец-Подольский. Витовт же взял Соколец и Изяслав в Понизье, а ляхи поймали Романа. Тогда Фёдор, оставив воеводу Нестиса и валахов, ускакал в Хунгарию к Сигисмунду, просил защиты и признал его власть. Тот послал в Понизье отряды, но опоздал. Витовт уже взял Смотрич, Бакоту, Скалу и Черлёный городок (ныне – руины замка Червоногород у Нырков Тернопольской области), поймал Нестиса и осадил Каменец-Подольский, где затворился Фёдор с валахами. Мещане под покровом ночи открыли ворота Спытко. Фёдора поймали и послали с семьёй в Вильню, a Витовт вступил в Каменец и подчинил всё Подолье.

16 октября жямайты внезапно напали на Мемель, спалили город с недавно построенной на холме башней, подожгли замок и, убив 60 человек и одну госпожу, ушли с большой добычей.

Посадив своих старост в Бакоте, Брацлаве, Сокольце и Виннице, Витовт потребовал от короля 40000 флоринов. Вняв просьбе Йогайло, он отдал ему за 1200000 пенязов (серебряная куна весом 0,29 г) Каменец, Смотрич, Скалу и Червлёный городок. Король же перезаложил эти города Спытко за 6250 флоринов (=1250000 пенязов).

В те дни Витовт назначил Фёдора Сангушко наместником в Новгород-Северский. Корибут получил от него Брацлав, Винницу, Сокал, Кременец и некоторые городки в Понизье и Волыни, a после – Вишневец и Збараж вместо Винницы, которая с Меджибожем (Меджибiж, 32 км восточнее Хмельницкого) и Божском (городище у села Суслiвцi в 15 км западнее Меджибiж) отошли королю.

Меж тем Скиргайло с ратью взял Канев, Черкассы и Звенигород, и вернулся в Киев. Умный, храбрый и красноречивый Скиргайло тайно подстрекал своих бояр к ссорам с Витовтом и это грозило мятежом. Собрав войско, он желал изгнать Витовта из Вильни и Литвы. Узнав об этом, король с супругой спешно прибыли в Литву и, вызвав Скиргайло из Руси, упросили его быть с Витовтом в заодно. В их присутствии 10 октября Витовт и Скиргайло помирились. Скиргайло, при условии повиновения Витовту, получил от короля с согласия Витовта Кременец на Волыни, Стародуб Северский и Старые Троки с их городками и волостями.

В те же дни Витовт, вновь послав много мастеров, восстановил Городно.

В ноябре великий князь Рязани Олег ходил с ратью к Любутску. После того князь Юрий Смоленский возгордился и начал ещё более вредить Витовту, но вскоре был изгнан своими и ускакал с женой к своему тестю великому князю Олегу в Рязань.

В декабре рать Витовта воевала землю Рязани.

Тогда же Светригайло в третий раз бежал к крестоносцам и начал подстрекать их к войне.

Узнав о восстановлении Городно, верховный магистр (30.11.1393 – 30.3.1407) Конрад фон Юнгинген послал после Рождества Вернера фон Теттинген с войском и знаменем святого Георга с графом (1377 – 1397) Фредериком VIII фон Ляйнинген и рыцарями из Германии, Англии и Франции через лес Грауд (между низовьем Шешупе, Черняховском и Сувалками) в Городно, Лиду и Мерец.

В январе 1394 года, найдя пепелище Новгорода на Немане и сожжённый литвой Городно, высший маршал предал огню Нойгартен. Посланные им 200 конников Бартена ограбили землю Драветен (южнее Городно), убили там 100 русских, ещё 40 пленили, и захватили 40 коней и 240 коров. Затем он повёл войско через Шальченики к Лиде, но и её жители подожгли городок и разбежались. Повернув к Мерецу, Вернер фон Теттинген опустошил по дороге земли литвы и нашёл Мерец сожжённым язычниками. Захватив 2200 человек, 1400 лошадей и большую добычу, после 15 ночей, проведённых в Литве, крестоносцы сели на суда и по Мемелю достигли Самогитии. Имея впереди отряд Витинги, они четырьмя отрядами убийствами и грабежами разорили округу Расейне и в марте вернулись домой с 400 душ полона.

В конце января верховный магистр с великим комтуром, 400 рыцарями Ордена, Франции, Германии, Австрии и Силезии, 150 стрелками из Женевы, Светригайло с перебежчиками из Литвы и Руси, и другими крестоносцами направился по берегу Мемеля в Городно.

30 января в письме Конраду фон Юнгинген Витовт, описав убийство отца и иные свои злоключения, оправдывался в изменах и просил забыть причинённое зло.

6 февраля войско рыцарей миновало Ковно. Витовт везде устроил засады, и отряды литвы и ляхов частыми набегами и своими стрелами убили многих рыцарей, когда те добывали корм коням. Поэтому они, свернув на бездорожье западнее Немана, настилали гати на болотах, где утонули многие их кони. 11 февраля войско Конрада фон Юнгинген вернулось домой.

18 февраля Витовт, князь Литвы Скиргайло, Олерко и Фёдор Сангушко ручались королю за верность Вингольда.

В апреле Витовт взял Дюненборх, разрушил его и опустошил ближние сёла.

В то же время, по просьбе Йогайло, король Венцеслав запретил Ордену воевать Полонию и земли литвы и русских, а все споры передавать на его суд. Уже в мае заговорщики во главе с его двоюродным братом маркграфом Моравии (1375 – 18.1.1411) и курфюрстом Бранденбурга (с 1388 г.) Йодоком Йобстом напали на него и посадили в темницу.

25 июля Конрад фон Юнгинген с высшим маршалом, великим комтуром, прецепторами, знамёнами епископов Помезании Йоханна и Замбии, блаженной Богородицы господина Руса Петцелера Франчигены и святого Георга Эберхарда фон Этценберг, в котором были маркграф Майссена Фредерик, граф Руперт и многие гости из Франции и Германии, с 150 стрелками из Женевы и бомбардами вышел из Мариенборга через Кёнгсберг и Лабиов (Полесск) в Риттерсвердер. К 9 августа к нему присоединились фогты Бартена и Инстербурга, знамя Эльбинга, комтуры Бальги – граф Конрад фон Киборг, Брандинбурга (1393 – 6.4.1396)  – Йоханн фон Штрайфен, Кёнгсберга – Марквард фон Зальцбах, Рине (2.4.1394 – 4.1396) – Фредерик фон Валленродт и Рагнита. Через три дня его войско было у Риттерсвердера, где начало восстанавливать замок. Туда же по Мемелю приплыли суда с провиантом и всем необходимым. 17 августа Витовт, приведя 1500 литвы, жямайтов и ляхов, после недолгих переговоров обстрелял бомбардой палатки верховного магистра, высшего маршала и отряда Бальги. Тем временем его люди подожгли брёвна для замка и начали переходить через Мемель на остров по двум бродам. Но рыцари, хотя и имели на острове только 400 вооружённых людей, атаковали нападавших, когда те были по колено в воде. Отряд Брандинбурга немедленно пришёл своим на помощь. Витовт, как не раз уже делал, бежал в самом начале битвы, а за ним – и другие. В бою пали 500 ратных Витовта, многие пленены и захвачено одно знамя. От пленных крестоносцы узнали, что между Ковно и Вильней Витовт приготовил 9 засек с бомбардами, пороками и жямайтами.

22 августа, оставив для восстановления замка 300 человек, верховный магистр направился мимо Ковно иным путём через Папарчай (село в 7 км северо-западнее Кярнаве) в Вильню. Между тем в Старом Ковно с судов на телеги погрузили провиант на 5 недель. По пути крестоносцы поймали боярина Стеву из Лердентрага, а у Папарчай – Судимонта. Конрад фон Юнгинген, по совету своих людей, приказал повесить предателя за ноги. На другой день в засаде пленили мужа сестры Витовта герцога Варшавы Йоханна и бояр Вейдбута и Гайлдиса. Уже 25 августа французы на закованных в броню конях приблизились к Кривому городу, но некоторых из них пронзили пули. Позади его стены, за рекой Вильня на Туровой горе ставили деревянное укрепление из 10 башен, стен и ворот, и стрелки начали оттуда обстрел и атаки. Там же на срубные оплоты поставили бомбарды. В завязавшихся схватках погибло, ранено и пленено много литвинов. Но и частые вылазки ляхов наносили большой урон осаждавшим. Надежда на предательство русских схизматиков, которым Светригайло многое сулил, сорвалась, ибо Витовт покарал и казнил тех.

Тогда верховный магистр, направив вперёд знамя епископа Замбии из 400 конников, оставил у Рудамины (в 11 км юго-восточнее города) знамёна епископа Вармии, графа Фредерика фон Цоллерн и комтуров Бальги, Брандинбурга, Бартена, Рине и Кёнгсберга в засаде, всего – 3600 своих, чтобы напасть на Витовта, которому через своих шпионов сообщил о малой силе нападавших. Тот со своими жямайтами и Корибут с русскими с двух сторон ударили по ним, и, преследуя в тумане, были заманены в болото (в 13 км южнее города). Комтуры и граф Фредерик со своими атаковали их, и Витовт первым бежал, как и русские. Погибли 500 его ратных, взят в плен князь Бельска Иван Юрьевич и 6 знамён.

На восьмой день осады прибыло войско магистра Ливонии и начало ставить два моста через Нерге ниже города. Через неделю защитники, пленив рыцаря, трёх немцев и 50 человек из Ливонии, сожгли эти мосты, осадные башни, а также ворота и малые башни лагеря. Однако и сами понесли большие потери убитыми и пленными. Вслед за тем срубные оплоты передвинули к башням Вильни и, день и ночь паля из бомбард, разрушили каменную башню, а также зажгли многие деревянные укрепления города. Пруссы же начали делать новый мост через Нерге, а осаждённые так защитили прорехи навесами, что ядра бомбард не могли их пробить. 9 сентября литва скрытно подожгла жилую башню в лагере, в которой сгорели многие французы и провиант. Бывший в ней порох взорвался, и она упала в воду. Некоторые были покалечены или убиты язычниками. Пруссы тогда отказались копать ров и делать новое укрепление для стрелков, а в войске звучали призывы вернутся. Потеряв 46 человек, одного рыцаря и трёх немцев, через три дня верховный магистр взял с Витовтом перемирие. Французы хотели сразиться с ляшскими рыцарями, но Конрад фон Юнгинген запретил им.

16 сентября крестоносцы ушли. На обратном пути через Троки и Ковно многие рыцари были убиты часто нападавшими ночью жямайтами. Но и те лишились у Лянтвере (Лянтварис) 250 своих. В лесу у Стревы их поджидал большой отряд жямайтов, но стрелки из Женевы и залп бомбард обратили их в бегство. У Старого Ковно верховный магистр, Светригайло и войско с большим полоном сели на суда и 25 сентября приплыли в Рагнит. В лесу, по пути в Инстербург на них напали 400 ездовых и были отбиты с большими потерями. В то время Витовт огнём и мечом опустошал местечки и сёла Пруссии, и с большой добычей и в целости вернулся домой. Тогда же 50 ратных из Городно, разорив пожарами и убийствами окрестности Визны, увели с собой 40 лошадей. Отряд Бартена убил двоих из них и ещё двоих взял в плен.

Той же осенью Витовт подчинил Волынь и земли Галича, а разбитый им Корибут бежал в Краков к Йогайло. Тогда же был отравлен муж сестры Витовта Хенрик.

Тем временем Токтамыш за обещанную помощь пожаловал Витовту ярлык на Киев, Смоленск, Чернигов, Волынь и Подолье.

В декабре комтур Бальги вышел в Литву.

В начале января 1395 года фогт Замлянда (31.3.1393 – 16.4.1396) Ульрик фон Юнгинген с прецепторами и пилигримами направился через земли жямайтов в Литву и, стоя у Расейне, оставил большую добычу и спешно вернулся, ибо узнал, что Витовт начал огнём и мечом разорять окрестности Инстербурга и Юргенборга.

Между тем Конрад фон Киборг опустошил землю Дрогичина, где захватил много добра, 300 пленных и 600 коров.

28 февраля того же года сын Тарагая верховный эмир Турана (1370 – 18.2.1405) Тимур Гуркаан разбил Токтамыша.

15 апреля Тимур с семью туманами (в каждом – до 9100 всадников) ещё раз разбил Токтамыша на Тереке и тот бежал в Булгар, а Тимур сжёг его столицу Сарай (Царёв на Ахтубе).

13 июля комтур Редена (1391 – 6.11.1402) и посол в Литве граф Рудольф фон Киборг сообщал верховному магистру, что перед 24 июня герцог литвы и русских Витовт предложил Ордену обмен пленными и совместное приведение неверующих к христианству, и, что он вправе это делать с позволения короля Полонии. Поэтому Конрад фон Юнгинген послал к нему высшего маршала. Витовт признался, что король запретил ему любые переговоры с Орденом и собрался воевать против Хунгарии. Что король Венцеслав договорился помогать Йогайло, а тот вёл переговоры с турками, слал отложившимся чехам письма и сильно укрепил неверных и Литву оружием, бронёй, пулями, ружьями и иными вещами. Поэтому граф советовал руководству Ордена хорошо подумать, прежде чем нападать на Полонию.

5 августа верховный магистр писал Венцеславу, что мир с Полонией, русскими и литвой нанёс большой вред, они не сдерживают своих обещаний, вредят Ордену и другим христианским странам, и, что вопрос войны против язычников должен решаться на большом капитуле (общем совете) Ордена, а также с Германией, Ливонией и другими странами.

В то лето великий князь Смоленска Глеб изменил Витовту. Он отправил к Глебу послов, но тот не дал смиренного ответа и отказался признавать Витовта.

Тем временем Тимур, идя на Токтамыша, взял Елец и двинулся в Москву, но, при приближении ратей великого князя Василия, 26 августа повернул возле Тулы и ушёл.

28 сентября, подойдя с ратью к Смоленску, Витовт сказал, что идёт на татар Темир-Кутлуга и разослал всем князьям Руси просьбу собраться в стан, где он с Токтамышем ждёт их на совет. Глеб с дружиной выехал к нему. Он же, оказав ему почести и одарив, отпустил, сказав, что слышал, что тот не в мире с братьями и пусть придут все, а он разберётся и устроит меж ними согласие. Поверив обману, приехали к нему с дарами братья Глеба, а с ними все местные князья и бояре. Витовт, велев схватить всех, отправил их в Литву. И, дав Глебу поденное (ежедневное содержание), послал его на исправление в Жеславль.

После Витовт взял Вязьму, Оршу и все смоленские города. Тем временем Глеб ослушался и вернулся. Тогда Витовт со всеми силами вновь пошёл к Смоленску и Глеб поддался ему. Витовт посадил в граде своих наместников сына Тулутия князя Ямонта и сына Борака Василия, a Глебу дал городок Полона (возможно – Старая Полона в 80 км северо-восточнее Гомеля).

В ноябре и декабре Юрий Святославович и Олег со своими опустошили земли Витовта на востоке. В ответ несколько отрядов Витовта напали на земли Рязани, но когда Олег неожиданно вернулся, они спешно вернулись домой.

В декабре Хайриджак-Агиль изгнал Токтамыша. Того, с помощью эмира Идике, сразу же сверг эмир Самарканда Темир-Кутлуг, который и сел в Дашт-и-Кыпчаке. Токтамыш пытался его одолеть, но был разбит и ускакал с жёнами, двумя сыновьями, своими эмирами и уланами в Рязань к Олегу, а затем – в Киев, где и уговорил Витовта вступиться.

В 1396 году Светригайло бежал с сыном Люборта Фёдором в Ливонию и с помощью немцев вторично овладел открывшим ему ворота Витебском. Тогда Витовт вновь пошёл против него и после месяца осады штурмом взял город и многих казнил, а Светригайло отправил в кандалах в Краков. Однако король и в этот раз помиловал его. Тот вскоре ускакал к герцогу Тешена (Чески Тешин, Český Těšín, 1358 – 23.9.1410) Премиславу, а от него – к Сигисмунду в Хунгарию.

В начале года Витовт пожаловал Токтамышу с его женами и людьми убежище в Старых Троках, Троках, Шешкине и в ряде других мест у Вильни. Беглые татары получили особое право службы в рати герцога. По договору с Токтамышем Витовт обещал тому вернуть Дашт-и-Кыпчак с Сарем, Булгаром, Астарханом (Астраханью), Азаком (Азовом) и владениями за Яиком (рекой Урал), а Токтамыш – посадить Витовта в Москве, Новгороде, Пскове, Твери и Рязани.

Тогда же в Вильне Витовт, собрав великое торжество, по обычаю татар одел Токтамыша в парчовый халат с золотой вышивкой и водрузил на его голову жемчужную шапку, говоря, что тот – новый Заволжский султан. Тем временем для Токтамыша строили дворец в Шешкине.

5 марта архиепископ Риги (27.9.1393 – 30.5.1418) Йоханн фон Валленродт подписал договор с Витовтом, магистром Ливонии и своими пресвитерами, в котором они обязались покорно и совместно со святым престолом и королём Рима распространять христианскую веру в своих землях, и вместе с ними держать свои земли и людей в христианстве. В тот же день Витовт взял союз с герцогом Штеттина (Щецина, 1372 – 1404) Богиславом VII и сыном герцога Штеттина (1372 – 21.6.1413) Свантибора III Отто.

Перед 24 мая Витовт взял и сжёг Визну со всеми мужчинами, женщинами и детьми, и только немногие уцелели.

22 июля на острове Дубиссы он подписал перемирие с верховным магистром до встречи с ним там же 29 сентября, обещая не причинять в это время вреда Пруссии и Ливонии.

8 августа Конрад фон Юнгинген сообщал управляющему делами Ордена в Риме Йоханну фон Фельде, что при встрече на острове Дубиссы на его требования Витовту и его людям быть хорошими христианами, подчинится святой Церкви и империи, как они присягали, восстановить рыцарям разрушенные ими замки, дать заложников и соблюдать данные Ордену привилегии тот ответил отказом. Кроме того, верховный магистр обеспокоен происками епископа Дерпта (5.8.1379 – 2.7.1400) Тидерика фон Дамеров, который соединяется с мятежным капитулом Риги, Витовтом, неверующими и русскими.

В то же лето, узнав, что Тимур ушёл из Дашт-ы-Кыпчака на Ближний Восток, Витовт послал воеводу Долгерда с ратью за Дон. Тот, встретив у Итиля (Волги ниже Камы) три тумана из татар Крыма, готов Мангупа (ныне – развалины города на горе Баба-Даг у Бахчисарая), кыпчаков и караимов Кырк-Ора (Чуфут-Кале в 2,5 км восточнее Бахчисарая), отбил две их атаки. А после, ударом свежих сил рассеял их, взял тысячи пленных и вернулся на зиму в Смоленск. На том поле полегло 5600 убитых татар.

Вскоре князь Переяславля (26.11.1374 – 5.6.1434) Василий со своим братом князем Звенигорода и Галича (1389 – 5.6.1434) Юрием и ратью Москвы три месяца воевали земли татар, взяв их грады Булгар, Казань, Керменчюк, Жукетау (ныне – городище у Чистополя) и ещё 10 городов, и перебив многих татар, вернулись с большой добычей.

Тогда же несколько русских князей объявили войну Витовту. Он в то время был в Смоленске и принимал посла из Москвы.

В сентябре великий князь Рязани Олег вновь ходил к Любутску. Направив того же посла, великий князь Василий отвёл его.

После 29 сентября на острове Дубиссы Витовт, называвший себя великим князем Литвы, с четырьмя боярами взял до 23 апреля следующего года перемирие с Орденом, который представляли высший интендант, комтур Дантцика (3.5.1396 – 10.1407) граф Альбрехт фон Шварценбург, высший госпитальер (6.2.1396 – 4.1402) – Конрад граф фон Киборг, комтуры Торуна и Брандинбурга (6.4.1396 – 1399) – Йоханн фон Румпенхайм. Витовт обещал также не пускать своих людей в Ливонию. Верховный магистр не верил ему и без доказательств его христианства не хотел этого мира. Поэтому тот должен был не только исполнять данную шесть лет назад присягу, но и как другие государи христиан совместно с святой Римской Церковью и империей делать христианскую жизнь ещё более христианской. Ему вменялось восстановить Ордену предательски сожжённые и разрушенные им замки, предоставить Тевтонским братьям обещанные привилегии и вернуть им пустоши между его и их землями, и Самогитию, которая уже много лет отдана и утверждена за ними папами и королями Рима, а также не иметь никаких связей и отношений с неверующими, схизматиками и отступившимися христианами.

Тем же временем комтур Рагнита (3.5.1396 – 14.5.1402) Марквард фон Зальцбах воевал жямайтов, а комтур Рине (5.1396 – 19.4.1397) Йоханн фон Шёнфельд – русских и увели 200 душ полона.

15 октября Витовт со всей силой пошёл к Рязани, и Олег бежал. Повоевав его волости, Витовт сотворил много зла, многих посёк, а иных увёл и взял мир с Олегом, по которому тот признал его власть.

21 ноября верховный магистр, узнав из перехваченного у литвинов письма союзного ему герцога Штеттина Свантибора Витовту, о том, что тот заодно с королём Полонии, литвой и русскими, отклонил кандидатуру его сына Отто на должность архиепископа Риги.

Встретив на обратном пути в Коломне Василия, Витовт получил от него много чести. Оттуда Витовт и, по его слову, Василий послали в Новгород, веля им разорвать мир с немцами, но новгородцы ответили, что у них «с Василием свой мир, а с немцами иной и с Витовтом иной». После чего Василий порвал мир с Новгородом.

Отвечая 3 декабря Витовту, Конрад фон Юнгинген заявил, что из-за отсутствия полномочий его посланников переговоры с ним прерваны и его жалобы на вред комтура Рине не обоснованы. Он может послать в Луцк или Берест к Витовту маршала или другого посла и предлагает сохранять перемирие до 23 апреля 1397 года, однако, сердится на жямайтов и епископа Дерпта.

В том же месяце Витовт с согласия Василия послал князя Мстиславля (1392 – 1431) Лугвеня с ратями Смоленска и других городов против Рязани. Разорив в отсутствие Олега земли между Окой и верховьями Дона, тот с большим полоном и с добычей вернулся домой.

5 января 1397 года по просьбе Витовта верховный магистр согласился прислать через 10 дней на совет в Ковно высшего маршала или иного посла.

16 января того же года Витовт с послами Ордена комтуром Рагнита и Сурвилло подписали в Ковно перемирие до 23 апреля, которое не касалось Самогитии. Они также договорились о взятии вечного мира.

Через два дня наместник митрополита в святой Софии в Киеве чернец Фома подал Скиргайло в напитке отраву и тот 25 января умер. Витовт сам сел в Киеве, поставив своим наместником в граде герцога Гольшан Ивана. А тело умершего тогда же Фомы он приказал выстрелить из пушки в Днепр.

В том же месяце патриарх Константинополя (3.1391 – 5.1397) Антоний IV отклонил просьбу Йогайло и Киприана о созыве всеобщего Собора о единстве католической и греческой Церквей.

26 января Конрад фон Юнгинген утвердил взятое в Ковно перемирие с Витовтом, если тот не будет поддерживать епископа Дерпта.

Той зимой Витовт назначил сбор войска у Киева.

12 марта в Смоленск к Витовту приехали Василий с Софьей, её детьми, митрополитом Киприаном и многими дарами: золотыми сосудами, поясами и цепями, соболями, камками (шёлковыми тканями с восточными узорами) и бахматами (татарскими лошадками). Витовт, выставив по дороге на 80 вёрст бояр с войском, приказал два часа стрелять из мортир и за 8 вёрст от града сам встретил гостей. Приняв их с большой радостью, 27 марта он взял с Василием мир и договорился воевать вместе против Темир-Кутлуга. Тот обещал Витовту деньги и войско. Затем, одарив гостя крупным жемчугом, сажеными портами, дорогими аксамитами (мохнатым бархатом), ценными камками, гинштами (фризскими лошадями) с сёдлами в золотых снастях и в броне, проводил его по дороге в Москву на 80 вёрст. После этого Витовт, отослав вперёд себя Токтамыша, уехал в Литву, оставив Смоленск князю Брянска (с 1393 г.) Роману Михайловичу.

В ту пору в Киев стягивались пушки.

22 апреля литва вновь взяла и сожгла Визну.

На другой день Витовт встретился с Конрадом фон Юнгинген в Городно и просил его освободить его брата Сигисмунда. Называя себя великим князем Литвы и Руси, он сказал верховному магистру, что король Полонии усилил его хорошим оружием, панцирями, железными пластинами, доспехами, различными мастерами, мощными машинами, бомбардами, пушками, пищалями, лошадьми и иным снаряжением. Договорившись о перемирии до 6 января следующего года, следующую встречу с послом Ордена назначили на 6 мая.

13 мая посол Ордена граф Конрад фон Киборг после обсуждения всех пунктов обещанного, границ и вопроса заложников, и следуя требованиям папы и короля Рима, подписал перемирие с Витовтом до 6 января следующего года.

Тем временем король посадил в Киеве своего наместника и напомнил Витовту, что тот не великий князь, а герцог.

16 июня верховный магистр писал герцогу Витовту, что предлагает ему перемирие до 15 августа. Тот согласился. Взятое после с высшим маршалом Ордена перемирие не касалось жямайтов.

Вскоре Витовт, выйдя с войском, пушками, пищалями и татарами Токтамыша из Киева, разбил в августе у развалин крепости Тана два тумана заволжских (из междуречья низовий Волги и Урала) и ногайских (из междуречья Кубани, низовий Дона и Волги) татар. Отправив одно их племя со многими стадами скота в Литву на поселение у реки Вака (Воке), а часть другого – к королю в Полонию, он направился по Арабатской косе в Крым.

14 июля король Хунгарии Сигисмунд предложил верховному магистру посредничество в заключении мира между Орденом, Йогайло и Витовтом, на что тот 8 августа ответил согласием.

8 сентября возле генуэзского города Каффы (Феодосия) Витовт разбил враждебных Токтамышу татар Идике, затем взял еврейскую крепость Кырк-Ор у караимов (ивр. «читающие») и разрушил крепость генуэзцев Сарсона (ныне – Херсонское городище в Севастополе). В ноябре, потерпев поражение от всадников Темир-Кутлуга, Витовт бежал в Литву. С ним было 383 семьи караимов, которых он поселил в Троках, и позже – в Галиче и Луцке. Ещё около 350 семей татар он разместил в Вильне, Ошмене, Лиде, Новгороде-Литовском, Бересте и Августове. После этого похода верные ему татары Крыма ещё 40 лет чеканили монеты с надписью: «Литва».

3 ноября Конрад фон Юнгинген писал Витовту, что отправил к нему Сурвилло с письмом о мире и говорил с королём Сигисмундом, и, если он заинтересован, то прочный мир между ними может быть взят до 25 декабря.

В том же месяце комтур Рагнита с 400 своих и с гостями, имея более 1000 конников, снова воевал Самогитию, убил и полонил 200 язычников и увёл 500 лошадей. 21 ноября он попал в засаду и его рыцари, обратившись в бегство, бросили оружие и оставили коней. Часть из них была убита, а остальные пришли домой.

В декабре в гостях у Витовта был князь Иван Михайлович Тверской с княгиней – сестрой Витовта Марией Микловсой, детьми и боярами. Им оказали большую честь и одарили многими дарами.

В начале января 1398 года рыцари Ливонии внезапно напали на земли жямайтов и взяли там 700 душ полона и 550 лошадей.

Меж тем верховный магистр вновь предложил Витовту мир на условиях сохранения и распространения католичества, защиты всех католических земель, признания главенства папы и императора, восстановления разрушенных прежде замков Ордена, выдачи заложников и соблюдения всех пожалованных Ордену привилегий. Витовт, сославшись на повеление Йогайло не брать обязательств с Орденом, ограничился перемирием до 7 апреля и разменом пленных. Конрад фон Юнгинген обещал не поддерживать Светригайло.

22 января того же года верховный магистр ответил герцогу Витовту, что благодарен ему за согласование в Городно условий мира и что пусть тот не вспоминает Добрын и другое. Он же согласен на перемирие до 7 апреля или до 26 мая и предлагает в удобное время с 7 апреля встречу, чтобы попробовать избрать вечный мир.

В те дни Витовт прислал в Новгород взметную (с объявлением неудовольствия) грамоту, в которой упрекал горожан, что они его обесчестили, а он был бы у них великим князем и им бы его почитать, но они того не хотят. На что новгородцы также ответили ему взметной грамотой.

28 января верховный магистр направил в Хунгарию письмо Светригайло и сыну Люборта Фёдору в котором, благодарив за их дружбу, сожалел, что они утратили свои вотчины, и сообщил им, что вскоре передаст им ответ короля Хунгарии.

24 февраля в обращении к магистру Тевтонского ордена в немецких и кельтских землях (1396 – 1416) Конраду фон Эглёффштайн он предупреждал об угрозе государям Германии союза Полонии, литвы, татар и русских Витовта, и герцога Штеттина.

Через день руководство Ордена сообщало послу в Германии Йоханну Риману, что король Полонии усиливает Литву и русские земли лошадьми, доспехами, оружием, мастерами и другим. Поэтому Орден с трудом сдержит новое нападение неверующих на христианство. А главный князь литвы и русских Витовт не хочет выполнять свои обещания, и вместе с королём Полонии сговорился с татарами и турками, и они оба ищут только вреда христианским странам. Витовт же хочет заполучить корону от папы и стать королём Литвы и Руси. Если это случится, то будет ударом для большинства язычников и Руси и те усилятся в своём неверии, поэтому верховный магистр писал папе, чтобы этого не произошло. Также король Полонии и Витовт дружны с герцогами Штеттина и поддерживают пиратов братства Виталия и Готланда.

Весной королева Ядвига в письме Витовту потребовала от Литвы и Руси заплатить за неё давний долг герцогу Внутренней Австрии (Штирии, Каринтии и Краины, 22.11.1395 – 25.8.1404) Вильхельму – 200000 флоринов, на что он, созвав бояр, ответил отказом. На съезде Витовт пожаловал им ещё большие привилегии, а те провозгласили его королём.

2 апреля Конрад фон Юнгинген объявил в Мариенборге о перемирии до 20 апреля 1399 года с великим князем Литвы Витовтом, которое распространяется на литовские и русские земли Витовта, и на жямайтов Ордена, Пруссию и Ливонию. А также о том, что никому не позволено вредить им через их земли.

23 апреля по вечному миру с Орденом в Городно Витовт со своими людьми, обязавшись оказывать помощь крестоносцам, не пропускать через свои земли в Пруссию и Ливонию войско их врагов и восстановить сожжённые им замки рыцарей, отказался от Самогитии до Невязи и претензий на Псков за помощь в захвате Новгорода. Договор подписали высший маршал, великий комтур, высший госпитальер, комтуры Рагнита и Остероде (10.6.1397 – 1407) – Йоханн фон Шёнефельд, Витовт и его бояре.

Прибывший в Вильню посол Ордена Конрад фон Киборг узнал, что Витовт решил за свой счёт восстановить после пожара монастырь миноритов и костёл девы Марии, хотя его деревянный дворец сгорел. Нигде в иных государствах посол не находил таких удобств, гостеприимства и такого порядка во всём, как в Литве. В то время город, в котором были деревянные дома и много садов, обводили деревянной стеной и строили множество красивых домов. Каменный замок на горе имел две каменные стены, могучие укрепления и храм. В нижнем Кривом городе были три высокие деревянные стены, каменные кафедральный собор, башня и давно построенный дом епископа.

Витовт жил в каменном замке на острове в Троках, имевшем две каменные стены или в деревянном дворце Старых Трок.

Принимая посла, Витовт сидел в глубине палаты (залы) на богато убранном столе (троне), по обеим сторонам стояли по два пажа в белом; немного далее за покрытыми персидскими коврами двумя столами сидели на лавах (скамьях) бояре, маршалы, советники и секретари. У входа посла встретил великий маршал с боярами и стоявшей по сторонам, как во дворе, так и в сенях богато одетой прислугой. Двери в палату охраняли восемь рослых безбородых с большими усами кметов с бердышами из полированной стали, на их головах были спирально обвитые золотыми галунами и застегнутые золотыми чешуями черные меховые шапки высотой в локоть.

В большом покое с квадратными окнами по трём сторонам на стенах были восточные ковры, обложенные подушками лавки, кресла, накрытый расшитым золотом и серебром ковром большой стол, на нём – распятие, корона Витовта, меч и золотой скипетр, длиной до 2 локтей. Над столом висела икона святого в серебряном окладе, выше – икона Богородицы из золота и серебра, перед которой в золотом сундучке горела хрустальная лампада на золотой цепи. За другим накрытым красной тканью столом с бумагами, перьями и чернильницами сидел секретарь. Около входа стоял следящий за песочными часами паж, и при каждом их обороте он бил палочкой о стеклянный звоночек.

Моложавое лицо Витовта было веселым и спокойным, однако он казался больным. На нём были: испанское сомбреро, застегнутая на золотые пуговицы с петлицами до подборка жёлтая шёлковая курта (камзол), неширокий шитый золотом пояс с богатыми пряжкой и крючками для сабли, розовые татарские шаровары и красные сафьяновые сапоги с золотыми шпорами. Сверху курты был гранатового цвета короткий литовский мятель (кафтан). Из-под курты выглядывала инкрустированная драгоценными камнями рукоять кинжала.

В ту пору посол Витовта Ямонт ездил в Москву.

29 мая верховный магистр, направив в Городно своих послов, договорился с герцогом и великим князем Литвы Витовтом, что рыцари построят много замков в пограничных землях и Литве, а также о встрече 29 сентября.

После 4 июня рыцари с помощью литвы за 4 недели построили на острове Готтисвердера два замка.

23 июня Конрад фон Юнгинген писал господину литвы Болеславу Светригайло, что граф Рудольф фон Киборг, рассказав тому о вечном мире с Витовтом против Светригайло и его брата, сказал то, что не знает. 29 сентября при встрече с Витовтом они будут работать ради спокойствия христианства, о чём он ещё сообщит. Пока же не может чего-либо ему посоветовать и настоятельно рекомендует ничего не предпринимать против них.

Летом того же года, по просьбе Токтамыша, Витовт с большим войском литвы, русских, ляхов и рыцарями снова ходил на юг Руси и татар Причерноморья. Дойдя до устья Днепра, он за четыре недели построил на его берегу крепость святого Иоанна (в 40 км выше Херсона) из камня и цемента. В том походе в бою с татарами погиб его брат Патрик.

Тогда же, вызвав из Хунгарии герцога Черновиц (с 1398 г.) Бориса Светригайло, Витовт пожаловал ему Новгород-Литовский и Подолье.

На обратном пути, пригрозив войной в союзе с великим князем Москвы Василием и, используя тяжелое положение, Витовт добился признания своей власти боярами Новгорода.

С 24 августа в Пруссии началась и полгода продолжалась сильная чума, умерли 80 братьев Ордена.

В конце сентября Витовт с ратью и Йогайло с войском встретились в Ковно. В то же время жямайты разрушили Таплаукен и ещё несколько замков Ордена, а старосты Витовта в Самогитии сделали рыцарям большой ущерб.

12 октября на Салине (остров в устье Нявежиса) Конрад фон Юнгинген и «высший герцог Литвы и Руси» Александер, иначе – Витовт, с его герцогами и боярами, именем святой и неделимой Троицы заключили вечный мир и согласие между Литвой, Русью, Пруссией, Ливонией и другими землями Ордена.

Витовт клялся: изменить отношение к ортодоксальной вере; увеличивать в своих землях и среди своих людей католическую веру вместе со святой Римской Церковью и с Римской империей; делать то, что делают другие христианские государи; не воевать ни на одну христианскую страну и не допускать того через свои земли; отказаться от насилия и несправедливости; и слушаться указаний Ордена. Кроме этого он обещал добросовестность и отказ от хитрости и обмана.

Границы с Орденом устанавливались навечно от рубежа Ливонии с Псковом (Робежинеки в 27 км северо-восточнее Краславы), по речке Эглофе (Вилейка, впадает в Двину в 4,5 км юго-восточнее Краславы), через пустошь, исток Борне (16 км юго-западнее Краславы), Ненемите язычников, путь Пренгелише (Дюненборх – Вилкомир), озеро Апейте (Рубикяй), по речке Смарде (Аникшта), через камень Рода (Пунтуко, 6 км южнее Аникшчяй), речку Роде (Юостинелис), Висвильте (бугор Ляванишкю в 25 км западнее Аникшчяй), по Невязе через священный лес до Салина; и вверх по Мемелю до острова Ромай (Нямуно в Каунасе), по рекам Супе (Йиеся), Мете (Довине, Жувинта, Спярня), озеру Мете (Дуся), рекам Мете (Анчя), Бебру, Нареву до Визны. После выкупа Визны у герцога Семовита граница до неё будет уточнена. Все перечисленные рубежи навечно отходили Ордену.

Стороны обещали: не создавать ни с кем союзов друг против друга; не иметь отношений с Псковской землёй, которая навечно доставалась рыцарям после её завоевания ими; не принимать преступников другой стороны и не наказывать их повторно у себя; справедливо делить военную добычу; не пропускать противника через свою землю и не проходить через земли другой стороны, без её согласия, а в случае прохода не причинять вреда другой стороне. Орден обязался помочь Витовту в покорении земли Новгорода.

В их землях вводилась свободная торговля для людей, которые освобождались от налогов и иных сборов. Договор должны были вечно и твёрдо соблюдать все люди, наследники, сонаследники и преемники Витовта и никто никогда не должен его преступать.

Верховный магистр даровал свободу брату Витовта герцогу Мозыря Сигисмунду, который 9 лет находился заложником в Юргенборге, и другим заложникам.

Текст договора на немецком языке и латыни подписали и скрепили печатями Витовт и верховный магистр. А также: Конрад фон Эглёффштайн, Веннемар фон Брюггенай, Вильхельм фон Хельфенштайн, Вернер фон Теттинген, высший госпитальер, высший интендант, казначей (1397 – 1404) Бурхард фон Вобеке, маршал Ливонии (1396 – 1404) Бернхард фон Хёфельманн, комтуры: Бальги (1396 – 21.9.1404) Ульрик фон Юнгинген, Брандинбурга, Дантцика, Остероде, Рагнита и Торуна (1.1397 – 1407) – Фредерик фон Венден. Со стороны Витовта: его супруга и брат Сигисмунд, Олерко Владимир, герцоги: Гольшан – Иван, Друцка – Иван Семёнович Баба, Жеславля – сын Евнутия Михаил, Пинска – Юрий и Стародуба – Александр, князья: Ямонт из Клецка, Братоша из Виес и сын Борейко Василий; маршалы: двора – Шапорн и конницы – Намир; старосты: Вильни – князь Монивид, Крево – Гастолт, Кернова – Бойвид, Ковно – Сунгайло, Медеников – Карайбо, Ошмена – князь Мингайло, Трок – Гиневил, Вилкомира – Вигайло и Виспола (Ужпаляй) – Астик Радивил; бояре Литвы и Руси: Кимонт, сын Бошки Валимонт, сын Скамонта Гирд, сын Тавтегинда Годхард и сын Мингайло Гинтовд. При этом присутствовали епископы: Вармии – Хенрик, Замбии (25.7.1395 – 1414) – Хенрик фон Зеефельд и Вильни – Андрей; иные благородные, некоторые ляхи, рыцари и многие другие заслуженные люди.

После пира, на котором бояре провозгласили его своим королём, Витовт с супругой и со свитой, взяв многие подарки и ценные вещи, выехал в Городно. И там в сильном пожаре сгорел ночью замок и их имущество. Витовт с Анной чудом спасся.

14 октября в Ковно, ещё раз подтвердив свои обязательства Ордену, Витовт обещал за два года построить для рыцарей два замка на Мемеле, позволил им 8 лет брать между Мемелем, Нерге и Стревой камень, кальку и древесину для строительства, и разрешил верховному магистру с его свитой пожизненно свободную охоту в своих землях.

8 ноября в письме Витовту из Ковно верховный магистр извинялся за захват магистром Ливонии части его земель. В свою очередь Витовт жаловался на обиды псковичей и своего зятя, на что Конрад фон Юнгинген ответил, что поручил Веннемару фон Брюггенай разобраться со Псковом, а в делах с Москвой ничего полезного не посоветует.

Тем временем Василий Московский заключил союз против татар, литвы, немцев и ляхов с великим князем Твери Михаилом, его детьми Иваном и Василием, князем Серпухова Владимиром Андреевичем, князем Звенигорода на Москве Юрием Дмитриевичем и Новгородом. Василий складывал с себя целование Витовту, а остальные князья обязались не брать с ним любви. Новгород в том договоре упоминался вместе с Москвой.

В декабре того же года крестоносцы увели 700 жямайтов и около 700 лошадей, перебив еще больше жителей Самогитии.

В те же дни приехали к Витовту послы султана Дашт-и-Кыпчака (1395 – 1399) Темир-Кутлуга с требованием выдать ему врага Токтамыша и забрать себе всё то, что есть с ним. Он ответил отказом, и добавил, что с султаном хочет видеться сам.

В ту пору Витовт обязался отдать верховному магистру часть своих владений и построить для рыцарей три замка там, где они укажут, а тот обещал послать Витовту 500 конников для похода против татар.

Тогда же по его просьбе папа распорядился проповедовать в Полонии, Литве и всех окрестных землях крестовый поход против татар.

Сбор войска Витовт назначил в Киеве.

Перед Рождеством в Смоленск к Витовту и его супруге приехала из Москвы дочь Софья с детьми. Получив много даров и икон, через две недели она была с честью отпущена.

После Рождества герцог Мазовии Семовит подтвердил всем, что заложил Конраду Цёлльнеру замок Визна со всем к нему относящимся за 7000 угорских золотых (весом по 3.51 г) и уже вернул 2000, а Закшев (Zakrzew в 12 км северо-западнее Радома) – за 216000 пражских грошей (весом по 3,78 г), из которых вернул 138000. За три года он должен вернуть 120000 грошей по 18 прусских пфенге (денариев весом 0,22 г), иначе передаст Ордену эти замки и землю Плонска.

Зимой 1399 года великий князь Василий взял мир с Новгородом и дал им своего брата князя Можайска (1389 – 9.7.1432) Андрея.

В конце января того же года в Крево послы Риги Тидеманн Найенбрюгге и Лёбберт Виттенборг говорили с Витовтом об отношениях с Полоцком.

30 января того же года верховный магистр поблагодарил герцога Витовта за то, что благодаря ему король Полонии имеет добрые намерения к Ордену и полагает дружески решить вопрос Добрына, а также посылает комтура Рагнита для переговоров с Витовтом.

Со 2 февраля высший маршал 5 дней опустошал землю Медника и взял 900 душ в полон. В те же дни рыцари Ливонии 10 дней воевали Самогитию, многих убили и увели 1000 человек и 500 лошадей. Хотя жямайты преследовали их, те удачно вернулись домой.

Перед 19 февраля митрополит Киприан уехал из Твери к Витовту.

После 19 февраля Витовт со своими и герцог Лотарингии (1390 – 25.1.1431) Карл II с рыцарями вступили в Самогитию и, причинив там большой ущерб, увели около 900 полона и перебили много ратных и лошадей.

В конце февраля Витовт порвал мир с великим князем Москвы Василием, Новгородом и Псковом. Тогда псковичи просили у Василия князя, и тот послал им Ивана Всеволодовича Тверского. Вскоре князья Руси послали Витовту разметные грамоты (отказ от мира).

6 марта в Полоцке Витовт подписал грамоту о правосудии и свободной торговле между Полоцком и Ригой.

5 апреля в Троках он навеки пожаловал каноникам Вильни землю у Стрешны.

В то же время к Городно стягивались войска.

В начале мая Витовт, желая опустошить землю татар, убить их султана и вернуть Токтамыша, чтобы тот посадил его на всей Руси, собрал все силы под Киевом. Токтамыш со своими уланами (сыновьями ханов) и мурзами (боярами) прибыл к нему из Лиды.

Около 8 мая, послав вперёд Промчислава и князя Глеба Святославовича, Витовт с герцогами Сигисмундом и Светригайло, 48 князьями и 50 знамёнами вышел через Киев вниз по берегу Днепра.

В его войске были: большой Смоленский полк Ямонта, 2 Смоленских полка, знамёна из Бельска, Береста, Брянска, Вильни, Витебска, Владимира, Волковыска, Друцка, Дрогичина, Городно, Каменца, Киева, Ковно, Кременца, Лиды, Луцка, Медеников, Мельника, Менска, Мозыря, Мстиславля, Новгорода-Литовского, Новгорода-Северского, Орши, Пинска, Полоцка, Пскова, 3 знамени Слонима, Слуцка, Стародуба, Трок, Трубчевска, Турова, Чернигова, святого Георга, ляхов: Варша из Михалова, Йоханна из Домбровы (Dąbrowa), воеводы Мазовии Йоханна Гловача, воеводы Плоцка Сохи, Рапола из Тарнова и Спытко с 400 конниками, а также господаря Молдавии (с 1394 г.) Стефана Мушата и 3 тысячи (в каждой до 910 всадников) татар Токтамыша.

А кроме того: кованые телеги на железных цепях с пищальниками, пушки, многие пищали, самострелы и обоз.

В знамени святого Георга комтура Рагнита было 30 рыцарей и конников, 70 кнехтов Ордена, 5 рыцарей из Франции и 400 жямайтов.

Всего в войске Витовта было около 44000 человек.

Перед 19 июня верховный магистр с большой силой вступил в Самогитию, 12 дней жёг там посевы, но, так как жямайты попрятались в болотах, не слишком преуспел.

17 июля умерла королева Ядвига.

Перейдя через Сулу и Псёл, 5 августа в земле татар у устья Ворсклы Витовт встретил Темир-Кутлуга, приведшего с собой 4 тумана и отряд улан. Через день всё его войско встало возле реки.

Султан, ожидая Идике с 4,5 туманами татар из Матреги (Тамани), Каффы, Крыма, Азака и Причерноморья, сказал посланному Витовту Спытко, что хочет мира. Тогда Витовт приказал Спытко передать ему слова: «Господь дал мне владычество над миром. Плати мне дань и будь моим сыном» и требование чеканить на своих монетах знак Литвы. Темир-Кутлуг согласился, прося несколько дней на обдумывание размера дани. Через три дня пришёл Идике и у татар оказалось уже около 78000 всадников. Витовт немедля послал Спытко к эмиру за миром, на что тот ответил, что султан может признать Витовта отцом и господином, как старшего по возрасту; но он старше, поэтому Витовт должен признать его отцом и господином.

Утром 12 августа, когда молодые русские бояре, держа в руках обнажённые сабли, кричали старшим: «Мы хотим биться, a не мириться, биться! Биться пришли мы! Биться!», Витовт, весело ответив им: «Вижу вашу рыцарскую доблесть, смелость к бою и мужественное сердце. Покажите полностью своё мужество, a я вас не выдам», дал сигнал к наступлению.

Хриплые звуки труб возвестили начало сражения. Им вторили татарские бубны, крики: «Алла, Алла!» и ржание коней. Как только войско Витовта перешло реку, Идике атаковал. Пехота Витовта, стреляя из пушек, пищалей и самострелов, громко взывая: «Господи, помогай!», наступала на поочерёдно атакующие её и отступающие лавы татар. Те также беспрестанно стреляли из луков. И начали ляхи превозмогать самострелами всадников Идике. Корибут на 3 мили въехал со своими в середину татар и там долго сёкся, но начал слабеть от их массы и повернул назад. Тогда погибли Друцкие князья Иван и Андрей. Татары всё чаще налетали и многих убили. Едва через два часа после начала сражения всадники Темир-Кутлуга, обойдя с двух сторон и окружив противника, постреляли под находившимися на флангах конниками коней и прижали перешедших реку к берегу. В то время пал Спытко и большая часть рыцарей. Через несколько часов лютого боя и очень злой сечи первым ускакал Токтамыш со своими татарами и потоптал много народа. За ними устремились другие.

Мало кто спрятался в высокой траве или бежал. Погибло 20 знамён Витовта. Пали князья: сын Дмитрия Васильевича Андрей Друцкий, сын Ивана Смоленского Василий Селеховский, сыновья Ольгерда Вингольд Полоцкий и Псковский и Дмитрий Аикша Брянский и Трубчевский, сыновья Кориата Глеб, Лев и Симеон, сын Константина Чарторыйского Глеб, Глеб Святославович Смоленский, Дмитрий Данилович Острожский и его брат Михаил, сыновья Патрикея Волынского Дмитрий и Фёдор Рыльский, Дмитрий Семёнович Друцкий с сыновьями Александром, Иваном Киндэром и Михаилом Подберезским, Иван Борисович Киевский, сын Евлашки Иван, Иван Юрьевич Бельский, Михаил Васильевич и его брат Симеон, сын Евнутия Михаил и сын Тулутия Ямонт Смоленский с сыном. В сражении также убиты: 53 боярина, Стефан Мушат, Спытко, Соха, Варш, Йоханн Гловач, 9 братьев Ордена и почти все ляхи и рыцари.

Татар полегло около 10000, а Темир-Кутлуг был смертельно ранен.

Спаслись лишь 1/4 из войска Литвы, Марквард фон Зальцбах и ляшские рыцари Остророг и Шамотульский. Едва не утонув, раненый Витовт в малой дружине ускакал со своим братом Сигисмундом и Светригайло в Киев. Преследуя их, Идике взял 3000 литовских рублей (гривны серебра весом 174 г) откупа с Киева, из которого Витовт бежал далее в Луцк и уже около 20 августа был у короля в Кракове. 24 августа верховный магистр поздравил его из Мариенборга со спасением. Витовт в ответ предложил ему встречу с королём по вопросу Добрына и надеялся победить с помощью Ордена татар.

Меж тем, распустив своих, Идике разорил окрестности Киева и всю Волынь до Луцка, откуда с множеством пленных, скота и добра повернул назад.

По возвращению Витовта в Вильню в огне пожара сгорел город и кафедральный собор.

В то же время Витовт утратил земли у Чёрного моря, а Йогайло, потребовал от него союза на новых условиях. От погибшего на Ворскле князя Андрея Вингольда Витовту отошёл Полоцк, куда он посадил своего наместника Монтигирда.

В октябре верховный магистр предложил герцогу Внутренней Австрии Вильхельму заявить о своём праве на корону Полонии и обещал ему поддержку.

10 декабря, готовясь к проезду короля Полонии, Конрад фон Юнгинген просил «велико могущественного и особенно дорогого» герцога Витовта, который представлял его интересы при дворе короля Полонии, предупредить его, по возможности, о происках вредящих групп.

В конце того же года Светригайло с помощью валахов подавил мятеж в Подолье и заключил в темницу сына господаря Молдавии (1375 – 1392) Петра Мушата воеводу Романа.

В 1400 году в благодарность за спасение в сражении при Ворскле Витовт заложил в Ковно костёл Вознесения пресвятой девы Марии.

В начале того года Светригайло, присягнув королю и Короне Полонии, подчинил ему Молдавию и пообещал не давать ни одному схизматику замков и владений. За это Йогайло пожаловал ему Каменец.

10 января Йогайло писал из Вильни своему искренне любимому другу великому и почтенному магистру, что после его коронации всегда оказывал дружеское расположение к Ордену на основе равенства.

В те же дни к Витовту приехали послы нового султана Дашт-и-Кыпчака (1399 – 1407) сына Темир-Кутлуга Шадибека.

Со 2 февраля высший маршал с герцогом Лотарингии, имевшим 100 конных, с комтурами и иными гостями полторы недели опустошал землю жямайтов. На девятый день другую их землю до Кражова жёг и воевал Витовт с комтуром Рагнита.

Затем он с ратью и войсками Ордена и ливонцев разом вторглись в Самогитию и подчинили большую часть жямайтов. Те дали в заложники детей лучших бояр. Верховный магистр назначил фогтом края Дионисия фон Анделов, дал ему отряд и казначея, и позволил строить там замок Юнг Ковно.

20 июля супруга Витовта Анна с герцогами, боярами и слугами прибыла в Пруссию с большой роскошью и 400 лошадьми. Её приняли с великими почестями и возвратили всех её пленных. Она ехала через Мариенвердер к монастырям святой Екатерины в Брандинбурге, святого Ютта в Кульме и святой Барбары в Альденхусе (Старогрод у Хевно, Chełmno), от замка к замку в Мариенборг к верховному магистру. Ей дарили богатые дары, но все они были утеряны.

Осенью, взяв мир с послом Новгорода Климентеем Васильевичем по старине (по прежнему миру), Витовт поехал в Краков и после встречи с Йогайло написал верховному магистру о полном согласии с королём.

В конце года у озера Круды (Грутас около Друскининкай) Витовт, поклявшись в верности Йогайло, заключил с ним союз.

В декабре послы Пскова взяли вечный мир с Витовтом. В те же дни сын Патрикея князь Стародуба (1386 – 1406) Александр присягнул в верности королю и короне Полонии в случае смерти Витовта.

6 января 1401 года в Мариенборг прибыли более 15 лучших бояр из Самогитии и позволили крестить себя и своих детей, находящихся там в заложниках. По этому поводу рыцари устроили праздник, подарили им соль и ткани, и послали с ними к их детям и жёнам священников и монахов. А верховный магистр пожаловал жямайтам права жителей Пруссии.

Через день Конрад фон Юнгинген ответил «велико могущественному особо дорогому» герцогу Витовту, что хотя тот из-за глубокого снега не может приехать на встречу в Инстербург, он приглашает его на встречу 30 января в Пейтмеди на Писсе (приток Анграпы) и, что высший маршал уже выслал ему продовольствие. В ту зиму в Самогитии был голод, поэтому верховный магистр и руководители Ордена снабжали жямайтов лошадьми, коровами, зерном, мукой, маслом, мясом, селёдкой, солью и тканями.  Тогда же умер фогт Дионисий фон Анделов и его сменил брат Ордена Хиллебранд фон Фаров.

18 января того же года в Вильне на съезде Йогайло, Витовта, герцогов и удельных князей, епископов и бояр Литвы, и ляшской знати, герцог Литвы Витовт и 39 его прелатов, вельмож и бояр поклялись в верности Йогайло, обещали не нарушать мира с королём и помогать ему против всех врагов. По смерти Витовта, Анны или его брата Сигисмунда все переданные им владения и земли отходили Йогайло или его наследникам. Епископ Вильни (5.5.1399 – 7.2.1407) Яков Плихта, маршал Георгий Гедиголд, воеводы Вильни – Альберт Монивид, Ошмена – Астик Радивил, Крево – Гастолт и другие скрепили акт договора 40 печатями.

После того князья: Жеславля – Андрей Михайлович, Друцка – Симеон Михайлович, герцог Гольшан Иван, Георгий Довголт присягнули в верности королю и короне Полонии в случае смерти Витовта.

11 марта того же года в Радоме паны Полонии утвердили аналогичный принятому в Вильне акт, скрепив его 49 печатями. Они обещали защищать и оказывать помощь Витовту, и, если Йогайло умрёт без наследников, то не избирать короля без Витовта и панов Литвы.

В те же дни Витовт жаловался монархам Европы на несправедливое требование верховного магистра выдать беглых жямайтов, ибо он отдал ему Самогитию, но не её народ. Бояр он отказался вернуть, а лишь тех, кто принадлежал им и платил чинш. В свою очередь Конрад фон Юнгинген писал папе, курфюрстам Германии, герцогу Бургундии и епископу Бреслова (Вроцлав) о вероломстве Витовта. Тогда Витовт послал Николая из Москоржева с жалобой курфюрстам, графам и господам Германии на Орден, люди которого незаконно задерживают в Самогитии его сборщиков чинша, избивают и ранят на границе многих едущих в Литву и возвращают их обратно. Он просил наложить на Орден суровый штраф и предупреждал, что рыцари вновь готовят войну.

К тому времени жямайты с помощью братьев Ордена за короткое время построили тем два замка, а их князья, старшие и бояре были уже крещены. Одну из низ у Невязи помог строить Витовт.

В те дни, после того, как крестоносцы взяли в заложники и увели в Пруссию всех боярских детей из Самогитии, жямайты восстали. Витовт немедля направил к ним большую группу бывших у него жямайтов со своими главными людьми. Те сожгли два построенных для рыцарей замка на Мемеле и у Ковно и, захватив всех находившихся там братьев и иных людей Ордена, посадили их в темницы.

20 марта Витовт объявил войну Ордену и выступил со своим братом Сигисмундом и жямайтами против рыцарей. Уже через несколько дней они спалили два замка, построенных для крестоносцев, и взяли в плен всех, кто там был. А те 3 апреля заковали в кандалы всех заложников жямайтов и на другой день двоих из них повесили в Торуне. Тогда жямайты, взяв с помощью литвы Мемельборк (крепость Клайпеды), сожгли город, переправились воевать за Мемель и с большой добычей и полоном ушли в Литву.

В те дни руководство Ордена сообщило христианским государям Европы о новом предательстве Витольда, который называет себя господином и высшим князем Литвы. Ежедневно заявляя и говоря о большой пользе в возрастании святого христианства, в своей обычной злобе изменника он всегда ненавидел, противился и унижал его. Несмотря на заверенный печатями договор, Витовт не собирался отдавать Ордену Самогитию и, обещая жямайтам большую свободу, тянул их к себе. Он слал к верховному магистру послов, а тот к нему, и они уже решили встретиться для решения всех спорных вопросов. Но всё, что подлый изменник Витовт обещал и в чём он клялся, оказалось ложью.

Тогда же паны Полонии обвинили верховного магистра в склонении Витовта против их Королевства.

Вскоре магистр Ливонии (1401 – 1413) Конрад фон Фитингхофф разорил земли Литвы. Витовт не оказал сопротивления, но собрав рать в Вильне, стал его преследовать на пути домой и, войдя в Ливонию, убийствами, грабежами и пожарами опустошил многие сёла и города, спалив сдавшийся ему город Дюненборх. Йогайло прислал тогда Витовту в помощь 300 своих конников.

Около 23 апреля Конрад фон Юнгинген со многими прецепторами вёл переговоры с Йогайло у Рацёнжа. Витовт же, пообещав королю без его согласия не заключать союзы и соглашения ни с верховным магистром, ни с магистром Ливонии, 1 мая он обсуждал с ним вопрос о свободных и крепостных жямайтах.

В августе великий князь Рязани Олег пришёл со своим зятем Юрием Святославовичем к Смоленску, где была большая рознь между мещанами и боярами. Жители, не стерпев великих налогов ляхов, открыли им ворота. Горожане, поймав наместников Витовта, убили великого князя Чернигова и князя Брянска Романа Михайловича Кишку, посекли брянских и смоленских бояр, что не хотели Юрия. Княгиню Романа с детьми отпустили, а сына Михаила схватили. Олег, оставив град Юрию, ушёл домой. В тот же время от Витовта отпали князья Вязьмы.

Витовт тогда послал нового наместника в Смоленск. Но смоляне, поймав того и бывших с ним Друцких бояр, всех постинали (зарубили).

Между тем Вернер фон Теттинген сообщил верховному магистру, что король послал Витовту 3000 воинов и те находятся у Ковно и Нерге.

Витовт, придя в сентябре с ратью в Смоленск, четыре недели бил пушками град и, взяв по старине мир, ушёл. В граде же тогда были великие мор и смута. Смоляне посекли многих бояр и своих людей, что приняли Витовта.

21 сентября, когда высший маршал приплыл на суднах с малым отрядом к Готтисвердеру, литва испугалась и сожгла Ковно.

Тогда же великий князь Москвы Василий, отправив свою рать в Заволочье (междуречье Северной Двины и Онеги) и Северную Двину, потребовал, чтобы Витовт признал эти земли за ним.

С начала ноября Витовт с большой силой и отрядом Ливонии, с многими лошадьми и мортирами ходил в Новгород, три недели безуспешно его осаждал, взял мир и ушёл. Новгородцы, перебегая по широким проходам стен, успешно отбивали все атаки литвы.

Тогда по всей Руси свирепствовал мор.

Перед Рождеством, захватив на обратном пути у немцев городок Нойгин на Двине и забрав много товара, Витовт иссёк часть горожан, а других увёл с собой.

19 января 1402 года Конрад фон Юнгинген предложил князю и герцогу Витовту прислать на переговоры о мире и обмене пленными брата Ордена Хайнриха.

29 января того же года, после ссоры с Витовтом и королём, переодевшись купцом, Светригайло с небольшой свитой прибыл в Торун. В тот же день там же герцог Семовит подтвердил передачу Конраду фон Юнгинген замка Визна и его земли за 332700 пражских грошей. Уже через день Светригайло был в Мариенборге, откуда через пять дней выехал с высшим маршалом в Городно.

12 февраля войско Ордена с отрядами Нижней земли и Остероде, и Светригайло, неожиданно вторгшись через Неман в Литву, за четыре дня разорили округу Городно и вернулись по Неману и Мемелю домой, приведя 400 душ полона, 300 лошадей и много коров. Витовт, увидев тогда, что не сможет защитить Ковно, приказал сжечь его.

2 марта в Мариенборге князь и наследник Литвы и Руси, господин Подолья и Жидачева (с 1400 г.) Болеслав, иначе – Светригайло обещал верховному магистру вечный мир и согласие между Литвой, Русью и Орденом, какие имел с ним на Салине Александер, иначе – Витовт со своими князьями, боярами и дворянами, а также уступал рыцарям землю Полоцка. Орден навечно получал Псковскую землю, если Бог поможет её приобрести, и лежащий выше Салина остров Ромай. На западе граница с ним шла от Бебра до границы с Мазовией. Князь желал дать людям Ордена свободу торговли и неприкосновенность.

Затем Светригайло уехал в Ливонию, куда король слал послов и дружеские письма, желая вернуть его, но тот не соглашался.

14 марта верховный магистр писал Витовту, что согласен в ближайшие дни обменять пленных и заложников, и посылает к нему брата Ордена Клёча.

В марте князь Ярослав Родослав Ольгович Рязанский, пойдя с ратью на Брянск, был разбит у Любутска и пойман Лугвенем и князем Стародуба. Затем он был приведён к Витовту и на три года посажен в темницу, пока его не выкупили за 2000 рублей.

Той же весной войско Ливонии, напав врасплох на Литву, убило много народа и увело 800 душ и 500 лошадей.  А комтур Бальги с небольшим отрядом внезапно атаковал Городно и за 2 дня поймал там 300 человек, 180 коров и лошадей. На обратном пути многие из его полона бежали.

22 мая в Рацёнже Витовт и верховный магистр подтвердили вечный мир 1398 года, взятый на Салине. На другой день король подписал этот договор и обещал утвердить новую границу Самогитии.

25 мая, пока Конрад фон Юнгинген вёл переговоры с Йогайло у Торуна, Витовт с литвой, русскими и татарами неожиданно ночью, с помощью жямайтов ворвался в Мемель, сжёг и разрушил город и, не пощадив ни детей, ни женщин, истребил всех жителей. На обратном пути, используя мортиры, деревянные щиты и многие пищали, они в три дня штурмом взяли Готтисвердер, убив комтура и три госпожи, а после – Мариенвердер и Риттерсвердер, пленив и перебив многих рыцарей, видных мужей и жён. Затем Витовт захватил два замка в Ливонии, взяв в плен и истребив всех, кто там был.

Тогда верховный магистр послал к Витовту великого комтура и комтура Брандинбурга (с 14.5.1402) Маркварда фон Зальцбах, и тот, обвинив во всём жямайтов, просил прощения за причинённый ущерб. Поэтому братья пожаловались на жямайтов и Витовта папе, а тот поручил королю Сигисмунду их рассудить. Сигисмунд же признал Витовта невиновным.

За 23 года войн с жямайтами Орден лишился 161 брата и 5021 мужчины.

После 7 июля московские люди, придя под Путивль, ограбили на Тихой Сосне (приток Дона) холопов Витовта, отняв у тех двух бобров, кадь мёда, три сермяжных тулупа и два плаща. Сразу четверо из них пожаловались Витовту в Вильню. Тот немедля послал к великому князю Василию, чтобы он приказал разыскать и казнить виновных, и ущерб возместить. Но Василий ему не ответил. Тогда Витовт, собрав рать, пошёл на него, много пожёг, повоевал и пленил возле Оки и Угры. Василий послал к нему, говоря, что Витовт ему, как отец, и чтобы не гневался и земли его не разорял, ибо он не виновен. И, что лихие люди сделали без его ведома зло, и, если бы он их нашёл, выдал бы. А если их не найдёт, то велит оплатить убытки. И они, взяв мир на Угре, установили по ней рубеж и Василий заплатил войску Витовта за поход.

После того Витовт отправил послов в Новгород и Псков, чтобы там признали его своим государем и давали ему выход (ежегодную дань), говоря, что они дают выход его вассалу Василию, а ему, их прирожденному государю, давать не хотят. Но они не захотели дать выход. Тогда Витовт со всеми силами пошёл против Новгорода, шесть месяцев стоял под Порховом и, не добыв города, опустошил их земли огнём, пленом и казнями.

13 июля верховный магистр, жалуясь королю на ущерб, причинённый Витовтом в Куронии (край между Лиелупе и морем) и его обычно скрытое желание вредить, писал, что Светригайло вновь обратился к нему, дабы себя защитить.   

Через 12 дней Вильхельм фон Хельфенштайн, приплыв на судах с большим войском и конями к устью Невязи, послал Светригайло с немногими людьми к Нерге. Хотя весь берег реки усиленно охраняли, уже через два дня рыцари силой захватили брод ниже Висвальде. Потеряв многих убитыми и пленными, Витовт ускакал со своими в Вильню и даже оставил 6 своих городков на пути к ней. Взяв провиант на три недели, туда же направились войско Ордена. Рыцари осаждали Ковно и Вильню, прошли сожжённые Меденики, у Ошмена повернули на Шальченики и через Перлаю добрались до Немана. Поднявшись по берегу к Невязи, они сели на суда и благополучно вернулись домой. 21 день крестоносцы опустошали земли Литвы, многих убили и увели 900 душ полона. За этот поход верховный магистр дал Светригайло замок Байселяукен (9 км юго-западнее Кентшина).

17 августа Йогайло и Витовт ещё раз подтвердили вечный мир с Орденом, взятый в 1398 году на Салине.

В сентябре Витовт, дабы снять подозрения в измене, вновь присягнул в верности Йогайло, обязался порвать все договоры, взятые во вред королю и всегда помогать ему против любых врагов.

Перед 24 декабря литва и жямайты внезапным набегом сожгли кирпичный амбар и палисад перед Рагнитом.

В 1403 году Йогайло, ссылаясь на трудности защиты Понизья от татар, вернул Витовту за 240000 пенязов Каменец, Смотрич, Скалу и Червлёный городок. Витовт назначил в них старостой своего воеводу Гроковского.

11 января того же года верховный магистр писал высшему маршалу Ордена, что Витовт жёг костёлы и стрелял из мортир изображения Христа, Марии и святых. Он жаловался герцогу Лигница (1364 – 12.1.1409) Рупрехту, что король Полонии, имея претензии на заложенную им Ордену землю Добрына, поддерживает людьми, оружием, доспехами, лошадьми и орудиями открытую войну называющего себя высшим герцогом литвы и русских Витовта и жямайтов против святой Церкви и Ордена.

23 февраля войско магистра Ливонии нежданно вторглось в Литву и, учинив грабежи, пожары и разорения, 3 марта вернулось возле Туровно и Лаконари в Ливонию, приведя 4 боярина, 514 душ и 300 лошадей.

Около 28 марта высший маршал с войском, иноземными рыцарями и Светригайло вторглись в Литву, взяли и сожгли Мерец, а после, свернув вместо Городно на Троки, простояли два дня у Замеников и подошли к Олаве (Алуона, южнее Тракай), в 7 верстах от Трок. Откуда, опустошая огнём и грабежом, через Штайгвик (бугор Багдононю в 15 км западнее Тракай) на Стреве, Семелишки, Стоклишки (Шолишкес в 38 км юго-восточнее Каунаса) и Неровену (возможно – бугор Лашиняй у устья Стревы) за семь переходов они подошли к Неману и через Ковно вернулись домой, приведя с собой 1000 душ, в их числе 72 знатных женщин и служанок Витовта.

Витовт тогда был в Вильне и не имел войска в Литве, поэтому король направил к рыцарям послов просить мира.

В те же дни, вызвав Светригайло из Пруссии, Йогайло уплатил ему долг и пожаловал выкупленные за 5000 пражских грошей (весом по 2,94 г) у вдовы Спытко городки Подолья Зыдачов (Жидачов), Стрый, Шидлов, Стобницу, Другню и Усьце, а также 1400 марок (весом по 197,98 г серебра) в год с соляных копей.

После 18 апреля Витовт с литвой, русскими и татарами взял город и замок Дюненборх, пленив около 500 человек, всех иных убил, а замок и город сжёг и полностью разрушил. Затем, овладев Юргенборгом, он пленил и перебил его население, а сам замок разрушил.

Тогда верховный магистр с епископами и благородными мужами Пруссии направился в Литву и встретил Витовта, который также был с большой силой. Ничего не решив, они взяли перемирие до следующей встречи.

В то же время 16 лучших бояр Литвы договорились о мире с Марквардом фон Зальцбах, ибо тот не доверял Витовту из-за его измен.

3 мая Конрад фон Юнгинген в своём обращении ко всем христианам писал, что несмотря на мирный договор с Орденом, король Полонии лелеет схизматиков и еретиков, ежедневно помогает и усиливает неверующих Литвы и схизматиков Руси оружием, орудиями, мастерами, пластинами железа, шлёмами, панцирями, бронёй, ядрами и лошадьми, а те с татарами проливают кровь христиан и жгут их костёлы.

6 июня Витовт в письме бургомистру Риги о торговых делах с Полоцком величал себя высшим герцогом Литвы и иных.

19 июня Витовт обещал королю не договариваться без его разрешения с Орденом. Вскоре, благодаря маркграфам Майссена Вильхельму, Фредерику и Вильхельму младшему, Йогайло позволил Витовту встретиться с послами Ордена.

Через четыре дня Йогайло и Витовт направили своих послов к королю Рима (21.8.1400 – 18.5.1410) и курфюрсту Пфальца (с 6.1.1398 г.) Рупрехту III и курфюрстам Германии с жалобой на Орден, а позже – и в Рим к папе.

12 июля верховный магистр объявил, что на острове Дубиссы высший маршал Ордена с иными главами Ордена взяли перемирие по 18 сентября с герцогом Витовтом, всеми его землями и с литвой, русскими и жямайтами. Он также просил предоставить проход магистру Ливонии через его земли. Стороны договорились об обсуждении границ, восстановлении мира, свободной торговли, полном возмещении ущерба и обмене пленными.

Летом Витовт ходил на псковские города, взял Велиж и Красный город (Красногородск).Тогда псковичи прислали послов к нему с тем, чтобы он был их государем, намереваясь быть в послушании, ежегодно давать выход и принять к себе наместника. Витовт посадил у них наместником князя Пинска Юрия Носа, а сам со всеми силами пошёл против Новгорода. Новгородцы также прислали послов, обещая принять наместника, служить, давать выход и признать его государем. И Витовт поставил у них наместником своего шурина герцога Гольшан Симеона Лютого. Новгород начал давать Витовту ежегодный выход по 10000 золотых, 40 гинштов, 40 шуб и по 1600 соболей, рысей, куниц, лисиц, горностаев и белок. Псковичи давали половину того.

8 сентября на Салине Витовт в присутствии посла короля говорил с верховным магистром, его комтурами и епископами Пруссии о Самогитии, возвращении беглых жямайтов, границах и мире, и, сославшись на отсутствие полномочий от короля, согласился на перемирие до Рождества и встречу с ним и Йогайло до 28 мая следующего года.

9 сентября папа Бонифаций IX запретил Ордену воевать христианские земли Полонии, Литвы и Руси. Он обвинил крестоносцев в гонениях и войне с новообращёнными и уничтожении в них христианской веры, вместо того, чтобы помогать им и их королю.

Осенью Витовт послал Лугвеня в Вязьму. Тот, взяв город, увёл к Витовту Смоленских князей Ивана Святославовича и Александра Михайловича, а вместо них посадил князя Симеона Мстиславовича.

27 ноября Конрад фон Юнгинген разрешил королю Полонии, «великому князю литвы и других герцогу» Витовту, а также герцогу Светригайло безопасно и свободно охотиться во владениях Ордена.

10 декабря он со своими прецепторами, обжаловав папе запрет войны против Литвы и Руси, обвинил Йогайло и Витовта в создании препятствий их христианской работе.

На Рождество в Вильне Витовт, верховный магистр, Светригайло и послы короля взяли перемирие между Орденом, Литвой и Русью до 28 мая следующего года.

31 декабря, поблагодарив Витовта за помощь, Конрад фон Юнгинген просил подчинить жямайтов Ордену, ибо они не желают слушаться Ордена и, к тому же, хотели убить его возле Ковно.

В том же году крестоносцы, вырубив священную рощу в Кейданах (Кедайняй), построили на её месте каменный костёл.

В 1404 году Витовт учредил епис­копство во Владимире-Волынском.

6 февраля того же года Конрад фон Юнгинген благодарил Витовта за дружбу и восстановление границ.

25 марта на острове Нерге у Старого Ковно Витовт обязался 10 лет не принимать у себя подданных из всех земель Ордена, а верховный магистр – из всех земель Витовта. На другой день в Риттерсвердере Конрад фон Юнгинген обещал помогать ему против каждого противника их мира. В случае смерти Витовта наследство его супруги Анны должно быть получено ей, сохранено и защищено.

Сразу же после этой встречи Витовт со всею силою, Корибутом, Лугвенем, Светригайло и ляхами направился к Смоленску. Осадив град, они семь недель били его пушками, несколько раз ходили на приступ, но не взяли. Ещё через неделю, оставив Лугвеня и Светригайло, Витовт с Корибутом ушли. Те всю весну продолжали осаду и, ничего не добившись, но причинив много зла волостям, вернулись домой. Тогда Юрий Смоленский, договорившись с Василием, выехал с малой дружиной в Москву к нему на поклон. И пока он просил помощи, Василий, имея договор с Витовтом, задержал его речами да обещаниями. Юрий в то время жаловался верховному магистру, а тот писал Витовту.

19 мая на островок Высиля у замка Рацёнж приехали: Йогайло с герцогами, подканцлер Николай Тромба, маршал двора Литвы Шапорн, архиепископ Гнезно (1402 – 1411) Николай Куровский, епископы Кракова (1392 – 1412) Пётр Выш и Познани (1399 – 1412) Альберт, а также лучшие паны и бояре. От Ордена прибыли: Конрад фон Юнгинген, епископы Кульма (Хевно, Chełmno 1402 – 4.5.1416) Арнольд Штапель и Помезании (1378 – 1409) Йоханн, великий комтур (с 3.2.1404 г.) Конрад Куно фон Лихтенштайн, Вернер фон Теттинген, высший госпитальер (в 1404 г.) Йоханн фон Румпенхайм, высший интендант (1404 – 4.1410) Бургхард фон Вобеке, казначей (1404 – 1407) Арнольт фон Хекке, комтур Торуна, рыцари, прелаты и иные люди. Спустя несколько дней, 22 мая, они подтвердили вечный мир, взятый в 1398 году на Салине, и мир 1343 года, подписанный в Калише. Великий князь литвы и Руси Витовт навечно уступал Ордену большую часть Самогитии и обязал жямайтов присягнуть рыцарям в верности. Без просьбы верховного магистра он не должен оружием принуждать жямайтов подчиниться рыцарям. Стороны обязались совместно предоставить Ордену заложников от жямайтов, освободить пленных, а также не принимать и не оказывать покровительства перебежчикам и изгнанникам. С 4 июля всем людям Витовта возбранялись связи и торговля с жямайтами, тем запрещалось покупать и продавать в его землях, а Самогития с 24 июня в течение года передавалась Ордену. В случае неисполнения своих обязательств Витовт должен выплатить ордену штраф, а рыцари вправе объявить ему войну. Если бы он умер, то верховный магистр обещал позаботиться о его вдове.

Король, заверив этот договор, 24 мая взял союз с верховным магистром и обещал выкупить у него за 50000 флоринов землю Добрына и за 180000 грошей Злоторыю (замок, построенный в 1393 г. герцогом Мазовии Йоханном на берегу Нарева, в 15 км северо-западнее Белостока). Если же Витовт не передаст Ордену Самогитию, Йогайло должен повелеть ему это сделать.

Там же Йогайло помирил Витовта и Светригайло, Витовт дал тому Чернигов, Брянск и Трубчевск, а король – Новгород-Северский и Стародуб.

В то время посол Витовта каштелян Вильни Монивид и Конрад фон Юнгинген договорились о перемирии для Самогитии до 15 августа.

Вскоре Витовт с великой силой, придя изгоном (преследуя), вновь осадил Смоленск, и 26 июня изнемогшие от голода жители сдались. Поймав княгиню Юрия, князей и бояр, Витовт послал их в Литву, а до 3000 верных Юрию бояр и виновных в гибели его людей мещан заточил и, предав их мучению, казнил. Посадив по местам наместников и дав ляхам держать град, он вернулся домой с полоном. Так Смоленск из Великого княжества стал воеводством.

Тем временем два тумана татар пожгли деревни, перебили много народу и взяли большой полон и добычу у Вязьмы, Смоленска и Брянска.

15 августа в Риттерсвердере Витовт и верховный магистр дали слово не брать 10 лет чинша с жямайтов. Там же бояре Самогитии обещали послушание рыцарям и, что они принудят иных подчиниться им.

Через день в Ковно Витовт обязался помочь Ордену против любых врагов, за исключением Римской Церкви, Римской империи и его брата Йогайло. Письмо подписали епископ Яков и бояре: Ацо, Мингайло, Братоша, Монивид, Гастолт, Чупурна, Немерца, Астик Радивил, Сунгайло, Шастолт, Кутцгайло и иные. 18 августа Конрад фон Юнгинген, дав Витовту то же обещание, получил право ставить на берегах Невязи мельницы.

В том же месяце в Пскове был мор, пришедший морем из Дерпта.

Василий не принял Юрия Смоленского в Москве, и тот с сыном Фёдором и сыновьями Мстислава Симеоном Вяземским и Владимиром бежал к новгородцам. Те дали им Русу, Ладогу, Орешек, Тиверский и Корельский городки, Копорье, Торжок, Волок Ламский, Порхов, Вышгород (Вышегород в 31 км южнее Порхова), Яму, Высокое, Кошкин и Городею.

Тогда Витовт послал сказать Василию: «Помни, что твердо обещал мне не вступаться за Юрия Смоленского никаким делом. И вот, Юрий мне много зла сделал, брата моего и твоего князя великого Романа Черниговского убил и казну его взял, иных князей побил, и много другого зла сотворил. Теперь же он у тебя в твоём княжестве, поймай его своими людьми, потому что новгородцы твои. Если же поймаешь, держи его у себя, как обещал мне по любви». Узнав, что Юрия в Москве нет, Витовт послал сказать в Новгород: «Хотите ли жить со мной мирно, как прежде? Ибо Юрий много зла сделал и враг мне, ныне же он у вас. Или удалите его от себя, или поставьте на суде». Новгородцы не послушали его. С тем же Витовт послал в Псков, спрашивая: «Заодно вы за Юрия с Новым городом?» Псковичи ответили: «Заодно».

В канун 7 ноября магистр Ливонии отпустил в Полоцк пленных и товар. 8 ноября в Новгартене (Нойгартене), назвав себя великим князем Литвы, Витовт разрешил купцам Риги свободную торговлю в своих землях. Москва в то время сама закрыла для них свои границы. А купцы Полоцка были оштрафованы им за торговлю с Новгородом.

20 ноября Витовт ещё раз подтвердил свои обещания королю.

В конце года за неповиновение Йогайло отнял у Светригайло городки в Подолье и тот снова бежал к крестоносцам. Когда за измену король потребовал возвращения всех его городов и городков, их каштеляны в Подолье отказали ему.

После 25 декабря высший маршал (21.9.1404 – 26.6.1407) Ульрик фон Юнгинген с сильным войском опустошил Видуклу, Расейне и Эрогалу, но не слишком там преуспел. Витовт же со своими помогал покорять жямайтов, а те лишь тревожили неприятелей из засад.

В начале января 1405 года, когда король направил в Литву многих рыцарей, высший маршал спешно покинул Самогитию.

В том же году в Литве был большой голод и сильные усобицы.

21 апреля Витовт жаловался комтуру Бальги (1404 – 4.1410) графу Йоханну фон Зайн, что магистр Ливонии, имея мир с Новгородом, не выполняет договор в Рацёнже. На что верховный магистр велел магистру Ливонии порвать мир с новгородцами, но тот отказался.

17 мая ратманы Риги подписали грамоту о бесхитростной торговле купцов Риги и Полоцка, проверке весов в Риге, подсудности рижан у себя, а полочан – в Полоцке, независимо от разногласий магистра и Витовта, комтуров и бояр, или рыцарей и дворян. 21 июня полочане написали ратманам и купцам Риги ответную грамоту о цене воска в Полоцке для немецких купцов, запрете им розничных покупок и содержания корчмы в их городе, пересчёте весовых единиц и подсудности полочан у себя, а рижан – в Риге.

Через два дня в Торуне Йогайло с герцогами и панами и верховный магистр со своими прецепторами заверили вечный мир между Полонией, Литвой, Русью, Пруссией и Ливонией. Король тогда заплатил 50000 флоринов за землю Добрына и 144000 грошей за Злоторыю.

Тем летом великий князь Твери (1399 – 1425) Иван Михайлович был у Витовта.

В июне Витовт со своими и ляхами помогал рыцарям подчинять жямайтов.

27 июня Витовт встретился на Салине с верховным магистром и, хотя Марквард фон Зальцбах и фогт Замлянда Херманн фон Шёнбург бранили его за преступное вероломство и поносили его и его мать Бирут ругательствами, Витовт спокойно снёс оскорбление.

Вернувшись домой, Витовт пригласил Конрада фон Юнгинген в Ковно и при встрече с ним грамотой на латинском и немецком языках навечно дарил Ордену Самогитию. Витовт же получил право переселить 250 жямайтов в свои земли. Король тщетно возражал этому дару.

20 июля митрополит Киприан поехал к Витовту в Луцк и, поставив попа Гоголя епископом Владимира, отбыл в Киев. Тогда Витовт при встрече с Йогайло в Милолюбе (ныне – деревня в Псковской области) велел митрополиту Киприану снять епископа Турова Антония.

Так как жямайты отвергли власть Ордена и стали убивать его людей, 25 июля высший маршал с большим войском вступил в Самогитию. В силу условия мира к нему примкнул с вдвое большей ратью Витовт и передал её города и городки рыцарям. Его люди за пять дней построили им у Невязи замок Ной Кёнгсберг (бугор Пиплю) из дерева, в котором разместили отряд ратных Литвы с крестоносцами. Рядом, 29 сентября – ещё один (бугор Бернатоню в 4 км севернее устья Нявежиса). Его за 8 дней возвели 400 человек Витовта, работая день и ночь заступами и щитами с помощью барок. Рыцари оставили в нём 60 пруссов из Витинги.  Третий замок поставили на Мемеле у устья Дубиссы (бугор Жуклию).

22 сентября в Новгороде были послы Витовта. В те же дни верховный магистр писал ему, что по его просьбе направил в Новгород второе посольство и сообщит о его результатах.

Жямайты сильно тревожили рыцарей ночными нападениями и засадами, так что те удвоили ночную стражу. К Витовту же и его войску жямайты взывали из лесов с жалобными мольбами и плачем, чтобы он не отделял их от литвы, с которой они едины и сходны по языку и обычаям. И они не хотят подчиняться крестоносцам с их жестоким и горемычным «вакс» – дитём. Вскоре жямайты осадили новый замок на Невязи и стали копать насыпь, но, потеряв многих от ядер мортир и стрел, ушли.

К концу года крестоносцы и Витовт силой принудили жямайтов подчиниться и дать своих сыновей в заложники. Тогда же в присутствии Витовта, бояр и послов короля Ульрик фон Юнгинген и фогт Самогитии Михаэль Кёхмайстер фон Штернберг поклялись соблюдать права и привилегии жямайтов.

В 1406 году в Пруссии бала чума.

В январе того же года в бою с Идике и Шадибеком у Чинги-Туры (Тюмень) в Сибири был убит Токтамыш.

30 января Витовт, находясь в Копысе (в 24 км юго-западнее Орши), установил свободу торговли Полоцка с Ригой, подсудность полочан у себя, а рижан – в Риге, соответствие весовых единиц, свободу поездок купцов, а также запретил рижским купцам розничную торговлю в Полоцке.

5 февраля Витовт, опустошив в гневе земли у Пскова, пришёл изгоном и взял миром городок Коложе (городище в 13км восточнее Опочки). Тогда же он послал в Новгород разметную грамоту и 8 февраля пришёл под Воронач (городище на левом берегу Сороти в 27 км западнее Новоржева). Простояв там два дня, его люди наметали (накидали) две ладьи мёртвых детей. Затем, опустошив волость, он повернул домой, уводя с собой 1100 мужей, жён и малых детей. Новгородцы послали на помощь Пскову свою рать, туда же спешил и брат Василия князь Дмитрова (1389 – 1428) Пётр Дмитриевич. Но те прибыли поздно и псковичи отослали их назад. А сами, собрав дружину охочих людей, разорили сёла у Лук (Великие Луки) и Ржева, и взяли там много полона.

23 февраля в Вильне Витовт выделил немецким купцам место в Полоцке для строительства кирхи.

В ту же зиму, когда рыцари решили идти с большим войском на жямайтов, те сами пришли к ним и сдались, дав тем многих заложников и обещая всегда свою верность.

После 14 апреля рыцари с людьми из Пруссии и жямайтами начали строить у устья Дубиссы замок Подди (бугор в западной части Сяряджюса).

Разорвав из-за Пскова мир с Витовтом, 25 мая Василий послал своих князей и воевод воевать у литвы Вязьму, Серпейск (17 км южнее Мосальска) и Козельск. Одни, не дойдя до Серпейска, вернулись, другие ушли, ничего не сделав под Вязьмой. Тогда же литва убила Московского воеводу князя Ивана Липатыча.

В Пскове со второй половины июня и всю осень был сильный мор.

В ту пору приехал из Литвы служить Василию сын Ивана Гольшанского герцог Александр Нелюб, а с ними много литвы и ляхов. Василий дал ему Переяславль.

Перед 25 июля Витовт с большим войском и отрядом ляхов, комтур Рагнита (18.5.1402 – 1407) Фредерик фон Цоллерн с рыцарями Ордена и фогт Самогитии Михаэль Кёхмайстер с жямайтами и Светригайло с валахами вышли на Москву. Витовта сопровождали герольды герцогов Бургундии (27.4.1404 – 10.9.1419) – Йохана и Холландии (16.12.1404 – 31.5.1417) – Вильхельма II.

30 июля князь Пскова (1401 – 1407) Данил Александрович с ратью три дня простоял у Полоцка. В ответ магистр Ливонии со своими и отрядами Дерпта и Курска две недели воевал земли Пскова у Острова, Котельно и возле устья Синей. 150 ратных железной рати из Вельи разбили их у Званчи на реке Великой, не понеся потерь.

2 сентября комтур Рагнита жаловался из Брянска верховному магистру на трудность пути и недостаток еды. Тогда же хотел изменить князь Стародуба Александр, но был схвачен. Витовт отдал его удел своему брату Сигисмунду.

На другой день он воевал у Можайска, через 4 дня взял Воротынск (17 км юго-западнее Калуги), а ещё через день посадил посадников в Козельске.

7 сентября Василий, собрав войско, пошёл против Витовта и спустя 8 дней встал у Плавы (приток Упы юго-западнее Тулы), где к нему в помощь прибыли татары Шадибека.

13 сентября Витовт взял Одоев и через два дня со всей силой расположился на Пешковой гати возле Опатькова (городище на мысу у устья Плавы). Встретив там войско Василия и потребовав от него выдачи беглых Юрия Смоленского и Александра Нелюба, он взял перемирие до 1 июня следующего года и перед 6 ноября вернулся без потерь домой.

16 сентября умер митрополит Киприан. После его смерти Витовт послал в Константинополь к царю Византии (16.2.1391 – 21.7.1425) Мануэлю II Палеологу и патриарху Константинополя (11.1397 – 8.1410) Матфею епископа Полоцка (1391 – 1415) Феодосия, чтобы те утвердили его митрополитом Киевским, но они отказали ему.

Псковичи, воюя Ливонию, 9 октября разбили немцев на реке Серице (севернее Изборска) и 20 вёрст гнали их до Новагородка (Городище в 37 км северо-западнее Пскова). По дороге в Дерпт у Акорте за Селиловым побоищем они разбили войско магистра (1401 – 1413) Конрада фон Фитингхоф и, гоня немцев до Кирьяпиги, многих посекли и взяли в плен. В ноябре псковичи, разоряя землю литвы, воевали у Полоцка. Витовт тогда был в согласии с ливонцами и те пошли на псковичей, но в декабре были ими ещё раз разбиты.

В 1407 году в Литве был большой голод и сильные усобицы, а жямайты разослали письма по Европе о жестокости и гнёте крестоносцев.

В том же году по просьбе новгородцев Витовт дал им править пригородами князя Лугвеня. Тот имел дружбу с Литвой и немцами и держал великую ненависть к Пскову.

В начале января старосты жямайтов с их фогтом были в Мариенборге и просили для своих купцов права Кульма (аналог прав Магдебурга).

8 января верховный магистр вел в Троках переговоры с Йогайло, Витовтом и многими герцогами. Король требовал замок Дрезденко, иначе – Дризен. Поэтому следующую встречу перенесли на 24 июня. Тогда же Конрад фон Юнгинген отправил послом к королю Сигисмунду комтура Бальги.

21 января Витовт призвал ляхов и крестоносцев для похода в Москву.

Весной он и король послали в Рим большие дары папе и кардиналам с просьбой поручить им, а не Ордену крещение язычников и Руси, но папа не согласился.

В начале мая со всей силой, ляхами и крестоносцами он вновь выступил против Василия.

14 мая в Риге полочане по взятому их «господарем Витовтом» вечному миру скрепили печатями с ратманами и купцами Риги грамоту о свободе поездок, оптовой торговли, взаимном соблюдении права и о правилах торговли.

Разорив землю Новосиля, 2 июня Витовт спалил Одоев, а затем осадил Вязьму.

Тогда в Пруссии было 55 городов, 48 замков, 3085 приходских сёл, 8031 сёл, 18368 деревень, 2640 дворов, 3 епископа, 28 комтуров (земель и городов), 18 фогтов (земель и городов), 46 комтуров замков, 1000 братьев Ордена, из которых 114 были негодны к войне, 6200 кнехтов и иных слуг.

6 августа Василий вышел навстречу литве и через неделю сжёг Дмитровец (ныне – городище у устья Вори), а спустя день у Вязьмы Витовт ещё раз взял перемирие с ним.

Ещё через несколько дней возле Ржева на его войско напали псковичи.

Тем же летом отряды Дантцика из 1200 человек, Эльбинга из 600, Кёнгсберга из 800, Кульма из 200 и Торуна из 400 человек вошли в Самогитию и к 15 августа на берегу Мемеля около устья Дубиссы построили деревянный замок Дубисса (бугор в южной части Сяряджюса) и, в миле от него в глубине страны – ещё один (бугор Пашилю на правом берегу Дубиссы в 8 км северо-восточнее), длиной в 30 ляхтеров (58 м). Оставив в них небольшие отряды, они вернулись домой.

В конце августа Витовт заключил перемирие с магистром Ливонии на три года. Затем в Люблине он подписал с королём соглашение о числе своего войска в 42000 человек из 30 знамён пеших и 12 знамён всадников.

14 сентября Витовт с большой ратью, сильным войском ляхов и крестоносцев снова пошёл в Москву.

23 октября Василий, прислав послов к великому князю Твери Ивану, просил помощи против литвы, говоря, что Витовт идёт с немцами. Иван направил ему своих братьев Василия Кашинского, Фёдора Микулинского, своего сына Ивана, князя Ивана Еремеича Дорогобужского и, всех князей и воевод. Стали они вместе с татарами у Оки, а Витовт построил свои полки на другой стороне на Пашковой горе. И простояв 9 дней, опять взяли перемирие.

В 1408 году на Руси был голод и мор, в Литве – голод.

8 января того же года Йогайло с вельможами и прелатами и Витовт с боярами встретили в Ковно верховного магистра (с 26.6.1407 г.) Ульрика фон Юнгинген с магистром Ливонии и комтурами, но тот не захотел принять их условия мира. Витовт, будучи посредником между Орденом и королём, присудил Дризен ляхам, но верховный магистр заявил, что купил замок навечно. Поэтому они разъехались без результата и ещё более озлобленными. Тогда же в Ковно Витовт дал немецким купцам в Литве магдебургское право. Через несколько дней король, Витовт и герцоги ещё раз говорили в Троках с рыцарями Ордена. Йогайло требовал у них замок Дризен, а магистр Ливонии у Витовта – освобождения пленных, поэтому новую встречу перенесли на 24 июня.

С 24 февраля магистр Ливонии с литвой три дня стояли у Вельи. На четвёртый день магистр повёл большую часть своих в Псков и Кошкин городок (ныне – городище в 19 км юго-западнее Порхова) воевать волости Пскова и Новгорода. Сделав вылазку, отряд Воронача перебил 100 литвы, а иных пленил. Уже 29 февраля оставшиеся отступили от Вельи. Псковичи же заперлись в граде при подходе врагов. Пробыв ещё неделю в земле Пскова, немцы и литва ушли с большим полоном.

Весной король, вняв просьбам Витовта, послал по Висле и Мемелю 20 больших судов с зерном в голодающую Литву. Однако, по приказу верховного магистра, их захватили в Рагните и нашли спрятанные в зерне доспехи. Гонцам короля отказали вернуть их, сказав, что это зерно – язычникам, которые с ними воюют. Это беззаконие послужило причиной войны с Орденом. Вдобавок, Ульрик фон Юнгинген велел захватить и ограбить торговавших в Рагните купцов из Литвы. Тогда Витовт писал ему, что сообщал о голоде в Литве, надеясь на помощь, но тот задержал даже хлеб из Полонии. Кроме того, он жаловался на невыдачу беглецов и запрет въезда литвы в Самогитию.

В ответ на беззаконие Витовт, с тайного согласия Йогайло, послал в Самогитию маршала Румбольда с отрядом. Тот, захватив там один замок, внезапно напал на Мемель, который тогда укреплял Йоханн Лянков, убил часть крестоносцев, некоторых из них пленил, всё ограбил и предал город огню. На жалобу Михаэля Кёхмайстера Витовт ответил, что Румбольд ходил без его ведома, и пусть ему пришлют список литвинов для наказания. Тогда Ульрик фон Юнгинген прислал к королю и панам Полонии комтура Торуна (1407 – 1410) графа Альбрехта фон Шварцбург с жалобой на мятеж и предательство жямайтов, а также на Витовта, который посадил у них своего наместника. Он заявил, что рыцари будут воевать литву от имени христиан. Йогайло пообещал сам ответить верховному магистру, а тот после направил к королю ещё несколько послов и грозился передать свою жалобу третейскому суду.

В конце июня Витовт, собрав у Смоленска войско из русских, литвы, волынцев, жямайтов, ляхов и рыцарей Ордена вновь вышел на Москву. С ним были герцог Слуцка (1399 – 1443) Александр Владимирович Олелько, маршал Литвы Румбольд, сын Борейко Иван Ходкевич с ратными Смоленска и Северии, Збигнев из Бжежя с конным отрядом, отряд пехоты из Пруссии, многие герцоги, графы, рыцари и благородные мужи.

Тогда же Витовт, послав одно знамя ездовых на разведку к Оке, приказал схватить Светригайло, который раскрыл его планы магистру. Тот, убив посланных Витовтом людей, предал огню укрепления Брянска и Стародуба и, выехав 8 июля из Брянска, через 17 дней прибыл к Василию в Москву. С ним были: князь Патрикей Фёдорович Звенигородский, брат того Александр Путивльский с сыном Фёдором, Михаил Иванович и Николай Хотетовские, Симеон Иванович Перемышльский, Симеон Александрович Стародубский и посадник Менска Урустай со своими дружинами. А также епископ Чернигова и Брянска Исаакий, бояре Чернигова, Брянска, Любутска, Новгорода-Северского, Рославля, Стародуба и Ярославля, несколько ляшских панов, все – с семьями и людьми. Светригайло, поклявшись в верности Василию и отдав тому Новгород-Северский, получил от него в кормление (необходимая пища и фураж) вместе с сёлами, доходами и людьми Владимир с волостями, Волок Ламский, Переяславль, Ржев, Юрьев и половину Коломны.

22 августа ливонцы, подойдя к Пскову и увидев его стены сильно укрепленными, пошли на Каменный остров. Псковичи выйдя, бились с ними, но бежали, а немцы погнались за ними до города и многих перебили.

Тем летом на берегу Мемеля рыцари построили замки Тильзит (Советск) и у жямайтов – Фредеборг (возможно – холм Рамбинас в 8 км восточнее).

Меж тем Йогайло согласился передать третейскому суду жалобу верховного магистра на жямайтов и Витовта, просил не воевать их до вынесения приговора и купил у него замок Дризен за 465000 пражских грошей. А тот просил Витовта извиниться перед королём за приём беглых из Полонии и Добрына.

В конце августа Василий со всей силой и Светригайло со своими и татарами выступили против Витовта. Светригайло, прибыв к броду через Оку, выслал вперёд много отрядов в засады. 1 сентября рати Василия встали на Угре (левый приток Оки). На следующий день на другую сторону реки пришло войско Витовта. Его люди уже не имели ни пищи, ни фуража, поэтому Витовт послал знамя ездовых в торон (рейд) на заготовки. Василий просил мира и через 12 дней стояния они взяли его по давнему договору, установив рубеж между Литвой и Москвой по Угре и у Можайска. Тогда же Витовт потребовал выдать Светригайло, но Василий ответил отказом.

На обратном пути литва повоевала волости Москвы, ограбила сёла и увела много пленных. Москвичи же и отряды Светригайло, пойдя на них, одних убили, других прогнали, а их воеводу Миромобочга поймали. Между тем помогавшие Василию татары взяли у литвы Брянск. В октябре идущие домой отряды Витовта с немцами опустошили псковские земли. Тогда же полки Москвы и Дмитрова взяли у литвы Вязьму. Из-за большой дальности похода у многих немцев пали кони. И поскольку сами они не могли нести оружие, то побросав его, утопили в реке, предали огню или зарыли. Так пешком и с большими трудностями они вернулись домой, потеряв более 2000 коней. Витовт щедро одарил крестоносцев и ляхов.

В декабре ливонцы и литва ещё раз пришли в землю Пскова. Псковичи, наехав на литву, прогнали их, поэтому литва и немцы, не дойдя до Пскова, разошлись по домам.

В те же дни, когда Идике, по повелению сына Шадибека султана Дашт-и-Кыпчака (1407 – 1410) Пулада, приведя 13 туманов на Русь, осаждал Москву, а Василий заперся в Костроме, Светригайло оставил Владимир и вместе со своей дружиной прятался в лесах. Василий же, откупившись от Идике за 3000 рублей (рубль = 200 денег по 0,86 г серебра) разгневался на Витовта за прошлые обиды, хотя на словах уверял его в любви и готовности помочь.

В 1409 году Витовт дал Трокам магдебургское право.

В начале того же года Светригайло со своими князьями и боярами ушёл от Василия. Разорив на обратном пути Серпухов, он захватил там большую добычу и вернулся в Литву. Витовт принял его, но не доверял ему более и ничего не вернул.

Тогда же верховный магистр послал к Витовту Михаэля Кёхмайстера и Маркварда фон Зальцбах с просьбой выдать всех беглых, забрать 250 жямайтов и разрешить переход границы только по пропускам. Витовт ответил, что выдаст лишь беглых холопов, но не бояр, ибо они свободны и Самогитии не принадлежат. После того Михаэль Кёхмайстер выслал из Самогитии литвинов, запретил жямайтам ездить в Литву, продавать там хлеб и ввёл пропуска на границе. Их выдавали только прецепторы Ордена или старосты Вильни и Ковно.

15 февраля, после перемирия, магистр Ливонии с литвой неделю воевал за Псковом и земли Новгорода.

На Пасху 1 апреля в костёл в Кейданах пришли лишь несколько жямайтов.

Перед 9 апреля псковичи направили послов к Витовту и те взяли с ним мир по старине.

21 апреля к Витовту прибыли высший маршал (с 24.6.1407 г.) Фредерик фон Валленродт и комтуры Брандинбурга и Рагнита (1.9.1407 – 1410) – Герхард фон Валленфельс с просьбой забрать 250 жямайтов и запретить пересечение границы без пропусков. На резкий ответ Витовта Марквард фон Зальцбах напомнил ему о неоднократных изменах и многом другом, а тот послал верховному магистру гонцов с жалобой на посла.

Примерно 26 мая по приказу Витовта жямайты вновь отпали от Ордена и нанесли рыцарям большой урон. Посланные им бояре сын Надама Гайлемин и сын Сагота Трумпе с отрядами говорили жямайтам, что Витовт приказал воевать крестоносцев. Ульрик фон Юнгинген просил его совета о том, как поступать в Самогитии, но Витовт ответил, что он не следует его советам. Поэтому верховный магистр, увидев вероломную измену, решил выступить против жямайтов и Витовта.

30 мая отряд Ордена из 500 человек и сотни рабочих начали ставить город Фридбург (5 бугров в Вялюоне в 33 км восточнее Юрбаркаса) на берегу Мемеля на Муверне (Гистус).

2 июня комтур Шветца (Свеце, Świecie с 2.7.1407 г.) бургграф Хенрик фон Плауэн писал верховному магистру, что его шпион сообщил о разногласиях Йогайло с Витовтом. Ради мира король хочет уступить ему Подолье, и они согласились разрушить все замки в Самогитии. А перед тем секретарь Витовта ездил в Ново Владислав к Йогайло.

15 июня Ульрик фон Юнгинген, начав переговоры с королём Сигисмундом о разделе Полонии, направил Йогайло письмо, в котором обвинял его и Витовта в помощи мятежникам в Самогитии и укрытии беглых жямайтов.

Тогда же подговорённые Витовтом и королём жямайты сожгли двор фогта в Кирсмиммеле (бугор в Скирснямуне в 19 км восточнее Юрбаркаса), захватили его гостей и многих убили. 16 июня они окружили и сразу набросились на строивших Фридбург людей, из них 800 убили, остальные разбежались. Жемайты сожгли там кирпичный сарай и причинили огромный вред. После они напали на замок Дубисса.

21 июня высший маршал сообщил верховному магистру, что Витовт и Йогайло помогут друг другу. На другой день комтур Шлёхова (28.10.1402 – 14.4.1410) Гамерад фон Пинтценов подтвердил, что король поможет Витовту в войне. Узнав о намерении Йогайло воевать Померанию и другие земли Ордена, верховный магистр отправил к нему комтуров Торуна и Штаргарда (Старогард-Гданьски) – Эберхарда фон Иппинбург выяснить, окажет ли тот Витовту и жямайтам помощь. Перед 24 июня в Оборниках они жаловались королю, что Витовт отнял у рыцарей Самогитию и они, требуя возместить ущерб, вынуждены силой вернуть её, и поэтому просят короля объявить, желает ли он помогать Витовту. На что Йогайло ответил, что 17 июля созовёт сейм и даст ответ по его решению.

Меж тем Румбольд с боярами Васибутом, Клавсигайло, Гетотом и Галеминне захватили Самогитию и отослали в Литву детей бояр Нигайло, Лауксвида и Аргала. А Витовт, назначив Румбольда старостой Самогитии, готовился к войне, говоря, что пойдёт на Русь. 20 июля в лесу Вольгерья между Румшишки и Жижемаре (Жиежмаряй) он со своими боярами, под видом строительства крепости, собирал войско.

1 августа высший госпитальер (4.9.1404 – 1413) Вернер фон Теттинген сообщил Ульрику фон Юнгинген, что после сейма в Ленчице Йогайло собирает большое войско.

В тот же день послы короля явились к верховному магистру в Мариенборг и передали ему, чтобы он воздержится от войны и встретится с королём, а тот обещает уладить конфликт, побудит Витовта вывести своих людей из Самогитии и впредь не защищать жямайтов. Ульрик фон Юнгинген сказал, что примет посредничество короля и всеми силами усмирит жямайтов и их подстрекателей. Отвечая на его дерзость и высокомерие, архиепископ Гнезно добавил от себя, что «если против жямайтов будут воевать, то король сам присоединится к ним и поможет Витовту в войне. Много раз угрожая нам войной, жди, магистр: если только пальцем шевельнёшь, увидишь нас с оружием в своей земле». Поблагодарив его за откровенность, верховный магистр сказал: «Будучи предупреждён, я обращу свой меч лучше на голову, чем на туловище, на заселённые земли, вместо пустырей».

В те дни, отвечая Ульрику фон Юнгинген, Витовт объявил о присоединении Самогитии к его владениям. В письме верховному магистру Йогайло также заявил, что если против жямайтов будут воевать, то он присоединится к ним.

6 августа, заручившись поддержкой короля Сигисмунда и герцога Штеттина (1404 – 21.6.1413) Святобора, верховный магистр официально объявил на консистории в Торуне войну Полонии и Литве, а также отправил Йогайло письмо о разрыве мира.

10 августа Йогайло разослал всем монархам Европы жалобу, что он, король Полонии, верховный герцог Литвы, наследственный владетель Поморья, государь и наследственный владетель Руси и прочих и что братья-крестоносцы Пруссии оскорбляют его и заявляют, что при Витовте католическая вера мало укрепилась и крещёные люди русской веры скрытно держатся своей веры. Крестоносцы наговаривают ложь на него и Витовта. Мы же воздвигли в Литве соборы и много костёлов, одарив их навечно. Всё стремление крестоносцев состоит в удержании своего и захвате чужого. Даже несправедливо отнятую землю Добрына он выкупил у них. Вскоре после утверждения мира рыцари захватили замки Дрезденко и Санток с некоторыми землями. Крестоносцы вооружаются и требуют помощи против верных исповедников католической веры и тех, кто давно уже стремится быть к ней приобщенным.

Перейдя 16 августа границу высший маршал и комтур Бальги за два дня тяжёлыми бомбардами и зажигательными стрелами сожгли Добрын с более чем 2000 рыцарей и дворян, ещё большим числом женщин и почти всем населением, а оставшихся в живых защитников, старосту Пломинского и крестьян казнили.

За короткое время Ульрик фон Юнгинген, применив большие бомбарды, уничтожил Гонядзе (Гонёндз, Goniądz), а другой отряд рыцарей на четвёртый день сровнял с землёй Злоторыю. После крестоносцы опустошили Рыпин и Липно, убив в них много девушек и женщин.

Меж тем комтур Тухеля (Тухоля, 22.2.1404 – 15.7.1410) Хенрик фон Швельборн осадил Глохов (Чвухуф, Człuchów). Отряд Гольденерна (Звотуф, Złotów), опустошив землю у Крайны (Краенка), предал огню Зампильборг (Семпольно, Sępólno Krajeńskie) и принадлежащий архиепископу Гнезно замок Камин (Kamień Krajeński), а также разграбил земли ляхов у Нотеца.

26 августа наместник Витовта в Полоцке князь Иван Семёнович обещал магистру Ливонии отпустить его товар, а ратман Риги Фёдор – задержанных людей и товар Полоцка.

28 августа комтур Шветца, осадив с помощью пушек, черепах, таранов, навесов и других осадных машин Бромберг, подкупом склонил его бурграфа к сдаче, спалил город и взял многих в плен. Также на Висле у Торуна он захватил у короля два судна с солью. Затем, на четвертый день осады, ему сдались Бобровники.

Тогда же комтуры Брандинбурга и Остероде (11.11.1407 – 4.1410) – Фредерик фон Цоллерн, четыре дня грабив земли герцога Варшавы Йоханна, увели много лошадей и коров.

В ответ Йоханн и брат Витовта Сигисмунд с некоторыми литвинами и русскими, неожиданно напав на Зольдов (Дзялдово), спалили город, а после – Неверц (7 км западнее Бродницы) и ещё 13 деревень.

В те дни в Куявии ляхи со своими союзниками, захватив людей и товары Ордена, разрушили замок Нессов (Нешава). А отряд осаждённого жямайтами Фредеборга сдался из-за отсутствия продовольствия. Кроме того, жямайты сожгли замок фогта Дубисса.

1 сентября в Киев прибыл посланный патриархом Матфеем новый митрополит Киевский и всей Руси (2.9.1408 – 2.7.1431) Фотий.

На другой день, после восьмидневной осады, защитники Слотории сдали замок фогту Ноймарка (область между Одером, Вартой, Нотечом, Дравой, Швидвином и Шведтом) Арнольду фон Баден и тот разрушил его.

9 сентября Витовт в своём обращении на латыни правителям, графам, баронам, высокородным, воинам и городским общинам Европы заявил, что он с королём всегда вовремя и отважно оказывает помощь Ордену в завоевании Самогитии, и, где может, преданно смотрит за его выгодой, а также постоянно заботится об усилении католической веры.

23 сентября Йогайло собрал в Вольбоже войско из Кракова, Сандомира, Люблина, Руси и Подолья, а в Ленчице – войско Гнезно, Познани и Калиша. Соединив их у Радзеёва, через неделю он осадил Бромберг. Король послал один отряд рыцарей в Шветц и тот изгнал находящихся там крестоносцев из лагеря.

В те же дни король Сигисмунд обязался совершить нападение на юг Полонии, за что Конрад фон Юнгинген обещал выплатить ему 40000 флоринов. А герцог Семовит объявил войну Ордену.

29 сентября верховный магистр со всем войском вышел навстречу Йогайло.

Через день Светригайло через своих людей заключил с Орденом соглашение.

4 октября войско рыцарей встало у реки Бро возле Бромберга напротив войска короля, готовясь к битве.

В тот же день Конрад фон Юнгинген дал разрешение Светригайло и его людям свободно и безопасно передвигаться в своих землях, а также въезжать во все свои замки и города.

7 октября наёмники сдали Бромберг, при его осаде погибло более 200 человек короля.

В тот день к Йогайло прибыли послы от короля Венцеслава с просьбой прекратить войну до 24 июля следующего года и 9 февраля направить в Прагу послов для получения его решения. Тогда и Витовт дал знать королю, что не придёт на помощь и посоветовал взять перемирие до лета.

Поэтому уже 8 октября Йогайло утвердил перемирие с Орденом до 24 июля следующего года и обещал освободить всех пленных и не помогать жямайтам. Взятые воевавшими сторонами города оставались им до решения Венцеслава, который грозил войной тем, кто нарушит условия перемирия. 10 октября войска разошлись по домам.

До получения вести о заключении перемирия Витовт ещё раз тайно отправил своего брата Сигисмунда с ратью в Пруссию и тот опустошил и сжёг Таммов с сёлами, и увёл в Литву большой полон. Узнав об этом, король немедля послал гонцов к верховному магистру с извинениями.

В ноябре в Ковно к Витовту приехали бояре из Самогитии и он, на виду бывших при нём рыцарей, бранил их за мятеж, но, пригласив их в Вильню, обещал помощь. К тому времени Румбольд захватил замки Ордена в Самогитии. Один рыцарь, узнал, что Витовт назначил встречу с королём для обсуждения войны с Орденом и что в Литве находятся татары.

Узнав об этом, верховный магистр направил к королям Хунгарии и Бохемии послов. А в письмах католическим государям он писал, что считавшиеся христианами жители Литвы на деле были еретиками и схизматиками, жямайты же – не допускавшие крещения язычники. Йогайло и предатель Витовт заодно против Ордена со схизматиками Москвы, Новгорода и Пскова. В Литве на одного католика приходится сто схизматиков, мало скромных костёлов, зато много богатых церквей. Власть в ней имеют нехристиане и нет надежды, что когда-либо они обратятся к Христу.

Тем временем послы верховного магистра к Йогайло получали ответ, что король примет решение 27 июля.

До 27 ноября Витовт приказал схватить Светригайло, который в четвёртый раз хотел ему изменить, и распорядился заключить его в Кременце в оковы, а кроме этого казнить двух его князей.

Через два дня в Бересте Йогайло встретил Витовта и там, в строжайшей тайне они определили ход войны. Витовт привёл с собой сына Токтамыша Джелал-ад-дина. Затем они выехали в Каменец на Лесной, откуда Витовт направился в Литву.

20 декабря в Буде послы Ордена, пообещав королю Сигисмунду 40000 рейнских гульденов (золотой весом 3,543 г), заключили союз, по которому, как только между Полонией и Орденом возникнет война, и ляхи призовут на помощь неверных или схизматиков, король Хунгарии по первому же требованию должен выставить к своим границам вспомогательные отряды. В случае, если он всеми силами нападёт на Полонию и победит, они предлагали ему 300000 флоринов, Красную Русь, Подолье и Молдавию.

Венцеславу же они обещали 60000 флоринов за решение спора с Йогайло в их пользу.

К 1410 году в Литве было крещено всего лишь около 20000 человек.

4 январятого же года в Прагу к королю Бохемии прибыли знатнейшие магнаты Полонии, высший госпитальер с комтуром Торуна и послы герцогов Мазовии. От Витовта приехали маршал Бутрим и нотарий (писарь) Николай Цибулка. 10 дней спустя король Венцеслав присудил Ордену Самогитию и Судовию до Городно.

8 февраля Венцеслав, проведя совет с маркграфом Моравии Йодоком, синьорами, многими иными рыцарями и дворянами, в присутствии обеих сторон перед толпой рыцарей и дворян объявил своё решение. Ему передавалась занятая Орденом земля Добрына и он в течение года решит, кому её вернуть. Полония навечно лишалась Самогитии и никогда более не могла избирать себе короля из Литвы или восточных стран, а только западных государей. Йогайло и его наследники должны никогда не нападать и не посягать на Самогитию, и не оказывать неверным помощи и содействия людьми, оружием и иными средствами. Но обязаны совместно с рыцарями Ордена, честно помогая друг другу, сражаться против неверных. Замки Дризен и Санток (в 11 км восточнее Гожува Великопольского, Gorzów Wielkopolski) отходили Ордену. Перемирие между сторонами установлено до 24 июня, а за два дня перед тем они в присутствии короля Хунгарии оценят ущерб и размер удовлетворения. В случае неподчинения Венцеслав объявлял войну виновной стороне. Когда ляхи сказали, что прежде должны передать это решение своему королю, Венцеслав закричал: «Теперь мы видим, что вы – короли Полонии, но не ваш господин. Если вы хотите войны, то увидите меня и моего брата, короля Хунгарии, на стороне Ордена». 15 февраля послы Йогайло, Витовта и герцогов Мазовии уехали.

Вскоре Йогайло послал людей во многие земли и крупные города на ярмарки, велев во множестве закупать коней, оружие и прочее для войны. В те же дни в Городно шли обозы с запасами для войны.

Крестоносцы, обвинив Витовта в коварстве, тайно послали в марте высшего маршала с отрядом через безлюдные места между Городно и Бельском через Жедню (22 км восточнее Белостока), Стоки (8 км западнее Свислочи), Ясколды (5 км северо-западнее Свислочи) и реку Нетупу (приток Волковыи). Застигнув и перебив у Ясколд караульных Витовта, они ворвались на вербной неделе в Волковыск, где собралось немало людей на богослужение. Разграбив и предав огню городок, они поймали всех бывших там 300 человек и поспешно ушли с полоном, лошадьми и многим добром. С тех пор караульные, чтобы не быть обнаруженными, складывали костры только из дубовой коры, которая не даёт дыма.

В сильном страхе Витовт, находясь за 60 вёрст в Слониме, взял с собой только супругу и скрылся в густых лесах в окруженные водой и болотами убежища возле Здитова (9 км западнее Белоозёрска).

6 апреля король с Витовтом прибыли на сейм в Новый Сандец (Новы Санч, Nowy Sącz), откуда Йогайло послал его с маршалами Литвы Хостовтом, Румбольдом и Радивилом, епископами, вельможами и ляшскими рыцарями в Кесмарк (Кежмарок в Словакии) к королю Сигисмунду. Тот имел мир с Полонией на 16 лет, до истечения которого оставалось 4 года. Витовт, вручив ему и королеве Барбаре фон Цилли подарки, просил его соблюдать мир, но Сигисмунд ответил, что, если на Орден нападут, он объявит войну и прекратит её, направив к магистру послов. Сигисмунд, задумав коварный план, предложил Витовту вступить в союз, покинуть Йогайло и стать королём в Литве. И Витовт согласился, но после пожара в отведённых ему покоях, поспешно выехал из Кесмарка, даже не попрощавшись с Сигисмундом. Тот, догнав его, щедро одарил и многое обещал. Вернувшись обратно, Витовт раскрыл королю коварство Сигисмунда и после обсуждения приготовлений к войне выехал в Берест.

Йогайло, послав к Венцеславу бояр и своих вельмож, и разослав грамоты и указы для сбора войска, отправил к Сигисмунду послов с просьбой соблюдать мир. А сам 12 апреля выехал в Краков. Венцеслав отказал его послам, предложив ляхам изгнать литовских князей и выбрать себе короля из Германии.

22 апреля митрополит Фотий переехал в Москву.

В мае Витовт с епископом Вильни (16.1.1408 – 1414) Николем Гожковским подписали перемирие с Орденом до 24 июня. При этом магистр Ливонии известил его, что разорвёт перемирие по истечении срока.

13 мая комтур Бальги, ссылаясь на своего шпиона, сообщил высшему маршалу, что Витовт собрал большое войско из литвы, русских и татар для нападения на Пруссию.

5 июня Венцеслав призвал Йогайло и Ульрика фон Юнгинген соблюдать все обещания и договоры, совместно решить все разногласия, отказаться от обмана и взять вечный мир.

К середине июня в Полонию прибыл отряд господаря Молдавии (23.4.1400 – 1.1432) Александра. Тогда же и король Сигисмунд прислал в Пруссию 200 рыцарей.

22 июня в Прагу приехали послы Ордена, но от Йогайло никто не явился. Поэтому Венцеслав отдал Ордену землю Добрына.

Через день Йогайло прибыл к войску в Вольбож. А вечером 400 рыцарей и придворных короля с отрядом рыцарей из Береста сожгли принадлежавшие Ордену Нессов, село Мужинов и много других сёл и хижин на берегу Вислы.

26 июня послы Сигисмунда палатины Хунгарии (1402 – 1433) – Николай II фон Гарай и Трансильвании (1409 – 1414) – Сциборий из Сциборжиц сообщили Йогайло о взятом на 10 дней перемирии. Услышав его отказ, они, от имени Сигисмунда, объявили войну и сказали, что это – для вида. В тот же день король с ополчением и рыцарскими отрядами выступил из Вольбожа и 29 июня достиг Козлова, где получил весть от Витовта, о том, что тот у Нарева и, опасаясь врагов, просит выслать несколько хоругвей. Отправив ему 12 хоругвей рыцарей, на другой день Йогайло с войском и обозом перешёл по наведённому на лодках мосту Вислу у Козениц между Червинском (8 км восточнее Вышогруда) и Вышгородом (Вышогруд). В то же время туда подошёл Витовт с ратью и Джелал-ад-дин с 300 всадников. Там они простояли три дня, дожидаясь обоз Витовта.

2 июля оба войска тремя колоннами направились на север.

Через два дня к Йогайло прибыли послы Сигисмунда, предложив перемирие с Орденом, и король ещё раз отправил к верховному магистру послов с просьбой о мире.

10 июля войска союзников вступили в земли Ордена. Тем временем высланные вперёд татары, рассеявшись по сторонам, жгли и разоряли сёла и все костёлы, и даже ограбили несколько городков короля. Убивая жителей, они бесчестили женщин и дев, отрезали им груди, истязали их и угоняли в рабство. Витовт приказал повесить мародёров у своего стана.

В те дни верховный магистр собрал все силы, оставив крепости и замки без защиты, без старост и комтуров, отрядов и оружия. Лишь для защиты от капитана Бромберга Ханса фон Биркенхауз (Януша Бжозоглового) в Шветце был оставлен Хенрик фон Плауэн со своим знаменем.

Ульрик фон Юнгинген повёл своё войско на юго-восток и расположился возле Лаутенберга (Лидзбарк). 13 июля он встретил войско короля близ Коверника (Кужентник, Kurzętnik, 22 км южнее Илавы) у реки Древенц (Дрвенца, Drwęca).

В тот же день татары ворвались в Гильгенбург (Домбрувно, Dąbrówno). Грабя его и всех убивая, они поймали девиц и заставили их танцевать нагими. Затем, изнасиловав их и женщин, отрезали им груди. Полностью разрушив город и разорив костёл, они загнали в озеро 700 человек и хотели их утопить, но король спас их. Поскольку Йогайло не посмел перейти Древенц, то на другой день он повёл своих к Гильгенбургу, а Витовт, войдя в город, сжёг его.

Услышав об этом, верховный магистр в ночь с 14 на 15 июля выступил со своим войском навстречу противникам на 28 вёрст. Ночью были сильный ветер, гроза и дождь, который утром прекратился.

Рано утром 15 июля войско короля и рать Витовта вышли из Гильгенбурга на юго-восток по плохим лесным дорогам в обход с юга озера Ляубен.

В то же время войско Ордена, перейдя Древенц у Лёбова (Любава), спешно прошло 15 вёрст до деревни Марвальд. Узнав, что лагерь врагов пуст, Ульрик фон Юнгинген перевёл своих через речку к северу от города и на рассвете 15 июля встретил врагов у деревни Грюнфельде (Грувальд, Grunwald). Увидев, что те не могут выбрать места для сражения иначе, как на широком поле между Грюнфельде и Танненбергом (Стембарк, Stębark), его слуги накопали там ям, чтобы в них падали люди и кони и прикрыли их ветками.

В войске Йогайло было 50 знамён конных: большое знамя Зиндрама из Машковиц с вельможами и лучшими рыцарями Кракова и знамя «Гончи» (преследования); по 3 знамени из Кракова, Познани и Понизья; по 2 знамени из Ленчицы, Сандомира, Серадза и герцога Мазовии Семовита. Знамёна: дворцовое, братьев-рыцарей ордена Грифа, братьев-рыцарей ордена Козерога, герцога Варшавы Йоханна, Великой Польши, Вислицы, Войницы, Галича, Гнезно, Добрына, Калиша, Куявии, Леополья, Люблина, Перемышля, Сандеца (Стары Санч, Stary Sącz), Срема, Холма, маршала (1399 – 1425) Збигнева из Бжежя, подканцлера Николая, Добеслава из Олесницы, Спытко из Ярослава, Марцина из Славска, Доброгоста из Шамотул, Йоханна Менжика из Домбровы, Николая Кмиты из Висниц, Заклики из Кожеквиц, Хельма с моравами (словаками), Велюни с наёмными рыцарями из Силезии, святого Георга с наёмными рыцарями из чехов Иоанна Сокола и моравов Збыславека, а также наёмных чехов, моравов и силезцев из Тригоры. Кроме того: знамя ездовых Новгорода-Северского сына Корибута Сигисмунда, 6 полков пехоты, отряд конных Александра с 200 валахами, отряд ездовых литовского князя Феодосия, коморная (дворцовая) хоругвь рыцарей маршала двора Спытко III, хоругвь конных Семовита младшего, около 40 пушек и бомбард, и 5000 человек в обозе. Всего Йогайло имел 28000 человек, из них – около 15660 конных и 476 ездовых. Гетманом его войска был Зиндрам из Машковиц.

Большой отряд-знамя состоял из предводителя, знаменосца и 9 хоругвей по 60 конников с рыцарем каждая. Иные отряды-знамёна имели предводителя, знаменосца и по 5 хоругвей. В каждом полку пехоты был воевода, 7 рот по сто копейщиков и 3 роты по сто арбалетчиков.

У Витовта было 40 знамён. 30 полков пеших из: Береста, Вильни, Витебска, Волковыска, Волыни, Городно, Дрогичина, Киева, Ковно, Кременца, Лиды, Луцка, Медеников, Мельника, Менска, Мозыря, Новгорода-Литовского, Орши, Пинска, Полоцка, по 3 из земель Слонима и Смоленска; Слуцка, Трок, Турова и Чернигова. И 10 знамён ездовых: святого Георгия, Мстиславля Лугвеня, 4 из Самогитии – из Медника, Расейне, Эрогалы и Велюни, Стародуба сына Кейстута Сигисмунда и 3 тысячи татар сыновей Токтамыша Джелал-ад-дина, Керим-Берды и Зелени. А также: дворцовая хоругвь конных маршала двора герцога Гольшан Ивана, около 30 пушек и бомбард, и до 5500 холопов в обозе. Всего в его рати было около 43000 русских, литвы, жямайтов, татар и евреев, из них около 127 конных, 2710 всадников и 1680 ездовых. Её гетманом был брат Витовта Сигисмунд.

На 30 знамёнах полков пеших был изображён ратник в доспехах, сидящий на белом, чёрном, гнедом, либо пегом коне и мечом в поднятой руке, на красном поле. В их числе был большой смоленский полк с воеводой, 1800 копейщиков, 1200 стрельцов и 400 мечников. И 29 полков, в каждом – воевода, 600 копейщиков, 350 стрельцов и 50 мечников.

10 знамён ездовых имели на красном поле знаки  . В каждом из них был воевода и 10 хоругвей, в каждой – хоруг (командир) боярин и 24 ездовых. Они имели более редкие ряды, чем ляхи, меньше оружия и не могли равняться с ними конями. В каждой тысяче татар имелось около 910 всадников.

В войске Ордена было 58 знамён конных: большое и малое знамёна верховного магистра из отборных рыцарей, по 3 знамени рыцарей из нижней Германии, Рейна и Миснии; по 2 знамени из Дантцика, Кульма и наёмных рыцарей из Германии, Англии, Франции и Италии. А также знамёна: великого комтура, высшего маршала, герцога Олесницы Конрада Контнера из Силезии, сына Свантибора Казимира, графа Йоханна фон Зайн с рыцарями Кульма и Торуна, казначея (с 1407 г.) Морайна, святого Георга, Бальги, Бартенштайна, Брандинбурга, Бречина (Братиан в 14 км южнее Илавы),  Нювенмаркта (Нове Миясто, Nowe Miasto Lubawskie), Брунсвика (Брауншвайг), Брунсберга, Эльбинга, Энгельсберга (Копшивно), Грудентца, Дирзова, Хайлигебайля (Мамоново), Кёнгсберга, Книпова, Лессена (Ласин), Меве (Гнев) – Йоханна графа Венде с рыцарями Франконии, Мельзака (Пенежно), Нессова, Ортельсбурга, Остероде, Помезании, Рагнита графа Фредерика фон Цёллерн, Рогазена (Рогозьно), Замбии,Штаргарда, Штрасберга (Бродницы),Торуна, Тухоля, Шлёхова, Шёнзее (Ковалёво Поморское), Вармии и Хайльсберга (Лидзбарк Вармински), рыцарей и наёмников из Вестфалии, наёмных рыцарей из Швейцарии, а также ливонцев. И, кроме того: 5 полков пехоты из наёмных солдат, пруссов, угров и воинов Готланда, 30 пушек и более 7350 ремесленников, слуг, возниц, поваров и иной прислуги в обозе из почти 2000 телег.

Верховный магистр собрал 15000 конников Пруссии и Ливонии, 6000 конников гостей из баронов и знати Майссена, Баварии, Рейна, Бохемии, Силезии, Хунгарии и Саксонии, и 5000 пехоты. Всего в войске Ордена было около 34000 человек.

Отряды-знамёна кавалерии Ордена состояли из предводителя, знаменосца, 4 хоругвей-вымпелов по 25 тяжёлых конников с рыцарем, 4 хоругвей по 50 арбалетчиков, хоругви из 50 вепенеров (лёгких конников) и 7 слуг. В большом отряде был верховный магистр, знаменосец, адъютант, герольд и две хоругви-вымпела по 25 рыцарей, 4 хоругви-вымпела по 25 тяжёлых конников с рыцарем, 4 хоругви по 50 арбалетчиков и 120 слуг.

Другие конные отряды-знамёна имели предводителя, знаменосца, двух слуг, три отряда-штандарта по 50 рыцарей, 50 кнехтов и 200 коней, а также хоругвь из 50 арбалетчиков.

Для удара кавалерия строилась в плотный клин с 3 рядами рыцарей по бокам, за которыми были конники.

В каждом полку пехоты было по предводителю, 700 копейщиков и 300 арбалетчиков. Копейщиков строили в 7 плотных шеренг, а арбалетчиков – по бокам.

В то время рыцари и кнехты Германии носили короткую стрижку и локоны, обрезанные выше ушей, стальные шлёмы (Hundeskogeln) со стёгаными подшлемниками, длинные стёганые сюртуки и камзолы с прорезями позади и по бокам с большими широкими рукавами у которых были отвороты в пол локтя и длиннее. Конные имели меч с узким обоюдоострым клинком длиной около двух локтей, копьё, пару сулиц, кинжал, стальные кирасы и гладкие поножи для боя, но у них не было ни щитов, ни тарчей (вогнутого щита). Меч кнехтов был от полпяди до пяди короче, а вместо копья они имели пику.

Верховный магистр построил своих между Грюнфельде и Танненбергом в одну линию длиной около 3 вёрст. Оставив себе пеший центр и конный резерв из 16 знамён, правое крыло кавалерии из 27 знамён он дал Куно фон Лихтенштайн, левое из 15 знамён – Фредерику фон Валленродт. В середине каждого крыла был клин из трёх знамён. За боевыми порядками его войска стояли толпы бесполезных в сражении ремесленников и слуг. Обоз войска находился при стане на холме у луга села Танненберг.

Витовт быстро привёл свою рать и развернул её на расстоянии около 100 саженей от врага, поставив кавалерию справа. Тогда и конники короля, ведомые мечником Зиндрамом из Машковиц, заняли левое крыло. К выстроенной справа от них в 7 шеренг пехоте ляхов примкнули три полка из смоленской земли.

При короле были 60 придворных рыцарей коморной хоругви Спытко III, 60 рыцарей Семовита младшего, отряд литовского князя Феодосия и знамя сына Корибута Сигисмунда. При Витовте была его дворцовая хоругвь.

Строя войска, Сигисмунд и Сокол упали в волчьи ямы и поломали себе ноги, и ещё многие в них пострадали. Поэтому Витовт, приказав беречься тех коварных ям, назначил вместо Сигисмунда гетманом герцога Гольшан Ивана.

Ульрик фон Юнгинген при виде готовых к сражению строёв из набожности предался скорби и заплакал, сожалея о готовой пролиться крови христиан.

Тем временем Йогайло слушал мессу и молился, не обращая внимания на просьбы гонцов Витовта начать сражение. Тогда Витовт сам спешно прискакал к нему и уговаривал под крики ляшских рыцарей дать сигнал к сражению. Король, взойдя на холм между двумя рощами, осмотрел выстроенные войска. Спустившись, он перепоясал в роще более 1000 воинов рыцарским поясом. После, наставив своих краткой речью о долге и чести, исповедался и отослал в лагерь невоенных людей.

Тогда 300 рыцарей наёмников левого крыла из знамени святого Георгия из чехов и моравов Йоханна Сарновского ушли в ту же рощу, где находился король, откуда их вернул, упрекнув в страхе, подканцлер Николай.

Фредерик фон Валленродт, желая по-рыцарски вызвать короля из рощи на бой, отправил двух герольдов с двумя обнаженными мечами в крови для короля и его брата. Один из них, Пауль фон Рамрих служил у короля Сигисмунда, другой – у герцога Штеттина. Приветствовав Йогайло, они сказали ему: «Король! Наш магистр приветствует тебя с твоим братом Витольдом, и через нас шлёт вам два меча, один меч – тебе, другой – герцогу Витольду от магистра, маршала и братьев тевтонцев, чтобы ты не затягивал с битвой и смелее вынул меч, который для этого прислал магистр. А если имеешь тесное поле, он уступит тебе своё». При этих словах войско крестоносцев отступило. В то время Витовт строил свою рать, и вызвать его не удалось. Йогайло со слезами на глазах взял мечи и со смирением ответил герольдам: «Мечи принимаю и готов сражаться», добавив, что не отверг бы мира на справедливых условиях и Бог окажет помощь ему и его народу. Затем он сказал: «У меня достаточно мечей и достаточно оружия, однако я со своим братом благодарю вашего магистра за этот дар. Даст Бог, те же мечи будем на ваших кострах закалять». Отправив их, король велел своим привязать пучки соломы, чтобы отличать их от врага, и дал сигнал к сражению.

Как только зазвучали трубы, пушки ляхов и литвы произвели залп, так что задрожала земля. Тут же, ударяя в котлы и трубя в сурмы (загнутые в конце медные трубы), ездовые Витовта и татары ринулись вперёд. Часть из них остановили копейщики и арбалетчики пешего центра крестоносцев. Пропев «Bogu rodzicza» – «Богородицу», войско короля также стало наступать.

Когда пушки крестоносцев сделали два ответных залпа, рыцари высшего маршала с более высокого места бросились в атаку на литву. Поднялся страшный грохот, ломались копья, людей давили конями, но они упорно бились почти час, поднимаясь на тела упавших.

Жестокая схватка завязалась в центре и на левом фланге короля. Ляхи секли врагов палашами, a затем, наведя на них на свои пушки, расступились и дали залп, перебив враз несколько тысяч. Немцы были отброшены на стадий (185 м), даже от своих пушек.

Литва, русские и татары, не имея сил выдержать натиск, отошли на дюжину саженей. Когда же их стали сильнее теснить, они снова и снова отступали и, наконец, когда рыцари напирая проломили их ряды, вместе с татарами Керим-Берды бежали врассыпную.

Витовт видя, что многие его погибли, примчался к Йогайло и сказал ему, что едва не все его уже убиты, а ляхи не хотят им помогать. Тогда король велел коморной хоругви скакать на помощь, и её рыцари били немцев, а прочие ляхи лишь смотрели.

Витовт с немногими скакал по всему своему и ляшскому войску, восстанавливал расстроенные ряды своих и, громкими криками и побоями до самого конца тщетно удерживал своих на месте. В бегстве они увлекли с собой многих помогавших им рыцарей. Крестоносцы, преследуя их несколько вёрст, рубили и забирали в плен бегущих. Полки Вильни, Волыни, Новгорода-Литовского, Самогитии и Трок утратили свои знамёна. Многие в страхе бежали до самой Литвы, где сообщили, что король и Витовт убиты, а их войска истреблены. Лишь три полка из смоленской земли не обратились в бегство и упорно сражались, хотя один из них жестоко был изрублен и его знамя втоптано в землю. После того прошёл небольшой дождь и прибил пыль.

Иллюстрация из «Berner chronik» Diebold Schilling  Новый рисунок (1)

Тем временем большой стяг короля упал на землю, но его тут же подняли и отборный отряд ляшских рыцарей опрокинул наступавших.

Тогда же вернулись рыцари, преследовавшие бежавших, которые вели с собой множество пленных. Но, увидев бой, они бросили пленных с добычей и понеслись на помощь своим.

Сражение ужесточилась. Отряды крестоносцев смешались, многие их предводители и рыцари были убиты, однако чешские и немецкие рыцари возобновили сражение. Но и их в нескольких местах опрокинули и повергли.

Меж тем 16 свежих знамён Ордена с солдатами пехоты запели: «Christ ist entstanden» – «Христос воскрес» и, вступив в сражение, повернули в сторону короля. Тогда малое знамя короля спрятали, а Йогайло заслонили телохранители.

Когда рыцарь Диппольд Кикеритц фон Дибер из Люзации (Ляузитц) подскакал из рядов большого знамени к королю, тот бросил в него копьё и ранил в лицо, а нотарий Збигнев из Олесницы поразил его в бок обломком копья, сбросив на землю, и рыцари короля тут же его убили. Йогайло, побуждая тогда своих рыцарей к бою, охрип от громких криков. В то время дворцовые рыцари бились с другими и не могли помочь, поэтому ляхи, пустившись навстречу врагу, опрокинули их. 16 знамён и пехота по команде: «Herum, herum!» – «Кругом, кругом!» тут же повернули вправо к большому знамени короля, многие рыцари которого приняли их из-за множества сулиц за литву. Добеслав из Олесницы, подскакав к ним, узнал неприятелей. Навстречу ему выехал верховный магистр и, отбив сулицей брошенное им копьё, пригнул голову и увернулся от его удара. Погнавшись за ляхом, он метнул сулицу и ранил его коня.

В третьем часу дня многие знамёна ляхов набросились на врагов, к которым примкнули уцелевшие конники из разбитых знамён. Витовт, находясь среди ляшских отрядов, посылал свежих воинов взамен уставших. Тогда в правый бок пехоты Ордена ударили отряды из Подолья, а в левый – смоленцы. Не выдержав их удара, пруссы и воины Готланда бежали. В то же время скрытно вышедшие по руслам речек татары налетели на чернь, прикрывавшей незащищённый левый бок пехоты крестоносцев. И она бросилась под защиту своих. Немедля гости короля с его наёмниками атаковали правое крыло Куно фон Лихтенштайн, а татары Джелал-ад-Дина устремились на рыцарей Ульрика фон Юнгинген.

В пятом часу дня окруженные отовсюду, утомленные бессонной ночью, сражением и летним зноем крестоносцы в возникшей давке были перебиты или пленены. Они уже не имели сил подымать мечи и биться. Некоторые ляхи из-за тесноты даже не оголили своих сабель. Схватившись с верховным магистром в болоте, Джелал-ад-Дин обломком копья пронзил его рот и шею через открытое забрало. В жестокой сече пали 4 главных прецептора Ордена, 11 комтуров, многие знамёна и рыцари.

Увидев это, все остальные крестоносцы бежали. 41 рыцарь из знамени святого Георга сами сдались. Тогда же пленили сына Свантибора Казимира и герцога Конрада. Большинство из тех, кто прибежал в обоз, убили или пленили. Многие захлебнулись в возникшей давке в пруду за Грюнфельде в двух верстах от поля сражения.

Стан и обоз крестоносцев разграбили, при этом нашли скарб Ордена, несколько телег с оковами и цепями, а также много бочек с вином, которые король велел разбить. Увидев с холма конные отряды врага, ляхи, литва и татары пустились через зыбкие луга в погоню и, одолев немногих смельчаков, 20 вёрст до темноты преследовали остальных и многих пленили.

Спаслись только: высший госпитальер, комтуры Бальги (4.1410 – 11.11.1412) – Фредерик фон Цоллерн и Дантцика (18.10.1407 – 2.1411) – Йоханн фон Шёнефельд, 7 знамён крестоносцев, в том числе – рыцари и кнехты Кульма, и немногие из других знамён.

На закате пошёл и длился всю ночь дождь. Поэтому многие оставшиеся на поле боя раненые из обоих войск погибли. А если бы их вынесли и ухаживали за ними, они могли бы выжить.

В тот день Витовт потерял 21000 человек, в войске короля убито 5000, из них 12 знатных рыцарей и 703 рыцаря. В живых осталось лишь 8 татар.

Хенрик фон Плауэн сообщил папе Римскому, что в сражении пало 13000 христиан.

Среди них: 300 братьев Ордена и 303 рыцаря. Ещё около 1000 раненых умерло позже и почти 14000 крестоносцев попало в плен. Также были захвачены 3 предводителя знамён-отрядов, 44 знамени и все пушки.

На другой день король велел отправить в Мариенборг тела верховного магистра, высшего маршала и комтуров, и с почестями похоронить в костёле Танненберга трупы иных знатных. Он также приказал лечить раненых, которые могли ещё выздороветь, а приехавшим из Мариенборга немцам позволил похоронить убитых. Меж тем на месте побоища грабили трупы.

После обедни Йогайло устроил пир, на который пригласил Витовта, своих герцогов и вельмож, а также пленных герцогов. После ему представили построенных пленных, среди которых больше всего было чехов и силезцев. Все они присягнули в верности королю и поклялись не воевать против Полонии. 17 июля, щедро одарив их пищей и одеждой на дорогу, Йогайло почти всем разрешил уйти. Каждого обязали 11 ноября явятся в Краков. Лишь герцога Конрада, сына Свантибора Казимира, Георга Кристофера фон Керцдорф, чеха Венцеслава Дунина и крестоносцев Ордена распределили по замкам. Затем Йогайло послал гонцов с письмами в города и замки Пруссии с требованием покорности и обещанием льгот.

Вопреки всем сохранившимся свидетельствам одни лишь современные “лиетувские” псевдоисторики, следуя Адольфу Шапоке, голословно утверждают, что “Витаутас Великий” был настоящим командующим битве при “Жальгирисе” (так они называют Грюнфельде). Что его войско не бежало, а, намеренно отступив, заманило вглубь своих рядов многие силы врага и те опоздали. Когда крестоносцы уже окружали поляков и разбили бы их, тот привёл свои вторые ряды и отступивших. Они зашли рыцарям с бока, что вызвало панику и их ряды распались. Верховный магистр пал, пробитый литовским копьём. Поэтому, слава победы принадлежит великому “кунигайкштису” (князю, употребляемое ими новое слово “кунигайкштис” в буквальном переводе означает “сынок попа”), а Йогайло только молился, медлил и был бесполезен. И, хотя решающую роль в разгроме Ордена сыграл “Витаутас” и его смоленские полки, главные выгоды получило не “Лиетувское Великое Кунигайкштисте (княжество)”, а Польша.  

18 июля Йогайло с войском и Витовт с остатками своих выступили в город Хохенштайн, который сразу же сдался. У озера Хустен к королю прибыли гонцы соседних замков, объявляя об их сдаче.

В тот же день Хенрик фон Плауэн с 5 ротами своих солдат прибыл в Мариенборг, который охраняло едва 50 солдат. Собрав спасшихся бегством рыцарей и кнехтов, людей из других замков и 400 юнг с секирами, прибывших из Дантцика с двоюродным братом комтура Хенриком и мортирами, он выставил сторожей и всего с 4000 воинами принялся укреплять окружённую тремя стенами кирпичную крепость.

19 июля король подошёл к городу Морунген и тот сразу же открыл ворота. На другой день ему сдали замок Прусморк.

В воскресенье 20 июля Витовт, несмотря на запрет короля, велел обезглавить схваченных в сражении Маркварда фон Зальцбах и брата Ордена Херманна фон Шёнбург, которые 5 лет назад грязными словами оскорбили его и его мать во время встречи с верховным магистром на Салине.

На другой день Йогайло занял полный одежды, пива, вина, мяса, рыбы, хлеба, овса и прочих припасов замок Кристбург.

24 июля король выступил из Кристбурга. В тот же день, по приказу Хенрика фон Плауэн, был сожжён город Мариенборг, разрушен мост через Ногат, а весь провиант, оружие и иное имущество перенесены в замок.

На следующий день король с войском и Витовт, подойдя к Мариенборгу, немедля осадили его. Ляхи встали с юга и юго-востока, Витовт – с востока, а русские из коронных земель, литва и татары – с севера. Ночью, пока рыцари укрепляли ворота, ляхи установили бомбарды в уцелевший от пожара костёл святой Анны, а литва начала стрелять из пушек. Вечером другого дня люди короля, взяв штурмом город, перебили большинство из 1000 защищавших его кнехтов, выжившие укрылись в крепости, внешнюю стену которой обороняло 2000 воинов Гильмаха фон Цёпфен.

За время осады королю присягнули: знать и рыцари Пруссии, Кульма, Померании и Михелова (земля между Добрыном, Рыпином и Штрасбергом); горожане: Алленштайна, Брандинбурга, Брунсберга, Бютова (Бытов), Дирзова, Эльбинга, Дантцика, Грудентца, Хаммерштайна, Холлянта (Пасленк, Pasłęk), Меве, Лемберга, Кёнгсберга, Кульма, Нессова, Растенбурга, Зобовитца (Sobowidz, в 15 км северо-западнее Тчева), Торуна, Тухоля, Штрасберга и Шветца; а также епископы: Вармии (1401 – 1415) – Хенрик фон Фогельзанг, Кульма, Помезании (1409 – 4.9.1417) – Хенрик Риманн и Замбии.

Ему сдались замки: Альденхус, Бречин, Энгельсберг (Копшивно), Фридлянд, Голуб, Грабин (в 9 км юго-восточнее Оструды), Хаммерштайн (Чарне в 15 км восточнее Шецинека), Ковале (у Гданьска), Коверник, Морунген, Ниденборк, Остероде, Папов (Папово Бискупие в 24 км севернее Торуни), Прюшенмаркет (Пшезмарк, Przezmark, в 9 км юго-восточнее Эльблонга), Ризенборг, Рогазен, Ортельсбург, Зольдов, Штаргард, Штум (Sztum) и Венцлав (Унислав в 25 км северо-западнее Торуни).

Кроме того, герцог Столпа (Слупска, 1403 – 11.2.1418) Богуслав VIII подписал грамоту в том, что будет верно служить и помогать Йогайло с воинами, горожанами и подданными. Всего король получил 46 городов и замков. Эльбинг и Торун доставляли ему пищу, напитки, мортиры, порох и всё необходимое.

Крестоносцы удерживали 57 городов и замков, среди них: Бальгу, Брандинбург, Дантцик, Рагнит, Реден, Шлёхов, Шветц и Тройпеду, иначе – Мемель. Реден был осаждён, а отряд замка Дантцика заключил договор, по которому после взятия Мариенборга сдавался.

В то время Йогайло пожаловал Витовту Кёнгсберг и Холлянт, а также Нижнюю землю с округами Бальги и Брандинбурга. Герцоги Мазовии получили: Найденбург, Ортельсбург, Остероде и Зольдов, а герцог Столпа Богуслав – Бальденборг (Бялы Бор в 22 км северо-восточнее Щецинека), Бютов, Фридлянд, Хаммерштайн и Шифельбайн (леса вокруг Швидвина в Померании).

Тогда литва и татары причиняли большой вред рыцарям с острова на Ногате севернее Мариенборга. А посланные на судах и лодках люди из Дантцика перебили на Нери (коса восточнее Гданьска) и острове Штобелёв (в Гданьске) всех возвращавшихся с добычей 700 ездовых Витовта и татар.

В те дни король со своими панами жил в замках Гребин и Шарфов на холмах перед городом. Приплыв к Шарфову на судах, рыцари Бальги поймали там капитана с людьми и сожгли замок.

Часто устраивая приступы, используя бомбарды, порока, осадные башни и подкопы, осаждавшие атаковали крепость всеми силами, взяли её внешнюю стену и начали штурмовать верхний замок. Поэтому, прибыв в начале августа к королю, Хенрик фон Плауэн просил его милости, сохранения Ордена и оставление крестоносцам Пруссии взамен Померании, земель Кульма и Михелова. При этом, он убеждал принять посредничество папы, императора и курфюрстов. Йогайло созвал совет, после которого Збигнев из Бжежя отвергнул просьбу Хенрика и потребовал сдать замок. Но тот заявил, что будет защищаться до конца и вернулся в замок.

Через несколько дней крестоносцы сделали вылазку и многих ранили, повредив несколько пушек. Затем при откате одна пушка обрушила стену дома и та раздавила 20 человек короля.

Меж тем бывшие в замке наёмники из Бохемии обещали через Иоанна Сокола открыть за 40000 флоринов ляхам ворота, но королевский совет отверг их намерение, как позорное.

В конце августа Витовт через своих бояр продлил на 10 недель перемирие с магистром Ливонии.

5 сентября маршал Ливонии Херманн фон Бинткимше, в надежде помочь осаждённым, прибыл с епископом Вармии и комтуром Гольдингена (1405 – 1413) Якобсом и 500 конными к Кёнгсбергу. Узнав об этом, король послал против него Витовта с 12 хоругвями ляшских рыцарей. Встретив маршала за Холлянтом на реке Пассарге, Витовт собирался напасть на него, но тот, попросив встречи, предложил Витовту Самогитию и Судовию, и снова переманил его на сторону Ордена.

Тогда же, вступив в сговор с маршалом, Витовт замыслил ещё раз изменить королю. Отослав своих в замки Бальга и Брандинбург, Херманн фон Бинткимше с 50 конными и Витовтом прибыл к королю в Мариенборг и 8 сентября взял с ним на две недели перемирие. При содействии Витовта ему с комтурами Гольдингена, Бальги и 28 конным дозволили вступить в замок, чтобы склонить осаждённых к сдаче. Когда под звуки труб и литавр им было зачитано письмо короля Сигисмунда о скорой помощи, они воспрянули духом. Пробыв там пару дней, маршал со своими уехал. После чего Витовт начал решительно возражать против продления осады, а Хенрик фон Плауэн немедля усилил сопротивление. Через выпущенного с маршалом приходского священника он переслал 30000 флоринов для комтуров Дантцика, Шлёхова и Шветца и те стали набирать на это золото наёмных рыцарей и солдат из Бохемии, Хунгарии, Силезии и Германии.

11 сентября Витовт, ссылаясь на понос у его ратных и недостаток фуража, ушёл с разрешения Йогайло со всей своей ратью, получив от короля 6 хоругвей для сопровождения через Пруссию и Мазовию до Литвы. Об этом он сообщил комтурам Бальги и Брандинбурга.

Вслед ему ушли герцоги Варшавы – Йоханн, Мазовии – Семовит IV и Семовит младший со своими войсками.

19 сентября Йогайло из-за слухов, будто войско короля Сигисмунда, взяв города Бунтцель (Болесвавиец, Bolesławiec) и Тешен, уже разоряет земли Кракова и Сандомира, снял осаду, отправил домой на судне большую бомбарду и, предав свой стан огню, ушёл.

На обратном пути, оставив в замке Штум свой отряд, мортиры и ядра, 23 сентября он приступом взял Реден, оставил в нём Иоанна Сокола с чехами и через день, перейдя в Голубе Михелов (Дрвенцу), в земле Добрына, распустил войско.

Тем временем маршал Ливонии с юнгами Дантцика, вернув Ордену Эльбинг, направился с найденными там панцирями и бомбардами к Редену, 3 недели они осаждали его, после чего пошли к Торуну. В те же дни комтур Рагнита освободил замки Холлянт и Прюшенмаркет. А отряд Остероде – замки и города своего района и Братхан (Brathean, ныне – Bratian, Братьан в 35 км юго-западнее Оструды).

29 сентября, когда Йогайло был в Нессове, ему сообщили, что замок Тухоль обложен, а город сдан крестоносцам.

Те, собрав войско во главе с фогтом Ноймарка Михаэлем Кёхмайстером из наёмных рыцарей Франконии, Силезции, Саксонии и Швабии, многих придворных и рыцарей короля Сигисмунда, подошли к Короново, иначе Кроне и 10 октября были разбиты войском короля в тяжёлой сече у села Лонцко. В той битве погибло 8000 врагов, а Михаэля Кёхмайстера и многих других пленили.

На другой день наёмники Симона Лянгшенкеля обманом взяли замок Тухоль, а маршал Ливонии с юнгами Дантцика и комтур Бальги вошли в город Торун.

В ту пору рыцари Померании освободили замок Зобовитц и города Дирзов и Меве. Хенрик фон Плауэн с войском из Померании за шесть недель осады принудил отряд Штума сдать замок. Тогда же ему покорился Моронг. Немедля он с солдатами из Силезии осадил Реден и через шесть недель сжёг замок. Тем временем горожане Дантцика признали власть Ордена.

Также Хенрик фон Плауэн набрал много наёмных рыцарей во главе с епископом Вюрцбурга (1402 – 1412) Йоханном и герцогом Мюнстерберга (Замбица) Йоханном из Силезии. Они с многими рыцарями и кнехтами из Хунгарии, фогтом Ноймарка и с множеством повозок и пушек прибыли на помощь Тухолю. Узнав об этом, король послал подкомория (судью по спорам о границах имений) Кракова Петра Шафранца с 12 знамёнами. Тот, выслав вперёд 600 наёмников, 28 октября заманил врагов в засаду, многих там перебил и взял в плен, в том числе фогта, а затем овладел их лагерем и всем обозом.

8 ноября Хенрик фон Плауэн был избран верховным магистром. Оставив солдат из Силезии воевать Штрасберг, он осадил занятый отрядом короля замок Торуна. В те же дни ляхи сожгли замок Биргелёв (Лубянка в 15 км северо-западнее Торуни) и много деревень в земле Кульма.

В конце ноября король отправил войско с воеводой Познани Сендзивоем из Остророга в Померанию. Тот опустошил и сжёг город Нове, а после – и всю Померанию и с богатой добычей вернулся домой.

В то же время маршал Ливонии послал своих в Голуб, а отряды из Бобровников и Рыпина, выманив врагов в засаду, опрокинули их и многих перебили. Тогда большая часть ливонцев, отрезанная от входа в город, сдалась им в плен.

Тогда же воевода Семиграда Сциборий из Сцибожиц и епископ Эгера Томас с 12 хоругвями короля Хунгарии и Германии (с 20.9.1410) Сигисмунда из чехов, моравов и австрийцев вступили в Полонию и, предав огню и разграбив Старый Сандец (Стары Санч) и предместье Нового Сандеца с сёлами, спешно ушли обратно. Настигнув врагов у Бардзейова в Карпатах, ляхи перебили и пленили большую их часть.

26 ноября Йогайло направил из Береста приглашение «Славному и достопочтенному господину Хенрику фон Плауэн, Ордена дома немецкого в Пруссии верховному магистру» приехать в Рацёнж, чтобы обсудить дела.

В начале декабря Витовт встретил Йогайло в Перемышле, где они решили вновь воевать Орден, но уже 9 декабря они с герцогами Мазовии и Столпа взяли перемирие с Орденом с 14 декабря по 11 января следующего года.

11 декабря Хенрик фон Плауэн с архиепископом Риги, епископом Вюрцбурга и прецепторами прибыл к Йогайло и Витовту в Рацёнж, был с большой честью принят, но ничего не решив, через два дня обратился за помощью к христианским государям, графам, баронам и всем сословиям прислать Ордену всадников и кнехтов для войны против Полонии. Тогда Витовт уговорил короля помириться с верховным магистром.

19 декабря в Рацёнже король и Хенрик фон Плауэн взяли перемирие до 24 января, по которому Ордену возвращались все города, замки и пленные.

В январе 1411 года жямайты, не желая быть в подчинении рыцарей, избили их наместников и сожгли Нойхаус. Тогда в Паланге начали собираться войска Пруссии и Ливонии. Однако жямайты разбили их там и послали к Витовту, говоря, что если он хочет владеть ими, то чтобы он никому не отдавал их в залог, а правил сам и был их государем.

16 января того же года Йогайло приехал в Берест, куда сходилось его войско. Позднее сюда же прибыл Витовт.

25 января войска короля и Литвы соединились возле Старой Владиславии.

Тем временем на острове Вислы у Торуна советники Йогайло, Витовта и Хенрика фон Плауэн начали переговоры о мире и 27 января продлили срок перемирия.

1 февраля на острове у Торуна Йогайло, Витовт и его брат Сигисмунд, Лугвень, герцоги Варшавы, Мазовии и Столпа, маршал Астик Радивил, боярин Гедиголд и Хенрик фон Плауэн с магистром Ливонии, епископом Вюрцбурга (12.7.1401 – 22.11.1411) Йоханном фон Эглёффштайн и своим двоюродным братом Хенриком подписали мир, по которому стороны возвращали друг другу пленных и все захваченные города, замки и земли. Орден, обещая выплатить королю 6000000 больших пражских грошей (весом по 2,94 г), уступал ему Добрын, а Витовту – Самогитию, которая должна быть возвращена Ордену после смерти Йогайло и Витовта. Померания, земли Кульма и Михелова оставались за Орденом. Вопрос о замках Санток и Дрезденко передавался на рассмотрение совместной комиссии из 12 человек. Все споры выносились на суд папы. Восстанавливалась свобода торговли, а перебежчики получали прощение. Стороны обещали заботиться об обращении неверных и, в случае нужды, помогать друг другу оружием. Хенрик фон Плауэн обязался выплатить королю в течение года за освобождение всех 1042 пленных 300000 флоринов (=6000000 больших пражских грошей).

Стараниями Витовта тогда был подписан мир на невыгодных для короля условиях, а из-за их неразумного решения победа при Танненберге сошла на нет.

Затем Йогайло и Витовт встретились с Хенриком фон Плауэн у Злоторыи. На другой день король, пожаловав Витовту Киев и отдав ему пожизненно за 20000 грошей Подолье, распустил войско Полонии и рать Литвы.

В том же месяце Витовт с войском пошёл воевать юг Понизья (Одесская область и часть Молдовы восточнее Днестра) и отнял его у татар.

Для выкупа пленных верховный магистр обязал всех рыцарей, кнехтов, глав, наёмников, горожан, священников и монахов Пруссии, кроме Дантцика, внести 1 флорин в казну. Ливония также должна была помочь Ордену. К 24 июня он выплатил королю 2700000 грошей.

Вернувшись в Киев, Витовт встретился с Йогайло, князем Холмска (1402 – 26.10.1425) Александром Ивановичем Тверским, Зелени и Джелал-ад-Дином.

Вскоре ханы татар прислали к Витовту в Киев послов и, присягая верно служить, просили у него султана. Он дал им Зелени. Темюр-хан, что был, не посмел противиться и бежал. Придя в Дашт-и-Кыпчак, Зелени сел и служил Витовту, но вскоре умер, а Идике пришёл взять его земли.

Тогда старейшины татар направили послов с великими дарами к Витовту и просили у него нового султана. Он дал им Джелал-ад-Дина. Тот с братьями при помощи Витовта изгнал Идике в Хорезм, где полгода его осаждал.

В ноябре король Сигисмунд взял перемирие до 15 августа следующего года с Полонией и Литвой и обещал за это время встретиться с Йогайло для заключения вечного мира.

В конце года Витовт в сопровождении епископов был у Сигисмунда в Хунгарии. Тогда же епископ Вильни, староста Подолья Гедиголд и послы Йогайло на общем съезде в Шрамовице (Шромовце, Sromowce в 29 км севернее Кежмарока) обсуждали мир между Хунгарией, Полонией и Литвой.

16 декабря магистр Ливонии выслал бургомистру Реваля перевод письма Витовта «герцогу» Новгорода Лугвеню, в котором тот приглашает его на совет с королём о защите от Ордена.

2 января 1412 года Йогайло, Витовт и только выехавший со своими посадниками из Новгорода Лугвень послали новгородцам взметные грамоты, говоря, что те, имея мир с немцами, не хотят быть заодно, лают на них, бесчестят, зовут погаными и приняли к себе их врага сына Юрия Смоленского Фёдора.

Через день Сигисмунд, предложив послу Ордена высшему маршалу (8.1411 – 8.1.1414) Михаэлю Кёхмайстеру союз за 600000 флоринов, обещал ему, в случае нападения Йогайло и Витовта, помощь оружием, а после победы над Полонией – землю Добрына и Куявию. За это верховный магистр обязался заплатить ему 375000 флоринов. В то же время Сигисмунд прислал Йогайло письмо с претензиями на Галич и часть Подолья, а его посланники пытались склонить Витовта к разрыву с Йогайло. Витовт написал об этом королю.

Вскоре он взял с Новгородом, Псковом и Тверью союз против Ордена, если тот нарушит мир, взятый в Торуне.

30 января того же года Сигисмунд обратился к подданным империи о возможной войне против Литвы и Полонии из-за убийств в Пруссии неверующими литвинами, татарами и жямайтами детей, девушек, женщин и вдов, разрушения ими костёлов и нахождении 600 пленных христиан в темницах короля Полонии. По просьбе верховного магистра король Франции (3.11.1380 – 21.10.1422) Карл VI угрожал Полонии войной при раздоре с Орденом.

При посредничестве Витовта Сигисмунд, встретив 15 марта Йогайло в замке Люблов (Стара Любовня, Stará Ľubovňa в Словакии), подтвердил мир в Торуне и постановил, что в случае неуплаты долга Полонии, Орден должен отдать её в залог Ноймарк. Стороны обязались совместно выступать против общих врагов. Красная Русь и Молдавия доставалась Йогайло, Понизье – Витовту, а господарь Молдавии должен помочь Хунгарии в войне с турками, иначе его земли поделят между собой пополам Сигисмунд и Йогайло. За Хунгарией признавалась Большая Буковина (междуречье Бистрицы и Прута) до устья Серета и середины Прута, и земли до рынка Зашктарг, Берлета (Бырлад, Bârlad), устья Прута, Килии и моря. В тот же день Сигисмунд запретил Ордену нападать на Полонию и Литву. С Йогайло были королева Полонии (25.2.1403 – 21.5.1416) Анна фон Цилли, Семовит, Корибут, герцог Оппельна (1396 – 6.5.1437) Болеслав IV и другие сановники.

22 марта в Городно великий герцог Витовт и Хенрик фон Плауэн договорились освободить заключённых.

15 апреля в Троках Витовт заявил послу короля Сигисмунда герцогу Оельса (Oels, Олешница у Вроцлава) Конраду о присоединении к союзу Хунгарии и Полонии. Тот от имени Сигисмунда ещё раз предложил Витовту стать королём и отделиться от Полонии. Через день Витовт, назвав себя великим герцогом Литвы и высшим князем «Земли» Руси, отдельной грамотой высокопарно обещал Сигисмунду и его наследникам дружбу и помощь против врагов. Её скрепили печатями епископ Вильни Николай, воеводы Вильни – Альберт Монивид и Полоцка – Иоанн Немир.

28 мая, вслед Сигисмунду, верховный магистр поручил архиепископу Риги и маршалу Ливонии стараться отделить Литву от Полонии.

В те же дни папа послал своего легата в Полонию и Пруссию для поддержания мира. К тому времени король получил менее половины обещанной суммы за пленных, поэтому верховный магистр передал ему в залог Ноймарк и Дризен со всем относящимся к ним.

В июле два шпиона Ордена сообщили верховному магистру, что Витовт поставил крепость в Велюне для 400 ратных и ещё одну у Дубиссы (холм Алкос и бугор в 3 км юго-западнее Бятигалы), и, что вскоре он нападёт на Рагнит.

В то же лето Джелал-ад-Дин, сев в Дашт-и-Кыпчаке, не смел ослушаться Витовта, но, вскоре был убит в бою своим братом Керим-Берды, дружившим с Идике.

24 августа в Офене (крепость в Буде Будапешта) Сигисмунд постановил, что Самогития подлежит возврату Ордену в 6 месяцев после смерти Витовта и Йогайло, они должны вернуть пленных, принять изгнанных в Пруссию священников и вернуть им их собственность и привилегии. А вопрос о спорном береге Мемеля, где Витовт поставил свои замки, решит на месте его посредник.

Той осенью в Пруссии многие умерли от мора.

В декабре в Вильню к Витовту прибыл посредник Сигисмунда доктор права Бенедикт фон Макра и рыцари сразу же, ссылаясь на прежние договоры, стали настаивать, что им принадлежит правый берег Мемеля, и требовали, чтобы Витовт срыл Велюнь и свои новые замки на Мемеле.

В 1413 году по всей Европе был великий мор.

7 января того же года Витовт просил помощи ратманов Риги в возвращении задержанных в Рагните его купцов и товаров.

В те дни в Троках король и Витовт возвели Бенедикта фон Макра в рыцари и щедро одарили его. 25 января они вручили ему акт о том, что Самогития принадлежит им пожизненно и после их смерти она должна отойти Ордену.

Тогда их дочери и бояре Самогитии пожаловались Сигисмунду на несправедливость, утверждая, что более 100 лет у жямайтов не было князей и господ, они свободны и никому не дали права присваивать их.

В том же месяце на Салине Витовт обсуждал с Михаэлем Кёхмайстером выдачу Ордену пленных. Рассердившись на напоминание о Велюни, он сказал, что Пруссия до Осы – также земля его предков и, пока он отдаст Велюнь, не одна голова упадёт с плеч.

4 февраля Витовт порвал торговый договор с Ливонией, заявив, что его наместник в Полоцке Монтигирд не имел права его заключать.

24 февраля верховный магистр не принял акта Йогайло и Витовта о Самогитии из-за ошибок и малых печатей.

В начале марта Витовт разрешил не более 6 купцам из Ливонии торговать в Полоцке.

Весной этого же года посол короля Англии (20.3.1413 – 31.8.1422) Хенрика V Жильбер де Ланнуа (Gilbert de Lannoy) отметил, что Витовт покорил 13 чужих земель, очень могуществен и имеет 10000 верховых лошадей (=5000 кавалерии). Он завёл в Литве порядок доставлять гостям бесплатно пищу и провожать их до границы.

Вытянутая полосой Вильня не огорожена стеной, дома в городе – деревянные, на горе у реки Вильня находится замок Витовта из камня и кирпича, внутри которого всё построено из дерева. Горожане носят длинные, распущенные по плечам волосы, женщины одеваются просто.

Троки – обложенный дёрном деревянный город на берегу озера с детинцем на холме, застроенный деревянными домами. В нём живут татары, немцы, литва, русины и много евреев. На расстоянии пушечного выстрела посреди озера расположен кирпичный замок. В парке Трок обитают зубры, лоси, олени, дикие лошади, кабаны, медведи и другая дичь.

В то время Йогайло и Витовт послали королю Сигисмунду письма с требованием отдать им навечно Самогитию и замок Мемель.

В апреле Йогайло, Витовт и верховный магистр встретились в Ковно, где представили Бенедикту фон Макра документы и свидетелей их прав на Велюнь. Король и Витовт поклялись, что этот замок находится в их отчине.

3 мая на съезде в Гневкове (Gniewkowo) Бенедикт фон Макра объявил, что Велюнь и Мемель построены в Самогитии, которая 168 лет назад была отчиной Йогайло и Витовта. Рыцари удерживают в плену его подданных, хотя тот освободил их людей, а также препятствуют своим купцам ехать в Литву, Русь и Полонию. Верховный магистр должен выплатить королю 3000000 грошей.

25 мая Хенрик фон Плауэн просил Йогайло о встрече для решения споров, а затем стал жаловаться на нарушение ляхами мира в Торуне, просил помощи у монархов Европы и начал готовиться к войне. Утверждая, что Бенедикт фон Макра подкуплен Витовтом, он отказался признать его решение.

6 июня верховный магистр писал бургграфу (1397 – 1420) Нюрнберга Фредерику фон Хохенцоллерн о союзе Литвы с Новгородом и Псковом против Ордена. И, что о сговоре Витовта с ними и большой Русью ему сообщил магистр Ливонии. Изложив это же Сигисмунду и монархам Европы, он добавил, что Витовт хочет изгнать Орден, а Велюнь поставлена им на земле рыцарей в 6 милях от рубежа и что придётся воевать Белую Русь  (между Псковским озером, Гауей и Эмайыги – Emajõgi), поэтому нужна их помощь.

В начале сентября собранные им три отряда рыцарей и наёмников под началом его двоюродного брата Хенрика принялись жечь деревни и рушить замки в приграничье Мазовии, Добрына, Леслова и Столпа, а также спалили принадлежащую королю Кросну (34 км западнее Алитуса), однако 29 сентября высший маршал отозвал их. Меж тем в Дантцике убили людей Витовта и забрали их товары.

В сентябре Йогайло и Витовт с сыном Валимонта старостой Вилкомира боярином Михаилом Кесгайло, панами, настоятелем Трок Матфеем, проповедником короля братом ордена предикаторов магистром Николем Вензыком и миссионерами приплыли к холму над Невязой, где был священный огонь жямайтов. Король сам погасил его и поджёг стоявшую там башню, а его жолнеры (солдаты) срубили священные леса. Собрав народ, сначала он научил их молитве «Отче наш», потом – Символу веры и велел всем омыться в воде. Так они были крещены. Затем они приплыли в Бетигалу (Бятигала), где велели креститься всем собравшимся. Спустя неделю они вер­нулись в Троки. Благодаря этому тогда стали считать, что в тот год жямайты стали христианами. Тогда же Витовт назначил Кесгайло старостой Самогитии.

В то же время в Полонии начался страшный мор.

2 октября на совместном сейме в Городло (на Западном Буге у Владимира-Волынского) король Полонии и высший герцог Литвы Владислав, великий герцог Литвы Витовт, герцоги и князья Киева, Волыни, Гедройца, Збаража, Вишневца и Жеславля, вельможи и 47 бояр подписали договор и две грамоты.

Согласно договору они обновили и подтвердили союз между двумя народами и поклялись никогда не воевать между собой. Литва со своими землями навечно соединялась с Полонией и не могла без её согласия начать войну. Общий сейм решал важнейшие дела двух народов. Власть в Литве устраивалась по образцу Королевства. В ней вводился сейм бояр и шляхты. Герцоги, принявшие католичество бояре и шляхта Великого Герцогства получали те же права, свободы и привилегии, какие имели вельможи, магнаты и шляхта Полонии. Они освобождались от всех сборов, взносов, податей, повинностей и поставок, и, в случае сильного нападения врагов, должны были защищать Великое Герцогство и Королевство. Они были обязаны помогать в строительстве замков, которые возводятся с согласия герцогов и бояр. Католическая Церковь Великого Герцогства получала все привилегии Церкви Королевства. Запрещались браки между католиками и схизматиками. Ежегодная дань, собираемая 21 ноября, составляла 1/48 ляшские марки (4,12 г серебра) с каждого лана – дома или участка земли (площадью в 7,1 га). В двух грамотах давшие свои гербы паны и принявшие их 47 бояр обещали союз и верную службу королю и великому герцогу.

Вместо уделов создавались палатинаты (воеводства) Вильни и Трок. В Бересте, Витебске, Владимире, Городно, Подолье в Каменце, Киеве, Ковно, Кременце, Курске, Лиде, Луцке, Медениках, Менске, Мозыре, Мстиславле, Новгороде-Литовском, Новгороде-Северском, Орше, Пинске, Полоцке, Самогитии в Меднике, Слониме, Слуцке, Смоленске, Сокале, Стародубе, Туровае и Чернигове сохранялись уделы.

Кроме Великого Герцогства Литвы были или образовывались герцогства: Белая Русь, Волынь, Киевское, Северия, Подолье, Самогития, Слуцкое, Смоленское, Червонная Русь (между Серетом, Горынью, Острогом, Росью, Днепром, Десной, Сеймом, Ворсклой и Каменцом) и Черниговское.

Великий маршал руководил войском, главный писарь заведовал канцелярией и хранил печать великого герцога, подскарбий – скарбом и монетным двором, герцоги – герцогствами, палатины – палатинатами, каштеляны – каштелянствами (районами) с их крепостями и замками, старосты – поветами (подрайонами). При этом на должности палатинов и каштелянов король и великий герцог назначали только католиков. В случае войны герцоги приводили по знамени кавалерии, уделы и палатины – по полку пеших. Каждый палатинат включал 4 каштелянства из городского и земского поветов. Бояре, шляхта, мещане и татары служили в кавалерии, холопы и невольная челядь – в пехоте.

Права жаловались привилеями, которые давались Литве, Руси, Северии, герцогствам, палатинатам, каштелянствам, поветам, городам, храмам, монастырям, народам, сословиям, горожанам и отдельным боярам.

14 октября капитул Ордена сместил Хенрика фон Плауэн за развязывание войны и принёс Йогайло и Витовту извинения за опустошения в приграничье.

После сейма Йогайло и Витовт направили в Самогитию четырёх миссионеров с множеством подарков, один из которых Иероним из Праги, сообщил, что туда очень трудно ехать летом из-за рек и болот, и лишь зимой можно добраться по льду до редких городов и деревень. Не зная денег, жители добывают звериные шкуры, наполняя ими своё жилье, собирают мёд и воск диких пчёл. Они выращивают коз и коров и пекут чёрный хлеб. Многие говорят по-славянски и повторяют ошибки греков в вере. Там было много язычников, большинство которых уже приведено ко Христу. Поклоняясь солнцу, они почитают огромный молот, который сокрушил темницу, поэтому солнце вновь появилось. Видя в огне тени умерших предков, они узнают их волю. У них есть священные леса, где по их убеждению обитают боги. Они кормят ужей, которых держат в своём жилье.

Миссионеры, приказав вырубить всю священную рощу, срубили их главную святыню – старый священный дуб, погасили огонь и публично сжигали на площади домашних ужей. Тогда множество причитающих женщин пришли к Витовту, сетуя, что вырублены священные рощи и уничтожены дома богов, где они привыкли приобщаться к божьей силе, чтобы получить дождь и солнце. Они обещали уехать, если Иеронима с его людьми не вышлют. Поэтому Витовт приказал старосте Медника Кесгайло более не помогать миссионерам, а тем – покинуть Самогитию.

19 ноября посол Ордена комтур Бальги (11.11.1412 – 2.1418) Ульрик Ценгер прибыл к Йогайло и Витовту в Троки, а через два дня Витовт позволил купцам Ордена свободно торговать в своих землях до съезда. Перед тем он послал к маркграфу Майссена и в Рим своего секретаря Николая Сепинского с жалобой, что Орден не хочет выполнять требований его и короля.

В 1414 году Витовт созвал в Новгороде-Литовском на Собор греческих епископов Полоцка – Феодосия, Чернигова – Исакия, Луцка – Дионисия, Владимира – Герасима, Холма – Харитона и Турова – Ефимия, герцогов, князей, вельмож, бояр, архимандритов, игуменов, попов и монахов. При его поддержке митрополиту Фотию предъявили обвинения в принятии греческих заблуждений, распространении религиозных распрей и подстрекательстве против папы, а митрополитом Киева и Литвы предложили выбрать болгарина Григория Цамблака. Тогда Витовт послал грамоты патриарху Константинополя (26.10.1410 – 29.3.1416) Ефимию II и царю, в которых молил от всех епископов и от себя благословить и посвятить Григория в митрополиты. Но Мануэль не захотел слушать прошения.  Сразу же после Собора Цамблак уехал в Константинополь получить благословение патриарха, но тот отлучил его от Церкви и лишил сана. Поэтому Витовт поддержал объединение схизматиков с католической Церковью и послал Цамблака с несколькими епископа­ми на всеобщий Церковный Собор в Констанце (16.11.1414 – 22.4.1418). Но там, отказав в причащении дву­х видов, отвергли объединение.

В том же году Бет-Сабулу Кепек-хан, изгнав с помощью литвы своего брата Керим-Берды, сел в Дашт-и-Кыпчаке. Перед тем Витовт, одев его в Вильне в жемчужную шапку и вышитый золотом багряного сукна мятель, назвал его султаном. Вскоре его изгнал Идике, посадив на его место сына Токтамыша хана Чинги-Туры (с 1406 г.) Чокре.

Весной Фотий поехал в Константинополь через Литву, но Витовт его не пустил, велел ограбить и отправить в Москву.

19 апреля в Грабово (31 км севернее Ломжи) съехались послы Йогайло, Витовта и Ордена. Первые стали требовать Померанию, Судовию, земли Кульма, Михелова и Нессова до реки Кудов (южный рукав Брды), Дрезденко, Санток и Трагехайм (северо-западная часть Кёнгсберга), возмещения причинённых в сентябре прошлого года убытков, и обвинили рыцарей в нарушении всех договоров.  Последующий приезд послов Ордена к королю, а затем и нового верховного магистра (9.1.1414 – 3.1422) Михаэля Кёхмайстера привели к подписанию им, Йогайло, Витовтом, архиепископом Гнезно (1412 – 2.12.1422) Николаем Тромбой, Семовитом IV, герцогом Столпа, маршалом и епископами Короны и другими перемирия до 2 февраля 1424 года. Верховный магистр обязался оплатить ляхам причинённый ущерб, а их остальные требования передать 24 июня на суд Сигисмунда.

Тогда Йогайло начал готовиться к войне. Поэтому Михаэль Кёхмайстер обратился за помощью к магистру Ливонии (1413 – 1415) Дидерику Торку, Конраду фон Эглёффштайн, бургграфу Нюрнберга и королю Англии. И в начале мая, согласившись сначала с присланным папой (28.9.1394 – 23.5.1423) Бенедиктом XIII легатом о присоединении замков Мемель и Велюнь к Самогитии, расторг мир и послал войско в Добрын, велев повесить там всех ляхов. А в Дантцике, Рагните и других городах Пруссии он приказал убить ляшских и литовских купцов и отнять их товары.

В то лето новгородцы, прислав к Витовту посадников Юрия Анцифоровича и Фёдора Трябло с сыном Афанасием взяли с ним мир по старине, сложив целование немцам.

24 июня верховный магистр встретился с Сигисмундом, а после – с Йогайло в Рацёнже и не уступил ему.

Через четыре дня король писал из Ленчицы всем городам Пруссии, что его купцов убивают и грабят в Пруссии.

Йогайло, объявив в Ленчице Ордену войну, 15 июля переправился по мосту через Вислу в Варшаве, и с Семовитом IV, ещё 7 герцогами, валахами и наёмниками из Силезии и Моравии пошёл в Пруссию. Тогда большая мортира проломила мост и увлекла в воду 300 человек.

Через день к королю прибыл Витовт с ратью, жямайтами и татарами сына Токтамыша Джаббар-Берды. В тот же день им навстречу выступило войско рыцарей. Но, не желая нового сражения, Михаэль Кёхмайстер распустил отряды по городам и замкам. В приграничье их защищали 900 наёмников из Бохемии и Майссена с ополченцами. Рыцари хорошо подготовились к обороне.

С 25 июля по 5 августа союзники осаждали Найденбург и потеряли 400 человек, пока город не сдался им. В то же время они превратили в пепел часовню на месте побоища у Танненберга. При их приближении рыцари сами сожгли город и замок Хохенштайн, Алленштайн сдался без промедления, Гуттштадт (Добрэ Миясто) также сгорел. На предложение послами Ордена маркграфами Майссена мира король потребовал так много, что верховный магистр не мог его удовлетворить. Продолжая войну, ляхи ограбили окрестности Зеебурга. У Хайльсберга, который защищал комтур Брандинбурга (30.11.1412 – 1416) Хельфрик фон Драхе, их задержали, а высший маршал (1.1414 – 5.1415) Эберхард фон Валленфельс и комтур Бальги внезапно напали на них во время еды и многих убили.

Затем войска короля сожгли Зампильборг, взяли Ляндсберг (Горово Илавецке 55 км севернее Ольштына), Мольхузин (Гвардейское, 11 км севернее Багратионовска), Кройцбург (Славское, 23 км южнее Калининграда) и Цинтен (Корнево, 23 км восточнее Мамоново). Многие замки сдались королю благодаря прусским пособникам. Тогда же Витовт спалил Гронов (Гроново у Бранево).

Тем временем отряд из Ливонии воевал Куявию возле Шлёхова и земли у Нотеца и границы. Другой отряд рыцарей опустошил берег Вислы от Шветца до Сулица (Солец Куявски). Третий – комтура Торуна (1.1414 – 1416) Йоханна фон Зельбах с солдатами и отрядом из Кульма, проплыв на судах по Висле, сжёг Липно и разорил всё по пути до Добрына, в котором было 300 наёмников короля, и Рыпина. Четвёртый отряд пошёл навстречу ему от Штрасберга. Им удалось захватить двигавшийся из Мазовии ляшский обоз.

Поэтому ляхи повернули к сожжённому Мельзаку и Вормдитту (Орнета).

Витовт, опустошив Вармию до Брунсберга и Эльбинга, потерял многих у Холлянта, который защищали гости Ордена. Его нехристи убивали и жгли многих людей, насиловали беременных, женщин и девушек, пронзали и затаптывали ногами детей, предавали огню дома и костёлы, разбивали изображения святых и издевались над святынями. Рыцари пленили его маршала Бутрима и воеводу Ницюма, когда те грабили их сёла.

Когда король был у Брунсберга, верховный магистр через легата папы епископа Лозанны Йоханна Джулермо, епископа Кульма, прелатов и бургомистра Торуна Альбрехта Рота обещал ему деньги и уступку части земель. Но Йогайло начал требовать Самогитию, замки Мемель, Шлёхов, Конитц (Хойница, Chojnice), Тухоль, Дризен, Санток, Древантц (10 км восточнее Торуни), Нессов, деревню Морин (Мужинно, Murzynno у Гневкова), Виссек (Высока, в 23 км восточнее Пилы) до озера и 3600000 грошей. Они подписали перемирие, однако Михаэль Кёхмайстер с прецепторами отказались уступать королю.

Витовт, найдя пепелище Прюшенмаркета, несмотря на перемирие, сжёг пустой Кристбург и Ризенборг. Подойдя к Мариенборгу, он увидел его восстановленным и ещё более укреплённым. Когда мортиры открыли огонь с башен города, Витовт повернул назад, спалил Розенберг (Суш, Susz) и Фрайштадт (Киселице), а после взял Бишофсвердер (Бискупец) и испепелил его.

Перейдя Пассарге, где стоял великий комтур (11.11.1412 – 1416) Фредерик фон Цоллерн с войском и гости, ляхи захватили Либинштад (Миваково, Miłakowo, 13 км северо-восточнее Моронга) и Морунген. Озлобившись из-за недостатка провизии, они сожгли Залефельт (Залево), Либенмёль (Мивомвын, Miłomłyn), с большими потерями взяли Остероде, Бречин и Нювенмаркт, а также предали огню Коверник, Бассенхайм (Пасим, Pasym, в 26 км юго-восточнее Ольштына) и Камин (Коминки в 45 км северо-восточнее Ольштына). Затем войско короля осаждало Добрын и Древантц, и опустошило земли у Бромберга, Золитца (Солец в 25 км северо-западнее Торуни) и до Торуна.

В конце августа Йогайло осадил с пушками Торун, на помощь которому по Висле на лодках прибыли 400 юнг, а Витовт – Кульм. Тогда посыльный верховного магистра подбросил Витовту письмо из Штрасберга о том, что город остался без защиты и продовольствия. Витовт, поверив обману, снял осаду Кульма и в 1 сентября осадил хорошо укреплённый Штрасберг. День и ночь стреляли его мортиры, а люди, неся большие потери, штурмовали город, который защищали всего лишь 30 наёмников рыцаря Никлоса фон Ребенитц. И те за дни осады потеряли 17 своих. Ляхи же голодая тогда под Торуном, гибли более от болезней, чем от врага.

Между тем комтур Брандинбурга вернул Алленштайн и вторгся в Мазовию, комтур Остероде освободил Найденбург, а отряд Кульма спалил Гневков и захватил там большую добычу. Поднявшись по Висле, пруссы высшего маршала ограбили деревни по её берегам.

21 сентября в лагере перед замком Штрасберга легат папы и послы короля Сигисмунда начали уговаривать воюющих взять перемирие на два года и передать дело на решение Собора в Констанце. Витовт, простояв три недели у Штрасберга, потерял многих, был отбит и 22 сентября ушёл к великому неудовольствию Йогайло.

7 октября стороны подписали перемирие до 8 сентября следующего года, решив через три месяца освободить пленных, оставить королю сданную одним братом Ордена крепость Еснитц (Jesnitz, ныне – Ясеница, Jasienica в 13 км юго-восточнее Губина), свободно торговать и не давать покровительства изменникам, грабителям и должникам. При этом Сигисмунд и король Франции Карл решали все их споры и наблюдали за соблюдением договора.

В конце того года Собор в Констанце торопил Йогайло и Витовта воевать против турок заодно с крестоносцами и королём Хунгарии, ибо тот потерял в войне с ними 9000 своих воинов, либо пропустить войска Ордена через свои земли. Однако, король с Витовтом не согласились.

26 декабря Дидерик Торк позволил купцам Витовта свободно торговать в Ливонии до 18 сентября следующего года.

В 1415 году в Пруссии после войны был сильный голод и мор.

13 января в новом дворе Дауге (Даугай) Витовт разрешил купцам Ливонии свободно торговать в своих землях до 18 сентября.

17 января папа (17.5.1410 – 29.5.1415) Иоанн XXXIII Бальтазар Косса, отменив право Тевтонского братства на Литву, 26 февраля отозвал её дарение Ордену и признал правомерным крещение литвы.

24 марта верховный магистр разрешил купцам Витовта свободно торговать в Пруссии.

В том же месяце Витовт направил послов в Константинополь по вопросу назначения Цамблака митрополитом Киева и Литвы, но патриарх Ефимий ничего ему не ответил.

8 апреля подписано соглашение о свободной торговле Пруссии и Литвы.

Через 11 дней в Констанце король Сигисмунд письменно обещал поддерживать Витовта против козней всех его врагов, никогда не покидать его, его законных детей и наследников. Послав гонцов к Йогайло и Витовту, он просил их помочь в войне с турками, которые осаждали его город Босна (Сараево). Они направили султану (1413 – 26.5.1421) Мехмеду вельмож с ультиматумом и султан взял с Сигисмундом перемирие на 6 лет.

В те же дни в Мариенборге казнили за измену присланного королём и Витовтом оружейного мастера и его сообщников, хотевших испортить бомбарды и порох.

15 мая Собор в Констанце поручил Йогайло и Витовту распространять крещение в Самогитии, а в августе, обещая уладить их несогласие с Орденом, просил их выступить против врагов Христа турок.

16 июля король Сигисмунд заверил послов Ордена, что решит спор с Йогайло и Витовтом в их пользу.

Тем летом, по просьбе Мануэля и патриарха Ефимия, Йогайло велел большими судами доставлять через подвластные ему замок генуэзцев Лериче (Очаков) и Кочубей (Одесса) пшеницу в Константинополь, так как турки погубили огнём и мечом всю Фракию. Тогда же посланные Витовтом люди построили напротив Лериче крепость Дашев.

В октябре король и Витовт просили Собор в Констанце совета и помощи в приведении схизматиков и язычников к истинной вере и единству с Римской Церковью. Они оправдывались, что не могли помочь королю Хунгарии, который потерпел поражение от турок и мятежников в Босне.

Не получив ответа от Мануэля и патриарха Ефимия на просьбу Витовта о назначении Цамблака митрополитом, 15 ноября Собор греческих епископов рукоположил в церкви Пречистой Богородицы в Новгороде-Литовском Григория Цамблака митрополитом Киева и Литвы. Витовт дал ему Пречистенский кафедральный собор в Вильне, доходы от митрополии и епископства и отделил его митрополию от Московской. Епископы Полоцка, Чернигова, Луцка, Владимира, Холма, Турова и Перемышля – Галасей отказались от митрополита Фотия, ибо он не соблюдал апостольских правил и заботился лишь о доходах.

В те дни Витовт послал 60 бояр в Констанц. 4 декабря они прибыли на Собор.

В 1416 году в своём обращении к Собору в Констанце о действиях Ордена Йогайло и Витовт писали, что верховный магистр Конрад Цёлльнер препятствовал обращению их и народа в католическую веру и не переставал нападать на них и на их подданных, с жадностью стремясь к чужим владениям; что Орден подстрекает схизматиков и татар к нападениям на их земли; что до сих пор они не имеют с татарами мира, хотя те – в числе их подданных и многие из них приняли католическую веру. Рыцари же воюют не только с Полонией и Литвой, но и с королём Дании, герцогами Саксонии, Столпа и другими христианскими государями, притесняют также своё духовенство, делом и словом вредя католическим Полонии и Литве.

6 февраля того же года бояре Самогитии разослали по Европе жалобу на крестоносцев, в которой писали, что по примеру родственной им литвы уже почти все стали христианами. Но рыцари Ордена отвращали их, стремясь захватить чужие владения и имущество, лишить их свободы и притеснять. Они – не врата христианства, а только препятствие и преграда ему. Бояре просили принять их свободными в Церковь, защитить их от рабства Ордена и помочь крестить их народ.

В свою очередь, верховный магистр писал папе, Собору и монархам Европы, что Йогайло не прибыл креститься в условленное время к его предшественнику, многократно обещал привести схизматиков в послушание папе, но этого нет, и что он и Витовт дружны с татарами. Жямайты же во время голода получили от Ордена зерно и скот на более, чем 40000 флоринов Хунгарии (весом 3,53 г, 100 пудов зерна или корова стоили около 8 ¼ флорина). Взятые у них заложники жили лучше, чем у себя на родине. А Витовт, видя, что жямайты довольны правлением Ордена, стал их настраивать против рыцарей.

26 февраля низложенный на соборе в Констанце папа Иоанн XXIII назначил Йогайло викарием Новгорода, Пскова и соседних земель.

В ту зиму и весну в Пруссии и Германии продолжалась чума, от которой умерли великий комтур, магистр в немецких землях Конрад фон Эглёффштайн, епископы Кульма и Замбии (с 1415 г.) – Хенрик фон Шауенбург, казначей (с 1415 г.) Отто фон Иленбург, 83 брата Ордена и многие люди.

1 марта делегация бояр Самогитии выехала в Констанц. Они жаловались, что рыцари не желают обращать их в христианство, просили помощи в крещении их народа, и чтобы Йогайло и Витовт возводили у них храмы. Чтобы выяснить положение в Самогитии, Собор послал туда в конце марта архиепископа Рагузы кардинала Иоанна с двумя священниками и боярами из Самогитии.

6 апреля в Париже, при посредничестве королей Сигисмунда и Карла VI послы Ордена и Йогайло продлили до 20 июля 1417 года перемирие, взятое у Штрасберга.

В мае король прибыл в Литву и щедро одарил Витовта. Несколькими днями позже, 21 мая умерла супруга Йогайло (с 29.1.1402 г.) Анна фон Цилли. Тогда Витовт, подарив ему 20000 пражских грошей (весом по 2,53 г), 100 коней, 40 собольих шуб и 100 персидских халатов с вышивкой золотой нитью, проводил его на похороны в Краков.

Меж тем ханы татар просили у Витовта другого султана. Он дал им Джаббар-Берды, которого одел в Вильне в парчовый халат с золотой вышивкой, возложил на него жемчужную шапку и вручил саблю, говоря, что он – новый Заволжский султан. А после послал войско с маршалом Николаем Радивилом и Джаббар-Берды с уланами и мурзами в Дашт-и-Кыпчак. К ним присоединилось множество татар. У Итиля их атаковал султан Чокре, но Радивил, ударив с фланга, решил исход битвы. Взяв после с татарами Сарай, Радивил забрал у них часть земель и вернулся в Литву. Джаббар-Берды, сев в Дашт-и-Кыпчаке, послал Витовту богатые дары и обещал помощь в войне.

22 мая в Ново Владиславе король, Витовт, высший маршал (6.1415 – 10.1.1422) Мартин фон дер Кемнате, комтур Торуна Йоханн фон Зельбах и сословия Ордена и Королевства, при поручительстве их больших городов и магнатов, обязались продолжать взятое в Штрасберге перемирие. Со стороны Йогайло договор заверили герцоги Варшавы – Йоханн и Мазовии – Семовит, епископ Кракова (9.8.1412 – 9.7.1423) Альберт Ястржембец, Збигнев из Бжежя, палатин Владиславии Йоханн Косчебеч и 9 кастелянов. Однако, несмотря на требование короля, верховный магистр отказался передать спорные деревни Орлово (10 км севернее Нидзицы), Морин и Нойендорф уполномоченному короля Сигисмунда курфюрсту Бранденбурга (30.4.1415 – 20.9.1440) Фредерику I фон Хохенцоллерн.

В июне Идике воевал около Киева, ограбил и сжёг Печерский монастырь и церкви, а ездовые Витовта отогнали несколько отрядов татар.

В июле в Троках магистр Ливонии (9.1415 – 31.3.1424) Зифрид Ляндер фон Шпанхайм убеждал Витовта договориться с Михаэлем Кёхмайстером.

11 августа, по просьбе делегации бояр Литвы и Самогитии, Собор в Констанце назначил апостольскую комиссию для слушания дела Ордена, Полонии, Литвы и Самогитии под председательством кардинала Флоренции (6.6.1411 – 26.9.1417) Франческо Забарелла.

В августе Йогайло обещал Собору в Констанце не допускать распространения ереси в своём государстве, благодарил за помощь в крещении жямайтов, а также просил направить священников для обращения русских схизматиков в католичество. В ответ Собор поблагодарил его и Витовта за их усердие в преследовании еретиков и обращении неверных, а также за стремление к миру с Орденом. Тогда же синод Собора признал Самогитию за Римской империей и разрешил иметь в ней епископа и священников.

В том же месяце в Самогитию прибыли миссионеры, а осенью – епископ Вильни (15.2.1415 – 22.12.1421) Пётр из Кустыни со своими священниками. По повелению короля они основали в Меднике кафедральный собор в честь святых мучеников Александра, Феодора и Эвантия, а в Эрогале, Видукле, Кальтинянах и Лубниках (Луоке) – приходские костёлы, назначив им содержание.

С 13 по 15 октября, благодаря магистру Ливонии, король, Витовт и Михаэль Кёхмайстер с епископом Помезании, бургомистрами больших городов, прелатами и рыцарями съехались в Велюне. Предъявив друг другу претензии, они не договорились. Йогайло опять требовал Самогитию, землю Судовии, Нессов, Морин, Михелов, Дризен и 3600000 грошей. Витовт же дружески решил вопрос границ с магистром Ливонии. Всё же, 2 ноября в Вильне король продлил перемирие, хотя и жаловался Собору в Констанце и Сигисмунду на верховного магистра.

2 января 1417 года Йогайло сообщил Собору в Констанце, что крещено 2000 бояр и шляхтичей Самогитии. Всю зиму он был в Литве и на Руси, имел хорошие связи с русскими, Москвой и татарами, но так и не взял с ними союза.

В начале того же года послы Ордена напомнили Витовту, чтобы он вернул 300000 флоринов, за которые ему была отдана в залог Самогития. Он ответил, что заложил и не отнимает её, а денег у него нет. Но, быстро собрав деньги, отослал их. И рыцари после этого оставили Самогитию в покое.

После 2 февраля в Гёсснитце в Тюрингии верховный магистр с высшим госпитальером (1416 – 1428) Хенриком фон Хольд, высшим интендантом (1416 – 1418) Йоханном фон Зельбах и комтуром Бальги и послы короля продлили перемирие до 20 июля 1418 года, согласившись передать спорные вопросы на суд Сигисмунду и курфюрстам Германии.

Вскоре Витовт заложил костёл святого Петра в Меднике, основал там же епископство и послал ещё одну делегацию в Констанц, чтобы папа утвердил новое епископство. Тогда же он назначил каноников и, окрестив всю землю жямайтов до Нерге, поставил костёлы в Кражове, Расейне и Велюне. Тем временем послы Витовта бояре Гедиголд и сын Надобы Георгий Болимин, а также лях Николай Сепинский призвали делегатов Собора в Констанце запретить Ордену нападать на жямайтов и утвердить епископство в Самогитии. Король Сигисмунд поздравил Йогайло и Витовта с крещением жямайтов, сравнив их деяние со свершением Константина Великого.

13 мая папа Бенедикт XIII назначил Йогайло и Витовта своими викариями в мирских делах.

В августе в сопровождении Витовта в Самогитию вернулись участники Собора в Констанц­е. Они избрали епископом Самогитии немца каноника Матфея из Трок. Он был магистром теологии, уроженцем Вильни и знал язык литвы и жямайтов.

25 августа Йогайло и Витовт сообщили Собору в Констанце, что попы, не желая вторично креститься, противятся унии с католичеством.

29 сентября послы Пскова в Риге взяли с магистром Ливонии мир на 10 лет.

24 октября епископы Львова – Йоханн Жешувский и Вильни – Пётр рукоположили Матфея в епископы Самогитии. Витовт на­значил ему кафедральный собор в Меднике и ренту деньгами и натурой.

В том же году на Руси был великий мор, один из десяти не заболел и живые не успевали погребать умерших. В Полонии же был неурожай и мешок пшеничной муки стоил 12 грошей (=30,48 г серебра). Король тогда взял у Витовта взаймы 500 литовских рублей.

В декабре Витовт послал Григория Цамблака со своими боярами к папе (11.11.1417 – 20.2.1431) Мартину V в Рим и они многое сделали для сближения схизматиков с католичеством. В то же время в своём послании христианам Киева митрополит Фотий за самозванство и мятеж отлучил от Церкви, лишил сана и проклял Цамблака и всех, кто принимает от него благословение. Перед тем Цамблака изверг из сана, отлучил и проклял суд патриаршего Синода Константинополя.

Тогда Витовт хотел воевать Псков, но король отговорил его. Тем временем Василий через послов просил союза против Ордена, ибо тот нанёс обиды его Новгороду и Пскову, но Витовт отказал ему.

1 января 1418 года Йогайло сообщил папе Мартину V, что посылает митрополита всей Руси Григория Цамблака в Констанц для обсуждения соединения схизматиков с католической Церковью.

В том же году по указу короля жители Подолья дали присягу Витовту.

18 февраля Цамблак со всеми своими епископами, герцогами Смоленска – Фёдором Юрьевичем, Червонной Руси – Фёдором Даниловичем Острожским и Белой Руси – Павлом Владимировичем, многими боярами и послами Новгорода прибыл в Констанц. Для переговоров об объединении Церквей туда же приехали послы Мануэля. Хотя их и приняли с большим почётом, через шесть дней Цамблак заявил папе и Собору, что прибыл по приказанию Витовта, подчиняться ему не хочет и желает жить, как и раньше. После этого весь Собор осмеял ляхов за их потуги.

19 февраля Витовт писал верховному магистру, что отказал великому князю Москвы в союзе против него, а Орден взял с Псковом союз на 10 лет и что католикам не подобает иметь союз с неверными в ущерб единоверцам.

3 апреля Фёдор Острожский с 500 своими и князь Пинска Александр Иванович Нос с 100 своих, отправив прежде двух людей к капитану Конраду Франкенбергу, по опущенному теми мосту с 10 вооружёнными людьми ночью взяли Кременец. Перебив жолнеров и приставов короля и Конрада, они освободили Светригайло из темницы. Вскоре тот хитростью, якобы по приказу Витовта, взял Луцк. Узнав об этом, Витовт отправил туда рать, но Светригайло, захватив тем же обманом у волынских бояр 150 коней, ускакал через Молдавию к королю Сигисмунду, которому удалось вскоре примирить его с Йогайло.

Фёдор Острожский и сын Корибута Сигисмунд бежали к гуситам (последователям Яна Гуса) в Бохемию и те предложили Сигисмунду стать их королём, но он отказался.

11 апреля комтур Торуна (6.1416 – 8.9.1418) Людовик фон Ляндзее передал верховному магистру донесение шпиона русина о том, что после побега Светригайло Витовт собирается взять на 2 – 3 года перемирие с Орденом.

23 апреля комтур Рагнита (29.4.1416 – 20.1.1419) Лукас вон Лихтенштайн писал высшему маршалу, что Светригайло имеет владения в Валахии или Подолье и собирается отвоёвывать свои замки, а Витовт опасается за свои замки и дворы.

Уже через день в Бересте Йогайло и Витовт продлили с верховным магистром перемирие на год с 20 июля, а тот жаловался Витовту на грабежи жямайтов.

13 мая в Констанце папа Мартин V установил перемирие на один год с 20 июля между Орденом, королём Полонии Владиславом и герцогом Литвы Витовтом. А также утвердил Йогайло викарием Римской Церкви в Полонии и Литве, а Витовта – в Пскове, Новгороде, Самогитии и Дерпте для их обращения в католичество и объединения Церквей.

В июле жямайты восстали против Витовта и требовали от короля дать им вместо него Светригайло. Они прогнали своего епископа и священников и сожгли их костёлы.

31 июля в Троках скончалась супруга Витовта Анна. Её погребли в Вильне.

В августе Витовт и староста Кесгайло жестоко подавили мятеж жямайтов, убив их вождя и 59 зачинщиков. 10 августа верховный магистр благодарил его за наказание виновных в грабежах жямайтов.

29 сентября Витовт снова позволил строить костёл в Велюне.

С 13 по 22 октября на встрече в Велюне Михаэль Кёхмайстер, магистр в немецких землях и магистр Ливонии требовали от Йогайло и Витовта вернуть Ордену Самогитию, половину Судовии, землю Михелова, замок Нессов, а также возместить причинённый четыре года назад ущерб. В свою очередь король настаивал на передаче ему деревень Орлово, Морин и Нойендорф. С ними были архиепископ Риги (11.7.1418 – 16.6.1424) Йоханн Хамбунди, епископы Дерпта (14.4.1413 – 28.3.1441) – Теодерик фон Реселер, Вармии (1415 – 1424) – Йоханн Абециер, Помезании, (1417 – 13.10.1427) – Герхард Штольпманн, главные прецепторы, некоторые бургомистры и ратманы больших городов Ордена, прелаты, паны, многие гости, рыцари и кнехты. Стороны решили взять вечный мир и вынести споры на суд 12 представителей во главе с папой. Витовт уже направил к верховному магистру своего писаря для составления текста мира, уточнения границ Самогитии и других земель, и они договорились подписать его к 16 ноября.

Однако, перед 16 ноября король чуть не попал на охоте в засаду комтура Растенбурга, а его свита отбилась от нападавших. Сразу же начались рейды обеих сторон и Витовт уже собирал войско в Троках. В одном из рейдов литва разграбила и сожгла порт Лиива (Лиепая, эстонское liiva – песчаная).

По сообщению фогта Ноймарка Зандера фон Махвитц Йогайло склонял тогда на свою сторону короля Дании и готовил союз с королём Сигисмундом и многими христианскими и языческими князьями, в том числе с великим князем Москвы и султаном татар, чтобы изгнать Орден из Пруссии на Кипр для обретения Святого Гроба.

25 декабря в присутствии короля епископ Владиславии (Влоцлавека, 1402 – 1421) Йоханн Кропидла венчал Витовта с дочерью герцога Гольшан Ивана Ульяной.

В конце того же года, когда в битве с татарами всадники Джаббара-Берды совершали набег, литовские казаки, ударив из засады им в тыл, поймали и убили султана. Вскоре его преемник Дервиш, присягнув в верности Витовту, послал ему большие дары. Тогда же эмир Ор-Капы (Перекопа) Идике прислал Витовту примирительное письмо, 27 лошадей и 3 верблюда.

В 1419 году при поддержке Витовта сын Токтамыша Кадыр-Берди убил Дервиша и взял власть в Дашт-и-Кыпчаке.

К 7 января рыцари Ордена были готовы к войне. Тогда легат папы архиепископ Милана (7.2.1414 – 1.10.1433) кардинал Бартоломео Капра уговорил их заключить перемирие на два года, а прибывшие в Пруссию на помощь король Дании (23.1.1396 – 23.6.1439) Норвегии (8.9.1389 – 1.6.1442) и Швеции (23.6.1396 – 29.9.1439) Богуслав Эрик с герцогом Померании, поняв кто виноват, обязались воевать против тех, кто нарушит условия мира.

В начале того же года Идике, прислав к Витовту гонцов, признал над собой его власть, обещая вечный мир и помощь против врагов. Вскоре Кадыр-Берди ранил Идике у города Сарай-Джук (тат. «Маленький дворец») и тот утонул в Сейхуне (Сыр-Дарье).

20 января папа Мартин V в письме Михаэлю Кёхмайстеру приветствовал мир короля Полонии, Витовта и верховного магистра в Велюне и новый договор. Вскоре он назначил епископов Сполето (1.2.1419 – 7.7.1424) – Джакомо де Турдис и Фернандо из Лукки разобрать спор Ордена с Йогайло и Витовтом. Тогда король Сигисмунд пригласил Йогайло и Михаэля Кёхмайстера в Кашов, но верховный магистр не прибыл.

5 февраля высший маршал сообщил верховному магистру, что жямайты просят, чтобы рыцари помогли им изгнать 140 людей Витовта и хотят иметь Светригайло своим господином.

17 марта Витовт изгнал немецких купцов из Литвы.

В начале мая в Гневкове послы Витовта потребовали от легата папы передачи замка Мемель Самогитии. Получив отказ Ордена, 29 июня войско Полонии и Литвы направилось в Добрын к границе. Тогда же войско рыцарей, гостей и наёмных солдат наводило большой мост через Вислу у Нессова. Они уже стояли друг против друга, но король Сигисмунд, легат Бартоломео Капра и послы короля Англии настояли на мире.

15 июля Йогайло, Витовт и король Богуслав Эрик заключили союз против Ордена, по которому обязались совместно его воевать, брать с ним мир, помогать друг другу и делить в равных долях добычу. Его текст скреплён подписями епископа Вильни Петра, палатинов Вильни – Альберта Монивида и Трок – Станислава Ивановича, воевод Медеников – Матвея, Киева – Михаила, Каменца – Збигнева, Береста – Матвея Лабишина и других.

19 июля Йогайло, Витовт и верховный магистр согласились продолжить перемирие, взятое у Штрасберга, ещё на год.

16 августа умер король Венцеслав, после чего гуситы начали свирепствовать против духовенства, сжигать монастыри и церкви. Тогда же в немецких странах снова распространилась сильная чума.

В то время Йогайло поехал к королю Сигисмунду в Сандец, где они говорили о принятии Сигисмундом короны Бохемии, гуситах, скорой войне против турок и Ордене. После этого Сигисмунд начал посредничать в примирении Йогайло и крестоносцев из-за спорных земель и назначил съезд в Бреслове.ё

В октябре в Велюне Йогайло, Витовт и верховный магистр обсуждали вопросы земель.

17 декабря Витовт разрешил свободную торговлю купцам Ливонии до 20 июля следующего года.

В том же месяце, опасаясь мести Витовта, митрополит Цамблак уехал в Сербию.

6 января 1420 года в Бреслове при многих свидетелях король Сигисмунд объявил решение по миру между Орденом, Полонией и Литвой. Стороны должны соблюдать условия мира в Торуне, христианскую дружбу, прежние границы, в 3 месяца освободить всех заключенных и сохранять свободу передвижения и торговли. Ордену принадлежат Померания, Михелов, земля Кульма и право на Самогитию. Он обязан разрушить замок и мельницу Любич на Древенце (10 км восточнее Торуни) и в два года выплатить королю Полонии 25000 флоринов Хунгарии для восстановления замка Слотория. Полония должна в два месяца вернуть Ордену крепость Еснитц. Жямайты остаются у Йогайло и Витовта на время их жизни. Доходы от них присуждаются Ордену. Ни Йогайло, ни Витовт не могут строить замки и города в Самогитии. Витовт обязан вернуть Судовию Ордену. Все спорные вопросы решает Сигисмунд. За нарушение правил грозил штраф в 10000 марок серебра.

Тогда Йогайло, Витовт и крестоносцы вновь собирались воевать и примирились, однако стали жаловаться Сигисмунду и Мартину V на приговор. Верховный магистр писал папе о враждебности соседей Ордена и просил его не поддерживать притязаний Витовта на замки Мемель и Велюнь.

11 марта Витовт в письме Сигисмунду, говоря о его расположении к Ордену и несправедливости, настаивал на отмене приговора и признании за ним Самогитии. Она – его наследство от предков и дедов, которым он ныне владеет. Самогития едина с Литвой, там тот же язык и те же люди. Издревле называя себя литвой, жямайты свою землю именуют нижней, а Литву – «Аукстоте», то есть высокой. И так как это – одна земля, то она и доходы с неё должны навечно принадлежать Литве. То же касается и Судовии. Рыцари же – пришельцы из Германии и решение не должно наносить ущерб исконным владельцам.

В апреле Йогайло послал к королю Сигисмунду своего секретаря Збигнева из Олесницы, а Витовт – Николая Цибулку с просьбой изменить приговор о границе и о доходах с жямайтов. Сигисмунд отказал им, говоря, что рыцари потом и кровью приобрели эти земли. С той же жалобой Витовт обратился к папе. Йогайло также направил к Мартину V послов герцога Павла Владимировича и Якуба Паравесина с просьбой отменить решение Сигисмунда. Папа ответил им, что надо быть в мире с Орденом и выполнять вердикт Сигисмунда.

В конце апреля гуситы направили к Йогайло посла Вернера из Ранкова с просьбой защиты и предложением короны Бохемии, но тот дал им уклончивый ответ.

1 июня митрополит Фотий выехал в Новгород-Литовский, где его и посла Мануэля принял Витовт. Обсудив вопросы унии с Римской Церковью и защиты империи от турок, грек отбыл к королю в Краков.

Тем временем при поручительстве Йогайло его послы помирили Витовта с герцогом Черновиц Светригайло. 11 июля Витовт вернул ему Брянск, Новгород-Северский, Стародуб, Трубчевск и Чернигов.

14 июля предводитель гуситов разбойник Иоанн Жижка разбил войско короля Сигисмунда у Витковой горы под Прагой, при этом погиб герцог Смоленска Фёдор Юрьевич. Тогда же сейм в Ленчице решил отклонить просьбу гуситов о коронации Йогайло, так как она исходила от еретиков. Поэтому второму послу гуситов Хинеку из Кольштина король ответил, что должен посоветоваться с Витовтом. Тогда Хинек поехал к Витовту, но и тот ничего не обещал. Уже 28 июля король Сигисмунд был коронован короной Бохемии.

В августе Йогайло писал Мануэлю, что рад его намерению объединить Церкви и обещал свою помощь.

Со второй половины августа того же года и по Крещение Господне в Пскове был великий мор.

С 8 по 11 сентября на съезде в Велюне Витовт снова требовал отдать ему Самогитию и, ради доброго мира, согласился, что город Мемель остаётся за Орденом. Через два дня стороны продлили перемирие до 20 июля следующего года.

1 ноября жители Праги взяли крепость Вышеград и объявили низложенным короля Сигисмунда.

В 1421 году, примирившись с митрополитом Фотием, Витовт положил конец расколу Московской и Киевско-Литовской митрополий, признав его главенство в Киеве и Литве.

20 января Витовт просил папу посвятить настоятеля церковной коллегии Трок Николая в епископы Жямайтии («Жамайчя») в Меднике вместо Матфея, ставшего епископом Вильни.

Прибывший в том же месяце в Вильню Хинек опять предложил Витовту корону Бохемии. Йогайло тогда был в Вильне и не возражал. Поэтому Витовт согласился и, пообещав примирить гуситов с католической Церковью и прислать им наместника, направил в Прагу посла Вышко из Рачина.

В марте восстали жившие в Литве татары, захотели вернуться домой и совершили набег на её земли. Светригайло разбил их, а Витовт приказал повесить пленных.

Тогда же Витовт послал палатина Вильни Монивида к великому князю Москвы. Созвав тем временем сейм, он пожаловал некоторые привилегии каноникам и боярам.

Перед 3 апреля король Сигисмунд потребовал от Йогайло 12500 флоринов за поддержку им и Витовтом гуситов.

Через 4 дня Йогайло заключил в Кракове союз со ставленником короля Сигисмунда курфюрстом Бранденбурга против Ордена. Тогда же, при посредничестве легата папы и Фредерика фон Хохенцоллерн, король продлил мир с Орденом до следующего года. А Мартин V просил его отвлечь давно принявшего сторону еретиков Витовта от союза с ними.

31 мая, по просьбе Витовта, папа велел архиепископу Риги с епископами Ливонии и Пруссии не притеснять новообращённую литву, жямайтов и перешедших в католичество схизматиков. Их жалобы и обиды должны рассматривать архиепископ Апулии (Puglia в Италии) и епископы Вильни и Медника.

Тем летом Витовт прислал в Псков людей, приказав расторгнуть мир с немцами, но псковичи через своих послов ответили ему отказом.

22 июня Витовт пожаловал привилегии, земли и крестьян епископу и священникам Самогитии.

25 июля во дворе Дубисса он обещал папе и курфюрсту Бранденбурга с 20 июля соблюдать один год перемирие с Орденом.

В том же месяце король Сигисмунд в письме Витовту крайне сожалел, что тот, будучи защитником веры, сближаясь с еретиками рискует на старости лет потерять добрую славу. Тогда же Сигисмунд писал верховному магистру, что узнал о намерении Йогайло помогать гуситам и, если это произойдёт, велел напасть на Полонию и Литву.

Между тем посол Жильбер де Ланнуа вновь приехал в Каменец, где были Витовт с женой, татарский хан и много других герцогов, герцогинь и рыцарей. Когда послы Новгорода и Пскова преподнесли великому герцогу дары, тот принял их от первых, в гневе велев убрать псковские. Тогда Витовт был в союзе с королем Полонии и татарами против короля Хунгарии. В те дни по его приказу староста Подолья послал 1200 человек вниз по Днестру и они за месяц построили крепость Маяк напротив генуэзской крепости Самастро (Белгород-Днестровский).

11 сентября папа послал буллу жямайтам, в которой радовался их обращению, за которое они должны благодарить Йогайло и Витовта и брал их под своё покровительство.

2 октября король Сигисмунд писал верховному магистру, что Йогайло и Витовт готовы принять меры против гуситов, если он поддержит их против их врагов, особенно Ордена. Но он не верит им и просит быть готовым к войне. Через пять дней и 19 октября Сигисмунд просил его напасть на Полонию и Литву, если те станут помогать гуситам.

В декабре король начал готовиться к новой войне с Орденом.

Зимой 1422 года на Руси был такой голод, что многие умерли, другие ушли в Литву, а иные пали в пути от голода или стужи.

12 января того же года верховный магистр жаловался Витовту, что Йогайло вредит Ордену.

В то же время Мартин V просил Витовта послать Сигисмунду войско для искоренения ереси в Бохемии и содействовать своему легату Зенону в примирении с Орденом. На что Витовт ответил, что надо снять с гуситов проклятие и быть с ними в согласии, ибо иное не помогает. Тогда же он оправдал перед Йогайло герцога Семовита, которого обвинили в тайной чеканке ляшской монеты.

В апреле князь-епископ Бреслова (1417 – 1447) Конрад IV фон Оельс сообщил Сигисмунду, что под видом похода против гуситов Витовт собирает большое войско для нападения на Орден и собирается послать в Бохемию сына Корибута герцога Новгорода-Северского (1418 – 1422) Сигисмунда. Тем временем послы гуситов были у Витовта, и он, дав им герцога Сигисмунда, отправил его с 5000 своих ратных им на помощь. Тот скрытно прошёл через земли Полонии и, взяв штурмом Нойштадт (Уничов) в Моравии, объявил, что является наместником Витовта в Моравии и Бохемии и будет защищать их от внешних и внутренних врагов. На сейме в Чаславе он был провозглашён наместником короля Бохемии, объявил королю Сигисмунду войну и 16 мая торжественно въехал в Прагу.

Через четыре дня папа писал Витовту, что узнал из его письма и из жалобы короля Сигисмунда о его помощи гуситам, что он должен быть со всем христианством против проклятых Собором в Констанце еретиков, иначе ему грозят кары.

2 июня Витовт сообщил архиепископу Риги, что послал герцога Сигисмунда в Бохемию, чтобы избежать кровопролития и вернуть еретиков в лоно Церкви.

10 июля Витовт писал из Дрогичина курфюрстам Германии, что чехи сами предложили ему корону и, если не захотят примириться с Церковью, он отзовёт герцога Сигисмунда при условии, что курфюрсты отменят легкомысленное решение короля Хунгарии о его наследственных землях.

Между тем король Сигисмунд, хотя и Йогайло и Витовт просили его о содействии против Ордена, и обещали помощь против гуситов и турок, уговорил крестоносцев нарушить мир и воевать Полонию и Литву.

Узнав об этом, 14 июля Йогайло объявил войну Ордену. 28 июля, соединившись с Витовтом у Червинска, они с сильным войском из 16 польских и 16 литовских знамён, с ратями Москвы и Твери воеводы Александра Одинцева, а также с татарами направились в Пруссию. Тогда к Йогайло прибыл посланный папой епископ Кордобы (Кордовы, 1398–1426) Фернандо Гонсалес Деза и, требуя отзыва герцога Сигисмунда из Бохемии, обещал ему от имени короля Сигисмунда уступки и возмещение убытков. Король ответил, что не властен над ним, а Витовт признался, что сам приказал тому отомстить королю Сигисмунду за обиду. Пока полки союзников стояли у Торуна, татары и ездовые Витовта опустошали его округу и землю Кульма. Верховный магистр (10.3.1422 – 9.1.1441) Пауль фон Русдорф, не желая вступать в сражение, распустил 30000 своих по замкам и крепостям, а высший маршал (с 15.3.1422) Ульрик Ценгер, имея вчетверо меньше людей, чем неприятели, отступал. Тогда Йогайло повёл войска к Кульму и после осады разграбил и сжёг его.

8 августа Витовт предложил верховному магистру посредничество в заключении мира, но тот, надеясь на помощь короля Сигисмунда и курфюрстов Германии, медлил с ответом. Тем временем союзники, преодолев упорное сопротивление, взяли и разрушили Голюб (Голюб-Добжинь), а после, по пути в Мариенборг, сожгли другие города и селения. Осадив Мариенборг, многие их воины умерли от голода.

27 сентября в лагере короля у озера Мёллен (Мельно, Mielno в 18 км юго-восточнее Грудзёнца) по вечному миру с Йогайло, Витовтом и его братом Сигисмундом, верховный магистр навечно отказался от Самогитии, дал королю и Витовту Судовию, землю Нессова, Орлово, Мурзино и Нойендоф и обещал вернуть награбленное. Границы отдаваемой Самогитии установили по Мемелю, Наре, Швянте, от её истока (озеро Вайсинис в 6 км юго-восточнее Зарасай) 2 мили (~17,3 км) на север, оттуда прямо до места в 1 миле севернее истока Юры, по Юре до Мемеля, везде граница лежит в 2 милях слева. Это же касалось замка Мемель, обжалованной Глаупеды в Самогитии с землёй на 3 мили слева от залива и Мемеля до Юры. Все другие части отдавались Ливонии. Рыцари обязались разрушить Нессов. Восстанавливались свобода торговли и выдача беглецов. Подданные нарушившего мир государства освобождались от повиновения их государю.

Договор заверили: епископы Вармии, Кульма (1416 – 1457) – Йоханн Мариенов, Помезании, Замбии (1416 – 1425) – Йоханн фон Зальфельд, Куронии (1405 – 17.11.1424) – Годшальк и Реваля (1419 – 13.4.1456) – Хенрик Юукскулль, великий комтур (1421 – 19.10.1424) Вальрам фон Хунсбах, высший маршал (1422 – 25.10.1424) Лёдвик фон Лянсзее, высший госпитальер, высший интендант Николай Йорлитц, казначей Йодок Штруппергер, магистр лесов Шифельбайна Лямперт фон Ведельн, маршал Ливонии (1422 – 1427) Теодерик Крах, комтуры: Альденхуса, Ашероде (Айзкраукле), Бальги, Брандинбурга, Дантцика, Доблина, Дюненборха, Фелина, Гервина (район Пайдэ), Гольдингена, Грудентца, Кандова, Каркуса (Каркси), Мариенбурга (Алуксне), Меве, Митова, Ноймарка, Остероде, Оверпаля (Пыльтсамаа, Põltsamaa), Рагнита, Реваля, Росситена (Рыбачий), Зеельбурга (Селпилс), Шлёхова, Штрасберга, Шветца, Тухоля, Везенберга (Раквере) и Виндова (Вентспилс), а также фогты: Брунсберга, датчан, Дирзова, Эльбинга, Гольдингена, Грудентца, Кёнгсберга, Конитца, Кульма, Мариенбурга (Алуксне), Меве, Нувенбурга (Яунпилс), Нувенмаркта (Нове Място Любавске), Остероде, Реваля, Штрасберга, Шветца, Торуна и Тухеля.

В тот же день в Эрфордте (Эрфурт) и других городах Германии собрались войска немецких земель для войны против Полонии и Литвы.

Но когда король Сигисмунд узнал, что гуситы пригласили Витовта стать королём Бохемии, он разорвал в гневе этот мир и запретил верховному магистру его соблюдать.  Тогда перед 1 ноября Светригайло с жямайтами нанёс вред замку Мемель.

В ноябре, по просьбе короля Сигисмунда, папа Мартин V велел Йогайло и Витовту в два месяца отозвать из Бохемии герцога Сигисмунда, иначе грозил крестовым походом и отлучением от Церкви.

В декабре ляшские паны и прелаты просили Витовта, чтобы он поддержал перед королём Збигнева из Олесницы на место архиепископа Гнезно, а Станислава из Жёлкова (Ziolkow) – на должность подканцлера. После Рождества Йогайло и Витовт совещались о назначениях архиепископа Гнезно, епископа Кракова, канцлера и подканцлера Королевства.

В начале 1423 года, из-за нарушения Орденом мира, Йогайло вновь объявил крестоносцам войну. Тогда король Сигисмунд побудил верховного магистра взять мир с Йогайло, а тот обещал отозвать из Бохемии герцога Сигисмунда с войском.

В январе высший маршал (18.11.1422 – 25.10.1424) Людовик фон Ляндзее сообщил верховному магистру, что Йогайло и Витовт хотят союза с турками, татарами и гуситами против короля Сигисмунда и Ордена. В то время гуситы привезли Витовту корону Бохемии. И он принял её. Однако протест папы, короля Сигисмунда, а после и Йогайло заставили Витовта прекратить помощь гуситам.

Зимой того же года митрополит Фотий был у Витовта. За ним великая княгиня Софья приехала со своим семилетним сыном Василием к Витовту в Смоленск. Тогда же в своём завещании великий князь Москвы Василий отдал своего сына Василия, свою жену и детей под защиту Витовта.

30 марта в Кесмарке Сигисмунд и Йогайло обещали забыть обиды, соблюдать прежние договоры и помогать друг другу.  Йогайло обязался отозвать герцога Сигисмунда из Бохемии, а Орден должен был сохранить вечный мир, взятый у Мёллена и разрушить замок Нессов.

С 8 по 18 мая в Велюне послы короля и Витовта, и Пауль фон Русдорф с магистром Ливонии заверили мир, подписанный у Мёллена и обсудили вопрос о границах.

Тем летом Витовт дал убежище изгнанному Бораком султану Дашт-и-Кыпчака (с 1419 г.) Улу-Мухаммеду. Борак же послал туман Худай-Дату и тот, придя к Одоеву, три недели разорял удел его князя Юрия Романовича, но город так и не взял. Затем он восемь дней осаждал Тулу и грабил землю Витовта, откуда отправился в уделы рязанских князей и увёл с собой большой полон. Тогда Витовт, послав в Москву к Василию за помощью, приказал князьям Андрею Михайловичу, Андрею и Митько Всеволодовичам, Ивану Бабе Друцкиму с братом Путятой и воеводе Мценска Григорию Протасьичу отбить хана. Те с 70 боярами и людьми, что живут на границе, пойдя вместе с Юрием, нагнали татар в поле на рязанской земле, разбили их без больших потерь и отняли полон. Они убили и пленили многих знатных улан ханского рода, бийев (князей), вельмож и добрых людей, а сам Худай-Дату едва ушёл с немногими слугами. Его жёны с сёстрами и жёны других бийев погибли или попали в плен, так как были одеты в мужские платья.

Тем временем Витовт сообщил верховному магистру, что епископы ляхов не потребуют от него оплатить ущерб, причинённый в последней войне.

24 декабря по требованию Йогайло и Витовта герцог Сигисмунд оставил со своим войском Прагу.

В 1424 году Витовт учредил епис­копство в Каменце.

Король, пообещав герцогу Сигисмунду Добрын, не сдержал слово. Тогда тот решил вернуться в Бохемию, но Витовт, послушав совета папы не поддерживать чешских отщепенцев, задержал его в Литве. 24 апреля послы гуситов просили Витовта прислать к ним Сигисмунда, чтобы короновать его. Но он отказал им и объявил, что будет преследовать еретиков, как король Сигисмунд и другие католики.

В мае в Нессове Йогайло, Витовт и верховный магистр обсудили вопрос границ и решили упорядочить свободу торговли.

В июне король и Витовт издали указ о преследовании еретиков и лишении их укрывателей прав и имущества.

В ту пору псковичи прислали послов к Витовту в Кременец, чтобы он простил их вину и не держал на них гнева, но тот в ярости отослал их ни с чем.

Меж тем гуситы сами призвали Сигисмунда и тот согласился. Скрытно от всех он набрал 1500 добровольцев, 29 июня вступил в Прагу и вскоре был провозглашён господином и королём Бохемии, однако не коронован. За это легат папы кардинал Бранда Кастильоне отлучил его от Церкви. В свою очередь король Сигисмунд послал к Йогайло гонца с ультиматумом и тот отнял у герцога Сигисмунда поместья, а Витовт отрёкся, хотя герцог не раз просил его о поддержке. Близкие же к Йогайло дали особенно много денег на этот поход, а некоторые сами там были.

В то же лето в Литве, Новгороде и у немцев начался мор.

Осенью Витовт и король Сигисмунд вели переговоры о предложенной королём Англии (31.8.1422 – 4.3.1461) Хенриком VI реформе Церкви. Последний послал Витовту магистра Джона Наркона.

В конце года Витовт поддержал Улу-Мухаммеда, который выступив из Литвы, овладел Крымом и сразу направил оттуда послов к Витовту.

В 1425 году епис­коп Владимира переведён в Луцк.

1 января Витовт, назвав верховного магистра достойным и возлюбленным господином, и особенным другом, сообщил о победе над ханом Худай-Дату. Рязанские князья ныне послушны ему, а татарское государство раздвоено и разделено и шестеро его государей борются за власть. Один из них, Улу-Мухаммед находится при нём, другие живут в своих обширных землях.

В начале того же года папа писал Витовту о необходимости воевать гуситов и направил к нему кардинала Джиордано Орсини. В то же время послы епископа Дерпта просили короля Сигисмунда отозвать опекунство Витовта, поэтому он поручил это Йогайло, Богуславу Эрику и герцогу Штеттина (1413 – 13.4.1435) Казимиру V.

27 февраля умер великий князь Москвы Василий Дмитриевич. Сменивший его внук Витовта Василий Васильевич (10.3.1415 – 27.3.1462) советовался по важным вопросам с дедом.

Тогда послы Новгорода и Пскова били челом Витовту, чтобы он избавил их города от гнева, однако уехали ни с чем. В то время епископ Дерпта имел с ними вражду и жаловался Витовту на их беззакония.

Летом у ляхов был мор. С августа по Крещение Господне свирепствовал пришедший от немцев великий мор в Пскове, Новгороде, Твери, Москве и по иным городам и сёлам Руси.

В конце августа и начале сентября в Торуне Йогайло, Витовт и Пауль фон Русдорф обсуждали границы Полонии с Ноймарком и передаче королю замка Дризен.

В декабре, договорившись в Городно о границах, они подтвердили вечный мир и говорили о восстановлении Орденом мельницы Любич. Витовт, поддержав верховного магистра, грозил, в случае отказа тому, отдать Ордену Палангу, где тем летом его ратные собирались ставить городок. Рубеж с Ливонией был установлен от бугра (Ненемите) вверх к Шодер (Шедере), к камню у Виреке (Чёртов камень в 2 км от Рубени), через Капмиль (Элькшни), вверх ко двору Керк (Нерета) в миле от холма Ратхов (8 км северо-восточнее Нереты), вверх к холму Певене (Тоторкальнис в 27 км северо-восточнее Биржай), через холмы Балене (7 км северо-восточнее Салочай), Поке (6 км севернее Киеменай), Песель (14 км юго-западнее Бауски), вверх к холму Светие (Свитене), через холм (Аугсткальне) южнее Доблина, вниз по реке Швете (у Жагаре) до Крутена (Райстай), вверх к бугру Лукене (Луокавос в 9 км северо-восточнее Науёйи Акмяне), по Вильсте (Вадаксте), вниз по рекам Эрле (Апше) и Свентаа (Свентая) до моря.

В тот год татары вновь совершили набег на Литву.

В 1426 году при поддержке Витовта Улу-Мухаммед взял Сарай у Борака.

В том же году в Литве и у немцев перестал мор, а во всех градах Руси снова свирепствовал до июля.

31 мая Витовт заявил послу Ордена комтуру Бальги (1425 – 20.7.1431) Йосту фон Штрупперг, что если ляхи в 4 дня не привезут положительного ответа о Любиче, то он подарит Ордену Палангу. Король ответил тогда Витовту, что если он отдаст Палангу, то будут плакать Литва, жямайты и он. Вскоре сейм в Ленчице разрешил рыцарям строить в Любиче деревянные здания, а Витовт и на это возражал послам Йогайло. Поэтому король взял с него 9000 марок серебра и отдал Ордену Любич.

29 июня Витовт разорвал мир с Псковом.

1 августа, осадив со своей ратью, ляхами, наёмными чехами и валахами, а также с татарами Улу-Мухаммеда Псков и Врев (Врево, 34 км юго-восточнее Острова), Витовт разорил их пригороды и ушёл к Опочке. Два дня он простоял с отрядами двух комтуров Ордена и татарами у Опочки. Тогда многие татары погибли, упав вместе с подпиленным мостом. Вскоре пришедшие на помощь осаждённым 50 воинов из Пскова многих перебили и взяли в плен. После того, как на виду у осаждавших с пленных ляхов, чехов и валахов защитники Опочки содрали кожу, а пленным татарам во рты вложили отрезанные у них уды (детородные члены), Витовт с татарами на третий день направился к Вороначу. 5 августа они осадили его с пушками и сделали пороки. Тем временем посадники Тимофей и Ермола послали в Псков за помощью. Витовт, по прибытию из Москвы от великого князя Василия посла Александра Владимировича Лыкова, псковских посадников Фёдора Феофиловича Шибалкина, Якима Павловича и иных бояр, сначала отверг челобитье псковичей и их дань в 3000 рублей. Но после взял мир с обещанием выплаты 1450 рублей и, опустошив много деревень, 25 августа ушёл.

Тогда у городка Котельно 400 псковичей посадников Сильвестра Леонтьевича и Фёдора Шибалкина, ударив на 7000 литвы и татар, многих убили, потеряв убитыми 17 мужей и 13 пленными.

8 сентября в Сандомире, при посредничестве Витовта, сыновья Семовита IV герцоги Плоцка, Белза, Визны (1426 – 1434) и Равы (1426 – 16.2.1442) Семовит V, (1426 – 25.7.1427) Тройдент II и (1426 – 1434, 1442 – 12.12.1455) Владислав, признав власть короля, принесли ему присягу. Тогда же, по просьбе короля Сигисмунда, Витовт уговорил Йогайло прислать Сигисмунду отряд в помощь и повлиять на господаря Молдавии Александра, чтобы тот прекратил сношения с турками.

Осенью и в декабре Витовт готовил войско для похода в Псков.

30 декабря папа уполномочил Витовта и архиепископа Риги (13.10.1424 – 5.4.1448) Хеннинга Шарпенберга защищать в своих краях католическую веру от неверующих и врагов.

В те дни в Городно король, Витовт и Йост фон Штрупперг решили передать вопрос о границах на суд четырёх посредников.

В 1427 году при помощи Витовта Девлет-Берди, выступив из Крыма, взял Сарай у изгнавшего Улу-Мухаммеда Борака и провозгласил себя султаном, однако через три дня Борак победил его.

В том же году на Руси свирепствовал великий мор.

В начале года Мартин V поручил Витовту покровительствовать в своих землях римской Церкви и защищать её против неверных, а тот просил папу назначить Станислава из Жёлкова епископом Познани.

В январе посадники Пскова Иван Сидорович и Яким Павлович прибыли к Витовту в Вильню и, вручив ему 1000 рублей, не выкупили взятых у Котельно пленных.

В начале апреля Витовт повёл свои рати в Псков, но вмешались ливонцы, а когда после 23 апреля псковичи заплатили ещё 450 рублей, посадник Сильвестр Леонтьевич и наместник епископа Парфей взяли с ним мир и получили своих пленных. Им помогли послы Новгорода, привёзшие Витовту много мехов.

В те же дни к Витовту приехала великая княгиня Москвы Софья и вместе со своим сыном, людьми и землями всецело отдалась под его опеку, представительство и защиту.

После, когда он поехал на юго-восток Руси, великий князь Иван Фёдорович Рязанский, бив челом и поддавшись на службу «своему Государю Великому князю Витовту», обязался верно и без хитрости ему служить, вместе стоять против всех неприятелей, быть в мире с тем, с кем он в мире, и без его воли не заключать ни с кем договоров и не оказывать помощи. Витовт должен оборонять Ивана против всех и не вступать ни в землю, ни в воду отчины Ивана. А если прикажет помочь своему внуку великому князю Василию, то Иван должен послушать и обязан иметь с Василием суд и исправу (решение дела) по старине. Если Витовт поссорится с Василием, его дядьями или братьями, то он должен помочь Витовту. Иван обязался чисто и без перевода дать суд и исправу Витовту: съехавшись, их судьи должны были постановить приговор, а в чем судьи не сойдутся, разрешит Витовт. Подтвердив договор присягой, Иван никогда не должен хитростью нарушать его.

До 14 апреля примеру Ивана последовали великий князь Переяславля (1427 – 1456) Иван Фёдорович, уступивший Витовту Тулу, великие князья Пронска – Иван Владимирович, Новосиля – Лев Романович, Одоева – Юрий Романович с четырьмя его князьями и князь Воротынска Фёдор Львович, обещав со своими детьми верность и послушание Витовту. Если бы у них случилось несогласие с Василием Васильевичем или его роднёй, то они давали помощь Витовту, как их государю. Его везде с большими почестями принимали, одаривая золотом, серебром, конями и собольими шубами.

Тогда границы подвластных Витовту земель простирались на 700 вёрст по ходу Солнца от Смоленска.

Герцог Сигисмунд, ведя с 16 июня 1426 года переговоры с королём Сигисмундом о мире, просил Витовта о посредничестве. В апреле его письмо перехватили гуситы и, обвинив Сигисмунда в измене, посадили в тюрьму замка Вальдштайн, а 9 сентября послали к Йогайло.

Пауль фон Русдорф просил заступничества Витовта перед королём в возвращении замка и мельницы Любич, на что сейм в Ленчице, послав к Витовту епископа Кракова (1423 – 1.4.1455) Збигнева из Олесницы, предложил ему отказаться от этого дела.

Не стерпев унижений панов, Витовт вновь замыслил измену и направил послов к королю Сигисмунду, предлагая ему мир, подобный тому, что уже имел с Йогайло.

3 августа великий князь Твери (1425 – 1461) Борис Александрович, беря «любовь со своим господином, с дедом, с Великим князем Витовтом, литовским и многих русских земель государем», обещал быть с ним заодно и помогать ему на всякого, без исключений; а Витовту оборонять Бориса от всякого и не вступать в земли и в воды тверские. Борис волен жаловать и казнить своих дядей, братьев и племя, а Витовту за них не вступаться. А кто захочет перейти с отчиной к Витовту – не принимать и отчины лишится, а в отчине того волен Борис и Витовту за него не вступаться. Рубеж отчине Витовта – по старине. Местам порубежным, что отошли к Литве или к Смоленску, давать подать Твери по-старому. Местам порубежным, что отойдут к Твери и будут давать подать Литве или Смоленску, давать подать по давнему. А если что произойдёт меж людьми Твери и Литвы, съехаться на общий суд. Людям Твери путь свободен, без рубежа и пакости, а пошлины брать в отчине Витовта: в Смоленске, Витебске, Киеве, Дорогобуже и Вязьме по давнему и новых не вводить. А в отчине Бориса пошлины брать с людей Витовта в Твери, Кашине, Городке, Зубцове и по всему его великому княжению по давнему и новых не вводить. Борис дал правду и клялся править по этой грамоте, поцеловав Витовту крест.

14 августа в Смоленске Витовт писал верховному магистру, что ему подчинились многие князья Руси. Его земли и замки находятся перед, между и за их землями, и даже в 3 днях пути от Москвы, вся земля и люди которой отданы ему под опеку. Что надо плыть вниз по Днепру три недели, чтобы достичь южной границы его земли, и его Киев – издревле столица всей Руси. Недавно у него был сын самого сильного правителя татар Улу-Мухаммеда, которого он прочит в султаны. Многие из татар, ища мирной и спокойной жизни, поселились в его землях возле Киева, у Чёрного моря и в Подолье.

14 сентября в Городло Витовт помог дочери Андрея Гольшанского королеве (5.3.1424 – 21.9.1461) Софье очистится в присутствии короля и вельмож от подозрений в неверности.

Через 11 дней он уточнил рыцарям границу Литвы в земле жямайтов по Мемелю, заливу, морю, и от Свентаа вверх к Винде (Вента) и далее – на восток в 19 литовских милях (147,76 км) от Мемеля. Их восточный рубеж начинался в 3 милях ниже Велюни и шёл мимо камня Рода до Родды (Рауда в 15 км западнее Даугавпилса).

В начале 1428 года при поддержке Витовта Хаджи-Герай с 16 туманами взял Крым, однако, 14 марта его изгнал Улу-Мухаммед.

18 мая в Нессове король и верховный магистр, не решив спор о замке Дрезденко, передали его на рассмотрение Витовту.

27 мая Витовт порвал мир с Новгородом. Тогда великий князь Москвы Василий целовал ему крест и клялся, что не будут помогать ни Новгороду, ни Пскову, который, не имея князя, часто помогал ливонцам против Литвы.

В июне Витовт, собрав большое войско и наёмников из литвы и ляхов, скрытно пошёл со своим братом Сигисмундом, Светригайло, герцогом Белза (1426 – 15.9.1442) Казимиром, герцогами Александром Владимировичем и сыном Лугвеня Георгием, ратью Твери воеводы Захарии Ивановича, пушками, пищалями и тюфяками (пушки калибра 75 мм и длиной ствола 51 см для стрельбы каменными ядрами на дальность до 251 м со скоростью 1 выстрел в 5 минут) в Новгород. Переправившись через Двину у Друи, он взял осадой Псковский городок Себеж. Через пару дней его войско окружило Опочку. Новгородцы, прислав гонцов, отдали ему Опочку и, обещая платить ещё большую ежегодную дань, просили мира. Тогда же конники Острова, возвращаясь из похода в Велье, напали ночью в лесу на татар, 40 истребили и отняли у них лошадей и снасти. Иных ратные Врева убили у своего города, но потеряли многих своих. 16 июля Витовт со всем войском и ратью Твери во главе с воеводой Захарием Ивановичем пришёл в землю Новгорода и, простояв два дня у Вышгорода, 20 июля осадил Порхов. Пушка “Галка” немецкого мастера Николаса, которую до полудня тянули 40 лошадей, а после – ещё 40, разбив главную башню города, а после, пробив насквозь каменную церковь святого Николая, взорвалась, разорвав Николаса с прислугой и убив воеводу Полоцка с многими конниками. Через неделю осады, когда Витовт приступил к городу, посадник Григорий Кириллович Посахно, Исаак Борецкий и иные с ними дали откуп 5000 рублей, а архиепископ Новгорода и Пскова (1424 – 1429) Евфимий Емелиян Бородатый с посадниками и тысячскими Новгорода дал ещё 4500 рублей и 2000 – за полон. Тогда Витовт, взяв с Псковом мир и посадив своего старосту князя Юрия Носа, ушёл в Литву. По миру псковичи, признав его власть, обязались выплачивать ежегодно 5000 золотых, 20 гинштов, которых доставляли из Нарвы, 50 шуб и по 40 шкур волков, медведей, рысей, лисиц, соболей, куниц, горностаев и белок.

После этого и новгородцы, приехав к Витовту, добровольно поддались ему с градом, всеми окраинами (Заволочьем, Пермью, Печерой, Тирью и Югрой) и пятью волостями (Бежицкой, Вологодской, Волокской, Городецкой и Торжокской) длиной в 1200 вёрст до Ледовитого океана и обязались платить ежегодно 10000 золотых, 50 гинштов, 400 шуб и по 400 шкур соболей, куниц, рысей, лисиц, горностаев и белок. Витовт, назначив им старостой своего наместника в Литве герцога Гольшан Симеона Ивановича, вернулся в Вильню.

15 августа шут Витовта, рыцарь и дворянин Хенне сообщил верховному магистру, что на пути из Трок в Смоленск Витовту доставлено 2700 коней. Его брат герцог Стародуба (1406 – 1432) Сигисмунд подарил ему 210 коней, меха, соболей и много татарских денег, Светригайло – 90 коней, много мехов, соболей и денег. Татары с юга доставили ему в Менск коней, верблюдов, стрелы и много подарков. Один воевода подарил 150 коней, меха и деньги. Затем великий князь Рязани с пятью князьями, княгиней и боярами присягнули ему в верности и дали много подарков, коней, собольи меха и деньги. Другие князья и бояре доставили от 5 до 30 коней, собольи меха и деньги. К нему прибыли послы с богатыми дарами из Новгорода, Москвы и Смоленска, от татарского и турецкого султанов и от многих других князей и ханов. Получив 10 августа письмо верховного магистра, Витовт охотно его выслушал и сильно оправдывал и защищал Пауля фон Русдорф перед Йогайло. 29 августа он собирался отплыть на лодках из Смоленска и через две недели быть в Киеве, где пробыв недолго, через семь недель дороги он приедет в Луцк.

С 6 по 29 января 1429 года в Луцк съехались Йогайло, Витовт, король Сигисмунд с супругой, легат папы, великой князь Рязани Иван, многие герцоги и вельможи Полонии и Литвы, князья Новгорода, Пскова и Одоева, а также послы: короля Дании, султана Дашт-и-Кыпчака, царя Византии (24.7.1425 – 31.10.1448) Иоанна VIII Палеолога, Тевтонского ордена – комтуры Бальги и Растенбурга, Ливонии, великих князей Москвы и Твери, господаря Молдавии.

Во время переговоров о мире, союзе против турок, об усмирении гуситов, изгнании господаря Молдавии, унии Церквей, пограничных спорах с Орденом, о пошлинах и торговле Йогайло и Витовт согласились воевать турок, если все пришлют свои войска. Король отказался от приговора Витовта о границах Ноймарка и Дрезденко. Сигисмунд, избрав Витовта посредником в спорах, при его секретаре Николае Сепинском снова предложил ему короноваться, но тот ответил, что не думал об этом, и ничего не делает без совета с королём Полонии. Тогда Сигисмунд обратился к Йогайло. Король согласился и, покидая на следующий день Луцк, заявил, что считает Витовта достойным не только короны короля, но даже императора и готов отдать ему корону, но с согласия своих панов. Оставшись на пару дней в Луцке, Витовт и Сигисмунд решили написать папе, чтобы он благословил Королевство Литвы.

В феврале Сигисмунд отправил послов к папе, прося его пожаловать Витовту корону. Тогда же и Витовт, послав письма христианским королям, послал в Рим к Мартину V сына палатина Вильни Гедиголда Симеона Сенько и Шедибора. Тем временем Йогайло, выслушав упрёки панов, написал Сигисмунду, что отменил согласие о коронации Витовта, а также направил к папе послов с просьбой на допускать раскола его Королевства. Но папа уже разрешил Сигисмунду короновать Витовта.

13 февраля, получив от Сигисмунда копию письма Йогайло, Витовт жаловался ему на то, что Йогайло не держит слова и унижает его своим отказом.

Спустя три дня Витовт писал из Трок королю по-латыни, называя его «светлейшим государем и возлюбленным братом», что Сигисмунд сам начал дело о короне, о чём он ранее ничего не знал и не думал, и не промолвил ни одного слова. А когда тот настаивал, ответил, что никогда не размышлял об этом, что привык советоваться с королём и ничего не делать без его совета. И король, на слова Сигисмунда о короне, тотчас с удовольствием согласился, за что тот поблагодарил его. Он же по-литовски сказал королю, чтобы не торопиться в таком важном деле, а сначала посоветоваться с прелатами и вельможами. Но советники короля начали серьезно упрекать его и противоречить, а герцоги и бояре Литвы вступили с ними в спор. При отъезде короля из Луцка, они выразили удовольствие друг другу по поводу короны. Но в послании к Сигисмунду король отменив то, на что согласились в Луцке, унизил его, Литву и бояр, заявляя, что те могли бы после смерти их государя избрать себе нового по своему усмотрению, не посоветовавшись с ляшскими панами, что явно бы нарушало прежние договоры. Витовт предложил улаживать самим любые несогласия. И, если бы он хотел, то мог бы окончательно отделить Литву, а советчики короля не могли ему в этом помешать. Он удивлялся, что Йогайло унизил его бояр, не считая их равными своим. И унизил его перед Сигисмундом, утверждая, что он получил некоторые земли только в пожизненное владение.

Йогайло ответил, что это письмо писали паны и он не понял написанного. Тогда Витовт послал к нему бояр узнать, считает ли тот их свободными. Король сказал им, что его брат, как и он, а также герцоги и бояре Литвы свободны, как и паны, и равны им.

Сигисмунд же поручил верховному магистру узнать, когда Витовт согласится короноваться.

8 мая Витовт в который раз укорял Йогайло о недопустимости сношений с гуситами и их поддержки его новыми советниками. Перед тем король отменил данное в Луцке обещание отдать ему пограничные с Молдавией участки.

26 мая в своём письме Йогайло упрекнул Витовта, что тот не сообщил ему о встрече в Юргенборге с верховным магистром.

В начале июня Витовт писал королю, что его секретарь Николай Малдрик вернулся от Сигисмунда с послом того Херботом фон Фульштайн.

В те дни, выражая дружбу в письме ляшским прелатам и панам, он сожалел, что Йогайло срамит перед папой и королём Сигисмундом его с подданными и продолжает сношения с гуситами. Готовясь к войне, Витовт потребовал присяги от своих людей, стал их вооружать и укреплять крепости. Он не думал начать войну, если король и паны не начнут её против Литвы.

Через несколько дней Витовт жаловался верховному магистру на лживость Йогайло и советовал не уступать тому в пограничных делах. Королю же он заявил, что не поможет ему в случае войны с Сигисмундом.

23 июня Йогайло, назвав Витовта «Великолепным и знаменитым герцогом и возлюбленным братом», сообщал ему, что советовался в Ленчице с панами и не может назначить дня коронации, не узнав мнения отсутствующих и всего государства. Тогда послы Витовта палатин Вильни Гедиголд, маршал Румбольд и Николай Малдрик заявили, что тот решил принять и иметь корону, независимо от того, угодно это королю или нет. И только имея корону сможет избежать позора и быть по настоящему свободным. Йогайло ответил им, что любит Витовта, как брата, что тот может поступать, как угодно, но лучше решать дела в согласии и при общем совете.

27 июля король Сигисмунд призвал Витовта короноваться и сообщил, что регалии уже готовы.

5 августа Мартин V остерегал его и просил подождать, пока вопрос коронации не будет решён с послами Йогайло и Витовта без нарушения мира. Папу тогда заботило единодушие Витовта и Йогайло в укрощении еретиков и их совместный поход против гуситов.

16 августа его легат писал о ненависти между королём Полонии и Витовтом из-за обещанной тому короны, которая так возросла, что они готовятся воевать. Понтифик послал его, чтобы всеми способами их примирить. После многих переговоров оба обещали уладить спор о короне и обратиться против гуситов. Меж тем оба готовятся к войне.

3 сентября Сигисмунд в письме папе не отказался от коронации Витовта. В то же время он сообщал прокуратору Ордена в Риме, что Йогайло восстанавливает против него гуситов и турок и просил того пожаловаться на короля папе. Сигисмунд, сетуя на опустошение ляхами пограничья Силезии около Оельса и осадой воеводой Молдавии крепости Килия в устье Дуная, просил Витовта повлиять на Йогайло. Он уверял Витовта в верности верховного магистра, которого тот заподозрил в сближении с Полонией, и хвалил его за заявление королю не отступать от намерения короноваться.

8 сентября сейм в Сандомире принял обращение к Витовту сохранить союз двух народов. Тогда же, ссылаясь на решение сейма и подписанном в Кракове договоре, Йогайло прислал Витовту отказ в коронации. И папа также возражал против его коронования, о чём написал Сигисмунду и епископу Кульма. Но Сигисмунд настаивал на своём и даже предложил Витовту стать королём вместо Йогайло, но тот, не желая позора, не согласился. Послам Сигисмунда Витовт дал знать, что день коронации назначен на 16 сентября следующего года.

3 октября Витовт писал верховному магистру, что к нему прибыли послы короля епископ Кракова Збигнев из Олесницы и воевода Кракова Йоханн из Тарнова с просьбой принять корону Полонии, которую Йогайло согласен ему отдать. Но он отказался, сказав, что король не желает ему короны здесь в Литве и при его жизни не примет её, и решил, что этот вопрос обсудят уполномоченные его, Йогайло и Сигисмунда.

Сигисмунд же, убеждая Витовта действовать сообща, жаловался на опустошения пограничья гуситами при поддержке Йогайло. Он уговаривал папу утвердить коронацию ради пользы всему христианству и сближения литвы с ляхами.

В конце года Сигисмунд прислал Витовту в Волковыск орден Дракона, который был вручён лишь нескольким выдающимся государям Европы. Он писал Витовту, что короли Литвы будут независимыми и неподвластными никому, служа щитом для христианства и помогая против языческих нападений.    

В 1430 году по миру с великим князем Рязани Иваном Фёдоровичем тот, признав ещё раз над собой власть Витовта, отдал ему Тулу. Вскоре его примеру последовали князь Пронска Иван Владимирович и другие князья из верховий Оки.

9 января того же года Витовт образовал палатинат в Бельске.

Йогайло, пожаловавшись на Сигисмунда и Витовта папе, потребовал от них отказаться от коронации и 4 марта созвал сейм в Едне (Jedlnia) у Радома. Ляшские паны решили по смерти Йогайло избрать королем одного из его сыновей и во всём пограничье разместить вооружённую стражу для задержания гонцов Сигисмунда и Витовта. Король поручил подкоморию Познани Йоханну Чарнковскому руководить этой стражей.

15 марта Витовт писал верховному магистру о намерении короноваться и препятствовать союзу Йогайло и шляхты в Едне.

15 апреля Витовт благодарил Пауля фон Русдорф за обещание не брать без его ведома соглашений с Йогайло.

В том же месяце в Нюрнберге, в зачитанной послом Йогайло съезду курфюрстов Германии апелляции папе, король высказался против коронации Витовта, утверждая, что она принесёт ущерб ему. Он назначил его пожизненно великим герцогом Литвы и по смерти Витовта все его земли должны быть возвращены Королевству. Прелаты, князья, бароны, бояре, шляхта и дворяне Литвы обещали верность ему и по смерти Витовта обязались признать только его своим государем. Текст апелляции был направлен и другим монархам Европы.

После того Витовт колебался в решении короноваться, но Сигисмунд уверял его, что утверждение папы – формальность, и что короны для него и супруги готовы.

В середине июня Витовт сообщил верховному магистру, что подозревает короля в союзе с гуситами против Литвы и Ордена.

Когда на границе у Шлёхова ляхи перехватили посла Витовта к Сигисмунду секретаря Варфоломея с просьбой о пересылке корон для него и супруги, Йогайло пригрозил верховному магистру войной, если корону для Витовта повезут через Пруссию. Затем там же были задержаны и избиты послы Сигисмунда доктор права Баптиста Цигала из Вены и Сигисмунд Рот, у которых изъяли его письмо Витовту, договор между ними, Орденом и магистром Ливонии (1424 – 1433) Циссе фон Рутенберг, а также грамоту о торжественном провозглашении Витовта, его наследников и преемников вечными королями Литвы и о признании её Королевством. Сигисмунд заверял Витовта о своей власти произвести его в короли без согласия папы и что корона уже в пути, как и участники коронации.

Узнав об их задержании, другие его послы, вёзшие короны, испугались, повернули назад, два месяца ждали во Франкфурте и лишь тогда вернулись к Сигисмунду.

В конце июля у Торуна послы Йогайло доказывали верховному магистру, что Витовт не имеет права короноваться, на что послы Витовта заявили, что коронация будет 8 сентября, и что Витовт сам должен решать споры Полонии, Ордена и Сигисмунда.

17 августа Витовт пригласил верховного магистра на коронацию, заверяя, что несмотря на уговоры посла короля Андрейко отложить коронацию, твёрдо решил принять корону. И что тому нечего опасаться Йогайло. В письмах высшему маршалу (1428 – 11.7.1431) Хенрику фон Хольд и комтуру Торуна Витовт просил убедить Пауля фон Русдорф приехать. Тот, понимая опасность, просил магистра Ливонии не опоздать с помощью в случае нападения Полонии.

В начале сентября Сенько и Шедибор везли из Рима сделанные в Нюрнберге и освещённые папой короны для Витовта и Ульяны. Но Йоханн Чарнковский со стражниками отнял их во Львове. Корону Витовта разрубили пополам и приложили половинки к короне епископа Кракова.

8 сентября в Луцк на коронацию Витовта съехались: Сигисмунд с королевой, Йогайло, великие князья Москвы – Василий и Твери – Борис, магистр Ливонии, митрополит Фотий, герцог Мазовии Семовит V, господарь Валахии (1422 – 1431) Дан II, герцоги Подолья и Перемышля, высший маршал Ордена, эмир Ор-Капы, князья Новосиля и Одоева. А также кардиналы от папы и послы: императора Рима, короля Дании Эрика Померанского, султана Дашт-и-Кыпчака, царя Византии, великого князя Рязани Ивана, Новгорода, Пскова и прочие.

 Витовт на печати 1430 годаНовый рисунок (2)                                                                                          Тогда Сигисмунд сказал Йогайло, что хотя тот и живёт в согласии с Витовтом, бояре Литвы очень воинственны и только бы не подговорили они своего государя начать против него войну. Поэтому надо уговорить его убедить своих бояр побрататься с панами, чтобы они взяли их гербы и тогда не будут уже с ним воевать. А Витовту Сигисмунд сказал, что христианским государям, ему и Йогайло видно, что между их государствами должен быть мир, а между ним и Йогайло – братство и дружба. И чтобы его бояре побратались с панами и взяли у них гербы. На что Витовт ответил, что не может сделать того без воли своих бояр и просил Сигисмунда, чтобы присутствовал, когда он будет их убеждать. Сигисмунд согласился и тоже повторил боярам, припомнив, что паны не могли иначе установить мир с чехами, что между ними шла война и как только они, взяв у чехов гербы, побратались, живут с того времени в мире. После Витовт, уговаривая своих бояр, чтобы они побратались с панами и гербы у них взяли для того, чтобы враждой не помешать получить ему корону, сказал им так: «Вот, когда принесут корону, тогда вы можете отослать их грамоты обратно и гербы их отбросить, а свои старые опять взять». И тогда его бояре согласились.

10 сентября, не дождавшись короны, коронование перенесли на месяц в Вильню, с условием, что после смерти Витовта его корона отходила одному из сыновей Йогайло. Тогда же в Луцке Витовт разболелся. У него были изжелта-зеленоватый мертвенный цвет кожи, очевидная старческая слабость, страдание, а кроме того, внезапное проявление упадка сил и излияние наружу.

В том же месяце послы Сигисмунда Баптиста Цигала и Сигисмунд Рот убеждали Витовта короноваться даже короной, сделанной в Вильне, и заверяли, что новые короны от короля прибудут в срок. Тогда Витовт ещё раз пригласил верховного магистра на коронацию, уверяя, что не надо опасаться Йогайло. Король же просил Пауля фон Русдорф не пропускать через земли Ордена врагов Полонии и направил в Вильню к Витовту послов, которые на коленях умоляли того отложить коронование. Тогда ляхи, ожидая послов Сигисмунда с новыми коронами, особенно усилили охрану границ.

В начале октября к Витовту в Троки съехались верховный магистр Ордена, великий князь Твери Борис, магистр Ливонии, митрополит Фотий, герцог Мазовии и многие иные гости. После того все они приехали в Вильню. В те же дни Витовт срочно послал через Пруссию своего секретаря Домарата, чтобы задержать послов Сигисмунда с новой короной, так как её прибытие в Литву было некстати.

9 октября, по приезде в Вильню Йогайло, коронация опять не состоялась. Гости, получив богатые дары, разъехались. Тогда Витовт писал Йогайло, что ищет корону не из-за власти. И, так как уже все знают про её поиски, он не может отказаться от неё без большого позора для себя. «Дай мне корону на три дня, на день, на час, клянусь, что сразу её сниму».

13 октября он сообщил Сигисмунду, что не получил в срок короны, советовал отправить их скрытно через Пруссию и уверял, что не отступится от коронования. Уже через день, пообещав Йогайло, что после его смерти корона достанется только его сыну, он писал Сигисмунду, что при мирном решении с королём короны можно прислать через Полонию. Сигисмунд же обещал короновать Витовта 8 ноября.

16 октября, провожая Йогайло на охоту, по дороге в Троки Витовт упал с коня и далее ехал в повозке супруги, а 27 октября умер на руках короля в замке Трок. Спустя 8 дней его тело перевезли в склеп часовни при кафедральном соборе Вильни и в присутствии короля и Светригайло положили рядом с герцогиней Анной.

Уже в ноябре в Литве, а затем в Подолье и Волыни разразилась семилетняя война между королём, Светригайло и братом Витовта Сигисмундом.

 

Современники оценивали Витовта как остроумного, подвижного, вспыльчивого, иногда чрезмерно щедрого и любившего роскошь. Умелый хозяин, он любил охоту, приёмы, зрелища, шутов и шахматы, но сторонился шумных увеселений. Грозный только на войне, а обычно добрый, снисходительный и справедливый, он умел карать и миловать. Витовт мало спал и смеялся, был более холоден и рассудителен, окружал более лаской и доброжелательством, нежели дарами. Он строго выполнял свои обещания, никогда сверх меры не пил вина и мёда, знал меру в еде, много работал, сам занимался правлением и желал знать обо всём. Витовт держал подданных страхом и заботой, был склонен к карам, грозен и безжалостен, скор в походах, щедр и великодушен, ловок и кровожаден. Всегда осторожный и смышлёный, он мог скрыть свои замыслы и быстро действовать. Витовт очень приятно говорил и ему нравились не те, кто говорил красиво, но те, кто говорил правду.

Витовт на печати 1430 г.Новый рисунок (3)

Малого роста, худощавый, без усов и бороды он носил длинные волнистые волосы. Его доставшийся от матери взгляд зачаровывал, привлекая каждого. Но в глазах его проглядывал заячий испуг и жестокость, а лицо не выражало чувств. В последнее лето он носил меховую шапку, длинное широкое горностаевое корзно (плащ), опоясанное широким поясом платье без рукавов и кожаные постолы (туфли).

Витовт имел многочисленный двор, а его придворные отличались расторопностью и почтительностью. Он часто ездил по стране, обычно его сопровождала супруга, имея всего несколько слуг. Говорил по-русски, по-литовски и хорошо по-немецки, вставляя иногда латинские выражения. Разговаривая о делах, в то же время слушал чтение докладов и принимал решения. Многочисленные просители сначала допрашивались назначенным боярином и уже с записанной просьбой шли с ним к нему. Ежедневно он принимал их, слушал мессу, после работал в кабинете до обеда, быстро отобедав, оставался недолго с семьёй или забавлялся шутами, затем верхом ехал осматривать строительство дома или корабля, или что заслуживало его внимания. Каждую зиму по несколько недель охотился в лесах у деревянного городка Позер (бугор в 6 км южнее Бирштонаса) на Мемеле.

С другой стороны: «Витовт – поганый отступник правой веры христианской, отметник божий, сын дьявола, неверник правде, ни крёстному целованию», «гнуснейший и нечестивейший предатель» и «подлый изменник». Его жизнь – сплошная череда предательств, которые взращивали язычники. Те редко поступали так, как должно и его предательства доказывают это. Его коварство и лживость не имели пределов и ради власти он был безжалостен к соперникам. С ним связаны жестокие убийства и отравления нескольких братьев Йогайло.

«Кровожадный, терзающий» главный сборщик податей в провинции, деспот и кровопийца. «Очень алчный, кровожадный и ненасытный правитель с обличьем зайца». «Его облик – по причине отвращения к нему богов».

Однажды он велел двум осуждённым самим повеситься. Затягивая петлю, один прошептал: «Скорее, не видишь, что князь сердится». Ведь того, кто отказывался сам лезть в петлю, бросали голодному медведю, который немедля пожирал жертву. Конный лучник постоянно держал натянутый лук и если он замечал кого-нибудь, кто хочет спасти другого, того сразу же пронзала стрела.

В другой раз он пожаловал 100 гривен боярину и на слова супруги, что он слишком щедр, захохотав, добавил ещё 100 гривен, заставив её замолчать, когда дал 800 гривен.

Будучи подданным Владислава Йогайло, Витовт при его помощи и под его руководством утвердил власть короля на Руси и в Литве, расширил восточные владения Королевства, преобразил Литву и вместе с ним крестил Самогитию.

При Витовте возведены кафедральный собор святого Петра в Меднике, костёлы св. Анны в замке и францисканский в Вильне, благовещения пресвятой деве Марии и святого Бенедикта в Троках (у города), католические храмы в Бересте, Велюне, Витебске, Волковыске, Гонядзе, Городно, Дауге, Дрогичине, Дубинках, Кельмах (Кяльме), Кернове, Ковно, Кражове, Ошмене, Перелае, Пинске, Пуне, Расейне, Свинчанах (Швянчёнис) и других городах Великого Герцогства Литвы.

При нём построены крепости: Балаклы (на Буге), Дашев, Караул (Рашков на Днестре), Кочубей, Маяк, святого Иоанна и Соколец (Вознесенск).

 

По смерти Витовта в Литве появился его культ. Эней Силвий Пикколомини, он же – папа (1458 1464) Пий II утверждал, что имя Великого он заслужил своей жестокостью. Епископ Плоцка Эразм Сёлек (1474 – 1522) писал папе (1492 1503) Александру VI, что своими делами Витовт заслужил уважение и популярность, поэтому в Литве его называют Великим.

Ныне, благодаря Адольфу Шапоке и другим новым псевдоисторикам уже “Витаутас Великий” стал национальным героем и создателем величия “Лиетувы”, где его именем названы проспект, множество улиц, университет, гимназии, орден, батальон и многое другое. По всей “Лиетуве” и в Белоруссии ему поставлены более 50 памятников. Умалчивая истину о нём, его начали почитать величайшим когда-либо правившим “Лиетувой” монархом, а его имя стало воплощать идеал правителя. Трубя об этом не осознают, что восхваляют и ставят в пример гнуснейшего предателя, лжеца, труса и кровожадного тирана.

 

    Печать Витовта                  

фотография из A. Šapoka Lietuvos istorija V., 1989 стр. 118

                    Надпись без учёта ошибок и её перевод с латыни

SIGILLUM ALEXANDRI ALIAS WITOWDI DEI GRA DUCIS LITHWANIAE … ALIE ET CETERA

Печать Александра, иначе Витовда, Божьей милостью герцога Литвы … иного и в остальном.

                           Надпись и перевод декодированного текста с латыни

J+C                   SIGILLUM  (E·A)  ALLEPANDRI 

Иисус Христос.   Печать эта назначенного императором главного сборщика податей в провинции знатного Александра, в прошлом Андрея.

Изящный юмор. Лицо 15 июля, обличье зайца.

Приступай объявлять содержание!

 (O·S)                 ALIAS       (O·B)                    WITOWDI

Облик его иной   по причине отвращения к Витовду богов.                                                                          

M       ITRI

SIN+GUL VINCI

Рыдания сдерживал Димитрий.

LITHWANIE   Aυλ  ES                  ET CETERA

Литва        Год 1430. Написано это и в других отношениях.

3   5   18   3  2   1   4

G  E   IP  G  B  A   D

Очевидная старческая слабость, кроме того, внезапное проявление упадка сил и излияние наружу. Кара, страдание – вот от чего непосредственно произошёл изжелта-зеленоватый мертвенный цвет. Очень алчный, кровожадный и ненасытный правитель.

 

1   5   3  3  3

A  E  G G G

Больной, слабый и удручённый жил, правил и сражался. Изгладить из памяти, стереть и забыть.